Скука
рейтинг: +4+x

Вы не представляете, насколько скучной может быть жизнь в Фонде.

Тишину прервала песня 26 Miles, заставив а.н.с. Лебелева проснуться. Он улыбнулся и открыл глаза, но не увидел ничего кроме серого потолка Зоны 7. Настроение тут же сошло на нет, и Лебелев машинально ударил рукой по кнопке выключения будильника, но мелодия продолжала играть в голове. На часах было 8 утра.

Встать, одеться, захватить яблоко и мигом броситься в сторону лифта, чтобы подняться в обсерваторию - давно отработанные, практически механические действия, которые астроном выполнял каждый день. Вот он уже бежит по коридору, вот он уже спросонья едва не сбивает какого-то СБ'шника, вот он уже поднимается в лифте. Спустя 5 минут Лебелев уже чиркнул ключ-картой по специальному проёму на электронном замке и вошёл в куполообразную комнату с кучей телескопов, передатчиков и антенн. Когда а.н.с. увидел всё это в очередной раз, за ними сидел только д-р Белозёров, чьим ассистентом и был Лебелев.

— Лебелев! Садись, — Белозёров указал на стул рядом с передатчиком. — опаздываешь!

Впрочем, как и всегда.

Доктор протянул своему ассистенту пачку бумаг. — Список задач на сегодня. Выполняй, а я пока… — он залез под стол. — …разберусь с очередной проблемой в лице бесконечных проводов. — и добавил. — Чего молчишь? Странный ты сегодня.

Впрочем, как и всегда.

Лебелев опомнился, — Да, извините, не выспался.

— Не выспался? Понимаааю… — заговорищески протянул доктор. — Опять читал? Что на этот раз? «Принцип работы субатомных квазиоптических макро-энерго-радиотелескопов»? — с сарказмом вычитал в очередной раз он свою любимою издёвку. — ладно, не обижайся, я же не со зла.

Лебелев стал ассистентом Белозёрова по забавной бюрократической ошибке. Впоследствии они даже стали практически друзьями, и дабы избежать излишней привязанности, Лебелева хотели назначить к другому сотруднику, но Комитет по Этике был против. Что же, 2:0, КпЭ. Почему «два» а не «один?» Да был один случай… Впрочем, не за этим мы здесь собрались.

Путём переключения и перекручивания всяких рычажков, торчащих из самых разных частей приборов, Лебелев осуществлял нудную ежедневную рутину. Скучнее было только заполнять бумаги с треклятой бюрократией.

— А помните, как… — начал Лебелев фразу, которая должна была хоть как-то скрасить ближайшие шесть часов. — …я сломал экземпляр какого-то «безопасного» и меня чуть было не расстреляли на месте, но вы вырубили того СБ’шника а потом «КэПэЭ» спорил с директором три недели, и нам так ничего и не сделали?

— О, та презабавнейшая история? Дааа… Бедный охранник, переборщил я тогда…

Чего у Лебелева не отнять, так это того, что в простонародье называют «криворукостью». Руки у а.н.с. росли действительно «не из того места». Это было то немногое, что превращало серые будни в палитру цветов — ломать и наблюдать. За очередным ОУС, например… Кстати, КпЭ, 3:0.

Разговор, однако, в этот раз не сложился. Белозёров как-то резко растерял свою привычную разговорчивость. Ладно, бывает.

Лебелев скучал, и это он ненавидел больше всего. Последнее время его вообще ничего не радовало, и это его, — хронического оптимиста! Он возненавидел жизнь вне Организации — после невероятных приключений и пережитых во время работы эмоций, жизнь «там» казалась такой скучной и однообразной, что умереть можно. В отпуски он уезжал нехотя, и только тогда, когда ну совсем уж устанет от Фонда. Но и «тут» жизнь стала надоедать. Что же дела…

— Лебелев! — раздумья прервал резкий бас Белозёрова. Такой громкий, что ассистент подскочил. — Быстрее сюда! Я кажется поймал…

Из приёмника доносился неприятный писк. Лебелев зажмурился, но тут же раскрыл глаза от удивления — сигнал! Не помехи! Сигнал!

Ну наконец-то! Что-то интересное!

Так продолжалось примерно две минуты, пока за писком не последовала речь — Лебелев готов был кричать от радости.

«Все кто меня слышит, знайте, меня нужно найти…» — голос был женским, высоким, таким завораживающим… «Ищите по координатам…», далее вместо координат помехи. «Повторяю, все кто меня слы…».

Неожиданно сознание помутнело. Последнее что увидел Лебелев перед темнотой — лицо Белозёрова, которое было повёрнуто в сторону панорамного окна. Лебелев повернул свою голову туда же, и что интересно, сделал это непроизвольно. Затем наступила тьма.

— И что с ними делать? — сотрудник службы безопасности тыкал стволом в два тела, лежащих лицом вниз. Оба были в белых халатах. Затем он посмотрел наверх, в сторону разбитого окна. — Смотри-ка, эти двое зачем-то выпрыгнули из окна!

— Вижу, — отозвался второй. — вызывай медиков, это их работа. — сотрудник перевернул одно из тел. — Господи Иисусе… Да у него же глаза открыты! Он ещё и дышит!

— Да, второй так же. — охранник достал рацию — Приём, у нас двое, в восточном крыле, на улице, рядом с обсерваторией. Да, живы. Нет, молчат как партизаны.

Месяц спустя пострадавшие окончили курс лечения. Симптомы меметической аномалии были нейтрализованы, а сама аномалия поставлена на содержание. а.н.с. Лебелева обработали амнезиаком класса C.

Тишину прервала песня 26 Miles, заставив а.н.с. Лебелева проснуться. Он улыбнулся и открыл глаза, но не увидел ничего кроме серого потолка Зоны 7. Настроение тут же сошло на нет, и Лебелев машинально ударил рукой по кнопке выключения будильника, но мелодия продолжала играть в голове. На часах было 8 утра.

По дороге до обсерватории Лебелев встретил Белозёрова.

— Эй, вы куда! Сегодня же работаем!
— У меня сегодня собрание, и я тебя об этом предупреждал.
— Вы говорили, что собрание будет нольпятого нольвторого…
— Сегодня именно это число.
— Но сегодня апрель!
— Сегодня… — Белозёров посмотрел на Лебелева, стукнул себя по лбу и засмеялся. — Мда… Переборщили они конечно… — еле слышно пробормотал он. — Сегодня второе мая! А у тебя куча работы с бумагами! Марш в 310-ый кабинет!

Лебелев застонал. Опять? Несправедливо. Да и что там заполнять, они за эти три месяца ничего не нашли… Ведь так?

Он достал плеер, воткнул наушники, включил 26 Miles и поплёлся по коридору.

Вы не представляете, насколько скучной может быть жизнь в Фонде.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License