Крепкие заборы делают соседей существенно дружелюбнее

Данная статья является переводом.


рейтинг: +1+x

Он сидел на веранде многоэтажного дома и наблюдал за людьми, которые заходили и выходили из здания, находящегося по другой стороне улицы. Он был практически уверен, что эта постройка принадлежала Фонду, и он был очень заинтересован в проверке своих оперативных разработок. В последней захваченной Зоне он нашёл уникальное антителепатическое устройство, которое, конечно, взял с собой и был озадачен тем, какие тайны скрывает за собой это здание через дорогу. Если бы он захотел, он мог написать целые книги о том, что содержится за закрытыми стенами.

Целый день, с утра до вечера, он не переставал делать заметки в своём блокноте. Блокноте, очень удобного размера. В конце концов, он немного постоял на своей веранде, вышел, а затем направился к входной двери того здания. Там сигнализация, но у него есть код от двери, который он выяснил в процессе наблюдения. Открыв дверь он увидел обычный, слегка обшарпанный вестибюль, с одной стороны — почтовые ящики, с другой — скрипучие лифты; на дальней стене висит покрытая флаерами доска для объявлений; по бокам вокруг неё расположены лестница и закрытая дверь с табличкой, на которой написано "Суперинтендант".

"Вероятнее всего — лифт," — перебирал он варианты про себя. Или что-нибудь в стене, полу или другое что-либо подобное. Вполне обычный лифт для урбанизированных скрытых Зон, которые он уже видел ранее. Он вызвал лифт и затем ждал, пока он медленно спускается на первый этаж. "Хм, на дверях почтового ящика много пыли. Фонд должен обращать внимание на маленькие незначительные детали, если и дальше будут продолжать прятаться у всех на виду", — подумал он про себя.

Когда подъехал лифт и открылись двери, он повернулся к нему и увидел пару вооруженных мужчин, которые подметали вестибюль, когда другие люди выходили из здания. Никто из них не обратил внимания на не совсем обычного человека, который стоял перед ними. Он прошёл внутрь мимо них после того, как они закончили уборку.

"Здесь никого нет, Штаб. Всё чисто", — произнес один из уборщиков.

"Да, я уверен", — подтвердил он.

"Что вы имеете вви…" — не успел расслышать фразу до конца Никто.

Агенты Фонда повернулись, достали оружие и нацелились на дверь, как только двери закрылись. Никто даже не ухмыльнулся. Просто нажал кнопку "заблокировать двери" и начал быстро обдумывать различные варианты действий: "Как насчёт… Ох, слишком просто." Между кнопками 14 и 12 этажа не было цифры 13. Он нажал сразу обе и ждал, что будет дальше, пока лифт двигается вверх.

В Зоне все прекрасно понимали, что он здесь, даже если не могли отследить его. Жаль… но это не создаст особых проблем и сделает его расследование лишь немного тяжелее. В конечном итоге, лучше защищаться, чем извиняться. Он пригнулся после того, как лифт проехал мимо 12 этажа и нажал на кнопку остановки. Дверь со скрипом открылась, и в этот момент произошёл выстрел, в результате чего пуля попала в заднюю стенку лифта.

Под свистами пуль Никто выбежал из лифта. Охранники, которые находились в удивительно просторном вестибюле, прекратили стрельбу после первого раунда, но выглядели вполне готовыми возобновить перестрелку в любой момент. Улучив безопасный момент, Никто привстал и осмотрел вестибюль.

В вестибюле, занимающем добрую пятую часть этажа, было множество дверей по периметру, которые были защищены от несанкционированного входа специальными картами-ключами. Посередине помещения стоял хорошо выглядевший, выполненный из хромированного стекла, стол регистрации. На столе, вместе с открытым ноутбуком и телефоном, находились несколько чистых скрепленных листов бумаги, несколько ручек и маркеров, а также трёхспиральный переплетчик. Четыре охранника в штатском, находились в боевой готовности, и окружили полукольцом выход из лифта. "Ох, стоп, у одного из них пистолет-электрошокер", — мелькнула мысль в голове Никто. Ну, по крайней мере, появилась вероятность того, что кто-то из них хотел захватить его живым. Такие дела…

Никто смог добраться до ноутбука и приступил к изучению его содержимого, не спуская глаз с охранников: "Похоже на график дежурств, журнал… так, а это что?" Электронное письмо, оповещающее Зону о том, что директор Кондраки собирался завтра нанести визит. Никаких подробностей более, но их не будет в обычном электронном письме.

Двое из охранников начали осматривать помещение, пока остальные продолжали держать на мушке выход из лифта. Одна из них потянулась пальцем к наушнику:

— Визуальный контакт с нарушителем отсутствует. Лифт по прибытии оказался чист. Пожалуйста, подтвердите.

Никто лишь частично наблюдал за их действиями, большей частью его интересовали найденные документы: "Бланк заявок, бланк заявок, бланк заявок с бессмысленными закорючками на полях… ксерокс рецепта варенного ячменя? Хм, выглядит аппетитно. Надо оставить его себе."

Теперь он искал способ открыть защищенные двери. Никаких карт-ключей, спрятанных под ноутбуком, да и каких-либо намёков на их наличие в целом. Серьёзно, всё что он мог — это помолиться о том, чтобы они сами выпрыгнули откуда-нибудь к нему в карман.

Никто снова пригнулся и прошмыгнул обратно в открытый лифт, нажал кнопку первого этажа, после чего выбрался из лифта и спрятался подальше от зоны поражения. Спустя секунду лифт издал звук и двери закрылись. Он услышал, как лифт начал спускаться вниз по шахте.

Женщина-охранник с наушником спрятала своё оружие и потянулась к гарнитуре: "Вы уверены, что это было не просто сбоем в работе системы, Штаб? При мне сейчас лифт закрылся и просто направился вниз. Внутри никого не было."

Пауза. Кивок: "Да, сэр."

Она кивнула головой на одну из защищенных дверей:

— Всем вернуться на свои позиции. Штаб дал разрешение для нижних этажей пройти по указанному пути.

Затем она достала ключ-карту из своего кармана ("Ох, так она была там" — подумал Никто) и провела ей вдоль ключа терминала безопасности. Замки на двери разблокировались, и охранница открыла её. Один человек, вооруженный пистолетом-электрошокером сел за стол, а двое других вышли из зала. Никто смог проскользнуть за ними, не касаясь при этом двери.

Помещение, в которое он попал, было небольшим. С одной стороны — сетчатый шкаф с оружием; с другой — длинный стол с тремя мониторами, изображение которых показывает вестибюль, который они только что покинули, а также помещение, напоминающее комнату для допросов. В помещении никого не было, но было интересно: "Почему они разместили помещение для сотрудников безопасности здесь — в таком легкодоступном и слабозащищенном месте?"

Охранники уселись на несколько стульев, всё ещё выглядя встревоженными. Они определенно всё ещё ожидали и были готовы к вторжению. Следующая дверь обещала открытие новых секретов, но пройти её незаметно было непростой задачей.

Никто вытащил небольшой планшет, с обратной стороны который был нанесен логотип Фабрики. Эта дерьмовая вещь была одним из захваченных прототипов — плата за его использование была просто ужасающей, но оно того стоило. Он приблизил свой глаз к оптическому датчику и напряг мускулы своих век, чтобы держать их открытыми на время сканирования сетчатки. Он едва заметил, когда игла практически безболезненно проткнула его сетчатку для взятия образца ДНК. Затем экран включился и показал набор иконок, глифов, рун и других мистических символов. Реализация всего набора способностей этого планшета была технически возможна и без использования аномальных технологий, но скорость и точность результатов его применения дают ему фору перед обычными устройствами и намекают на принцип обратной причинности в природе его работы.

Никто нажал на один из глифов, ввел серию небольших команд и нажал "принять". В тот же момент, когда выключился свет и погасли все мониторы в комнате, он услышал разблокировку магнитных замков в нужной ему двери. Пока агенты пытались соориентироваться в темноте, Никто проник через теперь уже доступную дверь.

За дверью был коридор, освещенный аварийными лампами и мини-прожекторами, которые располагались через, приблизительно, каждые 9 метров друг от друга. Этого было недостаточно для того, чтобы хорошо видеть окружающее пространство — но вполне достаточно для того, чтобы рассмотреть беспокойство в лицах людей. Постепенно всё больше людей начало заполнять пространство коридора, и вместе с ними становилась всё громче какафония из обеспокоенных голосов. Спустя секунду после того момента, когда вошёл Никто, в коридор вернулось обычное освещение и в сети акустического оповещения закрытой внутренней связи, проведенной под потолком, начало доноситься предупреждение:

— Системы Безопасности Активированы. Всему Персоналу Проследовать В Эвакуационные Зоны. Системы Безопасности Активированы. Всему Персоналу…

Никто быстро приглушил его и направился вглубь коридора, преодолевая встречный поток толпы. Он заглянул во все двери, мимо которых проходил. Большинство из них выглядели, как обычные скучные офисные кабинеты, но затем Никто заглянул в окно комнаты в конце коридора и увидел стойки, на которых лежали жесткие диски. "Серверная! Джекпот!" — обрадовался он. Ещё один терминал безопасности, но… ещё одна иголка и несколько введенных команд — лампочки на терминале доступа загораются зелёным цветом, и он заходит внутрь.

Внутри комнаты дюжина стоек, где ряд за рядом на полках лежали сервера и роутеры в окружении хаотично сплетенных кабелей. В дальнем конце помещения находилась небольшая рабочая станция с ещё включенным монитором. Выглядит как будто… Сэмюэл Йохансенн забыл вытащить карту доступа из своей клавиатуры, прежде чем удрать. Невезение для Сэма - удача для Никто.

Выглядит, как стандартная ОС Фонда — ничего такого, чего Никто раньше не видел. Несколько кликов и он уже видел список проектов, реализуемых в этой Зоне. Он стал копаться в файлах: "Хм… ключи к другим измерениям, файлы результатов неудачной разработки какого-то симулятора создания миров, логистические отчёты…" Ничего стоящего, что смогло бы действительно его заинтересовать. Было бы досадно, если бы всё это было напрасным.

"Хм, постойте-ка. Доступ только для О5 к файлам в скрытой папке под названием RI-класс? Что вообще такого в этом мире можно делать в Зоне, подобной этой?" — озадачился Никто. Он подключает планшет от Фабрики к рабочей станции. ОС может быть и различные, но USB-порты везде одинаковые. Ещё один укольчик в глаз для разблокировки устройства (три раза за короткое время было слишком болезненным — возможно, это последний раз, когда он смог его использовать за несколько дней без тяжелых последствий), несколько нажатий для открытия специального приложения и… да — пароли взломаны и файлы скопированы. Вероятно, это всё, что он хотел получить и не стоит ему и дальше испытывать судьбу — поэтому он убрал своё снаряжение и покинул комнату…

Он видит перед собой полностью экипированную МОГ в полном составе. На них защитные очки с фильтром от пагубного воздействия на восприятие реальности. "Чёрт!" — досадная мысль пронеслась в его голове.

Никто поднял руки и с застенчивой улыбкой произнес: "Хороший денёк, не так ли, ребята?"

Выстрел из электрошокового пистолета и издаваемый треск выпущенного в него заряда, на данный момент, уже не были чем-то неожиданным. Он упал на землю и подергался в конвульсиях прежде, чем потерять сознание.


Он очнулся прикованным к стулу в комнате для допросов, которую он видел ранее на мониторе, либо в очень на неё похожей. Он проверил надежность оков, осмотрел системы безопасности, и пока ждал дальнейшего развития событий вытянул голову и хрустнул шеей. В комнате было холодно, а он был раздет до нижнего белья, что приводило к напряжению мышц его тела.

Слева от него вдоль всей стороны стены было односторонее зеркало, но, прилагая небольшие усилия, он был способен видеть, что творится по ту сторону. Сперва там никого не было, но через несколько минут он увидел, как вошли несколько человек. Должно-быть кто-то заметил, что он пришёл в себя. "Лабораторный халат, лабораторный халат, военная униформа?" — отметил он про себя. Никто снова вытянул шею и попытался рассмотреть поближе. Множество значков… нагрудные знаки отличия указывают на то, что он — генерал-майор армии США. Ещё один взгляд… и да, шнурок, на котором висит карточка удостоверения личности. Генерал Мюльхаузен. Почему это имя было таким знакомым?

Он отвлекся от своих размышлений, когда в комнату зашел человек, с довольно злобным видом и измученным лицом, и приблизился к Никто. На нём лабораторный халат (он никогда не понимал их фетиш, связанный с совершенно бесполезными халатами); долговязые, редеющие коричнево-серые волосы — по сути, ничем не отличающийся от любого количества учёных и исследователей, которых он видел за все свои годы. Никто увидел мельком небольшую женщину у двери прежде, чем мужчина заслонил собой его взгляд и начал кричать на него.

"Кто вы такой! На кого вы работаете! Зачем вы искали файлы о проекте "Частокол"?!" — вопрошал мужчина.

Изо рта мужчины пахло рыбой и мятой. Комбинация, которая вызывала небольшую тошноту у Никто.

"Меня зовут Никто. Предполагаю, что вы уже знаете это." — парировал он в ответ.

Мужчина (ох, давайте будем называть его Крысолиц) прищурился и продолжил настаивать на своём: "Никто не существует. Обычная городская легенда, созданная для того, чтобы испугать новобранцев. На кого ты на самом деле работаешь?"

Никто вздохнул про себя: "Отлично. Один из тех."

"Я работаю только на своё собственное любопытство. У вас, ребята, всегда самые интересные и лакомые кусочки. Вы не очень-то хорошо скрывали это место, между прочим. Его было найти намного проще, чем Зону 19", — ответил Никто.

Ох, это вызвало бурную реакцию у людей за зеркалом. И, конечно, он провоцировал Крысолица, но это могло привести к излишне фривольному поведению. В конце концов — это было немного весело.

Крысолиц становился всё более злым, и его лицо залилось красной краской. Он ткнул пальцем в грудь Никто: "Никто, и я подразумеваю никого, никогда не проникал в Зону 19."

"Разумеется", — ответил "Никто" с саркастической улыбкой.

Крысолиц сжал кулак и замахнулся. В этот момент женщина тихонько произнесла фразу:

— Агент Митчелл.

Крысолиц, он же Митчелл, остановился и опустил свой всё ещё сжатый кулак.

Женщина приблизилась к ним, тихонько и аккуратно оттолкнула Митчелла в сторону и посмотрела сверху на Никто пустым взглядом. Ну, с таким уровнем любопытства, с каким бы вы смотрели на муху, которая бьётся об потрескаевшееся стекло.

"Вы примечательный человек, Мистер "Никто". Надпись "Не-Замечай-Меня", вышитая сетчатой тканью на вашем пальто, вызывает у некоторых из наших исследователей неподдельный интерес. Вдобавок к этому — мы делали попытки в создании копии новейшего технического устройства "Фабрики". Спасибо, что принесли нам эти подарки", — сказала она.

"Но, в дополнение, я задаюсь вопросом — почему вы сразу направились к нашим архивам засекреченной информации, если просто пришли посмотреть на достопримечательности. Что же именно вы надеялись найти?" — добавила женщина.

Она слегка сложила свои руки, постукивая пальцами по одной руке. Никто пожал плечами, как только мог в его положении и ответил:

— Думаю, мне просто повезло. Не повезло в том, что дал вам поймать себя, но, тем не менее, простое везение.

Он немного прокашлялся и продолжил, в слегка другом тембре: "Я так понимаю, файлы, которые там были, они о проекте "Частокол". Почему бы вам не поделиться со мной о том, что это такое?"

Митчелл с пренебрежением рыкнул ему в ответ: "Да, разумеется мы расскажем о нашем проекте защиты реальности. Обо всех альтернативных измерениях для исследовательских целей. Это всё имеет глобальный смысл."

Женщина прищурилась, когда "Никто" извинительно улыбнулся и сказал: "Ну, вы не можете обвинить парня в том, что он просто спросил."

"Могу, ещё как могу", — спокойно произнесла она в ответ.

"Агент Митчелл, доложите об инцинденте в CH&P и получите режим Белого уровня. Вы скомпрометированы", — холодно обратилась она к мужчине.

Митчелл выглядел шокированным и злым: "Что?! Это не так! Я совершен…"

Женщина не дала ему договорить, её голос оставался ровным и спокойным: "Агент Митчелл, вы только что раскрыли конфиденциальную информацию индивидууму с неизвестными способностями и целями. Уйдите прежде, чем я решу занести выговор в ваше досье."

Митчелл метнул свой пристальный взгляд на зеркало, залился ещё больше красной краской и вылетел из комнаты. Женщина подождала, пока он выйдет из комнаты и закроет за собой дверь прежде, чем снова обратиться к Никто:

— Я имею естественный иммунитет к большинству аномальных способностей к принуждению, Господин Никто. Отчасти, благодаря этому у меня есть моя работа. Ну а сейчас, пожалуйста, давайте продолжим. Что вы собирались делать с теми файлами?

Никто окинул кротким взглядом женщину сверху и снизу, пытаясь найти хоть какую-нибудь подсказку на ней, как ему действовать дальше: "Она выглядела… ладно, она… её глаза…"

Блять, он не мог удержать какого-либо представления о ней, кроме её пола. Это было нехорошим знаком. По крайней мере, у него осталось метакогнитивное восприятие, чтобы осознавать этот факт. Он ненавидел средства антивосприятия. Во всяком случае, те, которые использовал не он.

Он вздохнул и сказал: "Как я полагаю, вы не поверите в то, что я буду говорить вам изначально."

"Нет, скорее всего", — ответила ему женщина.

"В любом случае, я говорю вам правду. Я не имел какой-либо другой повестки дня, кроме как проникнуть сюда, осмотреться и посмотреть, что из этого выйдет. Спасибо Митчеллу, теперь я знаю о существовании вашего специального проекта, который выглядит очень интересным. Я скопировал эти файлы потому, что они выглядели особенными, а не потому, что специально искал их", — сказал Никто.

Женщина слегка кивнула: "По крайней мере, эта версия кажется правдоподобной. Хорошая история для начала. Теперь, давайте копнём немного поглубже."

Её рука потянулась к карману, и оттуда она достала пузырёк с какой-то жидкостью, имеющей желтоватый оттенок, а также шприц с иголкой под колпачком. Она сняла колпачок с иголки, проткнула ей крышку пузырька и наполнила шприц жидкостью. Никто пытался вертеться на стуле и рывками вырваться из оков, когда она приблизилась к нему — но стул был прикручен к полу, а крепления, вокруг его конечностей, были затянуты намертво. Она ввела иглу в вену на запястье его правой руки, и он почувствовал волну холода, которая пронеслась вверх по его руке. После чего продолжила допрос:

— Теперь, я хочу, чтобы вы знали — я не желаю причинить вам какой-либо вред, Господин Никто. Тем не менее, мы получим разгадку на те вопросы, на которые вы знаете ответы. Итак, давайте начнем с самого начала. Как вы узнали об этом месте?

У Никто закружилась голова, когда то, что она ввела в его тело, начало действовать. За этим, предсказуемо, его сознание помутнело.


Никто проснулся на скамейке в парке с раскалывающейся головной болью, а также вкусом медно-красных приторных лепестков роз во рту. Фу. Он ненавидел амнезиаки.

Он поднялся и помассировал свои виски круговыми движениями — три оборота вперед, три назад, два вперед, два назад, один вперед, один назад. Воспоминания о произошедшем, о добре, о прошедшей неделе? Они потихоньку возвращались.

Женщина действительно хорошо делала свою работу. Он не мог припомнить других случаев до этого, чтобы его допрашивали с таким особым пристрастием. А также, чтобы так тщательно скрывали какую-либо информацию, как она. Однако, он смог почерпнуть немного информации, с помощью поглядывания на мимику губ людей, которые находились по другую сторону стекла, и как они особенно оживились после того, когда он случайно проронил слово "вероятность". Один из них начал кричать и небольшая часть его криков просочилась через стекло прежде, чем генерал выгнал его из комнаты. Что-то вроде "уничтожения" или "эскалации".

Было сложно читать чей-либо язык тела, когда Никто едва мог сконцентрироваться, особенно под воздействием психотропных веществ. Тем не менее, у него создалось впечатление, что допрашивающая его женщина была немного обеспокоена тем, что он не дал ей имён других тайных личностей. Ему придется смириться с фактом, что пока он в городе — он под их колпаком. Возможно, это продлится до того времени, пока он преднамеренно не использует свои способности, чтобы полностью исчезнуть с их радаров. Блять. Ему довольно сильно понравилось это место. Несколько лавок быстрого питания делали действительно хорошую еду, которая ему нравилась.

Он встал на ноги и подтянулся, чувствуя, как напрягаются его крепкие мышцы и растягиваются суставы, когда его, стесненное на долгое время, тело снова обрело свободу в движении. Ну что же, пора идти. Он общупал свою одежду и карманы. Было похоже на то, что ему вернули почти все его вещи, но он должен был избавиться от того, что у него осталось — есть вероятность того, что они поставили в них трекеры. Вещи можно обменять в магазине; пальто нужно сжечь; разбить планшет (последнее поколение; они действительно думали, что он не заметит?), другие игрушки и разбросать их по всему городу; посетить один из своих тайников и убедиться в том, что в него самого ничего не имплантировали; после чего в Библиотеку для проведения некоторых исследований.


Месяц спустя Никто сидел в кофейне в другом городе и изучал ноутбук, который он недавно забрал у одного неосторожного исследователя Фонда. По крайней мере, половина его методов состояла в том, чтобы использовать в своих интересах естественные склонности других людей и их распространенные причуды. Это похоже на кошмар каждого IT-беспилотника: сотрудники с абсолютным отсутствием ощущения нарушений аппаратной безопасности; другими словами — пониманием того, что нет, они не были исключением из правила «не забирай конфиденциальные данные домой».

Он искал в нём технические спецификации шлема, сконструированного с использованием сплава "Телекилл", но там было много и других интересных файлов, которые он не просматривал до того момента. Файлы об Омега-8, -9, и -10… В них нет ничего особенного — долбаные стандартные отчёты. Что-то похожее на их стандартную классификацию катастроф. "CK, SK, TK, XK, GH, RI, LO, погодите-ка. RI?" — искренне удивился он про себя. Те файлы O5, которые он нашел, были в папке под этим названием. "Посмотрим…" — в предвкушении пронеслась мысль в его голове.


RG-класс: Коллапс реальности.
RH-класс: Перезапись реальности.
RI-класс: Вторжение реальности/Вторжение в реальность.
RJ-класс: Дематериализация реальности.

"Что ж, неплохо", — заключил он. Это, безусловно, давало объяснение нескольким вещам, о которых он смог подслушать в Библиотеке. Никто продолжил копаться в файлах: "Посмотрим, что ещё здесь можно найти…"

"Воу", — вскликнул он от восторга. Он снова открыл документацию шлема и увидел заметку, на которую ранее не обратил внимания.

Природа SCP-148 в кластере "Заграждение MNT-9T3-___" (ключевой компонент SCP-682) делает его использование затруднительным в виду того, что помимо защиты от телепатии, он также блокирует когнитивные функции носителя. Развертывание производства защитного и охранного оборудования в этом кластере не рекомендуется. Не извлекайте образцы SCP-148 из этих Заграждений, поскольку есть доказательства, что они портят характеристики материала из основной вселенной. Используйте доступные материалы из "Заграждения PQ4-99R-DD6" в целях внедрения. Они имеют наибольшие успехи в рамках измерения Коэффициентов Псионического Сопротивления из доступных в настоящее время дочерних филиалов.

Лицо Никто растянулось в медленной улыбке. Он искал гораздо менее значимую информацию, чем эта. Это был замечательный день.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License