Да просто так
рейтинг: -3+x

Смерть — странная штука.

К ней можно относиться по-разному. Кого-то начнёт натурально трясти, если диктор в телевизоре сообщит что-то вроде: "Вчера в больнице имени Сухарева скончались три пациента".

Любимый сердцу человек на попытки вести с ним разговор о печально известной Леди в Чёрном махнёт рукой и изречёт что-нибудь вроде: "Не завтра же умирать. Чего ради думать о том, что ещё не случилось?", а потом выключит свет и спокойно заснёт.

Если вы осторожно приблизитесь к незнакомому человеку и уверенно начнёте доказывать ему, что смерть — это не конец жизни, то, скорее всего, он вежливо попросит вас отойти подальше, решив, что встретил религиозного фанатика.

Бывалый военный на вопрос: "Что нас ждёт после?" сморщит лоб, нахмурит брови и направит свой взгляд в потолок. Нет, ответа от него ждать бесполезно. Отделается перечислением известных ему аномальных локаций, куда попадают люди после смерти.

Если спросить торопящегося куда-то учителя философии: "Скажите, как вы относитесь к смерти?", он, не поднимая головы, буркнет: "Не отношусь" и умчится навстречу к своим любимым двуногим без перьев.

Да, если и следует спросить кого-то: "Смерть это хорошо или плохо?" — то это не монах, не патафизик и даже не писатель-фантаст. Нужно обратиться к тому, кто сам создал смерть.


Усталая божественная сущность пятого порядка развернула мир относительно своего кресла, преследуя этим две цели: во-первых, ещё перед началом разговора обозначить, кто здесь обладает большей властью. Во-вторых, предстать перед не в меру любопытный человеком в анфас.

— Я не знаю, — мир вновь повернулся, отворачивая Б. С. П. П. от собеседника.

— Смерть это хорошо? — нарочито невинным голосом спросил Михаил, рассматривая аморфные рисунки, появляющиеся на поверхности божественного тела.

— Я не знаю, — определённого источника у звука не было, что было довольно банальным.

— А зачем тогда вы её создали? — правила этикета требовали от Михаила обращаться к собеседнику на "Вы", хотя по его догадкам они должны быть примерно одного возраста.

— Я не знаю, — квакающее хлюпанье зазвучало у человека за спиной и быстро пропало. — А есть ли у тебя мнение на этот счёт?

— Нет, — мотнул головой Михаил, задев волосами что-то склизистое, стоящее вплотную позади него. Но когда ему в кроссовки начала просачиваться холодная субстанция, он, сглотнув, исправился. — Вообще, есть одно предположение, если вам интересно.

Получив ободряющий кивок в свою сторону, он начал излагать свою точку зрения, сформировавшуюся совсем недавно. — Мне вот кажется, что смерть — это что-то вроде кнопки паузы. Ну знаете, когда душа устала от всего… этого и решила ненадолго, ну, остановиться. Будто бы…

— Будто бы отпуск, — задумчиво сказало божество, отпуская от себя куски материи, тут же начинающие светиться белым. — Да, это кажется разумным.

Ещё некоторое время стояла неловкая тишина. А потом божок, оперевшись подбородком на конечность, спросил. — А что тогда с мертворождёнными младенцами? Не могут же они нажать кнопку паузы прежде, чем жизнь начнётся.

Аккуратно, чтобы ничего не начало снова хлюпать, Михаил задал, как ему казалось, важный вопрос. — Так вы сами не знаете, зачем это создали? А остальное, тоже появился просто так? И я?

Сущность, похоже, смутилась. — За создание остального, скажу честно, несу ответственность не я. Твоя Вселенная — порождение коллективного творчества разных богов. Я просто хотел оставить здесь что-то, что было бы создано только мной. Вот и появилась эта твоя "смерть".

— Ага, — кивнул Михаил, пытаясь не дать вытечь каше, которая сейчас творилась у него в голове. — Так смерть появилась просто так?

— Да, конечно, — божество, видимо, вновь проворачивало мир. — Кстати, аудиенция окончена.


Жизнь — странная штука.

Никто толком не знает, зачем она дана. Кто-то говорит, что за жизнь ты должен успеть сотворить побольше добрых дел. Кто-то говорит, что мы приходим в этот мир, чтобы родить и воспитать другое существо своего вида. Кто-то говорит, что мы живём ради того, чтобы развлекать кого-то, кто сидит наверху и дёргает ниточки.

Михаил знает, что эти теории — фуфло. Жизнь была дана ему одной Божественной Сущностью, чтобы другая Божественная Сущность, послабее, смогла дать ему смерть.

Иначе говоря: просто так.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License