Проектное предложение 2014-2112: "Сны о неудачах"

Данная статья является переводом.


рейтинг: +8+x

Название: Сны о неудачах

Требуемые материалы:

  • Смешанный хор из 128 исполнителей (САТБ)
  • Партитура (характер произведения описан ниже)
  • Наушники с шумоподавлением для хора, дирижёра и остальных участников
  • 500 мл плазмы крови SCP-1237-1-О (предпочтительно нулевой группы)
  • Мобильная оперативная группа Организации SCP Эта-11 («Дикие твари»)
  • Мнестики класса W, находящиеся в распоряжении Фонда

Общая концепция: Сны о неудачах — это представление, призванное подвергнуть членов опергруппы Организации SCP умеренному эффекту искажения реальности с целью пронаблюдать за их реакцией на веру в то, что их жизни и достижения ни к чему не привели и что они, как люди, не представляют никакой ценности. Это может быть достигнуто путём применения трёх ключевых компонентов: хоровой песни, предназначенной для введения субъектов в бессознательное состояние, крови скульптора реальности, способной вызвать у группы осознанные сновидения, и инъекций кратковременных мнестиков с целью закрепления эффекта в памяти субъектов.

Хоровая песня представляет собой 45-минутную композицию для смешанного хора с вокализами, в основном состоящими из двугласных звуков, выбранных специально для выделения определённых диссонансов, возникающих при переходе между тональными кластерами и диапазонами щёлкающих звуков и ротических согласных, перемежающимися короткими отрывками из популярной музыки на английском языке, которые поднимают темы личной неудачи, бесполезности и ничтожности. Воздействие этого звукового коллажа должно оказать влияние на участки мозга, способные погрузить любого субъекта без надлежащих средств защиты слуха в бессознательное состояние, после чего — в фазу быстрого сна.

Вскоре после введения субъектов в бессознательное состояние, им следует осуществить инъекцию в виде смеси мнестических химических веществ и плазмы крови человека, обладающего способностью изменять реальность посредством осознанных сновидений. Эта инъекция в сочетании с продолжающимся хоровым исполнением должна заставить субъектов испытывать яркие сны о реальных или вымышленных личных неудачах. Хотя эффекты изменения реальности, вызванные коктейлем, не будут иметь необходимой силы, чтобы повлиять на реальный мир, их должно быть достаточно, чтобы субъекты приняли свои сны за настоящие воспоминания из их жизни, в то время как мнестический компонент будет гарантировать, что память о сновидениях не будет утеряна после пробуждения.

По окончании хоровой песни все её участники должны покинуть место исполнения в течение 15 минут, так как ожидается, что субъекты начнут просыпаться примерно в это время. Внутренним источникам в Фонде следует собирать копии любых отчётов о последующих действиях субъектов, а также любые дневники или видео-/аудиозаписи, сделанные ими относительно их опыта и воспоминаний; подобные записи должны рассматриваться как часть произведения и быть доступны для просмотра на выставке.

Замысел: Вспышка в Портленде ближе всего подбирается к понятию настоящего и полного провала в моей жизни. Я не знаю, как долго история о том поражении витала в воздухе до того, как я вообще узнал о нём от той группы, которая необъяснимым образом появилась в джаз-клубе и которой разрешили играть Rush в течение 45 минут, но с тех пор я никогда не был прежним. Мои давние мечты о дирижировании и сочинении для человеческого голоса улетучились — всё, чего мне тогда хотелось — это делиться музыкой Rush с как можно большим количеством людей. Прямо на следующий день у нас была репетиция, я выбросил все свои нотные листы и начал учить хор петь «Bastille Day». У нас бы всё получилось, если бы Фонд не ввёл в городе карантин и не начал пичкать всех его жителей амнестиками.

После этого всё вернулось в нормальное русло, по большей части. Люди больше не разговаривали о Rush так, как во время вспышки — да что уж там, они и о вспышке не говорили, будто её и не было вовсе. По правде говоря, я не уверен, что получил ту дозу препарата, которую должен был — может, мне ввели меньше, чем нужно, а может, у меня устойчивость к тому, чем они там накачали всех остальных. Я помню почти всё — как музыка проносилась по городу, как все другие формы искусства становились просто неуместными. Я уже не чувствую такого сильного желания делать каверы на Rush, но оно всё ещё там, в глубине моего сознания, как голод, который так хочется утолить. Я не могу не удивиться тому, как сильно приблизилась бы моя карьера, моё призвание к концу, если бы я позволил этому желанию взять надо мной контроль.

С тех пор цель моей жизни состояла в том, чтобы исследовать природу неудачи через свою музыку. С того момента, как я стал частью этой организации, я всё больше и больше нового узнавал об этом «Фонде», который остановил вспышку, об инструментах, которые он использует, о людях, которые организовали карантин. Среди них я встретил Зои, и моя жизнь изменилась.

Не стану утомлять вас подробностями наших взаимоотношений как врагов, соперников, заклятых друзей. Я бы и признался ей в любви, но это раскрыло бы нас обоих. Я многому научился у неё за эти годы — а потом, после того, как у меня чуть не отняли мои мечты в Портленде, они всё же были отняты, когда несчастный случай с генетикой забрал её у нас.

Её товарищи по отряду, те, что вторглись в Портленд, казались мне такими смелыми, такими способными, такими уверенными в своих силах. Что было бы, обрати я свои художественные труды в сторону их жизненных неудач? И что, если бы, вместо того, чтобы просто описать им это, я заставил бы их это испытать — почувствовать то, что чувствовал я после Портленда, после смерти Зои — и задокументировать каждый аспект всего этого? Разве это не оправдало бы мою борьбу с застрявшим в голове желанием бросить всё и основать дерьмовую кавер-группу?

Я посвятил всю свою карьеру изучению неудач. Быть может, показав их неудачи миру, я смогу добиться успеха?

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License