послания для будущей себя
рейтинг: +3+x

Приложение ████.1: 30.04.2014, несколько записок, написанных на обрывках бумаги, были извлечены из временной камеры содержания ЛПИ-████. Выдержки из вышеупомянутых записок приведены ниже.

Ее зовут Джулия Мартинс. Она определенно выше меня. У нее черные каштановые волосы и серые глаза. Она любит говорить о книгах и животных.

Надеюсь, что в скором времени мне это не понадобится. Но это необходимо.

Я должна написать о нашей истории. Запомнить ее.

Я встретила Джули в баре. Даже не помню, что я там делала в тот момент. Она подошла ко мне с двумя горячими напитками и сказала, что я — самая милая девушка, которую она когда-либо видела. Потом добавила что не сможет ночью спать, если не попытается заговорить со мной. Это показалось мне жутковатым. Но у нее была такая милая и очаровательная улыбка, что я не могла ей отказать. Мы обменялись телефонами и я ушла.

Она позвонила мне спустя полчаса. Я ответила. После этого, мы не могли наговориться. Каждый день, ровно в 22:00, мы встречались в том же баре, где увидели друг друга впервые.

Она рассказала, что одинока и у нее мало друзей. Всегда говорила о том, насколько она рада тому, что наконец-то ей есть с кем поговорить.

Наш первый поцелуй случился в ночном клубе, в который она меня пригласила. Мы начали встречаться на следующий день. Это были лучшие дни в моей жизни. Год спустя через некоторое время, она сделала мне предложение. Я согласилась.

Она рассказала мне об этом спустя пару недель после нашей женитьбы.

С взволнованным выражением лица она попросила меня присесть. Рассказала, что с тех пор, как ей исполнилось девять, она могла двигать и создавать вещи по своей воле. Она заставила тарелку взлететь на моих глазах, а через секунду та превратилась в пару мисок. Она спросила, что я думала о ней теперь. Считала ли я ее демоном, монстром или лгуньей.

Я ответила отрицательно. Я понимала. Сказала, что люблю ее такой, какая она есть, и ничто не смогло бы разрушить то, что у нас было, даже это. Я лишь попросила ее об одной вещи: никогда никому об этом не рассказывать, кроме меня. Она пообещала, и мы стали жить дальше.

Я начала замечать людей в высотках, смотрящих на наш дом. Когда я пришла разведать обстановку, они просто исчезли. Я начала замечать объекты, которые были не там, где стояли день назад, знаки и следы, создания которых мы не помнили.

Я стала видеть больше, чем обычно, копов и припаркованных возле нас машин. Стала замечать больше жутковатых на вид людей, пялящихся на нас. Казалось, будто бы весь мир смотрел на нас, следя за каждой мелочью, которую мы делали. Я пообещала ей, что наши жизни будут столь же нормальными, как и до этого, но я волновалась все больше с каждым днем.

У меня начались кошмары. Я думала о тайных правительственных агентах, навсегда забирающих ее у меня. Я начала видеть их в реальной жизни. Всегда начеку, они делали заметки о нас, когда мы выходили из дома или ресторана.

Я стала что-то принимать, какие-то тяжелые лекарства. Моя память и психическое состояние ухудшались с каждым днем. Я плакала в постели много раз; я не могла вспомнить ничего, ничего кроме Джулии и нашей совместной жизни.

Она стала вести разговоры о ребенке. Я сказала нет. Так и не объяснила почему. Я не могла жить со страхом того, что мать моих детей могла просто не вернуться с работы в любое время, в какой-либо день. После этого она перестала это упоминать, но мы игнорировали друг друга несколько недель достаточно долго.

Она никогда мне не верила. Не верила в теневых агентов, готовых разрушить наши жизни в судьбоносный день. Она считала, что ее способность была случайностью. “Когда я рождалась, Бог смотрел в другую сторону”. Сказала, что наш мир, за исключением нее, был абсолютно нормальным. Что не нужно так волноваться. Она несколько раз называла меня параноичкой и безумной. Мы стали ссориться все чаще, наши отношения ухудшались с каждым днем. Мы все еще старались сохранить их.

Потом, этот день настал. Она рассказала мне, что потеряла работу, и мы не могли продолжать так жить вечно. Сказала, что использует это всего один раз, один раз, который сможет помочь нам финансово. Что она не причинит никому вреда, что у торгового центра банка были лишние деньги и никто не заметит. Я сказала нет, они заметят, и отберут ее у меня. Мы поссорились и она ушла из дома.

Она вернулась спустя несколько часов с огромной ухмылкой на лице и несколькими тысячами долларов в куртке. “Видишь?”, спросила она, “Я тебе говорила. Это слишком просто. Никто не придет за нами.”

Я испытала облегчение. Но была неуверена.

Мы услышали треск со стороны двери.

Через нее вошли десятки людей с десятками стволов. Кричали о том, чтобы мы сдались.

Мы спрятались в шкафу. Она сказала, что никому не навредит. Она хотела она плакала и

Она сказала, что ей нужно было что-то мне рассказать

Затем, я почувствовала свет на лице. Я увидела мужчину, смотрящего на нас. Шею проняла боль. Я упала.

Я проснулась в этой камере. Без нее.

Каждый день, они приводят меня в холодную, металлическую комнату. Полную круглых, черных логотипов и записей.

Они ставят мне несколько инъекций. А затем ведут обратно.

Я знаю, что они пытаются заставить меня забыть ее. Это те же медикаменты, которые использовала я сама, или что-то похожее.

Я не забыла. Не забыла благодаря чуду.

Или, может быть, у них слишком слабые дозы. Или я к этому привыкла.

Я не смогу держаться вечно. Моя память ухудшается. Однажды, мне нужно будет это прочесть.

И я хочу убедиться в том, что ты запомнишь.

Я хочу убедиться в том, что ты запомнишь все.

Заметка: Следующая записка была найдена внутри матраса в крайне помятом виде.

Она до сих пор не пришла за мной. Она забыла обо мне? Или, может быть, она уже создала себе другую женщину?

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License