Вечный странник на земле
рейтинг: +2+x

Сейчас

- Возможное воспоминание? - Блюберд нахмурился, рассматривая продолговатый осколок стекла в руке Купчихи. - Почему я должен столько платить за возможное воспоминание?
Вместо ответа та лишь слегка улыбнулась. Блюберд вдруг обнаружил, что эта Купчиха его всегда немного раздражала; у нее всегда было какое-то самодовольное, отстраненное отношение к покупателям. И все же ей удавалось быть очаровательной. Во всяком случае, насколько очаровательным, мог быть один из людей Дарка.

- Что ж. На это есть две причины, - ответила Купчиха. - Первый — возраст. Вы обнаружите, что возраст этого возможного воспоминания исчисляется бесчисленными эрами.

- Не убедили, - сказал Блюберд. - Я покупал многие древние воспоминания, в которых не оказывалось ничего, кроме непревзойденной тупости. А это еще и возможное воспоминание. Так что оно может быть изменено любым из бесконечных раздражающих способов.

- Тогда вторая причина. - Купчиха заговорчески улыбнулась. - Тот, у кого это возможное воспоминание был приобретено.

Блюберд скрестил руки на груди, показывая свой скептицизм.
- И кто же?

Купчиха открыла небольшую лампу и фокусировала ее свет, пока она не испустила единый луч света, особенно яркий в мрачном тумане Теневого рынка. Она протерла осколок и поднесла его к лучу света.

- Смотрите и сами все увидите…

Блюберд наклонился, над осколком. Когда он увидел танцующие сквозь мутное стекло образы, его глаза невольно расширились.
-Да, - выдохнул он. - Я заплачу за это. Я заплачу за это столько, сколько вы попросите.


Тогда

Этот человек нашел Каина, сына Адама в бескрайних пустынях промежуточных мест. Мужчина был красив на вид: бронзовая кожа, лохматые черные волосы и странный блеск в глазах. Его одежда была сделана из шкур животных, и смотрелась весьма красиво. Но Каину было неприятно его увидеть.

Мужчина знал его имя.

- Я священник, - сказал мужчина. - Год назад вы проходили через мою деревню. Я хотел последовать за вами уже тогда, но меня останавливали другие. Затем урожай погиб, а чума охватила нашу деревню. Только я смог спастись и уже не было никого, кто мог бы меня удержать. С тех пор я искал вас, и вот, наконец нашел.

Каин нахмурился. Он старался ходить только по тем местам, где земля была дикой и наполнена силой, достаточной, чтобы противостоять его проклятию, или по тем землям, где жители знали, как воскресить почву, которую его проклятие делало бесплодной.

Когда ему все же нужно было пройти через цивилизацию, он старался избегать полей. Он давно обнаружил, что его проклятие имеет предел - сорок восемь локтей вокруг него, или, по другому, длина, равная двенадцати разам его собственного роста. Но это примерно, судя невооруженным глазом.

Однако это не относится к тем моментам, когда он не полностью контролирует себя. Часто, подхваченный жаждой странствий, иногда даже не полностью проснувшись, он блуждал в трансе, уходя вдаль, куда его вели ноги. После этого он мог проснуться, уничтожив весь урожай деревни.

- Мне искренне жаль, - сказал Каин.

Мужчина выглядел изумленным.
- Ты Каин, Странник, отец Заблудших Детей и Великих Зверей. Ты бог смерти. Другие боги, меньшие боги, не смогли спасти мою деревню. Когда-то я поклонялся им. Теперь я их презираю. Я пришел, чтобы поклоняться тебе.

- Они были твоей семьей, - сказал Каин. - А даже если бы они и не были, я не могу радоваться тому, что приносил смерть тем, кто этого не заслужил.

- Вы испытываете меня, милорд. - Зубы мужчины блестели в довольном оскале. - Я обещаю, что не разочарую вас. Я стану вашим верным последователем и вашим жрецом!

- Глупо, - бросил Каин и продолжил свой путь.

А мужчина последовал за ним.


В начале

Долгое время после получения клейма Каин говорил себе, что ничего не изменилось. Его проклятие не имеет значения. Он сам сделает его неважным. И проглотил он свою печаль и вину и решил продолжать жить.

И отправился он в земли Нод, страну странствий. Его проклятие не могло влиять на землю, потому что она была слишком дикой, чтобы выращивать урожай, а жизнь была слишком чужеродной.

Жизнь там, казалось, успокаивала тягу к странствиям, охватившую его со времен метки. Он решил, что должен построит жизнь в Ноде. Стабильную, цветущую жизнь. И все станет так, как было прежде. Будто ничего не произошло

К своему удивлению, Каин обнаружил, что не стареет. Его металлические части не ржавели и не гнили, кожа не морщилась, волосы не седели. Его память, хотя и давала сбои, когда дело касалось его детства и времени до клейма, в остальном совершенно не теряла ясности. Единственным признаком его старения было то, что его карие глаза потускнели и стали ярко-синими.

Так же он стал неуязвим для человеческого оружия. Поистине, его проклятие оказалось очень приятной вещью.


Тогда

Человек следовал за Каином через пустыню, поддерживая себя искусством целительства. Но эмоционально он начал разрушаться.

- Они все заслужили смерть, - говорил он. - Инанна была шлюхой. Ая был лживым. Когда я был молод Белшуну бил меня палками. И все они не позволили мне выбрать свой собственный путь. Они сковали меня. Цепями слов, но, тем не менее, цепями. Ты нужен нам, - говорили они. Я был им нужен просто чтобы пользоваться мной. Пусть теперь гниют в своих могилах!

Каин не ответил ни одним словом.

- Почему ты молчишь? - спросил вдруг мужчина. Его лицо стало красным от гнева.

- Я уже сказал все, что мог, - проронил Каин. - И ты не должен плохо говорить о мертвых.

- Возможно, вы правы, - задумчиво сказал мужчина. - Возможно, они не заслужили смерти. А возможно, ты и вовсе не бог.

Каин молчал, глядя, как он сжимает и разжимает кулаки. Солнце палило над головой.

- Если ты не бог, то ты демон. И ты заслуживаешь смерти. - Он поднял свою толстую металлическую трость. - Посмотрим, правдивы ли эти истории. Или, может быть, я положу тебе конец!

Когда этот человек подошел к нему, Каин остановился, даже не пытаясь защититься. Он принял удар посоха и почувствовал боль, но, как всегда, остался неподвижным. Напавшего отбросило на землю. Он сел и ошеломленно уставился на Каина.

Тот, в ответ, посмотрел на человека, сидящего на земле. К счастью, удар был нанесен неудачно. Мужчина будет страдать, но лишь от боли и синяков, без переломов.

- Я не бог, - сказал Каин. - Возможно, я демон. Но, тем не менее, я не могу пасть от твоей руки.

Сказав это, он отвернулся и продолжил свой путь. Через некоторое время мужчина встал и последовал за ним.


В начале

Чем больше оседал Каин в стране Нод, тем сильнее шевелилась метка на его лбу. Желание путешествий многократно усилилось, но он старательно игнорировал его.

Вместо этого он начал строить города. Они росли и процветали. Его проклятие не могло распространиться на Пути, которые заполняли земли Нод. Поэтому он строил свои города вокруг Нексии Путей. Те, кто жил в его городах, шли по этим Путям, чтобы возделывать поля в самом Шумере и в других землях, столь же плодородных.

Тем не менее тяга к странствиям увеличивалась. Кроме этого в течении нескольких месяцев его постоянно преследовали кошмары. Он просыпался, безутешно всхлипывая, что-то бессвязно бормоча.

Он знал все варианты своих грехов, которые он когда-либо совершал. Прошлые, настоящие и будущие. Он помнил все возможные цвета крови своего брата. «Что ты со мной сделал?» - спрашивал труп его брата. - Что ты наделал

Он понял, что будет таким навсегда. Он вечно будет жить с этой печалью и сожалением.

Тогда Каин наполнился неутолимой яростью. Он восстал против небес. Это ваша вина. Ваша!

Нод был полон брошенными работами мертвых Древних. Оружием, с которым Каин, Друг Древних, был более чем знаком. Он воспользовался ими, чтобы создать новое оружие для человеческих войн. Он не мог полностью воссоздать мертвые работы Древних, но он придумал новые способы обработки металла, чтобы компенсировать это. На сокровища, которые он получал в обмен на это оружие, он строил новые города, еще более крупные чем прежде. а когда он решил, что сотворил достаточно, он начал собирать армии.

И он обрушил эти армии в пучины войн. Он противостоял чудовищным врагам и смеялся, когда их оружие уничтожало их, когда они силились уничтожить его тело. Перед ним пали целые цивилизации. И он использовал свое проклятие, чтобы осквернить их земли.

И все же он все еще был полон страданий. Чем больше смертей он приносил, тем сильнее становились его муки, подкрепляемые вечной памятью, хранящей все то, что он сотворил.


Тогда

Несмотря ни на что, человек следовал за Каином. Его почитание и его гнев остались в прошлом.

- Я признаю это, - говорил он. - Я любил их. Я плакал когда они ушли. Я пытался скрыть это только потому что думал, что это доставит вам удовольствие.

Каин молчал.

- Но ведь у вас есть силы, превосходящие силы любого смертного, - сказал мужчина. - Вы можете вернуть их. Всех. И все вернется. Как будто ничего не произошло.

- Я не могу повернуть смерть вспять, - сказал Каин. - Мое проклятие не дает мне такого дара. Хотел бы я, чтобы подобное было возможно.

- К-конечно, вы можете. Конечно, в-вы меня проверяете. Что я должен сделать, чтобы заслужить эту честь?

- Я не могу вернуть их, - сказал Каин.

- Это ведь такая мелочь для вас, - сказал мужчина. - Пожалуйста.

- Я не могу никого вернуть.

- Я буду путешествовать по миру и принесу вам богатство. Сила моего целительства может принести мне много сокровищ. Я могу заработать любые богатства и принести их вам. Я буду вашим слугой - нет, вашим добровольным рабом. Я буду делать то, что вы прикажете. Я могу быть вашим эмиссаром, вашим вестником, вашим священником. Я сделаю все, что угодно.

- Нет ничего, что могло бы вернуть мертвых.

- Пожалуйста…

Каин молчал.


В начале

Тогда Каин решил прекратить проливать кровь.

Он не мог рассердить небеса таким способом. Только лишь огорчить. Но, возможно, вместо этого он смог бы угодить небесам. Возможно, тогда его проклятие станет более терпимым.

Он станет патриархом, как его отец. Он станет даже лучше чем отец. Он станет тем, кем мог бы стать Авель. Он будет строить города, которые будут стоять вечно.

Чтобы стать настоящим патриархом, ему понадобится семья. Ни семья Детей, рожденных от пролитой им крови, ни Потерянные Дети, что пришли после. Нет. Ему нужна была семья, которую признали бы даже те, кто его ненавидел.

Он также не мог создать семью с мужчинами, которых любил; нет, они не подойдут. Затем он подумал о мужчинах, которые способны были родить ему детей, о тех, кто считал женщин равными патриархам таким же, как его отец. Нет, они тоже не подойдут; его отец видел в них женщин, считающих себя мужчинами, и строго судил их. Нет, ему понадобится обычная женщина, которую все жители страны считали женщиной, и она должна быть плодородной, чтобы родить ему много детей. А потом, вероятно, понадобятся и другие жены подобные первой.

Легкость, с которой это случилось, была удивительной. Всего через несколько лет Каин обрел жену и сына. И он нарек сына именем Енох. И назвал он город в честь этого сына.

У его сына родились дети. И у их детей. Города Каина росли.

Но позывы к странствиям усилились. Он начал страдать от дрожи, сотрясений земли, которые длились иногда по несколько дней. Он начал ходить во сне, блуждая далеко за пределами своих городов, просыпаясь в лучах рассвета и возвращаясь обратно.


Тогда

Этот человек все еще следовал за Каином. Они шли сквозь снега и дожди промежуточных земель.

Мужчина теперь молчал, нарушая тишину лишь редкими задыхающимися всхлипами. Он давно перестал есть и пить, используя свое искусство целителя, чтобы бездумно поддерживать жизнь в своем теле. Он с трудом мог поднять голову, и лишь переставлял ноги, следуя за Каином по пятам.

Наконец они достигли холодных берегов вечного моря, моря под названием Невер. Каин начал работу над постройкой лодки.

Человек не мог помочь ему в этом, но Каин и не нуждался в помощи; методы создания таких металлов были совершенно чужды этому мужчине. Каин имел большой опыт строительства лодок; он провел многие года в море, где его проклятие не имело большого эффекта.

Когда лодка, наконец, была закончена, мужчина сел в нее вместе с ним. Каин не возражал, лишь молча протянул ему весло. И поплыли они по спокойному зимнему морю.

Сквозь застывшие слезы мужчина пробормотал:
- Я должен был… я должен был быть лучшим сыном… лучшим мужем… лучшим целителем… лучшим человеком…

Каин молчал.

- Я сделал это. Я убил их. Бросив их, я убил их так же верно, как если бы я сделал это своими руками… Я был целителем. Они полагались на меня. Я мог бы спасти их, или хотя бы некоторых из них. Но я ушел. Если бы я только остался…

Безмолвное море катило свои волны за горизонт.


В начале

Чтобы остановить свои бессмысленные странствия, Каин заковал себя в цепи во дворце Еноха. Позыв к блужданиям уменьшился и отступил, но стал постоянным, колючим, заставляя его сердце трепыхать в груди. Его дети и внуки пытались доставить ему удовольствие, но Каин обнаружил, что почти ничего не чувствует. Его дни проходили в пустом ступоре, без счастья или страданий, за исключением боли во лбу и в груди.

Затем земля Нод изменилась и содрогнулась. Сначала пал один из городов Каина, затем другой. И Каин обнаружил, что чувствует это, что это тоже наказание Бога, но он не чувствовал достаточно сильно, чтобы заботиться о происходящем.

Затем пришел конец и для города Еноха. Каин все еще был в цепях под дворцом, когда тот, неожиданно, рухнул ему на голову.

Он почувствовал боль, но не умер. Вместо этого он жил, в неподвижности запертый в развалинах древнего города. Он подумал, что, возможно, он будет заточен здесь навсегда. Возможно, это было его последним наказанием.


Тогда

Когда они достигли обитаемых земель и лодка пристала к берегу, человек впервые за долгое время поднял глаза. Восходило солнце. Они смотрели вместе смотрели за его медленным движением.

На горизонте, вдали, залитый золотым светом утреннего солнца виднелся город.

- Вот где мы расстаемся, - сказал Каин. - Я не пойду в солнечный город. Но ты должен.

- Что я буду делать? - обреченно спросил мужчина.

- Ты оплакивал свою семью, - сказал Каин. - Теперь уложи их в землю в этом месте. Построй святыню в их честь. И найди других людей. Исцеляй других, как ты должен был исцелить свою деревню. Таким образом ты начнешь свой путь искупления.

- Я сделаю это, - сказал мужчина.

И направился он к городу. А Каин смотрел на него, пока его тень не исчезла в утренней дымке.


В начале

Дети Каина спустились к нему под землю. Они шептали ему что-то. Секреты. Пророчества. Долгое время он их игнорировал.

А потом стал слушать.

Через некоторое время его дети пришли в молчании, чтобы выкопать и освободить его. Несметные толпы Заблудших Детей, и даже Первый, Высокий Голем.

Пробираясь сквозь руины своей прежней жизни, он обнаружил, что его человеческая семья давно мертва. Его города исчезли, оставив лишь руины, поглощенные пышной и бурлящей пустыней странствующей страны Нод.

Заблудшие Дети рассказали Каину пути, по которым ему нужно идти. И он слушал.

Он примет свое проклятие. Он будет блуждать по мирам, пока не найдет все возможные способы искупить свои грехи. Если мир для него еще и возможен, то именно так он сможет его обрести.

И Каин пошел по тропам, приняв страсть к путешествиям, шагнув в еще более широкий мир.


Сейчас

Блюберд покинул Теневой рынок с широко раскрытыми глазами и высоко поднятой головой, с чувством искреннего трепета и счастья. Возможное воспоминание в стекле было запрятано в его длинное черное пальто.

Он открыл Дверь и перешагнул через порог.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License