Правило удачного приобретения №47
рейтинг: 4.2
голосов: 16

rule_head_47.png

471

— Меня сексуально привлекают роботы-пылесосы.

Задушив поглубже в глотке напрашивающийся вопрос, Даниил еще ниже согнулся над опросником. Пауза, выдержанная до того, как он наконец записал в поле «клиент свободно высказывает свои предпочтения», была идеальна — довольно короткая, чтобы не вызвать недовольство заказчика, но при этом достаточно выразительно демонстрирующая то, что консультант учитывает и обдумывает все пожелания.

Места в поле личной характеристики оставалось достаточно, чтобы вернуться к нему позже, далее следовало задать вопросы о габаритах, расчетном периоде пользования и прочих довольно деликатных деталях будущего заказа. Даниил удержался от того, чтобы дежурно щелкнуть ручкой, — это простое и естественное действие очень часто раздражало заказчиков, — и вновь поднял глаза на ухоженного мужчину в парчовом халате. Тот пристально смотрел на парня, явно пытаясь уловить любое движение, ужимку, слишком резкий выдох, чтобы затем, закономерно, сорваться.

— А, м, вы испытываете мгновенное возбуждение при взгляде на объект, или долго фантазируете о каких-то специфических характеристиках или действиях?

Его собеседник расслабился и вернулся к рассматриванию позолоченной лепнины на потолке своего коттеджа. Все в двухэтажном здании так и кричало об отвратительном богатстве, и Даниилу только предстояло заглянуть в каждый угол, чтобы внести необходимые пометки в проектный лист.

— Второе, да. Не потому что это робот, — он дернулся, — хотя, уверен, многих моих деловых партнеров привлекают именно они. В моем случае дело, скорее в идее чего-то маленького и стремящегося услужить тихо и незаметно. Наверное, точнее можно сказать, что меня трогает раболепие, — последнее слово было проговорено с особой расстановкой, будто каждый слог влажно прокатился по губам, — которое стелется в грязи у самых ног.

Сидящий напротив молодой парень пролистнул пару листов на планшете, сделав пометки в пунктах, касающихся относительных размеров и целевого использования. Задумчиво постучав ручкой по подбородку, Даниил уверенно и быстро пробежал страницы опросника пальцем, пока перед ним не мелькнул рисунок, какой ожидаешь встретить, скорее, в медицинских или следственных карточках — контурные изображения обнаженного мужчины спереди и сзади. Заголовок над иллюстрацией гласил «Предполагаемая область целевого использования».

— Понимаю. В связи с этим я обязан уточнить, — опрашивающий обвел широким эллипсом область стоп на обеих проекциях, но тут же, повторив движение, захватил область до колена, — Вы ранее пользовались услугами обслуживающего персонала на полной ставке? Горничные, личные повара?

— Нет, я не настолько привередлив, да и нечасто провожу дома даже один полный день… Кстати, это не будет проблемой?

— Мы позже вернемся к этому вопросу, — очередная пометка появилась на втором листе, — Мы можем предусмотреть как возможность постоянной перевозки, так и консервации. Сразу скажу, опция консервации стоит дороже, но, в отличие от транспортировок, это разовая оплата.

Мужчина кивнул, не взглянув на собеседника, и вернулся к описанию своего извращенного мироощущения.

— Когда я говорю о концепции, которая меня привлекает, я, конечно, не говорю о женщине. Я считаю себя человеком прогрессивных взглядов, поэтому не связываю функцию служения с полом. Или гендером? — он заерзал в кресле, — Может, кто-то до сих пор считает что горничная, няня или кухарка это работа для женщины, но я из тех, кто считает что «женщина» это уже отдельная работа. Которую, к тому же, трудно совмещать с какой-либо другой. Например «женщина-ученый», ха?

Последняя фраза прозвучала сперва задумчиво, но после мужчина вдруг расхохотался, будто бы крайне удачной шутке. Подобрать правильную реакцию на это Даниил затруднялся, оттого сделал вид, что тщательно конспектирует сказанное — медленно вывел слово «сексист» на странице личных характеристик заказчика.

— А я узнаю, если изделие будет изготовлено из женщины?

— Ммм… Только если сами этого захотите, — зачастую, сотрудники компании его уровня, сами не знали из кого и из чего конкретно собираются предоставляемые товары и наборы услуг.

— Понятно. Я не хочу, запиши это.

Соответствующая отметка тут же была послушно внесена на первую же страницу. Воспользовавшись тем, что идейное вдохновение у заказчика, судя по всему, начало иссякать, Даниил задал ряд простых вопросов о его семье, распорядке дня, личных характеристиках и профессиональных достижениях. Сам опрашивающий не знал, действительно ли это оказывает какое-то влияние на дальнейшую работу психотехников, дизайнеров, концептуалистов и инженеров, но полагал, что это более важно для службы безопасности на стадии глубокой проверки личности клиентов.

— Что ж, теперь, пожалуйста, проведите мне небольшую экскурсию по дому.

Даниил поднялся, одернул приталенный жилет, не переставая осторожно наблюдать за тем, как его собеседник реагирует на инициативу. Консультантам компании позволялось проявлять ее только в строго определенных ситуациях, и момент перед осмотром обстановки был идеален для того, чтобы позволить клиентам догадаться — их будут проверять как под микроскопом. От такой догадки, попытки что-то скрыть становились гораздо заметнее, а профессиональные курсы консультантов, которые Даниил вынужден был проходить каждые пару месяцев последние два года, обучали тому, на что стоит обратить внимание.

— Это обязательно? Я же сказал, что я не так много времени провожу в этом доме, — немного лениво мужчина встал и захлопал себя по карманам халата, — И, возможно, вы слышали, что моя лаборатория сейчас привлекла ненужное внимание властей. Я осторожен, но, в свете последних политических движений, не исключено, что мне опять придется на какое-то время уехать в Испанию.

Он извлек из кармана пачку сигарет, марку которых Даниил рассмотреть не успел.

— Куришь?

Парень покачал головой и на секунду задумался, насколько уместна тут для поддержания беседы будет ремарка о его собственной жизни, но заказчик, шурша халатом, быстро прошел мимо него и завернул в прихожую. Там он извлек из внутреннего кармана плаща дорогую металлическую зажигалку.

В легком замешательстве Даниил опустил глаза на пачку бумаг у себя в руках. Сигареты в халате, но зажигалка в плаще: это было так неестественно, что стоило оставить об этом запись. И ему снова пришлось осознанно прервать рефлекторный щелчок ручкой — выдача сотрудникам автоматических ручек явно была или пыткой, или злой штукой, придуманной эйч-аром.

— Мы можем вместо экскурсии обсудить те самые возможности консервации или перевозки, которые вы упомянули ранее?

С уже зажженной сигаретой мужчина стоял прямо перед ним, спокойно глядя на ту же пачку бумаг. Даниил улыбнулся, потому что такой поворот клиентского собеседования встречался ему достаточно часто.

— Осмотр ваших апартаментов повлияет не только на технические характеристики изделия, особенно если вы настоите на перевозке, но он нужен также для того, чтобы я и наши эргономисты, — так следовало публично обозначать работу психотехников, — составили картину вашего физического и психологического комфорта.

Жестом Даниил предложил хозяину провести его на второй этаж и тот нехотя пошел вперед.

— Это необходимо так же, как и неформальная, не регулирующаяся вопросами беседа. Изделия нашей компании должны идеально удовлетворять потребности заказчиков, но в силу некоторой фантастичности применяемых технологий для обывателя, мы неоднократно сталкивались с тем, что озвученное на словах не всегда отражает реальные потребности.

Мужчина остановился прямо на лестнице и обернулся, глядя на Даниила сверху вниз с нескрываемым холодком в глазах.

— Это значит, что я не знаю, чего хочу?

— Это значит, что вы даже не представляете наших возможностей, — это была выверенная провокация, поднимающая не консультанта, но саму компанию в тот же ранг «опасных людей», которыми всегда являются их заказчики.

Выдохнув струю дыма прямо в лицо своему гостю, хозяин продолжил подниматься. Что-то в запахе сигарет вновь напомнило о неестественности в действиях богача, которые обязательно нужно донести до начальства, но перед ним уже начали открываться гостевые комнаты и спальни.

Богатство интерьера и решений планировки оказалось ожидаемо непримечательным: в каждой просторной комнате висела как минимум одна картина маслом в тяжелой темной раме, вся мягкая мебель непременно массивная и кожаная, с ножками в виде лап животных или цветочных бутонов, а каждая полочка поддерживалась гипсовой или деревянной нашлепкой с завитушками. Все столы в хозяйских кабинетах были, тем не менее, в заполированных, но все еще прекрасно видимых царапинах и следах от посуды, что говорило о том, что владелец все-таки активно работает у себя дома, не заботясь о вещах, которые легко ему достались и также легко могут быть заменены. Несколько раз мужчина подхватывал какие-то документы с графиками и таблицами, которые тут же убирал в столы или скрывал в тумбочках, но они не интересовали Даниила — обязанность проверять объективные рабочие детали жизни заказчика ложится на службу безопасности.

Они вышли на застекленную лоджию, обращенную в сторону заповедника, с которой в пустующий внутренний двор можно было спуститься по изящной винтовой лестнице. Мужчина раздавил бычок о металлические перила и сбросил его вниз.

— Если хотите, можете спуститься во двор сами, я не хочу идти за плащом. Обычно я просто завожу туда машину, чтоб с деревьев за ночь мусор не налетал.

Чтобы оценить обзор на внутренние помещения со стороны леса, Даниил, поеживаясь от утренней осенней прохлады, спустился. Среди его бумаг был и план дома, имеющийся в публичном доступе, на котором он мог сделать любые отметки, но кроме этого консультант хотел решить для себя загадку с сигаретами. Что-то было не так, а подготовка обязывала его доверять интуиции. Осмотревшись больше для вида, он поднял глаза на лоджию и убедился что хозяин, который изначально не особо участливо относился к идее осмотра, окончательно заскучал и скрылся внутри. Долго искать не пришлось — в примятой колесами автомобиля траве, свежий бычок был хорошо заметен. Парень аккуратно отряхнул предмет своего напряженного интереса и положил его в карман на подкладке жилета, чтобы осмотреть позднее.

— Экскурсию можно считать оконченной? — хозяин допивал чашку насыщенного ароматного кофе в столовой, закусывая куском вишневого пирога, который стоял тут же, на металлическом подносе с купольной крышкой. От вида кроваво-красной начинки в животе у парня предательски громко заурчало: перед поездкой он позавтракал лишь чашкой цельнозерновых хлопьев и протеиновым батончиком, которые пусть и придавали представительному «лицу» компании здоровый вид, но были совершенно безвкусные.

Мужчина усмехнулся, но накрыл пирог крышкой, прежде чем кивнуть на стоящий рядом стул с мягкой спинкой.

—Дайте мне пять минут, и я составлю заключение из нашей встречи. Вам нужно будет внимательно прочитать и, если все в порядке, подписать.

— Вы не покажете мне все записи? — мужчина резко дернул подбородком.

— Обычно так не делается. Пометки, которые мы оставляем в ходе таких бесед, могут показаться бессмысленными для третьих лиц, иногда даже резкими. Как и записи, которые делает врач или психолог, они нужны лишь для корректного отображения резюмирующих данных, — на лице заказчика тут же заходили желваки, — но если вы будете настаивать, то я, конечно, покажу вам все сделанные здесь записи.

Повисла тишина, и Даниил безмолвно и недвижимо порадовался про себя, что так и не успел формализовать в записях его наблюдение, касающееся курения. На пару секунд хозяин отвел взгляд куда-то в сторону, будто прислушиваясь к своим мыслям, но потом расслабился и махнул собеседнику рукой. Он начал подниматься и явно снова скрылся бы в недрах дома, если бы приглашенный специалист не настоял на том, что в процессе составления заключения могут возникнуть и другие вопросы. Кроме того, им пора обсудить консервацию.


— «Винстон», блядь!

Даниил расхаживал кругами по подвальному помещению крохотной фотостудии в центре города, которая совмещала свою непосредственную функцию с местом координации сотрудников низшего, оно же контактное, звена «Мясного цирка».

— Не понимаю, чего ты заводишься. Не самые бичовские сиги, — пробурчал коренастый парень, сидящий за компьютером в дальнем углу помещения. Из-за клочковатой бороды он казался старше своего коллеги, но выкрашенные в кислотно-зеленый цвет волосы и многочисленные браслеты на руках выдавали в нем вчерашнего студента.

— Еще б ты признал, что они бичовские! — подхваченная с полки у входа мятая пачка синего «винстона» полетела прямо в бородача, — Я еще хожу за этим мажором и думаю «чего-то пахнет знакомо». Жора, как думаешь, мужик, у которого дома посуда как из мультика про тома и джерри и все в гребанной позолоте, станет курить «не самые бичовские» сигареты?

— Я слышала, что люди привыкают к своим сигаретам, — девушка за стойкой на входе встала и, ловко увернувшись от мечущегося по залу Даниила, прошла к закутку, который заменял работникам кухню, — Мальчики, вы кофе будете? Только молоко кончилось.

— Давай сейчас без кофе, — Жора поморщился, — По крайней мере, пока я тут не закончу. Потом выйду, куплю и молоко, и туалетную бумагу.

— Сделай мне чай, — Даниил подхватил стул, стоящий на рулонном фоне с принтом облаков, и сел в углу, рядом с дизайнером. — Вам, наверное, не понять, а я слышу об этом регулярно на сраных профильных курсах. Это вопрос собственной презентации, мужики типа него должны покуривать что-то на уровне «парламента» и выше, подчеркивать свое положение среди таких же отвратительно богатых ублюдков.

— Ну вообще-то Лоза верно говорит, люди привыкают к марке. Я как-то попробовал покурить «мальборо», так чуть не ублевался. Может, «винстон» это что-то вроде его домашних сигарет.

— А где тогда его «не самая бичовская» домашняя зажигалка была?

— Так он же сказал, что дома не часто бывает, — тяжелой рукой Жора почесал бороду, — Чего ты вообще тут до нас доебаться с этим решил, раз мы тебя, специалиста-профессионала, не понимаем? В опроснике отметил?

— Отметил.

— Ну вот и расслабься, — он чуть повернул монитор, — Хочешь глянуть предложение по дизайну?

— А оно уже готово? — Даниил принял от коллеги бумажный стаканчик с поднимающимся паром и придвинулся поближе. Ему нравилось смотреть на модели, которые рисовали дизайнеры. В отличие от уже реализованных инженерами изделий, на этой стадии продукты их компании выглядели завораживающе футуристично. В программе то, что станет розовой податливой плотью, изображалось контрастным лиловым цветом; каркас собственного опорно-двигательного аппарата ярко-желтым; функциональная начинка, на деле являющаяся искаженными, разорванными и сращенными заново внутренними органами, на 3д-модели была зеленой, как волосы его коллеги. И только металлический «триггер» изображался таким же черным, каким будет в реальности.

— Оцени фишку, — дизайнер выхватил из пустой коробочки китайского обеда палочку и начал водить ею по экрану, — мне удалось избавиться даже от подобия головы. Нервный узел запакован в два слоя брыжейки и слой жировой клечатки, гнется как хочешь, всепролазность выше, чем у кошек.

— Такое маленькое, — от этой фразы горло сдавило так, что консультанту пришлось резко отхлебнуть кипяток, прежде чем продолжить, — Это технически вообще реализуемо?

— Ну, мне об этом техники и скажут, если вдруг не угадал. Но ты сюда смотри, — он увеличил масштаб и навелся на лиловую сетчатую структуру, прошитую тонкой черной трубочкой, которая повторялась через равные промежутки по всей длине модели. — Оно растягивается. Как баян. Не то чтобы робот-пылесос, но человек-коврик! Кстати, про роботов…

— Ему не нравятся роботы.

— Так и люди, судя по всему, не особо, — Жора снова изменил угол обзора модели и с нездорово горящими глазами развернулся к товарищу. — Видел роботов-мойщиков окон?

— Ну? — на мониторе был лишь ряд складчатых углублений, расположенных, судя по всему, на внутренней поверхности под разными углами.

— Знаешь, как они держатся на стекле?

Даниил присмотрелся. Удивленно сморгнул.

— Это пиздец.

— Нет! — лицо дизайнера приобрело деланно похабное выражение, когда он назидательно поднял палец, — Это пизда!

— Он, конечно, не хотел знать об источниках органического материала, но почему-то я думаю, что такой остроумный сексизм ему даже понравится, — консультант потер переносицу и кивком вновь обратил внимание коллеги на монитор, — а что это за «волнушки» были сверху.

Жора отложил палочку, и путем нехитрых клавишных манипуляций развернул проекцию полностью.

— Это оборочки как у горничных.

— Я тебе тут про представительность, блядь, — Даниил снова вскочил и начал расхаживать по комнате, пытаясь унять раздражение, — То, что он курит такие же сигареты, как ты, вовсе не значит, что он так же дрочит на ту же порнуху.

— Алло, я этой штуке голову убрал! Должно же оно сохранить какую-то визуальную составляющую живого существа. Могу сделать имитацию кошачьих ушей, если ты считаешь, что так будет уместнее.

Так и не справившись с эмоциями, Даниил опрокинул в себя остатки все еще слишком горячего чая, чтобы затем кинуть в коллегу бумажным стаканчиком.

— Они иногда это трахают, еблан! Если бы в нем ждал своего пробуждения внутренний зоофил, я бы это заметил.

— Даня-я… — Лоза жестом позвала его к своей стойке, но замерла, услышав колокольчик на входной двери. С лестницы высунулась мокрая от дождя лысая голова пожилого мужчины.

— Здравствуйте. У вас ксерокопии делают?

— Жора-а, обслужи, — девушка встала так, чтобы закрыть от клиента свой монитор. Обиженный дизайнер со вздохом поднялся из своего угла и принял у посетителя тоненькую папку. Пока те возились с устаревшим копировальным аппаратом и слишком вдавленной скобой на документах, Даниил вернул украденный ранее стул на свое законное место и успел налить себе еще один стаканчик чая. Пока старичок скрюченным пальцем по одной отсчитывал монетки, напиток даже успел остыть.

— А он симпатичный.

— Ему лет семьдесят, — подошедший, наконец, к стойке Даниил нагнулся, озабоченно заглядывая девушке в глаза, вместо того, чтобы обратить внимание на монитор.

Девушка игриво хихикнула и легонько шлепнула друга по щеке. До прошлого лета ее звали Леной — тогда она почему-то сделала себе татуировку, изображающую виноградную лозу, вьющуюся по всему телу, и официально сменила имя. В их рабочей группе именно она осуществляла коммуникацию с высшими звеньями сотрудников: через нее клиентскую анкету вместе с заключением получили психотехники, специалисты по безопасности и бухгалтера, а позже, получив одобрение от психотехников, она направит дизайн-предложение им и инженерам.

— Да не этот старый тормоз, а клиент твой, — потянув пальчиками за подбородок она развернула Даниила к монитору. Там было открыто личное дело заказчика, составленное и проверенное службой безопасности.

— Ага, только на этом фото, — там угрюмому мужчине вручали какой-то грант, на фоне виднелись плакаты научного форума — он килограмм на десять моложе. Как-то быстро в этот раз безопасники сработали. Или так бывает? За мое время работы это почти рекорд по обратной связи.

— Так, а он тебе разве не сказал, как на нас вышел? — Лоза вызвала строку поиска в открытом документе и вбила туда «Джордж Эшмор» — Один из наших частых заказчиков, ты его не знаешь, недавно был задержан в Польше по делу, в которое оказалось вовлечено действительно много важных для начальства людей. Там же и твой симпатяжка. Именно его адвокат вытащил Джорджа и помог с решением срочного распределения имущества. В том числе с консервацией.

— Во-от почему он все спрашивал, в какой фонд переводить оплату, — консультант закатил глаза. Уже провожая Даниила на пороге, заказчик вдруг стал настаивать, что не будет вносить полную предоплату наличными, как полагается всем новым клиентам. Такая необъяснимая настойчивость с его стороны чуть не сорвала всю работу.

— Кстати про фонды, смотри какая шутка — она начала быстро проматывать документ. На мониторе то и дело мелькали полностью вымаранные цензурой страницы, — Наша служба безопасности, конечно, направляет на наш уровень частично скрытые данные, но я первый раз вижу такой объем удаленного текста.

— Они его не одобрили?

— Каво-о?! — из угла застонали, — Я для чего тут вторую неделю эту плоскую котлету в пяти вариантах леплю?!

— Да одобрили они его, одобрили! — она повысила голос, — Скрытыми могут быть даже его обычные рабочие проекты, чтоб вы, ебланы, их не обсуждали постоянно. Мужик-то, вон, успешный, ученый с тремя степенями в пяти странах.

Девушка уютно устроилась в своем крутящемся кресле, проматывая открытый документ от одной фотографии к другой.

— И глаза у него такие красивые…


Номер этого грузотакси Даниил получил от Лозы, и кто знает, раздобыла она его сама или же получила сверху. Сомневаться в надежности, в свете этих фактов, не приходилось, но навыки вождения явно были не на том уровне, который нужен деликатному грузу.

— Поаккуратнее можно?

— Звиняй, — от замечания водитель лишь вынул руку из штанов и положил ее на руль, — Дорога к мажорским дачам херовая, но она местами входит в территорию заповедника, вот ее и не трогают.

Их опять подбросило на каком-то пробившем асфальт корешке.

— Да и тачки у местных получше, они и не замечают каждую ямку по пути.

Это утверждение было настолько вопиюще ошибочным, что Даниил сразу развернулся и выпрямился в кресле, готовый детально объяснить образ жизни и мышления успешного бизнесмена. Но впереди показался знакомый серый забор и стоящий перед ним черный мерседес.

— Тут развернись, чтоб к дому жопой подъехать, — объяснения придется оставить на обратную дорогу, сейчас консультанту следовало морально подготовить себя к передаче товара.

Пока они парковались и выгружали тележку с ящиком, коттедж оставался тихим и безжизненным. Даниилу оставалось только понадеяться, глядя на машину перед домом, что заказчик не забыл о назначенной вчера встрече. Однажды он позволил себе оставить информацию о доставке изделия на автоответчике — самого заказчика тогда не оказалось дома, зато его охранники не были отпущены с поста, и консультанту пришлось потратить несколько часов, используя свое воспитанное красноречие, чтобы не дать им заглянуть в коробку.

— Подай монтировку, — водитель уселся на край грузовика и с готовностью вложил в протянутую руку металлический прут. Даниил посмотрел на часы и прикинул, сколько у изделия осталось воздуха: на выезде из города их задержала небольшая авария и, наверное, стоило перестраховаться. Зафиксировав утопающую колесами в грязи тележку, он вырвал выступающую на сторонке ящика доску, помеченную красным крестом.

— О, у вас там котик? — под доской был скрыт ряд круглых отверстий, из которых раздался негромкий благодарный писк, — Я много слышал о богачах, покупающих себе рысят и тигрят. Тяжеленький, поди, точно помощь не нужна?

— Жди тут, я минут на пятнадцать. Не выключай счетчик, даже если задержусь, — подскальзываясь на поплывшей от дождя дорожке, Даниил развернул и покатил тележку к дому. К его удаче, на крыльцо уже был положен настил, позволивший без особого труда вкатить груз прямо в дом, и стоило колесам застучать по хлипкому временному сооружению, хозяин сразу открыл дверь.

Мужчина уступил дорогу, позволив вкатить грязную тележку прямо в гостиную. Он с досадой посмотрел на след, оставленный на паркете, и пробормотал:

— Что ж, получится сразу и проверить, как справляется ваше творение, да?

Вопрос, не обращенный к нему напрямую, Даниил решил проигнорировать. Остановившись посреди зала, он перевел дыхание, вытер руки о куртку и жестом указал заказчику на лежавшую на крышке монтировку. Пока тот возился с коробкой, консультант отошел подальше, чтобы случайно не заглянуть внутрь, и выудил из-за пазухи небольшую брошюру.

— Тут инструкции по уходу и пара рекомендаций на случай… — уже протягивая книжку, он осекся. Ранее Даниил не обратил внимания, но сейчас заметил, что дорогой халат мужчины, склонившегося над метровой коробкой, был накинут поверх светлой водолазки и темных джинсов. — А, м, вы один?

— Да, конечно, как и договаривались.

Осмотр изделия проходил не как обычно. Даниил за время своей работы видел отвращение, удивление, возбуждение и даже нежность в лицах заказчиков, и сейчас впервые он не увидел ничего — мужчина сосредоточенно, чуть склонив набок голову, смотрел внутрь. Изделие, которое тоже должно было распознавать эмоции, подстраиваться и угождать, шумно завозилось на дне. Снова раздался тихий писк.

— Оно пахнет. Совершенно неприятный для меня запах, — выпрямившись, заказчик перевел взгляд на парня, который все еще сжимал в руке клиентский буклет. Руки расслабленно опустились в карманы халата, а еще секунду назад пустые глаза, теперь с интересом смотрели на Даниила, будто это он был для него предметом долгих месяцев ожидания.

— Наверное, засиделось в коробке, им это не нравится, понимаете, — консультант попятился к журнальному столику, — Тем более, этот товар разрабатывался специально для вашего просторного дома. Я уверен, в дальнейшем запахи не будут вас беспокоить.

Он оглянулся, чтоб уже кинуть брошюру на стол и уйти, оставив все странности на службу безопасности, которая в этот раз явно схалтурила, но в окне, выходящем во внутренний двор, увидел другую машину: сильно потрепанную серую тойоту кариб со следами ржавчины. Странный мужик точно был в доме не один.

Пусть обучение по работе с клиентами и не подразумевало обход таких катастрофических ошибок, совершенных еще на стадии проверки, инструкции на случай любых непредвиденных ситуаций были одинаковы — немедленно бежать. Свои деньги компания уже получила, а неудобных заказчиков вынудят или глубоко раскаяться, или просто исчезнуть. Даниил развернулся на каблуках, но столкнулся с направленным ему в лицо дулом небольшого пистолета. Поначалу, это даже успокоило, потому что огнестрельное оружие в руках богатых людей означало лишь попытку запросить больше положенного, а не непосредственную угрозу жизни — такие прекрасно понимают концепцию внутренней иерархии, а, значит, понимают и то, что с заполняющего бумаги и толкающего тележки консультанта взять нечего. В наступившей тишине стало слышно, как на улице заворчал и уехал грузовой автомобиль, надежное средство быстрого отхода. Теперь бежать придется в лес.

— Ух, холодрыга уже, конечно, — за его спиной громко отъехало в сторону витражное окно, и поток свежего воздуха немного разогнал поднимающийся из ящика кислый запах. Кто-то сзади грубо схватил Даниила за плечи и чем-то стянул ему кисти так крепко, что даже пошевелить пальцами было бы затруднительно. — Комов, накройте, пожалуйста, свой заказ обратно.

— Доктор Комов, — мужчина сквозь зубы поправил собеседницу, прежде чем убрать пистолет обратно в карман и, не обращая внимания на становящийся истеричным писк, вновь закрыть ящик. — И это, скорее, ваш заказ.

— Да, но твоя импровизация про роботов-пылесосов была просто шедевральна. — рядом с Комовым встала немолодая и очень худая женщина, в кричащем желтом свитере и такого же цвета очках с совершенно непрозрачными, матовыми черными линзами. — Тебя подвезти или поедешь с группой сопровождения?

С главного входа в дом зашло еще четверо мужчин с налипшими на сапоги осенними листьями, под куртками которых виднелись бронежилеты с обвесом. Двое таких уже стояли по бокам от Даниила, снимая и срезая с него все, что хотя бы теоретически могло вмещать в себя следящее оборудование.

— Мне жаль потраченных на этот маскарад месяцев и не терпится вернуться обратно к своим проектам, — доктор, криво улыбнувшись, бесцеремонно протянул руку женщине. — Прямо сейчас сам поеду сдавать мерс в седьмую, если тут я больше не нужен.

Не получив формального разрешения, он пожал поданную в ответ руку и удалился. Женщина проводила его взглядом, немного опустив очки на нос, и затем подошла к задержанному парню.

— Данил, верно? Или к тебе тоже лучше обращаться по фамилии? — он не видел ее глаз, но что-то в положении бровей говорило Даниилу, что она издевается над ним.

— Я Даниил, — ему не приходилось поправлять произношение своего имени с самой школы, — и я не понимаю, за что меня задержали, я же просто курьер.

Женщина широко улыбнулась, отчего ее тонкая сухая кожа покрылась тысячей мелких морщинок. «Курьер» набрал в грудь побольше воздуха и продолжил, как по методичке:

— Я всего лишь развожу заказы для интернет-конторы дизайна интерьеров, там, кажется, ипэшник, со мной даже договор не заключали…

— Не старайся, — она отвернулась и жестами дала несколько указаний сопровождавшим ее мужчинам. Даниила начали резко подталкивать к выходу. — «Мясной цирк» сбросил вашу троицу, как ящерица хвост. Наградой за операцию продолжительностью почти в полтора года оказались хлыщ в женском жилете и бесполезный толстяк, который от шока, возможно, не заговорит больше никогда.

С крыльца Даниил увидел, что на месте, где недавно стоял черный мерседес, теперь стоят два внедорожника. К одному из них был пристегнут крытый прицеп, который занесло в кювет, и теперь двое массивных мужских фигуры в синих дождевиках скользили в пожухлой мокрой траве, пытаясь его оттуда вытащить.

Уже когда его засовывали в машину, парень позволил себе отчаянно дернуться назад.

— А девушка? — крикнул Даниил женщине, руководящей захватом. Она тоже вышла из дома и сейчас, поеживаясь, доставала из почти квадратной красной пачки сигарету. — Вы сказали трое, что с Леной?

— Та, что с татуировкой? — один из тех, что выносил ящик, остановился, чтоб дать начальнице прикурить. — Когда ее обездвижили, у нее из шеи пружиной выскочила черная шипованная проволока. Оторвала руки двум неплохим оперативникам, а ей самой голову.

версия страницы: 7, Последняя правка: 30 Ноя. 2022, 17:31 (5 дней назад)
zz
Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License.