Новая обитель
рейтинг: +9+x

Дождливым вечером в деревне Лианозово, что к северу от Москвы, остановилась бежевая «Победа». Из автомобиля вышел мужчина, одетый в длинное пальто. Правую руку он привычно прятал в кармане своей одежды.

Он не был ни милиционером, ни местным жителем, ни командующим новым государственным проектом, который мог бы воплощаться в этой относительной глуши. Имя его неизвестно, как и должность. Лицо его было вполне обыкновенным; ему не дали бы больше сорока лет. Он прошёл мимо всех домов, пересёк линию ещё не убранных противотанковых ежей, перепрыгнул через полузасыпанные окопы и подошёл к старому большому сараю, над дверью которого был прибит кусок металла очень странной формы, больше всего похожей на коленчатый вал.

Мужчина постучал в дверь несколько раз, потом подождал пару секунд и настучал мелодию. Через минуту дверь приоткрылась, и из-за неё выглянула блестящая металлическая голова, которая навела свои глаза-диафрагмы на пришедшего. Через мгновение дверь полностью открылась, и мужчина шагнул внутрь.

Сарай внутри ничем не отличался от других полузаброшенных зданий. Всюду грязь, пыль и мусор, лишь от двери вправо ведёт дорожка из гнилых досок. Среди гула дождя отчётливо выделялось тиканье механизмов металлического человека.

В куче мусора была спрятана дверь в подвал, которую открыл встретивший мужчину автоматон. Оба спустились вниз, после чего обладатель бронзовой головы открыл ещё одну дверь.

Внутри было тепло. Мужчина снял пальто, оставшись в деловом костюме. Автоматон закрыл дверь и начал возиться с предметами на столе.

Помимо стола в комнате были кузнечный уголок с соответствующим оборудованием, которое, очевидно, постепенно уступало место трофейным немецким высокоточным станкам, самодельный электрогенератор из двигателя от грузовика, стеллаж с причудливыми, будто бы всё время изменявшимися деталями, образ которых мужчина никак не мог представить у себя в голове. Оставшийся дальний конец комнаты занимал большой алтарь, окружённый изображениями как битв металлических людей с уродливыми созданиями, испускавшими большие щупальца, так и различных людей с механическими частями тела. На алтаре лежал сложный, будто бы живой механизм, который пульсировал в такт собственному тиканью. Некоторые его детали проходили друг сквозь друга.

Мужчина это всё уже видел, а поэтому сразу перешёл к делу:

— Приветствую вас, Схематик Шайба. У меня к вам разговор насчёт нового места.

— Хвала МЕХАН, что вы пришли. Да, оно нам нужно. Мы слишком долго скитались по таким вот часовенкам, скрывались ото всех. Хорошо хоть, что большевики прогнали Тюремщиков отсюда. Теперь у нас больше оборудования и больше времени, которое можно потратить на Его сборку. Но к делу. Что это за место?

— Какое самое большое здание на Вашей памяти принадлежало в Москве Церкви?

— Если брать те, которыми мы единолично владели, то… — В голове автоматона зашуршали шестерни. — Один из складов около вокзала. Двадцать на двадцать метров. Это было ещё в начале века. Тогда нам казалось, что для московской епархии этого слишком много. Но времена изменились, — голос автоматона зазвучал более торжественно и громко, — новая власть каким-то образом умудрилась внушить людям, что наука и технический прогресс важнее всего остального. И многие люди к нам примкнули. Совет не одобрял то, что мы их сильно не ограничивали в, скажем так, мирской жизни, но в обратном случае нас раскрыли бы. Да, — автоматон улыбнулся, — там теперь очень, очень много наших, но… всё же не все. Теперь нас в Москве уже около тридцати тысяч, и вместе мы сможем отбить Глаза Божьи у…

— Извините, что перебиваю, Схематик, но давайте вернёмся к, возможно, новому зданию.

— Да, да, конечно. Итак, где мы теперь найдём своё пристанище?

— Новое здание, высотное, на юго-западе города. Будет много подвалов, электричество, металл, химикаты, всё, что пожелаете. Рядом шоссе, через пару десятков лет откроют станцию метрополитена. Лучше вы вряд ли найдёте, понимаете?

— Конечно, конечно! Да снизойдёт на вас Его благодать за ваши усилия. И мы сможем взять там целый подвал?

— Больше. Все подвалы.

Все?! — Автоматон от удивления встал из-за стола. — Вы не шутите?!

— Нет. Шесть или восемь подземных этажей, если верить плану строительства.

— О… Это… прекрасно… да. Прекрасно. — Автоматон сел, но продолжал беспорядочно двигать руками. — Я… даже и не знаю, как вас благодарить… С нас то же самое, да?

— Да. Ровно две тысячи аномальных станков оговорённых моделей для фабрик страны. Так мы сможем выполнить план по восстановлению народного хозяйства.

— Да… А, и ещё, скажите пожалуйста, что же это будет за здание?

— Пока точно не знаю. Я постараюсь продвинуть идею чего-то, что оправдало бы ваше присутствие там. В случае чего обсудим всё по телефону по тем же шифрам. А! Точно! Сейчас… — мужчина достал из кармана блокнот и карандаш, порылся в нём и обвёл одну фамилию. — Вот он жаловался, что ему не хватает места. Ему будут, так сказать, вершки, а вам — корешки. Хм. Да. Ну что, договорились?

— Конечно! И пусть вы будете и впредь Целы, как когда-то бы и наш Господь. — Человек и робот пожали друг другу руки. Мужчина удивился теплоте и человечности стальной руки, хоть и пожимал руку Схематику не в первый раз.

На том и сошлись. Мужчина, спрятав механическую руку под пальто, вышел на улицу. ЦРБ вновь обрела московскую обитель.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License