Движущиеся картинки
рейтинг: +4+x

« Прощание с королями || ХАБ ||

22 марта, 2017 год
Неизвестное место

За гранью реальности — обжигающий холод. Всеобъемлющая пустота пожирает и реальное, и нереальное, производя на свет сюрреалистичное. Это сокровищница невоплощённых концептов, у которой нет разума, чтобы развить их, и желания, чтобы их сдерживать. Это — настоящее воплощение вечности.

Сквозь это огромное пространство проходят Пути — мерцающие нити реальности, пересекающие пустоту, соединяющие карманные измерения, из которых состоит мультивселенная. В океане абстракций они — нити, связывающие миры воедино.

Кеннет Спенсер уже не раз пользовался Путями. Он и раньше чувствовал холод, исходивший от Внешнего, а потому он его не волновал. Но Путь, по которому он сейчас шёл, сильно отличался от знакомых ему Путей Трёх Портлендов, которые за десятилетия своего существования укрепились и стали более устойчивыми. Этот же Путь был щепкой в океане Внешнего, неровный тоннель с рваными стенками, который едва сдерживал окружавшую его пустоту. Спенсер почувствовал бесконечный холод, рвавшийся оттуда к его душе, и вздрогнул.

Всё это произошло почти мгновенно, после чего его вышвырнуло из Пути на гладкий мраморный пол другого мира.

Он встал на ноги и медленно просканировал комнату, которая, как он сразу понял, являлась картинной галереей. Стены были покрыты картинами, каждая из которых являлось уникальным смешением невозможных цветов. Инфрачёрный и тёмно-белый, настоящие адские цвета, двухцветья и множество других, не поддававшихся описанию. Это была удивительная выставка анарта. В Трёх Портлендах было множество музеев, которые — причём весьма буквально — убили бы любого взамен на обладание лишь частью этой коллекции.

Но было и то, чего Спенсер не увидел и что было весьма очевидным — два агента, которые вошли в Путь вместе с ним, не прибыли сюда.

Он попытался связаться с ними, но в наушнике послышались лишь помехи. Что бы их ни разделяло, оно не позволяло переговариваться.

Ругаясь про себя, он выбрал случайное направление и пошёл — это был, наверное, худший поступок, который мог совершить человек, находясь в незнакомом карманном измерении, но к него не было выбора. Если он хотел отсюда выбраться, ему нужно было найти Торна и Грина. Хотя бы Торна. И найти их нужно было до того, как Дастин найдёт хотя бы одного из трёх агентов.


Агент Грин кувыркнулся на выходе из Пути, приземлившись на здоровую ногу. В его руках был пистолет-электрошокер — единственное легальное оружие в Задворках СоХо — которым он водил по сторонам, ища врагов.

Увидев, что никто не собирается его убивать, Грин слегка опустил пистолет и осмотрел статуи, которыми была наполнен комната. Они не казались аномальными, но всё же было что-то лишнее, что агент не мог толком определить.

Поднявшись на ноги, он осторожно подошёл к ближайшей статуе — куску мрамора, изображавшему существо, имевшее много щупалец и ещё больше глаз. Когда он смотрел на неё, агент увидел, что на грани области его зрения что-то задвигалось. Он обернулся, чтобы посмотреть, но увидел лишь те же статуи, стоявшие на своих местах.

Нахмурившись, он посмотрел на статуи, находившуюся в противоположном конце комнаты. Хотя она смотрела прямо на него, глаза были повёрнуты в другую сторону. И на соседней так же. И на той, что рядом с ней.

Грин вновь повернулся к ближайшей статуе и уловил лишь мимолётный взгляд её мраморных глаз, которые тут же стали смотреть в другую сторону.

Он засмеялся.

— Умно.

Потрясённо покачав головой, Грин прислонился спиной к стене между статуями и убрал пистолет в кобуру. Потом, осмотрев комнату и просканировав её, он снял с руки часы и начал их разбирать.

Задворки СоХо находились в юрисдикции ОНП, в основном для удобства. Кому-то надо было выполнять основные функции полиции, и никто не доверял бы анартистам города, если бы полицией стали они. Фонду же, с другой стороны, не разрешалось входить на территорию карманного измерения — официально по Гуверскому соглашению, а реально — благодаря Человеку за дверью. Торн долго вёл переговоры с Чарли, прежде чем тот согласился впустить Грина в город с условием, что он возьмёт с собой только пистолет-электрошокер.

Грин почти сразу согласился на это условие, но при этом так же быстро нарушил его.

Он разложил на полу детали часов, многие из которых были совершенно непохожи на части механизма для отсчёта времени. Деталь, например, сильно напоминавшая складной магнитный ускоритель.

Грину понадобилась всего минута, чтобы пересобрать детали в маленький, но работающий пистолет Гаусса. Он достал пачку сигарет и достал оттуда последнюю. Развернув папиросную бумагу, он достал из неё маленький, искусно спрятанный дротик, который он зарядил в ускоритель. У него был всего один выстрел, но это особо не волновало Грина. Это было оружие, предназначенное для убийства магов и скульпторов реальности — если он промахнётся во время первого выстрела, ему в любом случае не удастся сделать второй.

Грин взвесил крошечный пистолет в руке и пошёл вглубь музея. Он собирался найти Дастин, и когда он найдёт её, он не промахнётся.


Робин Торн вышел из Пути из оказался в тёмном атриуме. Единственным источником света была большая неровная сфера вязкой жидкости, похожей на лаву, которая левитировала в центре помещения.

Торн залез в карман куртки и достал браслет с охранным заклятием, который он надел на запястье. В другую руку он взял пистолет. Опустив его, он осторожно подошёл с массе лавы.

Когда он подошёл, сфера расплавленного камня разлетелась на части — несколько светящихся кусков полетели вверх. Торн увидел, как они отскочили от потолка и начали падать вниз, в конце концов слившись с общей массой.

— Это лава-лампа, — сказал кто-то.

Поражённый Торн поднял пистолет и направил его в сторону голоса, после чего заметил Сьерру Дастин, стоящую с другой стороны лавовой массы. Тонкие полосы расплавленного камня частично перекрывали поле зрения, но агент сразу узнал анартистку.

— Я взяла её с выставки в Рейкьявике, — сказала Сьерра. Она начала обходить массу лавы, но Торн пошёл в том же направлении, оставляя между ней и собой светящуюся массу. — Фонд хотел уничтожить её, так что я осмелилась переместить её за пределы их юрисдикции.

Торн вспомнил, что говорил Грин. Когда это произошло в последний раз, это была скульптура в виде утки в Рейкьявике.

— И для этого ты сделала утку-бомбу? Чтобы своровать произведение искусства?

— Ну, да, — сказала она. — Вы не думали, что я делаю это, чтобы повеселиться? — Она пару секунд смотрела на Торна, чтобы по его лицу понять, как он на это среагировал. — Не думали, не правда ли? Чертовски типичный ход мыслей типичных Пиджаков.

Торн всё ещё держал на прицеле анартистку, при этом идя по кругу, но лава не позволяла выстрелить точно в цель.

— И всё? Ты подвергаешь риску жизни сотни людей, чтобы просто пополнить свою коллекцию?

Сьерра пожала губы и неодобрительно поцокала языком.

— С ваших слов это звучит так грубо. Скажите мне, вы знаете, что это за место?

— Слабо освещённое?

Она улыбнулась и махнула руками, указывая на различные произведения искусства, расставленные по атриуму.

— Мистер Торн, это — единственная большая коллекция нелегальных произведений искусства за пределами Библиотеки. И это не только анарт — политически окрашенные работы, запрещённые жестокими диктаторами, оскорбительно грубые произведения, запрещённые из-за их непристойности, богохульства и еретические религиозные работы — всё, что ваши жестокие головорезы и Фонд поставили под запрет. Если вы что-то назовёте, то оно уже здесь. Я спасаю эти работы от разрушения, потому что это — работы, требующие их сохранения.

Торн слегка опустил пистолет и остановился.

— А что насчёт Трёх Портов?

Анартистка остановилась и в замешательстве покачала головой.

— А что с ними не так?

— Зачем оставлять там меметическую бомбу? Что ты хотела украсть?

Сьерра широко улыбнулась.

— Скажи мне, какая Зона Фонда ближе всего к Трём Портлендам?

Торн осторожно посмотрел на неё.

— А ты?

— Да ладно, не прикидывайся, — сказала она, обидчиво нахмурясь. — Мы оба знаем, что это 64-ая. И при этом она является самым большим фондовским складом анарта в западном полушарии.

Торн, не веря своим ушам, уставился на неё.

— Твою мать. Ты реально поехала кукухой, если думаешь, что сможешь что-то своровать из Зоны Фонда.

Она пожала плечами.

— Возможно. Но я думаю, что раз все МОГ в Трёх Портах из-за этой бомбы, мне будет легче это сделать. К сожалению, мистер Торн, из-за вас и вашего напарника, мы никогда этого не узнаем. — Анартистка подняла руки, готовясь к наложению заклятия или созданию магического трюка.

— Надеюсь, что ты не ждёшь извинений. — Торн затаил дыхание, когда лава вновь начала разлетаться на части, что дало ему прямой обзор. — И да, я агент Торн.

Он поднял пистолет и выстрелил.


Спенсер шёл уже несколько минут, всё время поворачивая направо, и начинал подозревать, что музей обладает нелинейной организацией пространства, экстрамерный. Обычно, если человек всё время поворачивает направо, в результате он придёт в точку старта, но агент уже семь раз повернул направо и ещё ни разу не вышел в те комнаты, в которых он уже был.

Его подозрения подтвердились, когда после того, как агент повернул направо в восьмой раз, войдя в незнакомую комнату, он заметил агента Грина, шедшего по потолку, который на самом деле был полом другой галереи.

Он помахал агенту Фонда.

— Эй, шкипер, что ты забыл на потолке?

Грин посмотрел вверх и нахмурился.

— Чёрт, ненавижу фокусы с пространством.

— Итак, нас уже двое, — сказал Спенсер. — Ты не видел Торна?

Грин помотал головой.

— Нет, пока только тебя. Это такое огромное измерение.

— Да, но надеюсь, что Дастин искать нас не легче, чем нам — её. — Спенсер отвёл взгляд от Грина, опустив голову, и начал изучать комнату на предмет пути, по которому он смог бы добраться до агента.

— Хотя Торн же маг, я уверен, что он с ней справится.

— Возможно. У Дастин больше опыта, а Торн — не боевой тауматург. Так что я бы так не думал. — Спенсер увидел многомерную статую, по которой можно было забраться наверх, и направился к ней.

— Возможно, нам стоит разделиться, так мы увеличим вероятность того, что мы его найдём.

Спенсер помотал головой и начал взбираться по статуе.

— Не выйдет. Учитывая, как устроено это место, мы лишь усложним поиск друг друга после всех изысканий. И, если честно, я не хочу сталкиваться с сумасшедшей ведьмой-анартисткой в одиночку.

Он подтянулся и выбрался на плоскую вершину статуи, оценив оставшийся путь. Если направление гравитации изменяется прямо посередине между «полом» и «потолком», он, возможно, сумеет преодолеть точку перемены притяжения, просто перепрыгнув через неё.

Грин с недоверием смотрел на попытки агента.

— Ты действительно хочешь перепрыгнуть?

Спенсер посмотрел на него и пожал плечами.

— У тебя есть идея получше?

Грин вздохнул и помотал головой.

— Пожалуйста, постарайся не свернуть себе шею.

— Попробую. — Сказав это, он подпрыгнул на вершине статуи.

К счастью, он всё правильно рассчитал. Когда он начал подлетать к наивысшей точке прыжка, он почувствовал, как гравитация внезапно поменяла направление и начала увлекать его в сторону пола, который раньше был потолком. Наклонив голову, он выставил плечо вперёд и упал на статую, кувыркнувшись.

Поднявшись на ноги, он поморщился и начал тереть плечо.

— Мне кажется, что я что-то растянул, когда упал.

— Ты сейчас упал с высоты в три метра, — недружелюбно сказал Грин. — Попробуй в следующий раз приземлиться на голову, может поумнеешь.

Спенсер открыл рот, чтобы ответить, но был прерван звуками выстрелов, доносившимися откуда-то из музея.

Грин повернул голову, оборачиваясь к источнику звуков.

— Кажется, у твоего приятеля проблемы.

— Или у проблем мой приятель, — сказал Спенсер. Он начал бежать в сторону выстрелов. — Давай, вон там!


Пуля остановилась в воздухе перед Сьеррой и осталась там висеть.

— Ты правда…

Торн вновь нажал на спусковой крючок и продолжил стрелять, пока не истратил всю обойму.

Сьерра презрительно посмотрела на него сквозь облако пуль, висевшее перед ней.

— Серьёзно?

Торн вынул обойму и начал пятиться от анартистки.

— Считаю, что пострелять стоило.

Сьерра лениво махнула рукой, из-за чего облако пуль преобразовалось в спираль, двигавшуюся вокруг неё. Она начала медленно идти в сторону Торна.

— Знаешь, ты меня действительно удивил, когда объявился в Задворках с намерением меня найти. Я думала, что ты использовал сложнейшую тауматургию, чтобы обнаружить меня там, и не хотела рисковать вступать в открытый бой со столь сильным противником. Если бы я знала, что ты — всего лишь неумелый маг с пушкой, я бы сюда не сбегала.

Она щёлкнула пальцами, послав одну пулю в сторону Торна. Она со свистом полетела к агенту, но охранное заклятие заблестело на браслете, захватывая пулю и уменьшая её скорость. Кусок свинца отскочил от костюма Торна, не причинив агенту вреда, и со звоном упал на пол.

— Всё ещё думаешь, что я ничего не стою? — Спросил Торн, зайдя за одну из витрин, чтобы она оказалась между ним и анартисткой, и перезаряжая свой пистолет.

— Меня не удивила твоя зачарованная блестяшка, если ты об этом. — Она вновь щёлкнула пальцами, посылая вторую пулю, которая разбила витрину, за которой прятался агент, а потом была остановлена браслетом агента. — Хотя, признаюсь, мне очень любопытно, как ты нашёл меня там. Очевидно, что ты не пользовался тауматургией, если, конечно, ты не нашёл более могущественного мага, который помог тебе.

— Чтобы найти тебя, маг особо и не нужен, — сказал Торн, прячась за каменную колонну. Он залез в карман и достал ещё один браслет с заклятием. Первый браслет, скорее всего, продержался бы сколько угодно, если бы Сьерра посылала пули по одной, но если она запустит их все, их общая кинетическая энергия заставит браслет светиться настолько сильно, что он обожжёт запястье Торна. Второй амулет лишь создавал ещё один выход для поглощённой энергии.

— Правда? — Танцевавшая спираль пуль остановилась, когда Сьерра прервала свою атаку — теперь ей руководило любопытство.

— Да, это так. — Торн воспользовался краткой передышкой, чтобы вытолкнуть пулю, которую он только что затолкал в обойму, подхватив её левой рукой. — Помнишь свои мерцающие сообщения, которые ты оставляла в качестве визитки? Мы провели небольшой химический анализ краски, которую ты использовала, и выяснили, что она была куплена в одном из магазинов «Айрис Артс». Фонд не смог бы найти его, если бы не мы. «Айрис» работают только на территориях, попадающих под Гуверское соглашение, а потому у Фонда не было образцов краски.

Сьерра нахмурилась.

— У «Айрис» тысячи клиентов. Вы бы не смогли вычислить меня только при помощи краски.

— Верно, — сказал Торн. Он закрыл глаза и сконцентрировался на пуле, которую он держал в руке во время разговора. — Мы обратились к эксперту по анарту. Квинтон Райт, наверняка слышала, он известен среди критиков Трёх Портлендов. Он знает стили почти всех относительно известных анартистов. Ещё один пункт, который Фонду был бы не под силу без нашей помощи.

— И что же сказал Квинтон? — Нетерпеливо спросила Сьерра.

Торну необходимо было ещё некоторое время отвлекать анартистку, пока он заканчивал своё заклинание.

— Райт дал нам список анартистов, которые использовали такой же трюк в своих подписях. И что ты думаешь, когда мы сличили оба списка, на пересечении оказалась ты! Сьерра Дастин, второсортный анартист, известный своей ненавистью к ограничениям публичных выставок анартистов. Фонд ещё в 2007 году заметил тебя в связи с высказанным тебе строгим выговором, а потом ты пропала с радара. Очевидно, что подозрительная ты личность. А после этого осталось лишь опросить твоих бывших коллег и знакомых, пока один из них не рассказал нам, где ты.

Сьерра всё это время сосредоточенно слушала агента, а в конце кивнула в знак понимания.

— Я недооценивала вас, Пиджаков. Если бы я знала, что у вас так много сил и возможностей, я была бы поаккуратнее в Трёх Портлендах. — Рой пуль вновь начал вращаться, когда она возобновила свою атаку.

Торн, наконец-то закончив составлять заклятие, открыл глаза.

— А знаешь, что было самой трудной частью?

— И что же?

— Заговорить тебе зубы, чтобы успеть сделать это, — сказал Торн, выходя из укрытия и стреляя в сторону Сьерры.

Анартистка даже не кивнула, когда пули остановились в считанных сантиметрах от неё.

— Опять? Я разочарована в тебе, агент Торн. — Она подняла руки, чтобы послать все пули в его сторону.

Торн улыбнулся.

— Вообще-то, я имел в виду это. — Он разжал ладонь, выпуская из руки одну пулю, которую он до этого вынул из магазина. Когда она упала на пол, она слабо засветилась синим светом.

Часть влияет на целое…

Зачарованная пуля упала на пол и разбилась.

Всё облако недавно выпущенных из пистолета пуль взорвалось.


Спенсер вышел из зала на третий этаж, образовывавший галерею вокруг атриума. Вскоре у нему присоединился агент Грин. Внизу, на полу, были видны Торн и Сьерра, слишком увлечённые противостоянием, чтобы заметить вошедших агентов.

— Похоже, что Торн и сам справляется, — сказал Грин, согнувшись перед перилами, чтобы его не увидела Дастин.

— Пока что, — сказал Спенсер. Он согнулся рядом с Грином. — Нам надо спуститься и помочь ему.

— Если тебе всё равно, то я лучше не буду подставляться под борющихся волшебников, вдруг прилетит.

Спенсер нахмурился.

— Не так уж там и опасно.

Снизу послышались звуки выстрелов, после чего раздался взрыв.

Грин посмотрел на Спенсера.

— Уверен?

— Ладно, может ты и прав. — Он выглянул из-за заграждения, чтобы посмотреть на битву. — Что бы ни произошло, Дастин всё ещё держится. Я, правда, не вижу Торна… а, стоп, вот же он.

— Ну, пока мы находимся здесь и она нас не видит, почему бы просто не застрелить её? На нашей стороне элемент неожиданности. — Грин показал на свой пистолетик.

Спенсер обернулся.

— Где ты его достал?

— Это важно?

Спенсер открыл рот, чтобы ответить, подумал и просто помотал головой.

— Не думаю, что это сработает. У Дастин там спираль из пуль, которая летает вокруг неё, возможно это те, которые выпустил Торн. Учитывая это, наши выстрелы тоже не возымеют эффекта.

Грин выглянул из-за перил, чтобы воочию убедиться в этом.

— Да, похоже ты прав. — Он замолчал, продолжая разглядывать битву. — Ага, смотри! Видишь, как она водит пальцами левой руки? Один и тот же жест, повторяющийся каждые пять секунд. Это магический трюк, насколько я могу судить.

Снизу послышался мощный звук взрыва, сопровождавшийся вспышкой света. На одно мгновение Грину показалось, что он ощущает вкус синего цвета.

Они оба высунулись, чтобы посмотреть, что происходит. Торн быстро отступал от Сьерры, которая пыталась поразить его магическими атаками. Торн же, со своей стороны, отклонял или отводил поступавшую энергию, но в том месте, куда попадал удар, возникало большое количество льда.

— Торн долго не продержится против такого, — сказал Спенсер с видимым беспокойством. — Что бы мы ни сделали, нам надо сделать это сейчас.

— Нам сначала надо что-то сделать с её руками, чтобы можно было спокойно выстрелить. — Он начал осматривать галерею в поисках того, что могло бы ему в этом помочь. Его взгляд задержался на анарте — глобусе, сделанном из формованной воды — который находился в другом конце помещения. — И я думаю, что я только что придумал, как это сделать.


Торн не стал ждать, когда рассеется дым от взрыва, и вновь спрятался за колонну. У него было всего несколько секунд перед тем, как Сьерра опомнится и вновь начнёт его атаковать, и агенту надо было потратить эти секунды с умом.

— И это всё, на что ты способен? — Закричала Сьерра, быстро моргая, чтобы вновь хорошо видеть. Её лицо и руки были покрыты мелкими царапинами в тех местах, где осколки пуль долетели до неё, но всё же она не была ранена.

Торн вынул аптечку из своей куртки и вывалил её содержимое на пол. Он вынул шприц с адреналином и, не раздумывая, вколол содержимое себе в ногу.

То, что он делал, было смертельно опасным. Тауматургия, как и другие вещи, требует энергию, и энергия для колдовства поступает из химических резервов тела. Потому Торн и носил с собой энергетические батончики, которые он применял в случае мощного колдовства. Но сейчас у него не было времени. Вместо этого приток адреналина усилит его тауматургические способности на некоторое время, но в нём не содержалась настоящая энергия — адреналин всего лишь позволял быстрее черпать её из обычных запасов тела. Когда адреналин кончится, агент, скорее всего, тут же потеряет сознание.

Торн в последний раз залез в карман и достал последние зачарованные браслеты, после чего вышел из укрытия навстречу Сьерре. Если он умрёт, то только во время схватки.

Собрав всю энергию и даже не заботясь о неизбежном «откате», Торн направил на Сьерру палец и произнёс лишь одно слово.

— Сжечь.

Пламя вырвалось из обеих его рук и поетело в сторону анартистки. Оно было готово сжечь и поглотить её. «Откат» от заклинания прокатился по всему атриуму, сверкая цветами и распространяя звуки, когда сама реальность содрогнулась от мощи тауматургии Торна. Три лимона возникли в воздухе за Сьеррой и вскоре исчезли. Где-то на Земле мышь получила способность понимать валлийский язык.

Сьерра подняла руку и поймала огненный шар.

— Третий выстрел, — сказала она, сжав кулак и потушив огонь. — Тебе крышка.

Торн, не веря своим глазам, уставился на анартистку, которая послала струю из чистой магической энергии в сторону агента. Он едва успел опомниться и отразил энергию охранными браслетами, перенаправив её в пол. Вокруг мраморного блока, в который угодил заряд, появился лёд.

— Я превращу тебя в ледяную скульптуру, — сказала Сьерра, посылая ещё одно замораживающее заклятие в сторону агента. — Я поставлю её на входе. Она будет напоминать мне об ОНПшно й букашке, которая возомнила, что сможет справиться с реальным магом.

Она начала стрелять быстрее, посылая заклятие за заклятием в Торна, заставляя его отступать. Его браслеты с охранными заклятиями ослепительно сияли. Вскоре они будут перегружены.

Один из браслетов развалился — поток чар заставил его выйти из строя от перегрузки. Оставшиеся браслеты покраснели, приняв на себя дополнительную нагрузку, из-за чего Торн завыл от боли. Он упал на колени и начал стягивать с себя раскалившиеся украшения.

Сьерра шагнула вперёд. В её взгляде пылала чистая ненависть, а в руке ждало своего часа ещё одно заклятие.

— Вот и всё, агент. — Она подняла руки, готовясь обрушить на Торна последние чары.

Огромная водяная сфера упала на неё, заморозив руки, когда она соприкоснулась с замораживающим заклятием. Пули, которые всё ещё летали вокруг неё, упали на пол, так как исчезла магическая сила, державшая их в воздухе.

Сьерра закричала — то ли от боли, то ли от ярости — и посмотрела наверх. На неё в ответ смотрел Кеннет Спенсер.

— Ты! — Вскрикнула она.

— Да, я, — ответил он. — Грин, давай!

Сьерра начала оборачиваться, чтобы увидеть того, с кем говорил Спенсер, но её остановил дротик, на сверхзвуковой скорости врезавшийся ей в плечо. На пол пролилась кровь. Сьерра попятилась назад, но смогла устоять на ногах.

Анартистка опустила руки. Лёд на них разлетелся, когда она создала оккультное пламя. В её глазах пылала нечеловеческая ярость, пока она выбирала между Грином и Спенсером, кого бы убить первым.

— Вот и всё! — Прокричала она. — Я убью вас. Убью обоих. Я…

Что бы она ни хотела сказать, она замолчала, так как её нервная система была перегружена оккультным эквивалентом нескольких миллионов вольт. Она тут же потеряла сознание и упала на пол.

Торн стоял неподалёку на коленях. На его руках, дрожавших от тауматургического истощения, была кровь анартистки. Уставившись на поверженную Дастин, он произнёс одно слово.

— Новичок.

И после этого он тоже упал, потеряв сознание, когда потраченная энергия всё же начала восполняться из его тела.


« Прощание с королями || ХАБ ||

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License