Пролог: Вода оседает и выпадает дождем

Данная статья является переводом.


рейтинг: +1+x

☦Мечты Розы о пятеринстве☦

Когда Роза легла спать, ей приснился странный сон. В нем ей вспомнилось детство, то время, когда она говорила со своим дедушкой, а он рассказывал ей о своем детстве. Время перед инсультом, что скрыл его воспоминания. Его голос стонал, но завеса ностальгии в этом сне заставляла ее чувствовать, будто она смотрела через розовые очки в детство, которого она никогда не чувствовала.

В этом чувстве детства - в рассказе о детстве - она увидела морскую звезду среди звезд. Полупрозрачное оно распространялось на вселенную, как пятно масла на огромной пустоте. Многочисленные усики и конечности отходили от основного тела и множество раз делились на более малые версии самих себя, обнимая галактики со всей нежностью любовника и всей заботой родителя.

Морская звезда вскормила вселенную, помогла ей вырасти в своем множестве конечностей. А может быть, вселенная вскормила морскую звезду; Роза не могла вспомнить. В течение тысячелетий она наблюдала, как сущность слабела. Это напомнило ей о массовых вымираниях, происходящих в штате Калифорния; ученые назвали это синдромом истощения морских звезд или как-то так. Ходили слухи, что причиной были радиоактивные отходы… Но это не важно для сна, или…

Множество конечностей в космическом океане начало извиваться, будто обрело собственный разум. Некоторые накрепко прилипали, бесконечно разрываясь в галактиках. Другие скручивались и отваливались от основного тела, уплывая в неизвестность за пределы вселенной.

Затем её взгляд устремился на одно из усиков, которое было прикреплено к длинной конечности - на Млечный путь. Его многочисленные ветви начали отрываться от себя, как у гниющего дерева, а она всем смотрела на эти обрывки. Она смотрела на знакомые солнечные системы и планеты. Одна отдельная часть, маленькая и едва заметная из-за своей прозрачности, упала на голубую планету, в которой она узнала свой дом.

Этот маленький кусочек распался, при входе в атмосферу, рассеиваясь в ветрах, оседая на воде и почве. Сон был окрашен горем и тоской по возвращению к тому, что когда-то было…

И тогда Роза проснулась от будильника на своем телефоне.

Она рассказала об этом сне позже своим участникам группы у костра на пляже. Ее пестрая группа друзей молчала, в то время как она говорила, то ли из уважения, то ли из-за растерянности, о которой они не могли рассказать. Когда ее история о истории, которую ей рассказали, закончилась, первым высказался солист группы.

«…Может быть, это была не морская звезда, Роза.» Заявление Моргана было любопытным, будто развлекало мысль. Он изобразил кривую улыбку и потянулся со своего бревна в сторону фургона, увидев, как Брук доедает упаковку Jet Puff.

Клайд, как обычно, настраивал гитару, его каштановые волосы скрывали выражение лица. Он был единственным, кто действительно умел играть на музыкальных инструментах, и между нежным бренчанием и потрескиванием огня была только тишина.

Только их барабанщица, Брук, прервала неловкий момент, доедая последние зефирки. «Отличный сон. Как думаете, что он может значить?» Она говорила с полным ртом еды, что приглушала её прямоту, но смягчала атмосферу, достаточную для дальнейшего разговора.

Роза уже собиралась говорить, прежде чем ее прервал Умико, добрый парень, который был не слишком умным и не очень хорошо говорил по-английски. Она даже точно не знала, для чего он был в этой поездке, поскольку весь его музыкальный талант заключался в игре на губной гармошке. «Означает красоту!» Он гремел, похлопывая ее по плечу. «Как Роза!»

«Спасибо, Умико. Нет, правда, я думаю, это как пророчество или что-то в этом роде, понимаете? Я использовала тот новый очищающий кварц, который я купила в Доме Энергий кварталом ниже, возможно, он мог открыть во мне неизвестную силу или что-то в этом роде!»

Клайд усмехнулся в ответ на восторг Розы. «Да, ты говорила что-то об этом на прошлой неделе об эмпатии или о чем-то подобном. Называла себя пробужденным ребенком индиго или как там правильно?» Его улыбка хоть и была добродушной, но слова были полны скептицизма.

И тогда рыцарь Розы в сияющих латах вернулся, чтобы вмешаться, передавая пачку зефира Брук. «А я верю Розе.» Морган говорил, смотря своими необычайно ярко-зелеными глазами прямо на нее. Она почти рефлексивно поправила челку. «Может быть, у нее есть неизвестные способности внутри. Может быть, у нас всех есть, но мы просто забыли, как это помнить. То, что мы забыли.» . Уверенность в его голосе заставила замолчать остальных участников группы, даже нежное бренчание Клайда.


Они установили расписание репетиций в ту ночь. Под звездами, с рыбками. Клайду удалось настроить несколько струн, чтобы они могли звучали, не настолько потрепанно, а Брук предложила отличную идею для вечеринки после тура. Морган почти мгновенно согласился встретиться там с фанатами.

Морган закончил собрание, заливая водой огонь, будучи единственным способным подняться, чтобы сделать это. У Клайда и Розы был спонтанное соревнование с алкоголем, которое закончилось примерно через две бутылки пива, Умико унес их домой, а Брук утверждала, что не может пошевелиться, наевшись зефира на месяц вперед. Он пронесся по сцене перед собой. И залился глубоким смехом, осознав, что он давно не чувствовал себя рядом с такой семьей.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License