Прекрасная принцесса
рейтинг: 0+x

Сия история правдива и приключилась без малого шесть веков назад. Однако с радостью соглашусь с вами, ежели не поверите преданию старины глубокой и посчитаете его небылицей. К тому же из сказанного не извлечь урока, а счастливой концовки и вовсе не предвидится, посему я твёрдо верю, что лучше посчитать сие самой что ни на есть выдумкой.

Давным-давно, около шестисот лет тому назад, в одной империи, название которой затерялось в глубине веков, жила-была дева небесной красоты. Она была особой благородной крови, единственной дочерью богатой и знатной семьи. Слава о её красоте гремела по всей стране, достигая отдалённых уголков, так что не сыскать было во всей империи подданного, который не слыхал бы о сей деве, поскольку портреты её украшали интерьеры буквально каждого дома.

Шелковистые волосы цвета золота; чудесные широко распахнутые глаза, украшающие безупречный овал лица; ярко-красные губы; изящная шея; белая, почти прозрачная кожа; тонкие, словно салансовые рыбки, персты; высокая узкая талия, плавно перетекающая в длинные стройные ноги.

Люди всех родов и сословий, и стар, и млад, мужчины и женщины — каждый был пленён красотой сей девы. За её красоту Его Величество Император пожаловал ей титул «Прекрасная принцесса», и весь народ стал величать её сим именем и возлюбил пуще прежнего. К замку её тянулись бесконечной вереницей подданные, стремящиеся хотя бы одним глазком увидеть деву, о чьей красе ходила молва. В благодарность они несли Прекрасной принцессе дары, ведь красота её превосходила самые смелые ожидания. День ото дня подле её замка росли горы подарков.

— Принцесса, я вложил Ваше совершенство в музыку. Покорнейше прошу Вас принять мой скромный дар, — сказал музыкант и заиграл мелодию на скрипке.

— Принцесса, я воспел Вашу красоту в стихах. Покорнейше прошу Вас принять мой скромный дар, — сказал поэт и продекламировал своё творение.

— Принцесса, я запечатлел Вашу красоту в статуях. Покорнейше прошу Вас принять мой скромный дар, — сказал скульптор и преподнёс сотню изваяний.

Но ничто не могло обрадовать принцессу. С превеликой тоскою смотрела она на горы подарков, и никто не замечал, что на устах её никогда не играла улыбка, ведь даже печальное лицо принцессы было до невозможного красивым.

— Никто не видит меня настоящую, — оставшись в одиночестве, горевала в своих покоях принцесса. — Они без устали твердят о моей красоте, но, кроме возгласов восхищения, я ничего не слышу. Люди и знать не знают, что я за человек. Не догадываются, какая я внутри.

И в том было горе Прекрасной принцессы.

Все как один были очарованы красотой сей девы. Восхваляли её. Взоры толпы устремлялись только к ней, а всё прочее забывалось. Однако подданных интересовала лишь внешняя красота принцессы: никто не видел её поступков и не слышал её слов.

Никто не знал (да и не пытался узнать), что кроется в душе принцессы.

Что бы ни делала, что бы ни говорила, дева слышала одно и то же: «О, как она прекрасна!» Народ оставался безразличен к её успехам и неудачам в любых начинаниях; к её хорошим и дурным поступкам, а посему молва твердила одно и то же. Красоту находили в каждом движении Прекрасной принцессы, в каждом шаге. Она была прекрасна и днём, и ночью, и титул её не сходил с уст людей.

Но разве такая краса не от дьявола?

— Да что же я, сама себе не хозяйка?! Не желаю быть рабой своей красоты! Она дана мне от рождения, и она же самая что ни на есть обуза! Желаю, чтобы люди узрели мою душу!

И мольбы принцессы услышала ведьма, что жила в этих краях с незапамятных времён. Её тронула поразительная сила воли сей девы, ведь она не желала полагаться на свою красоту.

Под покровом ночи старуха прокралась в замок. Поначалу её вело лишь любопытство: она хотела убедиться, что слухи о красоте принцессы правдивы, но в конце концов ведьма решила исполнить желание девы.

— Прекрасная принцесса, я сделаю твою внешнюю красоту незаметной чужому глазу, но взамен открою людям твоё сердце. Отныне и впредь лишь душу твою они лицезреть будут!

Старуха произнесла заклинание, взмахнула клюкою, и через белую, почти прозрачную кожу принцессы буквально начала просвечивать её внутренняя красота.

— Большое спасибо вам, матушка! — Прекрасная принцесса поблагодарила ведьму от чистого сердца…

Которое отныне было открыто всем и каждому.

Внешняя красота более не слепила взоры поданных, но, как оказалось, красота обнажённого сердца принцессы затмевала даже её. Ведьма сделала видимой человеческую душу девы, доселе сокрытую за неотразимой наружностью, и сияние сей души озаряло самые дальние уголки империи — теперь принцесса могла вовсе не покидать замка.

С восходом солнца отец принцессы узрел красоту сердца дочери своей и устыдился, что до сих пор сего не замечал. Пожелав ей доброго утра, он в следующий же миг бросился с балкона вниз, дабы наказать себя за непростительный поступок. Матушка же принцессы преисполнилась гордости за то, что родила дочь со столь кристально чистой душою. Но сразу после завтрака тихо и мирно скончалась, словно уже отыграла роль, ради которой и пришла в этот мир. Музыкант решил, что не способен выразить доброту Прекрасной принцессы в мелодии, а потому взамен предложил деве самое дорогое, что у него было, вещь более драгоценную, чем его жизнь: он отрезал себе кисти, которые извлекали из инструментов музыку, и преподнёс их в дар. Поэт решил, что не способен сложить такие стихи, чтобы они в полной мере выразили мудрость Прекрасной принцессы, а потому взамен предложил деве самое дорогое, что у него было, вещь более драгоценную, чем его жизнь: он вырвал себе язык, благодаря которому зачитывал свои творения, и преподнёс его в дар. Скульптор решил, что не способен изваять такую статую, какая бы в полной мере отразила храбрость Прекрасной принцессы, а потому взамен предложил деве самое дорогое, что у него было, вещь более драгоценную, чем его жизнь: он вынул свои глаза, которыми оценивал добротный камень, и преподнёс их в дар.

Верноподданные империи предавали огню портреты принцессы, которыми доселе дорожили. Люди удивлялись, как можно было столь высоко ценить такую безвкусицу, и убеждали друг друга, что гораздо лучше любоваться великодушием и благородством Прекрасной принцессы. И не нашлось человека, которого не изумила бы безупречная чистота её души, который не признал бы сию красоту истинной.

Только не всякий человек обладал чем-то более драгоценным, чем его жизнь. А посему они пусть и нехотя, но отдавали её, не без сожаления думая, что столь ничтожный дар не годится для подношения принцессе. Люди отдавали ей свою жизнь, жизни своих отцов, матерей, братьев, сестёр, детей и внуков. С тех пор у замка высились горы не подарков, а трупов, и вскорости они переросли его стены.

— О Боже, какое несчастье! Я и помыслить не могла, что всё этим кончится!

Горы трупов и реки крови, что пролились во имя души принцессы, повергли её в отчаяние, и отправилась она к ведьме просить снять с себя заклятье, но было уже слишком поздно. Старуха первой узрела душу принцессы, а потому раньше всех преподнесла в дар деве вещь более драгоценную, чем её жизнь: она лишила себя головы, что хранила многовековые знания. Склонившись пред отрубленной главою, принцесса зарыдала.

Скорбящий вид её и красота сердца, что стенало и проливало слёзы по утраченным жизням, очаровали поданных империи пуще прежнего, отчего те поспешили, соперничая друг с другом, побыстрее расстаться с жизнями и теми вещами, что были ценнее жизни, чтобы преподнести их в дар принцессе. И, дабы утешить её, каждый из них шёл на смерть с улыбкой на устах. Казалось, они счастливы отдать жизнь во имя принцессы, узрев красоту её души, а не попав под очарование красоты внешней.

Долго ли, коротко ли, а всё же дошла дурная молва о растущих горах трупов (вернее, о замке трупов) до имперской столицы и соседних государств. Но сколько бы войск ни отправляли захватить замок, а ещё на подступах все воины до единого попадали под влияние Прекрасной принцессы: их предубеждения рассеивались, взгляды менялись, души очищались, и они, полные радости и по собственной воле, стремились поскорее пополнить собой очередную гору трупов.

— Довольно! Все, все мертвы! Все умирают по моей вине! И никого я не в силах спасти! Чем больше говорю, чем дольше живу, тем выше горы трупов! С меня довольно, я желаю лишь смерти!

Но умереть принцесса не могла. Сильная духом, она не могла убить себя. Даже на себя разозлиться!

— Так отправляйся же странствовать, — вдруг заговорила отрубленная голова ведьмы.

Слёзы, что принцесса пролила над ней, совершили чудо, и старуха на несколько мгновений ожила.

— Возможно, однажды настанет тот день, когда ты сможешь спасти того, кто решится умереть во имя дьявольской красоты твоего сердца. Но до той поры ты должна как можно дальше держаться от людей. Ни с кем не сближаться и жить в одиночестве. Никогда не задерживаться подолгу на одном месте. Иначе снова потянутся вереницы тех, кто захочет преподнести тебе в дар свою жизнь.

И, промолвив это, ведьма снова отошла в мир иной.

Засим Прекрасная принцесса оставила залитый ярко-красной кровью и усеянный трупами замок и отправилась в странствие без конца и без края. Она последовала совету ведьмы (что походил скорее на проклятье), дабы никто более не умирал во имя неё. Дева скиталась в одиночестве по всему свету, и некому было разделить её долю. Именно так началась легенда о кровавой вампирше (в которую чуть позже и превратилась принцесса)…

Только спустя шесть сотен лет она впервые сумела спасти одну крохотную жизнь, что была пожертвована во имя её чистого сердца.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License