Я увольняюсь

Данная статья является переводом.


рейтинг: +3+x

- Ты, что? - ошеломленно начала Седьмая. Она была первой, кто заговорил, но не единственной.

- Ты не можешь этого сделать! – обвиняюще возмутился Восьмой. Он ударил кулаком по столу и потряс его, не рассчитав сил. – Эта работа на всю жизнь! Скажи ему, Шестой!

Шестой сложил пальцы и глянул поверх них на Двенадцатого. Любой кто утрудится взглянуть заметит поразительное сходство между ними. В то время как Двенадцатый был определенно старше, Шестой не сильно от него отставал. Форма носа, наклон головы, даже овал лица, они могли бы быть братьями. Никто не удивился бы будь у Шестого такая же залысина, которую Двенадцатый гордо носил на голове, заставь его кто-нибудь снять эту чертову ковбойскую шляпу.

- Я не уверен – Шестой ответил взбудораженному Восьмому. – Если быть точным, такого еще никогда не было.

- Да, не было. – согласился Двенадцатый. – С тех пор как совет был организован, каждый смотритель сначала уходил в мир иной. Застрелен, зарезан, подорван, вывернут на изнанку, превращен в бессмертную меметическую концепцию, – он кивнул Девятой, которая кивнула ответ, – и различными способами расщеплен на атомы. Но вся эта ситуация с Зоной 19 заставила меня задуматься. Я старый человек. Если я умру, я умру на своих условиях, в моей собственной постели, глядя на портрет моей дорогой жены, - он сделал паузу и посмотрел на свои руки.

Вторая положила свою руку поверх его.

- Все в порядке, Адам. Мы все по ней скучаем.

- Мне плевать на твои оправдания, – рявкнул Пятый. Его палец вел по столу, будто бы он пытался указать на пункт несуществующего соглашения. – В правилах ясно сказано. Как только ты присягнул, как только ты стал частью Совета, ты тут надолго. Если хочешь уйти, мы будем рады предоставить того кто поможет тебе покинуть нас… навсегда.

Пятый пропустил взгляды, которые мелькнули между Шестым, Второй, Девятой и Третьим. Где явно читалось, что кто-то преувеличивает. Если бы Пятый это и заметил, ему бы было все равно. Конечно, он преувеличивал, кто-то же должен был.

- Только я не давал присягу, – мягко ответил Двенадцатый. – Я помогал ее составлять, но я никогда не давал ее, записи подтвердят.

Пятый открыл рот, что бы что-то сказать, но потом откинулся обратно на стул и покачал головой.

Седьмая разорвала тишину и встала с места.

- Как бы то ни было. Ты не можешь уволиться. Как один из немногих оставшихся основателей…

- Я не… - начал Двенадцатый.

- Ты был тут, когда все началось. Член совета или нет, ты здесь дольше нас всех и ты нужен тут. Нам нужны твои знания, и мы не можем рисковать, предоставляя тебя самому себе, где любая группировка может попытаться тебя захватить.

- Ох, не волнуйся, - вставил Двенадцатый. - Я не дурак. У меня останутся телохранители, как у Экс-президента, я останусь под защитой. На самом деле я провел последнее десятилетие или около того строя себе небольшой городок в горах, где я вырастил своих мальчиков. - Он тщательно избегал взглядом Шестого. – Он полон агентов в отставке и блаженно несведущих ученых. Я аккуратен, я не могу иначе.

Он глубоко вдохнул и выдохнул, поднимая взгляд на Шестого

- У меня были дети. Из-за своей работы, я никогда не виделся с ними. Некоторые из них выросли хорошими людьми, без меня. У меня есть внуки, которых я видел только на фотографиях. Я хочу воссоединиться с моими правнуками, качать ребенка на своих коленях в старческом маразме. Хочу встретить новое тысячелетие на своих условиях, не…

Его глаза наполнились слезами, а к горлу подступил ком.

- Я… я хочу быть способным спать и не думать о решении, что я принял в тот день… - Его голос оборвался, и он снова уставился на свои руки.

Послышался тот, кто обычно молчит.

- Все достаточно просто. Мы голосуем. Как положено, верно? – Совет молча кивнул Первому, что держал слово. – Кто против ухода Двенадцатого?

Руки поднялись вверх. Седьмая. Пятый. Восьмой. Девятая. Четвертый. Восьмой ожидающе глянул на остальных. Взгляд стал более пристальным, когда никто не двинулся.

- Кто "за"?

Шестой и Вторая подняли руки как по сигналу, желая поддержать своего… друга? Рука девятой поднялась более спокойно.
Одиннадцатая колебалась… но потом помотала головой. Она не поддержит, но и не выскажется против.

Двенадцатый собрался было поднять руку, но опустил ее увидев взгляд Первого. Логично, что его собственный голос не будет учтен.

Третий отрицательно покачал головой. Он не был заинтересован в голосовании. Десятая явно задумалась, но ее рука поднялась. Ко всеобщему удивлению, рука Первого тоже оказалась на верху.

- Пять на пять, – сказал Восьмой. – Победа уходит оппозиции, ты остаешься.

Двенадцатый сидел, смотря в стол, будто бы на нем лежали его разбитые мечты.

Пока кто-то не кашлянул позади него. Двенадцатый не двинулся, просто наблюдал, как глаза поддержавших его загорались, а недоброжелателей щурились. Ему даже не нужно было поворачиваться, что бы узнать, кто стоял там с поднятой рукой.

Адам, более не Двенадцатый, подскочил со стула. Он развернулся и взял руку высокого тощего мужчины за ним, энергично ее пожимая.

- Спасибо, спасибо, спасибо!

- Пожалуйста. – Тринадцатый забрал руку и протянул маленькую коробочку первому в истории закончившему службу смотрителю. – Если ты не против, я купил тебе часы.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License