...Холодная голова, горячее сердце, и чистые руки!
рейтинг: +2+x

– О, Вань, чё читаешь?
– Заветы нашего батюшки, Дзержинского…
– Хочешь Бортникова уделать в знаниях о конторе?
– Да нет, хочется знать же о своем прошлом, а то в Академии рассказывали, что да как, но не очень подробно. А тут, в Интернете, много пишут, академик РАН историю пишет…
– Ну, дело похвальное, главное, не зачитывайся, а то пойдут истории про миллиарды расстрелянных…
– Да иди ты…
– Да не серчай, просто некоторые из этих историй тянут на двести восемьдесят вторую…
– Сам разберусь.
– Ладно, ладно, пойду, а то ненароком приедешь ночью…

И вот эту самоиронию приходится слушать каждый день…

*стук в дверь*

– Здравия желаю, Сергей Александрович.
– Психического тоже пожелай.
– А что случилось, товарищ начальник?
– Тут заявление от гражданки Гуровой поступило, теперь никаких подробностей про призраков через стены, все сухо.
– Да неужели?
– Угу, читай давай.

От Гуровой Ирины Ивановны
14.02.1956 г.р.
ул. Красина, д.4, кв. 17
Управлению Федеральной службы безопасности N-ской области

Заявление

Прошу разобраться с группой нехороших людей, приехали неделю
назад в мой дом, ул. Красина, д. 4, постоянно что-то привозят, и что-то
делают, в результате этих экспериментов у меня начали выпадать
мои волосы, и появились страшные мысли, которых раньше не было.
Надеюсь на вас, гордость и основа безопасности России!


С уважением, Ирина Ивановна.

(подпись)

17.04.2019


Вот старая кошелка, бомбит заявлениями все госучреждения, состоит на учете… И самое главное, мы обязаны реагировать, иначе статистику портим…

Начальник оперотдела, прочитав раздражение на лице подчиненного, ответил:

– Прекрасно тебя понимаю. А теперь давай, шуруй к ней. И соседей опроси. Посчитаешь, сколько тараканов на этот раз, расскажешь нам. На всякий случай возьми противогаз и перчатки, чтобы в протоколах смеху было больше, хоть какую-то пользу получим.
– Так точно!

Оперуполномоченный ФСБ России Орестов Иван Николаевич, получив от начальника распоряжение проверить факты, содержащиеся в заявлении, вышел из своего кабинета, направился в оружейную, взял оружие (чтобы оказать психологическое воздействие), и направился вниз по лестнице.

По пути, переговоря короткими фразами, касающихся сути заявления от гражданки Российской Федерации Гуровой Ирины Ивановны и её психического здоровья с несколькими коллегами, он, приложа магнитную карточку, вышел из практически ставшего родным управления Федеральной службы безопасности на парковку.

Оперуполномоченный не имел много денег, как его начальство, поэтому он довольствовался отечественным автопромом, который, к слову, за 5 лет пробега и не очень частого обслуживания ни разу не подводил.

Из-за этого обстоятельства Ивана Николаевича коллеги часто называют колдуном, и в шутку агентом автопрома, так как по отношению к ним отечественные авто будто специально вредили, даже тогда, когда служба обязывает. Колдун же отбивался от обвинений советом бдительнее следить за состоянием своего транспортного средства.

Ну, не подведи, друг мой.

Иван Николаевич отправился в путь.

Смотря из окна, во время движения на молодёжь, снующую в разноцветных тряпках и паркетных наборах, оперуполномоченный иногда жалел, что он не имеет такого количества времени и веселья, творящегося у них в головах.

Их не загружают бумагой, их не могут послать среди ночи в управление… И почему они недовольны…

Завернув во двор жилого дома в 16 этажей, опер вышел из машины, и первым делом, оглянулся вокруг. Во дворе стоял грузовик, из него извлекали вполне бытовые вещи, занося их в подьезд, где жила Ирина Ивановна.

И чего она тут взбучилась? Не видишь, дура, люди переезжают! Хотя, на её лицо я бы посмотрел. Еще раз.

Ругнувшись про себя, Иван Николаевич пошёл к подъезду и передернул пистолет.

– Здорово, командир.
– Здравствуйте.
– По её душу пришли?
– Да, но стрелять не буду. Сильно задрала?
– Орет, ругается, один раз дерьмом кидалась, даже участковый пришел…
– Ну понятно, щас решим, и вас не будут беспокоить.
– Спасибо, командир!

Мысленно он отметил, что грузчики были немного взволнованы, завидя опера, но, отбросив эту мысль, как несущественную, не стал её развивать дальше, приняв теплую мысль о благодарности. Ведь не каждый день приходится слышать такое, а не боязливые взгляды вроде "щас задержит и сошьет дело".

Дверь подъезда была открыта настежь, что несколько облегчало работу в необычную апрельскую жару.

Надев противогаз и перчатки, Иван вошел в подъезд.

Поднявшись по ступенькам, оперуполнномоченный постучался в дверь, показав удостоверение.

Ирина Ивановна обрадовалась приходу сотрудника ФСБ, и открыв ему дверь, проводила его до кухни.

– Чаю хотите?
– Нет, спасибо.
– Ох, как я вам рада честно!

Лицо заявительницы засияло так сильно, что если радость была бы видна невооружённым глазом, она бы ослепила Ивана Николаевича.

– Ирина Ивановна, рассказывайте по существу. Мы тут не только по квартирам ходим, сами понимаете, да и в противогазе жарковато…
– Извините, я тут уже заманалась слушать смех от полицейских и грузчиков, так вот, грузчики приехали ровно неделю назад, в 10 часов, 5 минут, и сейчас 10 часов 5 минут, в тридцать шестую квартиру…

Какая поразительная точность для больной.

…и они очень тихо в квартире сидят, только слышно как чайник свистит.
В первый день я услышала, как посуда бьется, и орут они, думаю, неблагополучная семья, подхожу к двери, в скважину гляжу, а там!

– С этого места подробнее.

– Там, в зале, какая-то коробка железная стоит, люди стоят, ругаются, вокруг этой коробки, но никто к ней не прикасался, как будто она заразная! Думаю, компьютер упал, вот и ругаются, но че-то странно это, когда упала коробка, в ней что-то разбилось… Я ведь ясно различаю, когда упало железо, а когда стекло, один раз мастер мне компьютер починил, он тоже ронял, но ничего там стеклянного не было!

– Тааак, рассказывайте, рассказывайте…

Ей бы в разведку, логично говорит…

– О, неужели вы поверили?

– Почему нет? Есть заявление, провожу проверку сведений, содержащихся в заявлении… Не задерживайтесь в рассказе.

– Извините, и после этого у меня давление начало скакать туда-сюда, скорую вызывала, даже бумажка есть…

– Давайте.

– После этого, у меня начали выпадать волосы, один локон за другим, даже в банку их специально собрала. Вон, рядом стоит.

Твою ж мать, коллекционерша завелась. Хотя…

– Дальше рассказывать?

– Думаю, не стоит. Напишите, что с моих слов записано верно, число, подпись.

Ирина Ивановна, не глядя, написала фразу, чирканула по листу число и подпись, чуть не порвав его.

– А бумажку надо?

– Пока не надо. Когда надо будет, мы вам сообщим.

– Спасибо большое! Банку хоть возьмите, покажете, а то за больную считают…

– Хорошо, давайте.

Оперуполномоченный ФСБ, проведя опрос, взял банку в руки.

– Ох, ну и хороший же вы человек, Иван Николаевич!

– Не стоит благодарности.

Уйдя из квартиры Ирины Ивановны, опер начал опрос соседей, который занял гораздо меньше, чем опрос коллекционерши своих волос, соседи обливали её диагнозами, и, собственно, опрос на этом закончился.

Оперуполномоченный, положив кипу бумаг в дипломат, спустился вниз, отошёл от двора, сел в машину, и набрал телефон:

– Лекарства от Уссурийских Старцев, чем можем помочь?
– Я бы хотел 10 пачек "Уссурин-Форте", и флакончик масла "Мятный Нянь"…
– С чем связано такое большое количество пачек?
– Да это на семью мою, не верят в фармакологию вашу, сидят, болеют простудой, других заражают, а я ведь давно пью, помогает… "Мятный Нянь" для жены моей, а то беспокойная стала, и с сердцем проблемы, аж ключи свои в мусорке посеяла!
– Ваш почтовый адрес?
– Красина, дом четыре, квартира тридцать шесть. У жены квартира семнадцатая.
– Курьером или почтой?
– Курьером.
– Заказ принят, ожидайте доставки в течении дня.

Сотрудник ФСБ Орестов Иван Николаевич, бросив из окна машины банку с волосами в мусорный бачок подъезда, поехал в управление ФСБ отчитываться по результатам опроса.

Придя к начальнику и его коллегам, которые заседали в кабинете, ожидая пересчёта тараканов, оперуполнномоченный выложил бумаги, и, спустя две минуты, смех наполнил весь кабинет.

Несмотря на то, что проплешины обнаружились даже у 20-летнего юноши, Иван Орестов смеялся вместе с коллегами.

Потому что до пенсии ему далеко, да и противогаз оказался весьма кстати.

А МОГ Бета-7 "Шляпные болванчики", вместе с амнезиологами и отделом вирусологии Зоны 7 уже штурмовала дом 4 по улице Красина, приехав на машинах с цветографической схемой Федеральной службы безопасности.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License