Раскат грома посреди огня войны
рейтинг: +1+x

ВНИМАНИЕ! Данный рассказ связан с хабом под названием Соревновательная Эсхатология. Сюжет описывает события во время активации Врат. Явления, происходящие после, относятся к концу света класса XK. Многие Объекты поменяли свой первоначальный вид и тем самым вызвали массовые нарушения содержания, производя колоссальные разрушения. Доктор Гирс присутствовал в Зоне 2036 во время пробуждения SCP-098. Осознав масштабы происходящего, он направился на Объект SCP-2000, как Куратор комплекса. С этого момента и начинается история.

На вертолетную площадку выбежали военные в темно-синих костюмах с эмблемой Фонда, выстраиваясь по периметру сооружения. Каждый был вооружен модифицированной автоматической винтовкой с оптическим прицелом, придавая бойцу внушительный вид. Один из них, опустив оружие, достал рацию из верхнего кармана и включил микрофон, сказал:
— Группа на позиции. Ведем наблюдение.
В Йеллоустонский Национальный Парк стягивались военные силы со всего штата, оглушая рокотом двигателей прилегающие территории. Все дороги, ведущие в сторону базы рэйнджеров, были перекрыты аванпостами для бесперебойной доставки техники. В связи с последними событиями протокол "На Виду 201" расформировали, с чем и связана активность военных1. На самом же деле центом внимания был важнейший объект Фонда - SCP-2000.
Пока военные укрепляли периметр, над горизонтом показались грозовые тучи, из которых вырывались яркие молнии. Агентов Фонда предупредили об аномальной буре, движущуюся в сторону комплекса. Но охрана стояла на крыше по другой причине - бойцы ждали важного гостя, который прибудет с минуты на минуту. Среди шумов на экране показалась явная точка, предупреждающая о приближении неопознанного объекта. С ним связались военные. После недолгого диалога диспетчер дал добро на посадку. Ожидаемая персона вторглась в воздушное пространство SCP-2000 - это был доктор Гирс.
— Бойцы, всем быть на чеку! На радарах творится полная херня! Приготовится к защите вертолета! — объявил капитан. — Если заметите неопознанный объект, открывайте огонь на поражение!
Силуэт аппарата был отчетливо виден. Черная машина стремительно направлялась к пункту назначения, настойчиво пробиваясь сквозь встречный ветер. Грозовые облака, что надвигались с большой скоростью в сторону комплекса, затмили вечернее солнце, погружая в темноту Национальный Парк. И это было крайне символично. Фонд трещал по швам. Волна нарушений условий содержания нахлынула на большинство Зон, освобождая из пленения различные аномалии. Точное количество сбежавших до сих пор остается неизвестным, как и то, сколько учреждений оставалось в строю. Мир постепенно охватывал хаос, пожирая и сжигая все живое на своем пути.

Как только шасси дотронулось до поверхности площадки, охрана подбежала к вертолету для сопровождения доктора. Из открывающейся двери появился человек, отличительной чертой которого был белый халат. В свете прожекторов можно было разглядеть и другие детали: поседевшие волосы, очки, морщинистое лицо.

Под порывами ветра от лопастей вертолета группа проследовала в помещение бывшей станции рейнджеров. Охрана, спускаясь по лестничной шахте, отвела доктора до проходного пункта, предварительно проверив его карту доступа, где они и расстались для дальнейших распоряжений штаба. Военные с поверхности продолжили осматривать территорию для защиты периметра от недоброжелательных гостей, не подозревая о том, что им следовало оберегать. Возле лифта доктора ожидал один из представителей научного персонала, который так же был одет в белый халат. Мужчина среднего возраста с рыжими кудрявыми волосами и большими глазами - такого сложно не заметить даже в густой толпе. Прежде чем сотрудник успел увидеть приближение Чарльза, он активно протирал лоб платком, давая понять его стрессовое состояние. Шаги отвлекли мужчину. Взгляды докторов пересеклись.
— Доктор Гирс, приятно снова встретить Вас, — сказал Кристофер Гарднер, руководитель отдела, отвечающего за работу стабилизаторов реальности.
— Какова ситуация? — спросил доктор с серьезным выражением лица, направляясь к двери лифта.
— Мы сами точно не можем сказать, но Якоря в 14:56 стали странно себя вести. После мы потеряли связь с Зонами на территории Египта и Ирана. Сэр, неужели Он пробудился? — с встревоженным лицом спросил сотрудник.
— Да. SCP-001-Гамма активировался.
— О Господи …
— Так же наружу вырвались еще десятки объектов. Возможно больше, — мимика у доктора не изменилась.
— То есть нам следует подготовиться к наихудшему сценарию? — спросил сотрудник. По его лицу и голосу было понятно, что он не был готов к таким резким переменам.
— Да.
Дверь закрылась. Со скрежетом лифт отправился на нижние этажи, опускаясь все глубже в бездну. Точно неизвестно, сколько служит данный механизм Фонду, но судя по звукам и постоянной тряске, он был стар.

На выходе из транспортера прозвучала сирена.

ВНИМАНИЕ! Всему персоналу! Это не учебная тревога! Сотрудникам с допусками 3/2000 и ниже немедленно пройти в жилую зону и ждать дальнейших указаний!

Громкоговоритель продолжал одну и ту же фразу. Те, у кого допуск был выше, уже понимали что нужно делать. Доктор Гирс со своим спутником направились в головной штаб.

Прозвучал электронный голос у массивной металлической двери.

Доктор Чарльз Гирс. Доступ HMLC. Вход разрешен.

Доктор Кристофер Гарднер. Доступ 5/2000. Вход разрешен.

Над докторами включились сигнальные лампы, предупреждающие об открытии дверей. Послышалось глухое прокручивание шестерней. Шлюз понемногу стал приоткрываться. Из появившейся щели с отчетливым шипением начал просачиваться прохладный воздух. Перед ними распахнулись врата. Через них пробивался наружу ярко-голубой свет, испускаемый от неоновых ламп, образуя отчетливые линии на белоснежном потолке. За дверьми располагался небольшой коридор, соединяющий два отсека. Это был Горизонт Событий, разделяющий реальности и само время. До сих пор сложно поверить что такое смог сотворить человек. Крупнейшее строение в истории Фонда, полностью основанное на человеческих технологиях.

Внутри головного корпуса уже собрался основной научный персонал. Среди гула было сложно определить о чем идет речь. В центре зала располагался большой монитор с географической картой Земли и расположением всех Зон содержания. Свет от лампочек обозначал их статус, вот только в нынешней ситуации панель не отображала больше пятидесяти процентов. Постепенно области, включенные под охрану Фонда, гасли прямо на глазах.
— Самоуничтожение, — произнес вслух доктор Гирс.
Все восточное побережье прекратило активность. Западные Зоны посылали сигнал SOS, однако обратного ответа не получали. Ситуация постепенно выходит из под контроля.
— Какая-то скоординированная атака. Неужели это дело рук Повстанцев Хаоса? Возможно это их агенты выпустили SCP объекты?
— Нет. Аномалии пробудились. Я присутствовал на одном из таких проявлений и это не Повстанцы.
— Но тогда что могло вызвать такой резонанс?
Доктор Гирс промолчал. На его практике не было аномальных явлений, которые могли вызвать тотальный хаос на всех объектах Земли, даже точечные концы света не представляли такой угрозы. Они просто не были готовы. Однако нынешняя ситуация не позволяла заниматься поисками причин - защита комплекса была важнее. Единственная надежда человечества была у них в руках. Один неверный шаг и всему придет конец.
— Что показывают спутники? — спросил Гирс у персонала.
— Все спутники прекратили работу.
— Датчики, сенсоры, камеры наблюдения, все к чему можем подключиться. Нам нужна любая информация, — произнес доктор. Возможно его аномальное спокойствие давало каплю надежды для работников Фонда. Ходят слухи про его необычную черту характера. Его лицо всегда было безмятежным, интонация не менялась и он оставался рассудительным при любых обстоятельствах. Некоторые им восхищаются, некоторые недолюбливают из-за его непонимания обычных шуток.
— Сейсмические датчики обнаружили колебания поверхности. Идет анализ, — произнес один из сотрудников. — Это не просто землетрясение. Что-то движется. И оно крупных размеров.

Гигантский исполин возвышался над чередой горных возвышенностей. Гуманоидное создание не обладало отличительными чертами лица или какими-нибудь другими деталями, лишь металл являлся его основой. Механическое существо двигалось к SCP-2000.


Оно чувствовало сгусток энергии, находящийся под землей. Колоссальной энергии. Оно искало пищу. Оно нашло ее.

Военная техника уже готовилась к началу боевых действий. На открытой местности выстроились артиллерийские орудия, ожидая начала обстрела. Боевые вертолеты, поднятые с ближайших военных баз, направлялись в сторону чудища, огибая горные возвышенности. Пехота расставляла взрывчатку вдоль скалистых склонов, скоординировав возможную траекторию движения механа. Вот-вот начнется грандиозное представление.
Сержант Гудвин был один из операторов новейшего дальнобойного стрелкового орудия, использующее разрывные снаряды со взрывчатым веществом, наносящие колоссальный урон по площади. Для такого монстра оружие подобного типа могло значить лишь боль и страдание. На мониторе показался черный силуэт, обходящий холмы.
— «Он попал в капкан», — подумал про себя Гудвин.
В этот момент возвышенность, где была расположена взрывчатка, содрогнулась, образовав мощный оползень. Горная масса сползла прямиком на гиганта, что привело к полной остановке механа.

Оно прекратило движение. Оно думало. Оно искало путь обхода и нашло виновников, мешавших начать трапезу. Оно рассердилось.

— Огонь!
Звуки выстрелов прогремели по всей округе. Огненные столбы возвышались над атакующей техникой. Многозарядные автоматические пушки продолжали стрелять до полного опустошения боезапаса. Гудвин впервые опробовал "работу" машины, ощущая каждую вибрацию подвижных механизмов. Он имел дело с танками и их безумной отдачей, но такого еще не испытывал. Автоматическая перезарядка работала без остановки. Поршни, цилиндры, вращающиеся детали - все это напоминало работу швейцарских часов, вот только масштабы отличались в десятки раз. После череды выстрелов прозвучал отчетливый звон пустого барабана. Сержант посмотрел на монитор. Вся территория обстрела была охвачена пламенем, а взрывные волны, вызванные попаданием, разрушили холм до основания. Столб пыли возвышался над эпицентром события.

Оно чувствовало боль. Оно застряло. Оно хотело отомстить за вред. Оно было в ярости.

Обломки вокруг павшего существа стали подниматься вверх. Многотонный мусор возвышался над местом обстрела. Гигант генерировал гравитационное поле, из-за чего все объекты вокруг него устремились ввысь, образовав стену. За считанные секунды место взрывов было расчищено. Металлическая тварь шевельнулась.
— Лейтенант, оно все еще активно, — обратился оператор к Гудвину.
— Да, вижу.
Никаких видимых повреждений не обнаружено, словно ничего и не было. То, что являлось головой, повернулось в сторону артиллерийских установок.
— Оно смотрит прямо на нас, сэр!
— Хреново! Всем немедленно покинуть технику!!! — лейтенант как-будто почувствовал взгляд гиганта. Он понимал, что его отряд стал мишенью для монстра. Они были словно на ладони.

Оно может двигаться. Оно чувствует легкость. Оно свободно. Оно желает уничтожить помеху.

Рука направилась в сторону стрелковой группы, указывая на виновников событий. Но в этот момент ракетный залп прервал то, что хотело сделать существо. Боевые вертолеты начали обстрел механа, выпуская всю мощь смертоносной машины. Конечность охватило огненное облако, сотрясая металлическую оболочку. Ракеты попадали и по туловищу, из-за чего гиганту было сложно сфокусироваться. Однако обломки, оставшиеся от горы, преграждали новую огненную очередь, левитируя и окружая существо, тем самым создавали щит. Теперь твари ничто не мешало выполнить свою задачу.

Оно было отвлечено. Оно видит не одну цель. Оно очистит путь.

Механ выплеснул мощный электромагнитный импульс. Все боевые машины были поражены, прекратив какую-либо деятельность. Сержант Гудвин со своим отрядом бежали прочь от разъяренного монстра. Они чувствовали колебания, которые вызывал гигант, сотрясая земную твердь. И тут начался камнепад. Огромные куски камня и грязи падали с неба, словно авиабомбы. Гранит, корни деревьев, военная техника - все смешалось и единым порывом обрушилось на прилегающую территорию, тем самым создав вихрь из различного мусора. Сержант лишь на мгновение заметил, как в его сторону летел вертолет. Этого промежутка времени хватило, чтобы он смог помолиться за все человечество. Гудвин вскрикнул под глухим ударом многотонной машины. В этом месте для него и всего отряда миссия была завершена, оставив воспоминания в виде груды металла и обвалившейся горы.

Оно освободило путь. Оно может идти.


Доктор Гирс наблюдал за происходящим, до того, как ЭМИ отрубил технику на верхних уровнях базы. Но перед отключением передатчиков пришло сообщение от неизвестного адресата ко всем пользователям сети Фонда.

Ганимед. Одно слово, которое изменило мир. Возможно не сейчас, но в скором будущем. В каком-нибудь из вариантов реальности уж точно должен быть счастливый финал.

— То есть теперь мы сами за себя? То есть они бросили нас на произвол судьбы? — с недоумением и крайней раздражённостью спрашивал Гарднер.
— У других Зон ситуация не лучше. Возможно это единственный вариант для всех нас, — ответил ему Гирс, — Однако есть дело куда важнее.
Не успев договорить фразу, как металлический пол стал вибрировать. Существо находилось над SCP-2000. Оно уже уничтожило смотровую площадку, и теперь огромными конечностями разрывало шахту лифта.


Оно чувствовало тепло. Оно чувствовало свет. Оно предвкушало вкусную трапезу.


— Сэр, существо идет прямо на нас. Первый подуровень не выдержит такой нагрузки. Что будем делать?
— Гарднер, ПТСЖА можно использовать как лучевую пушку? — спросил Гирс.
— Простите, что? Лучевая пушка? Вы серьезно? Да эта установка не лучше микроволновки. Но на кой черт трогать Стоки?
— Попробуем выстрелить из них на максимально близком расстоянии.
— Сэр, вы сами знаете, что мы не имеем достаточной информации о том, как работают Якоря и комплектующие к ним. Это слишком большой риск.
— Для этого и запустили протокол "Ганимед", — с твердой уверенностью произнес Гирс, — У нас нет времени мешкать, Гарднер. Придумай что-нибудь для защиты комплекса.
— Ох черт …
Повторный толчок. Теперь это были не просто вибрации, а серьезные колебания. А значит, что существо скоро доберется до первого подуровня.
— Мэтью, подойдите ко мне, — произнес Гарднер, — На прошлой неделе вы мне хотели принести отчет про возможные эксперименты над ПТСЖА. Надеюсь, вы досконально разобрались в работе установок, прежде чем мне об этом сообщать?
— Конечно! — сообщил Мэтью Робинсон, главный инженер четвертого подуровня, — Вся информация у меня в голове. У вас есть какое-то предложение?
— Да. С помощью Стоков убить тварь над нами, — сказал Гирс.
— Мы можем такое сделать, Мэтью? — спросил Гарднер у собеседника.
— Теоретически можно увеличить плотность тахионного излучения, тем самым вызвать взрывную волну.
— Этого достаточно. Выполняйте.
— Доктор Гирс, вы уверены?
— У вас есть идеи лучше?
Очередной толчок прервал диалог.
— Сто метров! — сообщил один из сотрудников.
— Робинсон, выполняйте! А вы, Гарднер, готовьтесь к активации протокола "Мертвый Евклид 101".
— Так точно, доктор, — сказал Кристофер, сделав небольшую паузу, недоумевая от происходящего. — «Конец света, приезд Гирса, атака на Зону, протокол "Ганимед", а теперь еще хотим использовать Стоки как пушку. И все в один чёртов день!»

Мэтью вбежал в помещение. Он в быстром темпе подошел к ближайшему терминалу, убирая уведомление о новом Протоколе. Пока Робинсон настраивал аппарат инженеры за его спиной обсуждали последнюю новость. Это его сильно раздражало.
— Вы, трое! Бегите к излучателю! Настройте эмиттер на 80%, фокусируя его на мишени! У вас ровно минута! Это приказ! — буря эмоций охватила Мэтью. В такой критической ситуации ни в коем случае нельзя паниковать. Пока он ожидал загрузки баз данных по всему четвёртому подуровню, на мониторе появилось предупреждение о высокой сейсмической активности, прервав процесс.
— Черт, вот именно сейчас.
В этот момент с ним вышли на связь через рацию.
— Робинсон, это Гарднер. Вы уже подготовили ПТСЖА?
— Нет, система безопасности не даёт мне изменить конфигурации.
— Что это значит? — с недоумением спрашивал Гарднер.
— Нужен допуск высшего уровня для разблокировки. Доктор Гирс как раз является Куратором.
— Понял, — на этой фразе Кристофер отключился.

— Доктор Гирс, только вы можете отключить систему безопасности. Без этого мы не сможем сделать то, что вы просили.
— Что за этим последует? — холодный взгляд Гирса окинул Кристофера, — Как я предполагаю, мы не сможем активировать "Мертвый Евклид 101"?
— К сожалению, так и есть.
Паузу прерывали гул и скрежет. У доктора Гирса был сложный выбор. Либо произвести выстрел из Стоков, тем самым навредив важнейшим компонентам объекта, либо закрыться в карманом измерении, ожидая, пока существо не уйдет.
— Робинсон, это Гирс. Я снижаю уровень безопасности до минимума. Будьте готовы. Второй попытки у нас не будет.
— Я вас понял, — послышался ответ с рации.

Требуется класс доооо…ступа HMCL или O5.

Доктор ввел свои данные в терминал.

Снять рееее…жим безопасности?

Сенсорная клавиатура плохо отвечала на команды, но все же отреагировала на запрос.

Внимание! Система бууу…

Свет во всем комплексе погас.
— Черт.

— Доктор, что произошло? Почему нет аварийного питания? — Гарднер потерял из виду силуэты в кромешной тьме, — Твою мать, вся электроника сдохла! — глухой удар прервал фразу Кристофера. Вся база содрогнулась. Волна разрушений прокатилась по всему объекту, вызвав непоправимый урон для верхних уровней.


В месте, где когда-то была смотровая площадка, теперь находился кратер. Существо всеми силами пыталось достичь цели. Каркас монстра из-за постоянных отблесков молний и сильного дождя, казалось, плавно переливался и изгибался, видоизменяя свой внешний вид. Так и есть: оно меняло конструкцию, чтобы под нужным углом оторвать очередной кусок земли.

Оно устало. Оно потратило много энергии. Нужно подготовиться.

Буря была в самом разгаре. Сильный дождь, гром и молнии - как-будто сама природа подняла восстание. В некоторых местах Йеллоустонского Национального Парка под напором стихии начались пожары. То, что можно назвать головой, устремило взгляд в небо. Бурные потоки воды вырвались из пустот существа, пока оно меняло стойку. Скрежет металла, гул машин и шестерней - все это на фоне гиганта, который трансформировался во что-то иное. Пока шел процесс преобразования, туловище начало испускать еле уловимый свет, который постепенно менял свой окрас, приобретая оранжевый оттенок. Источник излучения переместился в место, которое раньше служило головой. После отчетливого стука металлической конструкции Нечто прекратило движение. Лучи выходили из отверстия, что находилось на вершине объекта, направленное на небосвод. Свет пронизывал движущийся шторм.

Оно ждет. Трапеза скоро начнется.

Вспышка. Небо озарило ярко-голубое сияние. Энергия, накопившееся в грозовых облаках, одним разрядом выплеснулась в Нечто. Через несколько секунд после удара молнии, монстр издал несколько щелчков за которыми последовало громкое шипение. Пар, образовавшийся в результате испарения дождевой воды, вырывался из всех щелей металлического гиганта. Словно паровоз, существо исчезало в облаках, изредка показывая блестящую оболочку. Конструкция меха менялась. Появлялись иные формы, новые конечности, однако из-за тумана было тяжело рассмотреть во что превращалась машина. Лязг, скрежет, стук - звуки заполонили кратер. Но отчетливый звон полого тела остановил все процессы. Меха воссияла под очередным проблеском молнии в штормовых облаках, показывая все видоизменения.

Оно готово. Оно приступает.

Из руки существа вылез тупой предмет. За считанные секунды отросток стал искрится голубыми вспышками, издавая неприятное жужжание. Машина, освещенная яркими разрядами, подняла конечность над головой, приготовившись к атаке. В этот миг все замерло в ожидании, того, что последует далее. Гигант сделал резкое движение рукой. Йеллоустонский Парк озарил свет, словно наступил солнечный день. То, что не было уничтожено от рук военных или самой природы, в ту же секунду сгорело, не оставив и пепла. Огненный вихрь пролетел по всему северо-западному участку штата Вайоминг, оставляя после себя выжженную землю. Взрывная волна смогла проделать дыру в тучах, ненадолго остановив движущийся шторм. Над эпицентром катастрофы возвысилось грибовидное облако.


Робинсон очнулся от сильной боли в спине. Дыхание прерывалось от едкого запаха гари. Мэтью немного приоткрыл глаза, дабы сориентироваться. Освещение не работало, стены комплекса потрескались, а часть потолка обвалилась. Единственным источником света были языки огня от горящей электроники. Он был насторожен, так как прямо под ним находился реактор. Если могла произойти утечка, то весь 4 подуровень должен быть изолирован. Однако ни сирена, ни аварийная сигнализация - ничего не говорило о возможном происшествии. Зацепившись за кусок арматуры, Мэтью привстал, осматривая себя. К его облегчению лишь правое плечо имело небольшую ссадину.
— Есть кто живой? — прокричал Робинсон, ожидая услышать голос. В ответ лишь треск от поврежденной электроники и журчание воды от пробитых труб. Мэтью продолжал поиски. Он искал тела под обломками, в небольших помещениях, но все безрезультатно. Однако это стало его настораживать, ведь здесь, недавно, присутствовало, как минимум, девять человек. Возможно, пока Робинсон был в отключке, персонал успел выйти до начала обрушения потолка. Мэтью подошел к аварийной сети питания. Интересной особенностью SCP-2000 заключалась в том, что база находится над мощными геотермальными источниками, которые смогут запитывать базу до того момента, пока очередная аномалия не захочет разорвать Землю на куски. Робинсон повторно проверил всю электронику и убедился, что она была здесь бесполезна, благо инженеры подготовили на случай чрезвычайных ситуаций механические рубильники. Каждый из рычагов отвечал за конкретный сектор. Для Мэтью было важнее всего убедиться в том, что насосы продолжали закачивать охлаждение в реактор. Он провернул механизм, послышался отчетливый щелчок, а за ним соответствующее жужжание. Свет с перебоями начал зажигаться во всех коридорах. Отсек 4/10 снова вступил в строй. Сенсоры, датчики и прочая электроника была частично повреждена, но все же продолжала свою работу. Мэтью, спотыкаясь об обломки, подбежал к ближайшему терминалу. К его удивлению компьютер включился и вполне работал, несмотря на разбитый экран. Первым делом Робинсон решил проверить в каком состоянии оказались Якори и ПТСЖА. После недолгой диагностики были выявлены несколько незначительных замечаний и три с красным уровнем важности. Гексагональная структура на каждом из подуровней работала в штатном режиме, оболочка сингулярности не пострадала, четыре из пяти Стоков генерировали допустимый уровень тахионного излучения. Однако тот ПТСЖА, что находился на первом подуровне, сбоил и выдавал непонятную информацию, которая требовала больше времени на исследование. Датчики в реакторной зоне показывали безопасный уровень радиации. Фонд сильно постарался, чтобы энергоблок не пострадал даже при извержении вулкана. Мэтью нужно было предупредить Гарднера и доктора Гирса, что важнейшие сегменты SCP-2000 не пострадали, однако Робинсон не мог найти рацию в своих карманах.

Включились прожекторы. Лампы осветили инженерный отсек, показывая последствия разрушений. По мокрому полу прошлась небольшая группа людей из пяти человек, они искали выживших. К их сожалению обнаружилось три бездыханных тела. Все погибли жуткой смертью. Самое страшное было увидеть их друга, задавленного под бетонной стеной и захлебнувшегося в канализационных отходах.
— Еще тело!
— Он жив?
— Нет. Его пробило арматурой. Он потерял слишком много крови.
— Это уже четвертый.
Теперь остался только Мэтью. Они надеялись, что Робинсон ещё жив. Да и к тому же кто мог включить аварийное питание?
Сотрудники разделились на две группы. Первая пошла проверять узловой отсек, где, скорее всего, мог находиться Мэтью, а вторая подгруппа направилась дальше по коридору.
— Тони, смотри, активный терминал.
Два человека подошли к компьютеру, чтобы узнать о происходящем. Они проверили историю подключений и убедились, что это был Мэтью.
— Да, черт возьми! Я так и знал, что этот сукин сын просто так не сдаться! — с радостной улыбкой проговорил Тони.
— Я нашел его рацию, — сказал Сэм.
— Возможно он ее выронил в темноте. Вот только где Мэтью?
— Парни, вы нашли его? — из-за угла вышел их коллега.
— Нет. Но мы убедились что он еще жив, — сказал Тони.
— Мы тоже. На узловой кто-то переключил все рычаги.
— Черт. Куда же он мог пропасть?

Робинсон стоял в недоумении. Прямо перед ним Сэм поднимал его рацию. Никто из присутствовавших тут не видели Мэтью. Он был ошеломлён происходящим. Мозг отказывался воспринимать данный факт, казалось что это был всего лишь страшный сон. Он попробовал соприкоснуться с ними, но какая-то сила отталкивала его от знакомых.
— Тони, Сэм! Я здесь! Услышьте же меня! — прокричал Мэтью. У него на глазах наворачивались слезы. Он пробовал всеми силами взаимодействовать с ними. Никакой физический контакт не помогал, его все время отбрасывало, как будто сама ткань реальности отвергала любые возможности соединиться с параллельным измерением. После тщетных попыток связаться со своим миром, его тело начало покалывать. Мэтью почувствовал как некая сила начала сжимать его со всех сторон. На мгновение он заметил, что цвета и само пространство стали меняться, превращаясь в какую-то однородную массу. Затем свет и вовсе пропал, оставив лишь сплошную темноту. А после наступил пронизывающий холод, окутавший Робинсона в этом карманном измерении, которое продолжило сжиматься до субатомных размеров. Уведомления, оповещающие о проблеме работы пятого ПТСЖА, исчезли с экрана монитора, оставив лишь открытые Мэтью вкладки.

Доктор Гирс стоял возле панели управления. Это единственное за что он успел зацепится во время мощного землетрясения. Недалеко от себя он слышал стоны и крики, давая понять, что он еще жив и нынешняя ситуация была крайне неприятной. Кромешную тьму озарили неоновые лампы, часть из которых еле висели на потолке, некоторые вовсе лежали на полу. Чарльз наконец смог разглядеть причину страданий сотрудников - большая часть помещения была завалена. Первый подуровень, что был над ними, обвалился, подминая под собой все, что могло встретиться. Из под развалин сочилась вода, окрашенная красным цветом. Гирс предположил, что то место, которое лучше сохранилось, находилось вдоль укрепленной стены, которая должна была сдерживать любые катаклизмы для защиты Якорей.
— Доктор … вы живы … слава Богу, — еле проговорил Кристофер, задыхаясь от собственной крови. Чарльз обернулся. Гарднер лежал на полу, прижатый бетонной плитой. Его ноги были раздавлены, а халат постепенно проявлял алый оттенок.
— Гарднер …
— Не нужно … лишних … слов, — его речь прервал кровавый кашель. — Завершите начатое. Весь мир … надеется на нас. Защитите … комплекс … — на этой фразе Кристофер прекратил дышать. Гирс смотрел на тело погибшего, осознавая что еще один близкий ему человек умер рядом с ним. За время службы в Фонде всегда было тяжело переносить такие моменты, когда прямо на глазах обрывается чья-та жизнь.
— Ты хорошо постарался, — сказал Чарльз, прикрыв глаза бездыханному Кристоферу. После небольшой паузы Гирс встал и подошел к терминалу для проведения анализа комплекса. Пока оставшиеся в живых сотрудники помогали другим, доктор продолжал работу, открывая новые архивы и читая отчеты от датчиков. Завершившиеся загрузки файлов отобразили данные по псевдо-Риманову полю, показывая, что состояние сингулярности осталось неизменным. Первый подуровень комплекса был стерт с лица Земли. Несущая опора, которая являлась важным механизмом работы SCP-2000, пострадала меньше всего, хоть и имела определенные осложнения. Чарльз достал рацию для связи с Мэтью.
— Робинсон, это доктор Гирс, ответьте.
После небольшой паузы с ним вышли на связь.
— Доктор Гирс, это Сэм Уолфорд, отдел четыре дробь десять (4/10). В данный момент мы не обнаружили тело Робинсона, но по нашим данным он еще жив.
— Хорошо. Какова ситуация на четвертом подуровне?
— Основная техника работает. Важнейшие компоненты комплекса не пострадали. В некоторых местах есть обвалы, под которыми погибли наши коллеги.
— Сколько вас осталось?
— Без учета Робинсона, пять.
— Понял. До толчка Мэтью работал над изменением конфигураций Стоков. Он вам назначал какие-либо задачи?
— Да. Мы успели все выполнить. По нашим данным ПТСЖА работают на сверхмощностях, вырабатывая на тридцать процентов больше допустимых норм.
На втором подуровне из под завалов раздался протяжной гул.
— Я думаю, что вам придется выполнить работу вместо Робинсона, — сказал Гирс, глядя на груду обломков.


Оно выполнило миссию. Оно приготовило место для трапезы. Оно должно сообщить Великой Матери.

Существо находилось на первом подуровне, рядом с шестиугольной шахтой, которая уходила глубоко вниз, соединяя все этажи комплекса в единую конструкцию. Подойдя ближе, чудовище почувствовало всплески энергии, испускаемые отверстием. После сканирования чуждого объекта, оно осознало, что эти вибрации исходят от невиданных раннее механизмов.

Неизвестная технология. Опасная технология. Уничтожить опасность.

Огромной рукой монстр вырвал из комплекса Сток первого подуровня, разломав гексагональную структуру Якорей. После отчетливого хруста, конечность стала испаряться, повреждая конструкцию меха. Пространство искажалось, искривлялось и вовсе играло другими красками. За считанные секунды все успокоилось, ткань реальности нормализовалась. Однако из этого измерения исчезла часть машины.

Оно чувствует боль. Оно восстанавливается. Оно сканирует. Оно нашло Разлом. Опасная технология создает Разлом. Разлом уничтожит Великую Мать. Оно защитит Великую Мать.

Сгусток энергии, за которой шёл монстр, находился на четвертом подуровне. Это была сингулярность. Она использовала огромные объемы энергии, которой бы хватило для обеспечения целого мегаполиса. Существо пока не знало что это, но оно стремилось заполучить его для начала пиршества. Великая Мать долго добиралась до Сада. Она нуждалась в еде и тепле. Идеальное место, с которого начнется геноцид лысых обезьян, осквернившие дом Великой Матери.


Ур-Ан-Уум получила сигнал от неизвестного отправителя. Она не могла понять кто хотел с ней связаться. Однако Мать вспомнила. Вспомнила, что во времена Великих путешествий, Ур-Ан-Уум и ее собратья отправляли в Пустошь своих разведчиков, дабы найти место для покоя. Дроны отлично справились с поставленной задачей и могущественная раса разделилась по островкам надежды, чтобы возродить забытую цивилизацию. Она вспомнила, что именно этот разведчик привел ее сюда, на голубую планету неописуемой красоты, где она и начала свой праздник.
Ур-Ан-Уум улыбнулась. Слезы печали превратились в слезы радости, осознавая, что еще есть надежда. Мать вышла на связь.

Оно радо приветствовать Великую Мать. Оно скорбит вместе с ней. Оно поможет Матери. Оно нашло пристанище для Великой. Оно предупреждает об опасности. Оно защитит Великую Мать.

Она одобрила миссию своего последователя. Мир, в котором ни осталось даже воспоминаний о трудах ее детей, был чужд для нее, однако то, что происходило с Садом, приводило Великую Мать в бешенство. Из ям, созданные низшими тварями, вырывались поистине ужасающие существа, разрывая этот прекрасный мир. Материнский инстинкт не подвел Ур-Ан-Уум. Дом ее забытых детей был в опасности.


Доктор Гирс смотрел на то, как завал перед ним начал рассыпаться. Отчетливо были слышны скрежет металла и гул машин. На включенном терминале выскакивали десятки оповещений о повреждении базы.
— Уолфорд, вы на связи? — проговорил Чарльз в рацию.
— Да, я здесь, - спеша ответил Сэм.
— Нужно поторопиться с загрузкой. У нас осталось мало времени.
— Я понимаю, сэр, но мы потеряли связь с первым подуровнем. Нет доступа к верхнему Стоку.
— Потому что его больше не существует, — сказал Гирс, отходя от падающих обломков.
— Что? — от удивления Уолфорд промолчал. — Хорошо, выставлю поток на максимальные значения с тем, что имеем. Время на изменение конфигурации составит … 60 секунд.
— Тогда я выдвигаюсь, — сказал Чарльз.
Он выключил рацию. Напоследок Гирс снова посмотрел на Кристофера. Холодное окровавленное тело безмятежно лежало на полу, исчезая под грудами камней.
— Доктор, нам пора, — сказал охранник.

«Пятьдесят пять…»
Гирс одобрительно кивнул. Группа, в состав которого входил Чарльз и двое телохранителя, направилась в сторону пожарной лестницы, ведущая на нижний подуровень, однако оглушительный рокот, прозвучавший за спиной, остановил их. Доктор обернулся. В десяти метрах от него образовался металлический стержень шириной не более 5 метров, продырявивший помещение два дробь семь, окутав облаком пыли все пространство.

«Пятьдесят…»
Металлическая конструкция после нескольких щелчков взмыла вверх, разрывая то, что осталось от крыши. Охрана прижала Гирса к земле. С падающими обломками в помещение проникал холодный воздух, насыщенный влагой. Перед глазами группы открылась невиданная доселе картина - тёмные тучи виднелись из отверстия, созданного в земной породе, переменно вспыхивая от пронзающих воздушную массу молний, освещая выжженный кратер. Этот прекрасный вид перекрывало нечто, закрывая собой все пространство.

«Сорок пять…»
Оно пожертвует собой ради Великой Матери. Оно уничтожит технологии. Технологии Разлома не должны существовать.

— Майк, бери доктора и валите отсюда нахрен! — прокричал Мэтт. — Я попробую его задержать.
— Не неси чепуху! Что ты собрался делать? — ответил ему Майк, поднимая Гирса на ноги.
— Некогда объяснять. Бегите отсюда!
Чарльз мельком заметил как охранник взял в руки предмет, отдаленно напоминающий винтовку. Вспышка молнии дало ясно понять что это было. «Ручной гранатомет».

«Сорок…»
Конечность снова возвысилась над вторым подуровнем. Существо было близко к уничтожению следующего Стока, но в этот раз оно подготовилось. Гравитационное поле было сфокусировано вдоль металлического придатка, дабы защититься от негативного эффекта разрушения включенного ПТСЖА.
Мэтт навел ствол на гиганта. Он зарядил гранатомет бронебойными снарядами, заранее подготовившись к такому повороту судьбы. На лице появилась ухмылка. Наконец то Мэтт опробует своего дружка в действии. Охранник спустил курок.
Левую ногу, если это так можно назвать, сотрясли серия взрывов, охватившие языками пламени всю конечность. Существо мельком заметило причину.

Снова людишки. Они мешают. Они навредят Матери.

«Тридцать пять…»
Доктор Гирс со своим спутником подошли к двери, соединяющая пожарную лестницу с отсеком два дробь семь, ведущая на нижний подуровень. После приглушенной очереди гранатомета, они обернулись в сторону Мэтта. Он стоял под разрушенной крышей, намокая под сильным ливнем, бросая в сторону противотанковое оружие. Боец достал из кобуры пистолет и продолжил стрелять до полного опустошения обоймы. Сменив магазин, он перезарядил огнестрел, приготовившись сделать повторную очередь. Но его что-то остановило, он пристально вглядывался во что-то, что нельзя было рассмотреть. Промелькнула массивная тень. В очередной раз комплекс содрогнулся.

«Тридцать…»
Повторный удар повалил группу на пол. В этот раз было совсем близко. Гирс чувствовал сильную боль в голове от падения. Все тело стонало, не давая сосредоточиться на поставленной задаче. Он ощущал непонятные ему вибрации исходящие от оболочки существа, что пробило стену рядом с ними. Майк, согнувшись, привстал, осматривая помещение. На месте, где несколько секунд назад стоял Мэтт, теперь была лужа крови, расплеснутая по траектории движения конечности монстра. Майк не мог оставить это в покое, его раздирали страх за собственную жизнь и злость за погибшего товарища. Он помог Чарльзу встать, давая небольшую передышку, чтобы очнуться от падения. После недолгой паузы, Майк сказал:
— Док, идите. Я сделаю все, что в моих силах.
Гирс, озадаченный данным предложением, согласился со спутником, оставив его на втором подуровне.

«Пятнадцать…»
Майк проводил взглядом доктора, спускавшегося вниз по шахте. Обернувшись, он вцепился взглядом в черную конструкцию, что закрывало собой всю видимую часть помещения. Жужжание, испускаемый тварью, становилось громче с каждой секундой, сопровождаясь искрами голубого света, интенсивность которых возрастала параллельно с гулом. Майк достал гранату, приготовившись сделать бросок, тем самым отомстить за Мэтта. Он уже вытащил чеку из предохранителя, как в этот момент земля из под ног ускользнула, оставив охранника в висящем положении. Все предметы вокруг стали левитировать, создавая преграду для Майка. Но он не смог ничего сделать. Потеряв равновесие, у него из руки выскользнула граната, медленно отлетая от бойца.

«Семь…»
Доктор схватился за перила, еле держась на ногах. Изменение силы гравитации сбила его, не позволяя спускаться ниже в бездну.

«Пять…»
Майк закрыл глаза, молясь за погибших товарищей, с которыми так и не успел попрощаться.

«Четыре…»
Стена треснула под натиском поля. Конечность приближалась ко второму Стоку.

«Три…»
Уолфорд стоял возле монитора и стучал пальцами об стол, следя за таймером, циферблат на котором неминуемо стремился к нулю.

«Два…»
В помещении два дробь семь прогремел взрыв.

«Один…»
Оно поможет Великой Матери восстановить Сад.

Инициализация завершена. Постоянные Темпоральные Стоки Жанка-Анастасакоса под номерами пять, четыре, три, два активированы на полную мощность. Просьба всем сотрудникам покинуть тахионный тоннель.

Помещение четыре дробь десять завибрировало. Сэм следил за процессом активации четвертого Стока, ощущая всплески энергии, испускаемые машиной, но в то же время посматривал на второй, ожидая увидеть неприятное известие.
Тело Гирса было измождено. Все таки возраст давал о себе знать. Сняв развитые очки, он посмотрел вверх, наблюдая за тем, как сквозь металлическую конечность существа просачивалось еле заметное голубое сияние. «Вот ты и попался».

Технология Разлома активировалась. Нужно предпринять действия. Вычисления возможных способов. Обнаружено лучшее решение. Оно преступает к выполнению.

Сенсоры существа озарил голубой свет, потеряв видимый контакт с ПТСЖА. Нейронная сеть выдавала ошибки, мешая продолжить начатое. Гигант был растерян. Однако в такой непростой ситуации оно сориентировалось и навалило падающее тело прямиком на гексагональную структуру второго подуровня. Под оглушительным грохотом бетонный каркас разлетелся на мелкие осколки, поднимая столб пыли. Конечность прошла сквозь защитный корпус Стока, но не задев основной излучатель. Существо этого добивалось. Оно нашло нужную функцию среди неистово появляющихся сообщениях о повреждениях. Металлическая конечность начала раскрываться, словно цветок, в сердцевине которого находился пульсирующий отросток. Округлый предмет был направлен прямо на стабилизирующий тороид установки. "Цветок" выплеснул гравитационную волну. Взрыв большой мощности разорвал изнутри кожух бетонного саркофага, выплескивая голубые языки пламени.

Осталось три. Оно до-олжно заверши-ить начатое.

ВНИМАНИЕ! Потеряна связь со вторым Постоянным Темпоральным Стоком Жанка-Анастасакоса. Требуется немедленная перебалансировка тахионного потока.

— Твою мать! Я так и знал! Только не вырубайся, только не вырубайся, только не вырубайся!!! — прокричал Уолфорд. — Не теряй поток, скотина!!!

Существо вытащило придаток из саркофага. Рука, искореженная от мощной взрывной волны, вмиг исцелилась, но имела уже не первоначальные размеры и функционал. С мехой что-то происходило. Чудовище не могло встать из-за постепенно сгорающих нанокристаллических процессоров под прямым воздействием излучения. Из-за этого нейтронная сеть выходила из строя, прерывая жизнеспособность машины.

Сидя на полу лестничной площадки Гирс наблюдал за тем, как над его головой существо корчилось в муках. Почему то ему это показалось забавным видеть как богоподобное создание извивалось в его же ловушке. На морщинистом лице Чарльза показалась ухмылка.

Стабилизация потока невозможна. Критическая ситуация. Немедленная эвакуация персонала в Зону Пять. Начался запуск протокола "Мертвый Евклид 101."

— Какого хрена? Чертова машина! Я выкопаю могилу того, кто прописал этой сволочи операционную систему!!!

Сингулярность стала пульсировать. Автоматизированная система под контролем Протокола сняла гравитационные подушки с горизонта событий. Теперь база постепенно всасывалась внутрь карманного измерения.

Пища исчезает. Людишки забирают трапезу Матери. Оно не смогло выполнить миссию. Оно просит прощения.

Существо активировало режим самоуничтожения. Из туловища мощными потоками вырывались сгустки чистой энергии, разрывая оболочку создания. Доктор Гирс успел почувствовать жар исходящий от монстра перед тем, как пространство над ним стало искажаться. Все стало вытягиваться, создавая ощущение падения. Монстр за считанные секунды исчез в темноте, вместе с останками первого подуровня, оставляя после себя кромешную тьму и бесконечную пустоту. Чарльз облокотился об стенку, стараясь встать на едва окрепших ногах. Головная боль утихла вместе с жуткими звуками. Постепенно доктор пришел в себя. Первым делом он надел очки на переносицу, предварительно стряхнув пыль. Взявшись за перила, Гирс начал спускаться вниз по лестнице, ища вход в нужное помещение.

Под гигантом образовалась пропасть. Весь первый подуровень начал сваливаться вниз вместе с монстром, создав мощный оползень. Горная масса с оглушительным грохотом обвалилась на дно пустыря, прокатываясь эхом по всему лесу, сотрясая земную твердь. Под пластами пород существо за долю секунды до собственной смерти успело отправить сообщение своей Матери.

Прощайте.

Вмиг кратер воссиял. Свет вырывался из пропасти, освещая грозовые тучи, словно гигантский прожектор из одноименного рассказа. Взрывная волна пробила дно бездны. Многие тысячелетия магма не могла вырваться наружу, но настал тот час, когда врата в преисподнюю открылись. Следом за ярким свечением появился столб пепла, под высоким давлением вырываясь из кратера. Горы, что возвышались над парком, разрушались от мощного землетрясения. Йеллоустонский Национальный Парк трещал по швам. Лавовые фонтаны сияли, словно факелы во всех уголках заповедника, вызывая тотальные разрушения на и так выжженной земле. После серии сильнейших толчков кальдера старейшего супервулкана взлетела на воздух. Сама Земля вскрикнула от боли. Где-то на Востоке армия бессмертных остановилась, прислушиваясь к стону. Землетрясения, что сотрясали всю планету, пробудили Левиафана из долгого сна, именуемого SCP-169. Час Апокалипсиса настал.


Ур-Ан-Уум получила последнее сообщение от Разведчика. Она была расстроена тем фактом, что ее последнее рукотворное творение погибло по своей же глупости, не оберегая себя. Но Мать понимала предназначение таких машин и успокаивала себя. Теперь она была готова выполнить свою цель и проговорила мысли вслух:

Я. СПАСУ. САД.


Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License