Контрапункт

Данная статья является переводом.



рейтинг: +3+x

Расшифровка интервью: кабинет директора Зоны
Дата: 07.08.2016

Участники:
— Директор Зоны Правин Арора
— Эдвард Барнс (персональный ассистент)
— Младший исследователь Эмма Старк

<Начало записи, 19:34>

Д-З: Эмма, для протокола я хотел бы сперва извиниться за поведение сотрудников службы безопасности Зоны. Я считаю, что они слишком…

Старк: Они выстрелили в меня из тазеров, а потом неделями держали в камере! Простите, сэр, но я не на это подписывалась, когда шла работать в Фонд.

Д-З: Как я уже сказал, мне очень жаль, что с тобой так плохо обращались. И помещение тебя под карантин было лишь мерой предосторожности против потенциальной меметической угрозы. Уверен, на моём месте ты бы сделала то же самое.

Старк: Ну и что же вы от меня хотите?

Д-З: Я хочу, чтобы ты рассказала всё, что знаешь об украденной музыкальной аномалии — SCP-012.

Расшифровка интервью: изолятор временного содержания 29-B
Дата: 07.08.2016

Участники:
— Старший офицер службы безопасности Джудит Паркер
— Капитан Сэмюэль Ричардс (МОГ Эта-11)
— ЛПИ-463 (Чарльз Мэйс)

<Начало записи, 20:26>

Паркер: Для протокола начнём с твоего имени.

Мэйс: Нет, давайте лучше начнём с того, что меня тут уже несколько недель держат без надлежащего судебного разбирательства. У меня есть права — я гражданин Америки!

Паркер: Гражданин Америки с историей создания аномальных художественных произведений, некоторые из которых содержат меметические угрозы. Думаю, ты и сам понимаешь, что твои действия находятся далеко за гранью стандартной юрисдикции.

Мэйс: А он тут что забыл?

Ричардс: Я помогаю им выяснить, ты ли украл музыкальную аномалию под названием «На горе Голгофа».

Старк: Вы думаете, это я её украла?

Мэйс: Вы думаете, это я её украл?

Д-З: Это так?

Ричардс: Разве это не так?

Старк: Вы же знаете, что я не могла этого сделать.

Мэйс: Вы же знаете, что я этого не делал.

Паркер: Мы знаем, что в прошлом у тебя был доступ к ресурсам Фонда — амнестики, аномальная плазма крови — всё, что ты планировал использовать, чтобы навредить опергруппе капитана Ричардса. У тебя наверняка был свой человек в Фонде, который и помог тебе выкрасть произведение.

Д-З: Ты, может, его и не крала, но все замки абсолютно целы, значит тот, кто их открыл, имел соответствующий уровень допуска. Ты могла помочь кому-нибудь другому выкрасть объект.

Старк: Почему вы тогда не ищете его?

Мэйс: Почему вы тогда не ищете его?

Паркер: Давай сначала о тебе поговорим, Мэйс. Может расскажешь, каким образом одна из твоих аномальных композиций оказалась на диске внутри Фонда, да ещё и играла незадолго до того, как была украдена партитура?

Старк: Эй, я вообще была на прощальной вечеринке, когда эта песня всех вырубила. И даже если бы я украла Двенадцатого, зачем мне было тогда спрашивать о нём даже после того, как он пропал? Это же глупо.

Ричардс: Нам не интересны твои мотивы, Мейс. Лучше расскажи, как тебе удалось пронести эту музыку в Фонд.

Д-З: Признаться честно, я не думаю, что ты могла это сделать, Эмма. Но мне нужно рассмотреть все варианты. Каждый, кто был на этой вечеринке — потенциальный подозреваемый.

Ричардс: Ты знаком с Роджером Андерсоном?

Старк: С Роджером?

Мэйс: С кем?

Ричардс: Агент Фонда — уже был связан с украденной музыкой в прошлом. И он ненамного старше тебя.

Мэйс: Ненамного старше нас.

Старк: В его-то возрасте?

Д-З: Вообще-то он ненамного старше меня.

Ричардс: Следи за языком, Мейс.

Старк: Простите, сэр.

Д-З: Роджер был на вечеринке.

Ричардс: Он мог взять твой диск с собой.

Д-З: И он уже подвергался воздействию Двенадцатого в прошлом.

Ричардс: Он давно казался мне подозрительным.

Д-З: Он мог продать объект кому-нибудь за шанс на лучшую жизнь на пенсии.

Ричардс: Он мог быть так же одержим музыкой как и ты, мог дать тебе партитуру, чтобы ты исполнил свою конечную цель, что бы она из себя ни представляла.

Мэйс: Ты кое-что упускаешь — я никогда не встречал никакого Андерсона.

Старк: Я виделась с ним лишь однажды, но не представляю, как он мог сделать что-то такое.

Д-З: Что же, по-твоему, тогда случилось, Эмма?

Старк: Я не знаю. Но могу вам рассказать всё, что знаю о 012.

Паркер: Давай сменим тему. Расскажи нам всё, что знаешь об SCP-2402.

Д-З: Конечно. Барнс, перейди к следующему интервью. Можешь начинать, Эмма.

Старк: Полагаю, документацию к объекту вы уже прочитали, сэр. Однако есть кое-что, чего мы раньше не знали о Двенадцатом.

Мэйс: Вы должны понимать, что меня не просто так арестовали. Почему бы вам не спросить его? Мы с ним давно знакомы.

Старк: Дело не только в том, что у нас больше страниц, чем было раньше, а в том, что произведение близится к завершению. У Двенадцатого, видимо, есть какая-то своя история, о которой мы и не подозревали. Связи, о которых мы не были в курсе.

Д-З: Что ты имеешь в виду?

Ричардс: Этот человек был одержим одним из членов моей команды, годами преследовал её. Это её могилу он… осквернял, когда мы его поймали.

Старк: Ну, для начала, ProfetiX… то есть SCP-2992 сказал что-то о «листах». Он сказал: «когда они найдут все листы» — значит ли это, что где-то есть ещё копии? Подождите — Сандовал в своём дневнике говорил о том, что «Господь наш разделён, разбросан по четырём углам света». Что, если у нас есть только часть произведения? Это бы объяснило, почему при попытке исполнить его получается какофония — у нас нет полной партитуры!

Д-З: А что 2992 имел в виду под словом «они»? Есть какая-то группа людей, которая стремится заполучить аномалию?

Паркер: Ты никогда не принадлежал ни к одному из сообществ анартистов, так ведь, Мэйс? Неужели ты не был им нужен? Это поэтому ты стал одержим агентом Смит? Ты думал, что хоть что-то можешь для неё значить?
Мэйс: Заткнись. Ты ничего об этом не знаешь.

Старк: Понятия не имею. Но Джейден много знает о музыке, в частности, о Двенадцатом. Он ещё кое-что назвал — имя. Святой Алагадда, кажется?

Д-З: Алагадда? Барнс, у неё есть доступ к этой информации?

Барнс: Нет, сэр.

Старк: Ну, полагаю, самое время мне его предоставить, ведь дневник тоже упоминает некого Святого Алагадду.

Д-З: Святой Алагадда — а ты уверена, что это имя?

Старк: Абсолютно. И Джейден сказал, что он скоро вернётся.

Паркер: Так почему же ты пытался вернуть Зои Смит к жизни?

Мэйс: Не произноси её имени! У тебя нет никакого права произносить её имя.

Паркер: Ты думал, она тебя любит? Ты всерьёз считаешь, что она хоть когда-то о тебе думала?

Мэйс: Да пошла ты нахер! Назовёшь её имя ещё раз, и я…

Паркер: И что ты сделаешь?

Старк: О чём бы он ни говорил, звучало это ужасающе. Джейден сказал, что человечество будет уничтожено — что всё прижмётся друг к другу.

Паркер: Ты серьёзно думаешь, что вы могли бы быть вместе, если бы ты вернул её к жизни? Ты и Зои? Не смеши меня.

Старк: Сэр, я думаю, что всё серьёзно. К.М.Сандовал умер, Роджер чуть не сошёл с ума, и всё эти постоянные эксперименты с участием D-класса… Если произведение допишут, и кто-то его сыграет, произойдёт ужасное.

Д-З: Если кто-то его сыграет? Я думал, что это визуальная угроза — мы даже не классифицировали её как звуковую.

Паркер: Ты же даже толком не музыкант. Все твои творения построены на неудачах, уж в этом ты эксперт. Всё, что ты когда-либо пытался сделать, оканчивалось неудачей.

Старк: Сэр, это не визуальная угроза, а когни… боже мой. Звуковая! Какие звуковые и музыкальные объекты содержатся в этой Зоне?

Ричардс: Мэйс…

Паркер: Нет, я хочу, чтобы он это услышал. Мэйс, ты не смог присоединиться к анартистам. Ты не смог сделать на своих произведениях карьеру. Ни славы, ни богатства тебе не перепало. Да что уж там, даже твоя дерьмовая кавер-группа на Rush провалилась.

Мэйс: Иди нахер! Оба идите нахер!

Барнс: Двенадцатый, очевидно. 92, 1398, 1860, 2112, 2402. 2992 — звуковой.

Старк: А слуховые?

Барнс: Эмм… 126, 339, 932, 1493, 1860, снова 2402. И 2337.

Старк: И все под четвёртым уровнем допуска. Господи.

Паркер: Ты неудачник как творец. И неудачник как мужчина. А теперь тебе не удалось спасти Зои — ты даже 2402 использовал, но она всё ещё пыль и прах.

Мэйс: Заткнись, заткнись!

Старк: И Майк упомянул, что его не было, когда они возвращали объекты под содержание.

Паркер: Так почему бы тебе не провалиться ещё, только в этот раз в попытках украсть «На горе Голгофа»?

Старк: Капитан Ричардс украл SCP-012!

Мэйс: Я её не крал! Это всё он!

Д-З: Что?

Паркер: Чего?

Старк: Я знаю, что это звучит странно.

Ричардс: Бред! Он пытается отвлечь внимание от…

Мэйс: Это он дал мне SCP-2402. Он знал, зачем он мне нужен — это была моя цена за то, что я дал ему тот диск. Хотя ты всё же удивился, когда вспомнил, из чего я его сделал, не так ли?

Старк: Он даже не удивился диску, который мы нашли на вечеринке. Кроме того, он пытался отговорить Майка, чтобы тот не смотрел на его содержимое.

Мэйс: Понятия не имею, что он собирался делать с ней, но ему нужна была музыка, которая бы погрузила всех, кто её услышит, в полный кошмаров сон примерно на час. Держу пари, этого бы хватило, чтобы что-нибудь выкрасть.

Старк: У него есть четвёртый уровень допуска для всего, что классифицируется как звуковое или слуховое — как раз те объекты, которые и нарушили содержание. Готова поклясться, что доступ у него есть и ко всему музыкальному — в частности, к Двенадцатому.

Д-З: Я не совсем… Барнс, можешь поднять историю передвижений Ричардса? Если Эмма права, то там ничего не должно быть — тогда сообщи в АПАИБ и проверь его историю поиска в базе данных Фонда.

Барнс: Будет сделано, сэр.

Д-З: И найди мне его!

<дверь закрывается>

<дверь открывается>

<шёпот>

Ричардс: К чему это всё?

Паркер: Капитан Ричардс, согласно приказу директора Зоны я обязана задержать вас по подозрению в краже SCP-012.

Мэйс: Ха!

Паркер: Для протокола, начнём с того, признаёте вы или отрицаете обвинение.

Ричардс: Нет уж, давайте начнём с того, что это обвинение не имеет никаких оснований и исходит от известного анартиста. Я заслуженный офицер МОГ!

Паркер: С доступом ко всем причастным аномальным объектам, включая меметические угрозы. Мы подняли всю информацию, капитан, так что вы должны понимать — у вас серьёзные проблемы.

Ричардс: А он тогда что тут делает?

Мэйс: Наслаждаюсь справедливостью.

Паркер: Выведите его.

<дверь закрывается>

Паркер: А теперь мне хотелось бы услышать, что вы знаете о краже музыкальной аномалии под названием «На горе Голгофа».

Д-З: Может объясните мне, почему вы обвиняете капитана МОГ в краже SCP-012?

Старк: Может объясните мне, зачем я вообще здесь нахожусь?

Д-З: Ну, насколько нам известно, вы разбираетесь в музыкальных аномалиях и меметических угрозах.

Старк: В таком случае, я даже не знаю, с чего начать.

Ричардс: Пора вам узнать правду.

Старк: Начнём с простого: «На горе Голгофа» не визуальная угроза.

Ричардс: SCP-012 — когнитивная угроза. Она воздействует на всех, кто хоть что-то о ней знает — и чем больше о ней знают, тем она опаснее.

Старк: Роджер понял это недавно, а капитан Ричардс знал это с самого начала — он чуть не проболтался, когда мы разговаривали об этом. Господи, он всё это время лгал нам.

Ричардс: Мэйс не врал — это я дал ему 2402. Я и подумать не мог, что нам потом придётся его ловить. Взамен он дал мне диск, с помощью которого я усыпил всех, кто был на прощальной вечеринке — чтобы не мешались.

Старк: «Что-то подмешали в пунш» — он знал о том, что из-за диска мы все вырубились. Все, но не…

Ричардс: Чёртов Хеннесси. Он не должен был быть там — диск никак на него не подействовал, поэтому отряд прибыл слишком рано. Мне нужно было больше времени.

Д-З: А затем он выпустил ещё несколько звуковых аномалий, чтобы выкрасть 012, пока МОГ и охрана Зоны занята объектами.

Старк: Майк рассказал мне, что восстановление условий содержания заняло у них кучу времени, а появился он только под самый конец. Чжао могла умереть!

Ричардс: Я не хотел подвергать их опасности. Я выпустил только безобидные аномалии — я не знал, что они наделают достаточно шума, чтобы вырвался 339.

Паркер: Капитан, где SCP-012?

Ричардс: Он в безопасности, но я не могу вам сказать, где он.

Паркер: Капитан…

Ричардс: Я серьёзно. Я знаю, что он хорошо спрятан, но не знаю где. Амнестик специфического действия сработал на ура.

Паркер: Ну, тогда задам вам другой вопрос.

Старк: Но есть ещё кое-что, что не даёт мне покоя с той ночи.

Д-З: И что же?

Паркер: Зачем вы его украли?

Старк: Зачем он выпустил SCP-932?

Ричардс: Чтобы обезопасить его.

Паркер: О чём вы? Он же и так был на содержании.

Старк: Большая часть объектов, которые он выпустил, были безобидными, но 932… Эти существа и убить могут.

Ричардс: Эта аномалия гораздо сильнее, чем вы думаете. Мне кажется, кто-то хочет злоупотребить её силой. Убивать с её помощью. Кто-то из Фонда. Именно поэтому я попросил Мэйса сделать так, чтобы музыка вызывала кошмары — именно поэтому я и выпустил 932. Я думал, они все стянутся к человеку, у которого кошмары страшнее всего — к человеку, на которого SCP-012 воздействовал сильнее всего.

Д-З: Может, он попал под воздействие «На горе Голгофа», и оно свело его с ума?

Старк: Я видела людей, помешанных на Двенадцатом. У капитана не было никаких симптомов одержимости, которые обычно проявляются у тех, кто попадает под влияние аномалии.

Ричардс: Эта музыка использует людей, чтобы они её завершили. Она будто сама желает, чтобы её дописали. А Фонд ей в этом только помогает.

Старк: Я перевидала много сотрудников класса D, повёрнутых на объекте. И симптомы каждый раз одни и те же.

Паркер: Что вы хотите этим сказать?

Ричардс: Что Фонд целенаправленно проводит эксперимент за экспериментом, чтобы закончить произведение.

Старк: Абсолютное помешательство на произведении, стремление завершить его любой ценой. Абстинентный синдром при удалении от объекта, раздражительность, перепады настроения, неспособность… О нет.

Д-З: Эмма, что-то не так?

Паркер: Допустим, что я верю хоть единому вашему слову. Есть ли у вас веские доказательства всего этого?

Старк: Сэр, у кого есть доступ к редактированию данных объекта?

Д-З: Что? Ну, у АПАИБ, очевидно. Смею предположить, что у меня есть доступ. И у действующего руководителя проекта.

Ричардс: Посмотрите на медицинскую документацию, на записи кошмаров. Они были у агента Андерсона.

Старк: Эм, сэр — вы когда-нибудь слышали о том, чтобы аномальный эффект объекта можно было «исчерпать»?

Ричардс: И у той девчонки тоже.

Д-З: Эмма, к чему ты клонишь? Я работаю директором Зоны уже десять лет, но такое слышу впервые.

Ричардс: И у десятков других, но никто из них не пытается завершить «На горе Голгофа».

Старк: Боже мой. Как я могла до этого не додуматься?

Ричардс: Боже мой. Как я мог этого не заметить?

Старк: Это был доктор Ферсон.

Ричардс: Это был доктор Ферсон.

Д-З: О чём вы?

Ричардс: Это он возобновил проведение экспериментов над объектом — он работал с ним уже пять лет. У него музыкальное прошлое. И на прощальной вечеринке он тоже испытывал кошмары.

Старк: Я видела его после кражи — он был подавленный, весь какой-то дёрганый и взволнованный. У него был абстинентный синдром.

Ричардс: Всё сходится.

Паркер: Всё, кроме того, что это не он пробрался в камеру и выкрал объект.

<дверь открывается>

Д-З: Барнс, вот и ты. Следующее интервью у меня с доктором Ферсоном, не так ли? Будь добр, приведи его сюда.

Ричардс: Вы правы. Но он наверняка мог сделать что-то помимо этого.

Барнс: Что? Простите, сэр, но я как раз собирался вам сказать. Доктор Ферсон пропал.

Старк: Господи.

Д-З: Пропал?

Барнс: Я пошёл искать его для следующего интервью, но его нет нигде на территории Зоны. Его охрана всё это время думала, что он заперся в своём кабинете — он мог отсутствовать уже несколько дней.

Паркер: И почему же вы так уверены?

Ричардс: Если он действительно под воздействием аномалии, неизвестно, на что он вообще способен.

Барнс: Сэр, мы проникли в его кабинет. Там какие-то предметы — некоторые из них связаны с алхимической тауматургией. И обрывки записей, в которых упоминается об Алагадде.

Старк: Об Алагадде?

Д-З: Как охрана могла этого не заметить?

Барнс: Сэр, это ещё не всё. Зона 75 докладывает — у них кража из одной из ячеек содержания. Украденный предмет связан с SCP-012, они считают, что доктор Ферсон использовал свой уровень допуска, чтобы получить доступ к объекту.

Д-З: Господи… Он просто вошёл и украл его, даже раньше, чем мы узнали, что он пропал

Старк: Два разбойника…

Д-З: Барнс, живо приведи мне охрану Зоны. Я требую объяснений, сейчас же.

Паркер: Что ж, капитан, несмотря на все ваши объяснения, факт остаётся фактом: вы ответственны за худшее нарушение условий содержания этой Зоны за последние годы.

Д-З: Это худшее нарушение условий содержания за последние несколько лет. Похоже, ты была права насчёт Двенадцатого.

Ричардс: Но я же был прав насчёт Ферсона!

Паркер: Даже если и так, на данный момент вы всё равно освобождены от своих обязанностей в Фонде.

Д-З: Эмма, я бы хотел, чтобы ты взяла на себя роль в поимке Ферсона, возврате Двенадцатого и поиске других партитур.

Ричардс: Вы не можете!

Старк: Даже и не знаю, что думать об этом.

Д-З: Эмма, нам нужен твой опыт. Это ведь ты выяснила, что Ричардс и Ферсон были вовлечены. И, признаюсь честно, похоже, что ты единственный человек, знающий о Двенадцатом, который не предал Фонд.

Старк: Хорошо. Но мне тоже кое-что нужно, если вы хотите, чтобы я помогла вам. Я не могу провести такую большую операцию в одиночку.

Ричардс: Ферсон не мог работать один — что насчёт девчонки, что насчёт Андерсона?

Старк: Мне нужна помощь Роджера Андерсона.

Д-З: Эм, конечно — если он не против.

Паркер: Это вас уже не касается. Сэмюэль Ричардс, данной мне властью я официально понижаю вас в должности до проведения полного расследования.

Старк: Чтобы провести полное расследование, мне понадобится ещё кое-что. Повышение до старшего научного сотрудника.

Д-З: Ну, я посмотрю, что можно…

Паркер: Вы лишены 4 уровня допуска и привилегий сотрудника класса C.

Старк: Соответствующие полномочия и допуск.

Д-З: Конечно, нам нужно будет обсудить это в…

Старк: И, если есть шанс, что Двенадцатый — всё-таки музыкальная аномалия…

Паркер: И вы освобождены от командования МОГ Эта-11.

Старк: …тогда я хотела бы быть назначена исполняющим обязанности капитана МОГ Эта-11.

Д-З: Подождите, что?

« Конец первой сюиты »

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License