Пробуждающиеся, часть вторая
рейтинг: +3+x

Она выглядела глуповато                                                                                                                          
Человек почувствовал запах озона, который обычно сопровождал его уход из одного мира, но в этот раз был связан с болезненными покалываниями. Потрясенный, он моргнул. Если он не дает мне уничтожить тело, если он не дает мне переместиться… значит, сделка закончена?

Взглянув вверх, некто, известный этому миру только как SCP-1646-1, посмотрел на небо, когда над ним прошла тень. "Так-так… летающие глыбы меха не в стиле Всевышнего, я считаю. И я знаю, что не в твоем, Старая Царапина". Ур-Ан-Уум запела, и ее дети вторили ей. "Выглядит стильно". Он зевнул, и из его пулевых ранений в груди выдавилась синяя слизь. "Вы позволили всему этому случиться, Бизи. Я даже не предполагал, что вы дадите сасквотчам жить в этом мире."

SCP-1646-1 тащил свежий труп своей жены (не обращая внимания на семь глаз и пять крыльев; он узнал суку, когда увидел ее) на плече, когда осторожно проходил мимо недавно заброшенной заставы Фонда, которая была создана, чтобы наблюдать за ним. Он коротко рассмеялся. "Уебки думали, что я не знаю о них … Боже, я слишком долго разговаривал сам с собой".

Он посмотрел на мертвое тело, которое нес. "Знаешь что, Мари? Похоже, ты соскочила с крючка!". Бросив тело на землю, SCP-1646-1 отправился в лес, чтобы посмотреть, что же это за суета.


Все покатилось к черту, как были взорваны экстренные ядерные заряды в нескольких зонах, но не остановилось после этого. Звуки начали усиливаться и искажаться с каждым повторением, тиканье исчезло, а монологи стали невменяемыми и полными паники. Сланцевая спираль начала светиться, испарив воду из защитного резервуара, а затем и сам резервуар.

Когда сланцевый круг засиял во всем спектре, умы и машины одинаково вздрогнули, взвыли, подавленные мучительными криками детей Гайи, которые быстро превратились в тираду, состоящую из множества голосов одновременно.

"ВЫ СДЕЛАЛИ ЭТО СЕЙЧАС ВЫ СДЕЛАЛИ ЭТО СЕЙЧАС ВСЕ ЗАКОНЧЕНО ВЫ ЗАКОНЧИЛИ ЭТО ДЛЯ ВСЕХ МЫ ПРЕДУПРЕЖДАЛИ ВАС ЭТО ДОЛЖНО БЫЛО ПРОИЗОЙТИ СЕЙЧАС ВЫ МОГЛИ ОСТАНОВИТСЯ ЭТО НЕПРАВИЛЬНЫЙ ПУТЬ ВСЕ НЕ ПУТЕМ ВЫ ДАЖЕ НЕ ЗНАЕТЕ ЧТО МЫ СДЕЛАЛИ ДЛЯ ВАШЕГО ВИДА И СЕЙЧАС ВСЕ БУДЕТ КОНЧЕНО"

И глухие услышали тираду фей, когда из SCP-1246 вырвался поток пепла и радиации, который слишком долго удерживался вдали от своего законного времени и места. Солнце стало немного ярче.


Сущность, чья личность была потеряна для себя самой на долгие годы, смотрела прямо в глаза Дональда Шмидта. Пойманная в разрушающуюся память этого мужчины, она была вынужден жить неизменным представлением последних мыслей дольше, чем он сама могла знать, потому что у нее не было памяти. До сих пор. Она вспомнила замок.

С тихой струей метафизического дыма исчезла спальня, где лежало тело Дональда. Она была тут и не тут. Извлеченная из сознания мужчин, сущность пила в своем окружении, осознавая его впервые. Агенты Фонда, спорящие в гостиной, ничего не заметили, поскольку весь верхний этаж дома и отголоски тех, кто бродил по нему, прекратили свое существование — насколько они знали, в здании никогда не было верхнего этажа.

"Отец? Где жеее тыыыыыыы? … Ох, только не говорите мне, что он выбрался из д-" Марисса Шмидт замолчала, наконец-то ощутив покой, все ее существование было сведено на нет освобождением сущности, чей хозяин мечтал о ней. Агенты, существа незначительно более реальные и заметные чем старый дом или поддельная старая леди, исчезли не так быстро, но сущность запомнила их в подходящее время. А мир — нет.

Дом 4312 на Мэпл Стрит более не являлся мыслью, жившей в умах смертных. Освобожденная из своей клетки, сущность приняла имя SCP-1606 как свое собственное, и собралась забрать больше из этого мира в свою память. Дома 4310 и 4314 были необходимыми жертвами.


Женщина улыбнулась небольшой группе верующих, собравшихся вокруг нее, когда яркое солнце отражалось от острых плоскостей ее лица. Собрание мясистых новобранцев из близлежащих деревень, опытные поджигатели, которые полнились энергией, старых нирванистических отшельников, которых она выкопала из трещин города, и странного нео-Дэвита — не впечатляющие представление от Церкви Разбитого Бога, но это ее не смущало. На их любопытном языке она начала говорить:

"Братья и сестры. Я бесконечно уверена в вашей верности и умелости, и поэтому у меня нет сомнений, что мы победим."

Шокированные, они ожидали. У них не было другого выбора, кроме как просто быть — дары, которые она преподнесла, стоили не меньше.

"Еще десять лет назад я столкнулась с Церковью и была избрана нашим уважаемым постнирванистом, чтобы стать самым новым и последним пророком человечества. Я не понимала, что конец был всегда рядом, но теперь его природа открылась мне.

"Я известна под многими именами. Джиоти Санмугасундерам, субъект 1564-18, Дочь Кузницы, Наследница Дэва, имена, которые вы все выбрали, чтобы обращаться ко мне. Но сегодня я обретаю новое имя: Воплощение Разбитого Бога. Сегодня мы завершим Его строительство, и наше предназначение будет достигнуто.

"Соберите все, что сможете, ибо все, что Священно, может присоединиться ко всему, что его. Я приму. Его сердце и голос воссоединятся с нами после равноденствия Великой Кузницы."

Подняв руки, она начала жужжать, ее тело растягивалось и изгибалось в размерах, ранее непостижимых. Без промедления, ее слуги начали свои задачи.


Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License