Жизненно важные функции

Хаб «Этих скрученных сосен» » Жизненно важные функции

рейтинг: +2+x

|| ХАБ || Скоро… »

7 июня 2016 года
Портленд, Орегон

Агент Саша Мерло сидела за пустым столиком в тихой кофейне, барабаня пальцами по столу и смотря в окно. Небо, конечно же, было пасмурным.

Мужчина в штатском, который был моложе неё, сел напротив.

— Саша Мерло?

— А вы правы кое в чём, — загадочно сказала она, всё ещё смотря в окно.

— Скорее всего, я во многом неправ, — проворчал он. — Боже, кто придумывает эти ответочки?

— Я думаю, что это из песни, — сказала Мерло, улыбнувшись и повернувшись к пришедшему. — Что случилось с агентом Спенсером?

— В Трёх Портах что-то произошло, он сейчас разбирается, — сказал он. — Я его напарник, особый агент Робин Торн.

Мерло посмотрела на агента ФБР. Торн был сильно моложе неё; короткие рыжеватые волосы обрамляли молодое лицо, но от агента исходила аура уверенности, которая, как знала Мерло, имелась только у опытных людей. Ей казалось, что она смотрит на фотографию агента десятилетней давности.

— Почему это имя мне кажется знакомым? — Спросила Мерло. Хоть она и была от природы любопытной, агент использовала вопрос, чтобы начать неофициальный разговор. Она готовилась к встрече со Спенсером, хорошо известным своей несговорчивостью и бескомпромиссностью, а потому сейчас ей требовалось изменить уже заранее составленный план разговора.

Торн моргнул и уставился на стол.

— Возможно, вы имеете в виду мою мать.

Мерло несколько раз пропустила это имя через свой разум, пытаясь выудить хоть одно воспоминание. И она нашла его.

— Вы о Флоренс Торн?

Торн кивнул, всё ещё смотря на стол.

— Мы, если что, уже виделись на её похоронах. — Он поднял взгляд и пересёкся со взглядом Мерло, на лице которой было непонятное выражение. — Вы рано ушли.

Перед мысленным взором Мерло проскочил образ нескладного юноши с глазами, наполненными злобой.

— Простите, — сказала она. — Многие люди не особо обрадовались, когда я ушла из Бюро.

Торн пожал плечами.

— Я не виню вас. — Он постучал пальцами по столу. — Но поэтому вы и захотели со мной встретиться, не так ли?

Мерло быстро вздохнула и закусила нижнюю губу.

— Я знаю, что Андерсон работает в Трёх Портлендах.

Торн на мгновение уставился на неё, после чего издал короткий смешок.

— А, такая встреча. Думаю, что вы уже к такому привыкли. — Он сложил руки на столе и немного подался вперёд. — И почему же вы думаете, что ваша цель прячется в Странном Городе?

Мерло заёрзала на своём стуле — она была удивлена, что агент знает о её вражде с Андерсоном. Но всё же она продолжила. — А вы всё ещё выполняете ПМРЛБ?1

Лицо Торна застыло.

— Это секретная информация.

— Но вы же знаете, что это?

Торн слегка кивнул.

— Итак, когда я начала работать в ФБР в 2002, первое, что мне поручили — отслеживать перемещения, связанные с ПМРЛБ. Ну вы знаете, нахождение постоянных маршрутов, попытка установления каналов контрабанды. Я даже немного работала с вашей матерью по делу, связанному с её… Тёмной Дверью, такое там было кодовое имя?

Тёмная Комната, — сказал Торн, рефлекторно поправив агента. — И что же вы думаете?

— Мне знакома ситуация, когда кто-то использует Три Портленда как перевалочный пункт для контрабанды. А закономерности перемещения активов Андерсона с учётом времени идеально подходят под этот шаблон.

— То есть у вас есть лишь подозрение.

Мерло вздохнула.

— Торн, хватит мне впаривать чушь. Я уже играла на вашей стороне. Я знаю, что он в Портлендах. Вы просто пытаетесь узнать, кто мне рассказал про это. Мы можем ходить по кругу, или же вы примите условие, что я не буду разглашать источник информации. Выбор за вами.

Торн посмотрел на неё, слегка нахмурившись.

— Вы назвали это встречей, агент Мерло. Очевидно, что вам от нас что-то нужно, иначе бы вы не пришли сюда.

Мерло достала из кармана своей куртки конверт и положила его посередине стола, между собой и Торном. Тауматург с интересом посмотрел на него.

— Quid pro quo,2 — объяснила Мерло. — Здесь перечислены пять аномальных преступников, находящихся в бегах, и их последнее местоположение, известное по состоянию на вчера, 6 вечера. Я знаю, что их ищет ОНП. Итак, я говорю вам, как найти ваших, а вы мне — как моего.

Торн, раздумывая, смотрел на конверт.

— Вы, конечно же, правы, — сказал он. — Я думаю, что рано или поздно вы бы о нём узнали. Он, если честно, не особо скрывается — взять тот же огромный логотип на его здании.

— И почему ФРБ его ещё не поймало?

— А вы почему?

Мерло стиснула зубы.

— Он очень хорош в искусстве не быть пойманным.

— Бинго, — сказал Торн, сложив пальцы «пистолетиком» и «выстрелив» в сторону агента. — Если подходить с позиции строгого определения понятий, он и не делал ничего незаконного — по крайней мере у нас нет доказательств этого, так что, может быть, он и пытался. И даже если у нас появятся конкретные обвинения, прижать его будет… сложно.

— И почему же?

— Представьте, что выв хотите арестовать Иисуса посреди Ватикана.

— Хм, всё настолько плохо?

— Даже хуже. Половина города думает, что он в одиночку собирается вновь собрать Механ, а остальные — что он эдакий Робин Гуд по отношению к Фонду. Он должен на глазах у толпы убить кого-то, чтобы мы смогли беспрепятственно его арестовать, но даже тогда осудить его будет весьма проблематично.

Несколько секунд оба агента молчали, обдумывая сказанное Сашей.

— Но я так сильно не ограничена, — спокойно сказала Мерло. — Мне надо всего лишь узнать, где он.

Торн рассмеялся.

— Итак, вы что, действительно думаете, что мы позволим вам нарушить Гуверский мандат и просто позволим схватить его на улице средь бела дня, да ещё и посреди аномального анклава? — Он остановился, его лицо вновь приняло серьёзный вид. — И потом, пожалуйста, не обижайтесь, но судя по тому, что я услышал, вы мало что об этом всём знаете.

— Да уж побольше, чем вы, — сказала она.

Торн улыбнулся уголком рта.

— Ну ладно, это правда, но пока вы мне не объяснили, как вы будете мириться с фактом, что вам нельзя работать в Трёх Портлендах.

— Да всё просто, я не собираюсь ничего нарушать. Просто не буду работать в Трёх Портлендах.

Торн поднял бровь.

— И что же вы задумали?

— Деятельность Андерсона, может быть, и сосредоточена в Трёх Портлендах, но у него есть множество учреждений на Земле, и вот их мы пока не обнаружили. Велика вероятность, что они управляются из главного штаба в Трёх Портлендах или хотя бы поддерживают с ним связь, и я готова поставить немало денег на то, что ФБР уже давно следит за этим местом, чтобы узнать всё про Андерсона.

Торн кивнул.

— Итак, вы думаете, что мы просто скажем вам, где находятся остальные заводы Андерсона, чтобы вы смогли разрушить их по одному.

— Ну, если честно, всё именно так.

Торн кивнул.

— Хоть мне и нравится концепция того, что мы принесём вам вашего Электро-Иисуса на блюдечке с голубой каёмочкой, мы, к сожалению, очень мало о нём знаем, как и вы. Вы правы — мы действительно наблюдаем за его главным штабом, но он не пользуется общественной системой Путей — мне кажется, что у него есть собственный нексус, который он использует для перемещения грузов, но, как мне кажется, у него достаточно ресурсов, чтобы таким образом перемещать всё, что угодно.

Мерло кивнула, разочарованно соглашаясь с агентом.

— Это, к сожалению, правда. Каждый раз, когда я думала, что вот-вот достану его, оказывалось, что он всегда на два шага впереди. — Она вздохнула и встала, собираясь уходить. — И всё равно спасибо за уделённое время, агент Торн. Рада, что снова с вами встретилась.

— Аналогично. Простите, что я не могу сделать чего-то большего для вас.

— Ну, если вам вдруг понадобится совершить что-то, выходящее за рамки закона, вы знаете, как со мной связаться. — Она пододвинула конверт к Торну. — Начинайте, и не забудьте про это. Возможно, вам повезёт больше, чем мне.

Торн смотрел на уходившую женщину, а потом повернулся к конверту.

Quid pro quo…


9 июня, 2016 год
Университет МЦИЕТ, Три Портленда

— А сейчас мы подъезжаем к остановке «Мемориальный парк». Ближайшие достопримечательности — посольство сидов, филиал МЦИЕТ Трёх Портлендов, и памятник жертвам Седьмой Оккультной войны. Следующая остановка нашего маршрута — пересечение бульвара Молочных Упаковок и улицы Хобгоблинов. — Скрипучий голос громкоговорителя на трамвае замолчал, после чего начал повторять то же сообщение на кельтском.

Торн помахал своим проездным перед лицом голема-кондуктора, когда он сошёл с трамвая. Летние каникулы подразумевали, что на платформе было относительно мало пассажиров, учитывая, что это был четверг; это позволило Торну определить направление только при помощи мышечной памяти. Он практически каждый день проходил этот короткий путь до территории университета в течение четырёх лет, и даже после долгого перерыва он мог дойти до кампуса с закрытыми глазами.

У входа на территорию университета находился сфинкс, который положил голову между своими лапами и лениво махал хвостом. Существовало несколько историй о том, откуда он появился и как администрация университета поставила его себе на службу, но Торн считал, что существу просто нравилось мучить студентов.

— Утра, Фикс, — сказал Торн. — Откроешь мне дверь? Мне нужно попасть в Библиотеку.

Сфинкс поднял голову и уставился на Торна.

— Чтобы пройти через вход, ты должен разгадать мою загадку.

Торн вздохнул.

— Нет, ну опять…

— Какой… у тебя номер в студенческом билете?

Торн моргнул.

— Фикс, это же не загадка.

— Я знаю. — Он надулся. — Они запретили мне загадывать загадки, когда я не пустил внутрь декана.

Торн вынул из кармана кошелёк и вынул из него корочки университета, которые поднял повыше, чтобы сфинкс мог их рассмотреть.

— Вот, видишь? Или мне прочитать вслух?

— Проходи, — удручённо сказал он. Когда сфинкс вновь положил голову между лап, вход сам собой начал открываться.

Взглянув на открывшийся проход и грустного сфинкса, Торн принял не самое умное решение.

— Если тебе полегчает, можешь всё же загадать что-нибудь.

Голова сфинкса буквально взлетела вверх. В его глазах проскочил злой отблеск, и он сказал:

— Во мне ты найдёшь истину; я не математика, но я обладаю мощью доказательства.

Торн на пару секунд задумался, а потом ответил:

— Крепкое бухло.

Сфинкс улыбнулся.

— А ты намного умнее декана. Он продолжал настаивать на том, что правильный ответ — «попытка».

Торн фыркнул.

— Значит, он не очень знаком с адвокатами. — Он помахал сфинксу и пошёл в сторону библиотеки. — Пока, Фикс.

Библиотека находилась посередине территории университета и была частью сложной системы архитектурного волшебства, которая привязывала весь комплекс университета одному месту относительно остальных зданий Трёх Портлендов, которые с одинаковой скоростью перемещались к окраине города, а после этого попадали во Внешнее. Здание библиотеки, имевшее форму кольца, образовывало центральный круг в магическом узоре, который и удерживал комплекс на одном месте. Библиотека окружала Башню Сервана, которая служила местом для размещения часов и одновременно являлась фокусной точкой всех чар, наложенных на университет, а также его геометрическим центром.

Непреднамеренным последствием того, что большое количество ЭВА фокусируется при помощи башни и библиотеки, циферблат башенных часов, а точнее тень от его излучения, виден даже сквозь твёрдые тела, не пропускающие свет, на расстоянии до полутора километров — по крайней мере Торн, будучи Наблюдателем, видел его. К сожалению, излучение, которое позволяло видеть циферблат практически отовсюду, нарушало работу механизма часов, из-за чего они редко показывали точное время — сейчас, например, часы спешили на 72 минуты.

Несмотря на всю осторожность молодого тауматурга, старые дубовые двери громко заскрипели, когда Торн открыл их, что привлекло внимание библиотекаря. Тот уже открыл рот, чтобы нелицеприятно высказаться о посетителе, но остановился и улыбнулся, увидев Торна.

— Робин, — сказал он, почти шепча. — Не говори мне, что ты изменил своё мнение о курсах для выпускников.

— Боюсь, что нет, профессор Холкомб, — сказал Торн. — Простите, я, наверное, вас расстроил, но я здесь лишь для того, чтобы провести небольшое исследование.

Он глубокомысленно кивнул, видимо, не особо удивившись.

— Конечно, двери библиотеки всегда открыты для тебя.

— А что насчёт Библиотеки?

Холкомб очнулся, его лицо приняло нейтральное выражение.

— Я уверен, что нашего собрания книг достаточно, они покрывают все сферы оккультной теории. Не обязательно…

Торн поднял руку, чтобы перебить его.

— Профессор, я не ставлю под сомнение вашу репутацию архивариуса. Я просто думаю, что вы не будете особо довольны, если я вызову Внешнего прямо здесь.

— А. — Он обдумал это. — Да, это было бы не очень хорошо. — Он помолчал. — Не против поведать мне, зачем тебе понадобились услуги демона?

— Просто пытаюсь закрыть некоторые пробелы в моих навыках призыва демонов. Вы же знаете, что у меня всегда c этим было туго. — Он пожал плечами, пытаясь казаться беспечным, несмотря на тему разговора. — Итак… Библиотека?

Профессор кивнул.

— Конечно. Путь там же, где и всегда, но, мне кажется, с момента твоего последнего визита поменяли пароль на двери… По-моему, теперь он «дельта-ро-9-7».

— Спасибо, профессор. — Торн помахал ему, а потом развернулся и углубился в библиотеку.

Хотя библиотека МЦИЕТ во многом уступала Библиотеке, в ней имелось много пространственных аномалий — результат наличия большого количества ЭВА вокруг и внутри библиотеки и нахождения секретных книг внутри неё. Торн, избегая шкафов, пронумерованных комплексными числами, аккуратно шёл среди множества книг, пока не наткнулся на дверь, не имевшую таблички и спрятанную в укромной нише.

Так как на двери не было таблички, обычный человек решил бы, что за ней находится кладовка уборщика, если бы не клавиатура, расположенная рядом с ней. Торн набрал код, который ему сказал профессор Холкомб, и открыл дверь. За ней находился пустой чулан.

Торн вошёл в кладовку и закрыл за собой дверь. Он подождал пару секунд, а потом прошептал:

— С помощью этого искусства вы сможете созерцать разнообразие двадцати трёх букв.

Торн сразу же почувствовал резкий скачок аспектного излучения, когда Путь среагировал на слова Боргеса. Две светящиеся точки возникли на противоположной стене и начали подниматься вверх по её поверхности, оставляя за собой слабо светящийся след. Когда они приблизились к потолку, точки развернулись и начали двигаться навстречу друг другу, остановившись и превратившись в один луч света, когда они приблизились к центру. В этот момент их след на стене стал очень ярко светиться, что заставило Торна моргнуть.

Когда он вновь открыл глаза, в стене перед ним находилась обычная дверь из сосны. Когда свет начал затухать, дверь сама открылась. За ней находилась Библиотека Странников.

Дверь сама закрылась, закрывая Путь, когда Торн вошёл в Библиотеку. Он обернулся, быстро её осмотрел, потом положил руку на ручку двери и прошептал заклинание. Оно было очень простым, и заключалось в сообщении двери небольшого количества ЭВА, что приводило к созданию метки, по которой Торн мог её найти. Хотя это и было очень простым колдовством, оно было необходимым при исследовании Библиотеки.

Удовлетворившись тем, что он не будет странствовать тут вечно, Торн отошёл от двери и отправился на поиски Библиотекаря. Это было гораздо проще, чем найти определённый выход, так как у Библиотекарей, похоже, было некое внутреннее ощущение того, где и когда они были нужны. Вскоре Торн нашёл одного из них — Библиотекарь ждал его за угловым шкафом.

Этот Библиотекарь был очень высоким — около пяти метров — и полностью скрывался под плотным зелёным плащом. Его лицо — если оно у него, конечно, было — скрывалось в тени капюшона. Он тихо стоял в центре перекрёстка проходов и смотрел прямо на Торна.

Хотя Торн и ожидал такую встречу, он всё же удивлённо вздохнул, увидев его. Он осторожно подошёл у Библиотекарю, стараясь не смотреть в ту пустоту, где должно было быть его лицо.

Торн медленно помахал ему.

— Привет.

Библиотекарь не ответил.

— Ладно, поболтать не получится. — Торн прочистил горло. — Я ищу книги, связанные с Внешним и Разумными Конструктами — Внешними, демонами, домашними духами и так далее. Лучше на английском, но современный кельтский тоже сойдёт. Можете мне подсказать, в каком отделе я могу их найти?

Библиотекарь поднял одну из своих длинных худых рук. Рукав обнажил костлявую руку, сжатую в кулак. Библиотекарь медленно выпрямил один палец, из которого начала сочиться тонкая струйка белого тумана. Торн увидел, как облако опустилось на пол и зазмеилось куда-то сквозь ряды полок.

Торн посмотрел на Библиотекаря, который всё ещё не проронил ни единого слова.

— Эм… Спасибо?

Один слог какого-то непостижимого языка вырвался из недр плаща, заставляя Торна содрогнуться. Это, возможно, было выражение согласия, но Торн решил не уточнять.

Торн поспешил за туманным следом, который уводил его вглубь Библиотеки. След вёл его извилистым путём мимо полок с книгами, иногда пересекаясь сам с собой, чтобы преодолеть участки искривлённого пространства. После получаса странствий Торн остановился у конца следа, который привёл его к длинному книжному шкафу, поднимавшемуся ввысь на пять этажей и уходившему далеко вперёд. На торце ближайшей полки была простая табличка — «ВНЕШНИЕ».

Торн посмотрел вниз на облако тумана и задумался, стоит ли ему благодарить его. Перед тем, как он смог принять решение, облако пропало, оставив его одного среди книг.

— Ищете что-то особенное?

Торн обернулся — за ним находилась азиатка, одетая в кожаную крутку. Она сидела за ближайшим столом и смотрела на него поверх книги под названием «Der Nichtswanderer». От её шеи исходил слабый аромат золотого яблока.

— Я не очень уверен, — признался Торн.

— Ладно, — пробормотала она. — Может быть, я смогу помочь?

Торн пожал плечами.

— Хорошо, я возьму эту. Лучше, чем потратить следующую неделю на поиски.

— Мне кажется, что у вас есть какая-то цель. Немногие изучают Внешних просто так.

— Мне нужен Разумный Конструкт, чтобы… — Торн остановился. — Чтобы помочь со сложным призывом.

— А, было такое, поняла. — Она что-то промычала себе под нос. — Попробуйте начать с книги «О наиболее сговорчивых внешних демонах». Я думаю, что автор… Лизерланд? Да, вроде он. Тейге Лизерланд. Вам нужна будет та, в которой есть примечания ЛР. Должна стоять на втором полке, примерно на двенадцатой полке от верха. — Она махнула рукой по направлению шкафа.

— Лизерланд, понял. Спасибо, э… — Торн замолчал. — Извините, я не знаю вашего имени.

Элиот. — Сказала она. — И не говорите про это. Я, наверное, знаю эту секцию лучше, чем некоторые Библиотекари.

Торн помахал Элиот и пошёл вдоль шкафа в указанном направлении. Вскоре он нашёл книгу — толстым том в кожаной обложке. Ему могло быть от 20 до 200 лет, но Торн знал, что комментатор ещё жив, что подсказывало ему — настоящий возраст книги находился в пределах ближней части этого промежутка.

Он донёс книгу до ближайшего стола и начал читать.


14 июня, 2016 год
Площадь Прометея, Три Портленда

— И почему ты не попросил Спенсера помочь тебе?

Торн смотрел на свою новую напарницу. Как обычно, Рене Морин выбрала более неформальный стиль одежды, который был распространён среди агентов ОНП — вместо формы на ней был свой деловой костюм, в том числе потрёпанная бейсболка команды «Атланта Ацтекс», в которой были прорезаны две дырки для её ушей. Хотя оба агента и казались необычной парой, им всё ещё было далеко до самых интересных личностей на площади Прометея.

— Кену не особо понравилось бы то, что мы помогаем Фонду, — сказал Торн. — Особенно если мы делаем кое-что… не особо легальное.

Рене ухмыльнулась.

— Что за вопрос такой: «Это легально?» Потому что, конечно же, нет.

— Но всё же ты со мной.

Она пожала плечами.

— Я всегда за то, чтобы вломиться в макдак и к его партнёрам, — ядовито сказала она. — Это неофициальная позиция, если что.

— Ну, если всё пойдёт по плану — а я знаю, что после того, как я произнёс это, шансы благополучного исхода уменьшились — мы не будем ни к кому вламываться.

— А что-нибудь вообще идёт по плану, если в этом участвует Андерсон?

— Нет, конечно же, — сказал Торн. — Но я уверен, что он не здесь — я точно могу сказать, здесь он или нет — так что, возможно, нам и повезёт.

— Ты правда в это веришь?

— Хотелось бы. — Он повернулся к Рене. — Ты взяла заклятие, которое я тебе дал?

Она кивнула.

— А если оно не сработает? Ты помнишь руну?

Рене нагнулась и быстро нарисовала в придорожной пыли символ.

— Вот так?

Торн несколько секунд разглядывал его, после чего кивнул.

— Да, неплохо.

Кошкодевушка стёрла ладонью символ и встала.

— Итак, получается, мы готовы?

— Вроде нет, — Торн вздохнул. — Давай, Кит, давай заставим призрака Гувера гордиться, произведя неофициальный обыск в главном штабе буквально лидера города.

Скорее всего, бывший глава ФБР даже не представлял себе, что его «грязные трюки» могут быть выполнены тауматургом-гермафродитом и нахальной кошкодевушкой, но Торн был уверен, что он бы одобрил план операции. Почему-то знание об этом не особо вдохновляло.

Агенты пересекли площадь, направляясь в сторону главного штаба Андерсон Роботикс. Когда-то в здании находился офис отдела Трёх Портлендов Лабораторий Прометея. После распада ЛП место сменило много арендаторов, включая неудачную попытку создания Дирского технического института. В течение последних нескольких лет здание было занято Андерсоном и большим количеством роботов, которые превратили его во внушительную крепость этой корпорации.

Торн, держа свой значок, словно щит, прошёл мимо двух Сапсанов, стоявших на входе в качестве охранников. Он остро ощущал, как электронные глаза следили за ним. Роботы даже не попытались остановить их, и агенты подошли с столу для посетителей.

В отличие от охранников, по ту сторону стола сидел вроде бы человек, но Торн, заметив отсутствие ауры, понял, что это не человек, а андроид серии «Балобан». Он, заметив посетителей, изобразил учтивую улыбку.

— Чем могу помочь, агенты?

— Поступили сообщения о сбежавшем газовом големе в этом районе, — солгал Торн. — У нас есть основания полагать, что он может прятаться в этом здании. Нам надо прочесать подвал, чтобы попробовать найти его до того, как он кого-нибудь задушит.

— К сожалению, моя программа не позволяет мне допустить, чтобы агенты ФБР обыскивали какие-либо помещения без соответствующего разрешения, — сказал андроид, всё ещё изображая неискреннюю улыбку.

Рене подалась вперёд и положила руки на край стола.

— Речь идёт о человеческих жизнях. Это чрезвычайные обстоятельства, а значит, нам не нужен ордер. — Она лишь слегка согнула пальцы, но этого хватило, чтобы выдвинулись когти, которыми она поцарапала торец стола. — А это означает, что прямо сейчас вы препятствуете федеральному агенту при исполнении. Так что, пожалуйста, заставьте нас прийти с ордером. Но если эта штука убьёт кого-нибудь из-за этой задержки, это повлечёт за собой серьёзные последствия.

Андроид медленно переводил взгляд с одного агента на другого. С его лица постепенно исчезала улыбка.

— Я думаю… если это угроза общественной безопасности… Я могу допустить вас к обыску с сопровождающим.

— Отлично, лишь бы он нам не помешал, — сказала Рене.

Андроид показал на одного из Сапсанов, охранявших дверь.

— 578-ой, сопровождай агентов, пока они будут проводить обыск. Не позволяй им выходить из подвала.

УГАСС №578 кивнул и повернулся к двум агентам.

— Следуйте за мной. Не пытайтесь уйти от меня, пока мы не вернёмся в это место.

Когда сопровождавший их андроид начал уходить из приёмного зала, Торн быстро улыбнулся андроиду за столом.

— Мы ценим ваше сотрудничество.

Андроид, смотревший на троицу, уходившую из помещения, никак не отреагировал.

Он уже активировал тайную систему оповещения, которая сообщит Винсенту Андерсону об их присутствии.

|| ХАБ || Скоро… »

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License