Проспект Люксембург, 17
рейтинг: +10+x

Мария Алексеевна Дурова наконец-то свыклась с мыслью, что квартира в Ленинграде по адресу проспект Люксембург, 17, стала их домом.

Они с мужем Станиславом въехали туда чуть больше трёх месяцев назад. После нескольких лет, прожитых в Пушкинском районе, Мария ещё не до конца привыкла к новой обстановке. Теперь можно было раскинуть руки в стороны и не упереться в картонные стены, обмазанные побелкой. Каждую ночь она просыпалась и ждала топота башмаков рабочих, возвращающихся с вечерней смены, но топота не было.

Раньше в этом здании была усадьба какого-то рода, но её то ли экспроприировали, то ли бывшие хозяева бежали из страны. "Князьёв каких-то", как пояснил ей чиновник домкома, не отрываясь от работы.

За роскошным фасадом скрывалось непритязательное убранство. В главной зале, где раньше висела хрустальная люстра, теперь свисала на проводе одинокая лампочка. По пятнам на голом деревянном полу можно было понять, где раньше лежали пышные ковры. Бильярдные комнаты или залы для послеобеденных бесед поделили перегородками для проживания трёх семей, а то и больше.

Были и другие минусы. До квартиры приходилось взбираться на четвёртый этаж. Дрова для кухонной печи были в подвале, на два этажа ниже кухни. И, конечно, скрипы, неизбежные в любом старом доме.

Мария не переживала по этому поводу. Во всех недостатках она видела будущие достижения. Подсвечники и хрустальные бокалы для бренди когда-нибудь тоже станут общественным достоянием. А пока можно было хотя бы потянуться, не дотрагиваясь до стен.

Объект №: SCP-83184

Класс объекта: Евклид

Первое исчезновение человека в доме 17 по проспекту Люксембург прошло почти что незамеченным.

Мария никогда не уделяла Василию особого внимания. Полный мужчина с вечно нейтральным выражением лица, он никогда не выделялся на фоне тысячи повседневных бытовых дел. Несколько раз они заводили разговор, но дальше банальных любезностей дело никогда не заходило. Он посещал собрания жилсовета, но каким-то образом всегда голосовал вместе с большинством. Не человек - размытое пятно. Если бы его не мучили частые приступы хрипящего кашля, Мария, возможно, и вовсе не вспоминала бы его.

Когда же в доме на несколько дней стало тихо, Мария наконец заметила, что Василия нет. Она спросила Оксану, соседку из семьи ниже этажом, куда поехал отдыхать Василий. Та сперва вытаращила глаза, потом помотала головой. Марии всё стало понятно.

Пришли люди из НКВД, из милиции или откуда-то ещё, постучали в дверь Василия. Попросили его проехать с ними, ответить на несколько вопросов. Василий ушёл с ними и не стало больше Василия.

Жив ли он или мёртв, не было смысла вспоминать про бывшего соседа.

Всем было очевидно, что упоминать его или хотя бы думать о нём - значит навлечь на себя беду. Там, где было размытое пятно, появилась дыра.

Через неделю из квартиры Василия вынесли вещи и туда заселилась семейная пара пенсионеров. По поводу Василия никто ничего не сказал.

Особые условия содержания: Один экземпляр SCP-83184 следует содержать на огороженной территории под открытым небом в Зоне 287.

Прошло две недели, и из дома 17 по проспекту Люксембург пропала Катерина.

Мария возвращалась с телефонной станции, где работала, поднималась по лестнице и ругала свой четвёртый этаж. В дверь Катерины на третьем этаже кто-то стучал. Коренастый мужчина в длинном плаще стоял к ней спиной - больше Мария ничего не разобрала.

Наутро Катерины не было за столом. Марию пробрал холод. За недолгое время знакомства с Катериной они крепко сдружились и шёпотом рассказывали друг другу анекдоты за утренней кашей и чаем.

Нехорошо было быть близким к кому-то, кто исчезал. Само собой, остальные жильцы на кухне косо поглядывали на Марию и односложно отвечали на её вопросы.

Ночью, в постели, Стасик попытался её утешить.

- Если она ни в чём не виновата, её, отпустят, иначе и быть не может. А мы с тобой ведь знаем, что она ничего такого не делала. Тебе не о чем беспокоиться, - сказал он.

Голос его был неровным, как будто он на ходу пытался придумать, что сказать.

Все экземпляры SCP-83184, найденные вне ведения Фонда, следует изолировать и уничтожать путём сжигания. За эту работу ответственна МОГ Омикрон-37 ("Сжигатели рукописей").

Следующее исчезновение случилось, не успел ещё в квартиру Катерины заселиться какой-нибудь новый жилец.

График работы у Марии был такой, что выходным днём был четверг. В квартире по четвергам всегда было пусто - кроме Марии дома была только Татьяна, сидевшая с двумя младенцами. Мария наслаждалась относительной тишиной.

Она сидела в комнате и зубрила реплики для представления, в котором вызвалась поучаствовать. Ей досталась роль абонента, звонки которой постоянно обрывались из-за халатной работы.

- Вы в своём уме? - шевелила губами она. - Я уже три номера набрала, ни один не работает!

Из коридора донёсся стук. Стучали три раза, громко, властно. Мария подскочила, но тут же поняла, что стучались не к ней.

Какую-то секунду она сидела, гадая, что предпринять. Потом, почти не задумываясь, она встала, подошла к двери и приоткрыла её.

Сквозь щель Мария разглядела силуэт женщины в длинной юбке возле двери квартиры Жировых. Через секунду дверь открылась и в коридор вышла Татьяна.

Женщины разговаривали слишком тихо и Мария ничего не разобрала. Татьяна сначала кивнула, потом помотала головой. Её собеседница показала рукой в сторону лестницы. Татьяна снова помотала головой и попыталась закрыть дверь.

Что-то выстрелило из груди незнакомой женщины и ударило Татьяну. это заняло лишь мгновение. До Марии донёсся глухой удар. Она не разобрала, что именно ударило Татьяну, запомнился только цвет - цвет налитого кровью шрама.

Татьяна повалилась на обшарпанный пол. Женщина перешагнула её тело, даже не попытавшись ей помочь.

Когда она зашла в квартиру, Мария разглядела кровь на стене. Куски кости и мозга усеяли выцветшие розовые обои в цветочек.

Она снова взглянула на Татьяну. Казалось, верхнюю половину черепа начисто снесло. Среди каштановых волос виднелось серое и алое. Вокруг тела натекла лужица крови.

Мария застыла, не зная, что делать. Не зная, как это понимать.

Раздался ещё один глухой удар, на этот раз более приглушённый. Через несколько секунд - третий. На ум Марии пришли татьянины малыши, Коля и Женя. Чтобы не закричать, пришлось закусить костяшки пальцев.

Спустя ещё несколько секунд женщина вышла в коридор, повернулась к Марии спиной и двинулась в сторону лестницы. Мария на мгновение растерялась. Неестественное зрелище, чем бы оно ни было.

Хотя бы ради Татьяны придётся выяснить, что это такое. Прогнав все мысли из головы, Мария тихо отворила дверь и пошла следом.

Женщина скользнула по лестнице вниз. Мария держалась поодаль, вжимаясь в стены лестничного колодца. Ругаясь про себя, она пыталась рассмотреть черты лица, глядя между балясин, но ничего не получалось.

Они спустились на второй этаж, потом - на первый. Только когда женщина вышла на ровную площадку, до Марии дошло. Она не шагала. Не просто не поднимала ног - вообще не шевелила ими.

Ступеньки скрипнули. Женщина развернулась лицом к Марии. Движение не было резким или испуганным - наоборот, в нём сквозила неспешная монументальность.

Мария зажала рот ладонью и пригнулась пониже, надеясь, что её не видно. Она пыталась молиться, как когда-то учил её дедушка, но беззвучные слова отказывались идти на язык.

Стараясь не дышать глубоко, она ждала и бессмысленно смотрела на стену с обоями в цветочек. Надеялась, что эта женщина - это нечто - её не заметила. Марии хотелось убежать, но нутром она чуяла, что это бессмысленно.

Время, которое она там просидела, показалось ей часом. Её жизнь мнилась хлипкой и неопределённой, непонятно было, жива ли она ещё или нет. К тому моменту, как Мария снова посмотрела вниз, существо уже ушло. Мария решила ещё немного посидеть и поразглядывать стену.

В связи с тем, что требования SCP-83184 к кормлению после неоднократного предоставления пищи растут в геометрической прогрессии, экземпляры следует заселять сотрудниками класса D только в тех случаях, когда иные способы принуждения объекта к сотрудничеству не дают результатов.

Что делать с трупом? Трупами. Нет. Мария выгнала эту мысль из головы.

Обратиться в милицию? Сказать, что какая-то тварь убила их острым мясистым выступом? Что она сама просто вышла на звук? Кроме неё в доме никого не было. Её первым делом и задержат. А может быть, это существо вернётся снова.

Можно было бы навести уборку. Отдраить стены, помыть полы шваброй. Протереть колыбельки. От этой идеи Мария отказалась. Но чего она этим добьётся?

Мария вспомнила о Лазаре. Муж Татьяны сегодня был на работе. Он имел право узнать, а не прийти домой и застать… Её передёрнуло.

Телефон в коммуналке стоял на кухне, на первом этаже. Мария заковыляла вниз по ступенькам, морщась от каждого скрипа и скрежета.

До телефона было всегда так далеко идти? Неужели лестница такая длинная? - гадала она. Казалось, на то, чтобы добраться до телефона, ушли годы. Не сводя взгляда с двери, она подняла трубку и попросила соединить её с кабинетом Лазаря на цементном заводе.

Раздались гудки. Мария занервничала до колик в животе. Она изо всех сил надеялась, чтобы Лазарь - или хоть кто-нибудь - поднял трубку. Наконец, гудки сменились голосом.

- Алло, - раздалось из трубки. Услышав угрюмый голос Лазаря, Мария вздохнула от облегчения.

- Приезжай быстрее! - выпалила она. Татьяна… Она… тебе надо видеть.

- Сейчас буду.

Звонок прервался.

Мария сидела и смотрела в кухонное окно. Её левая нога беспрестанно дёргалась.

Часы над дверью зажужжали и залязгали в непонятном ритме. Дом стонал и скрипел. Она барабанила пальцами по столу.

А что если это существо снова объявится?

Эту мысль пришлось прогнать из головы вслед за предыдущими.

"Чай!" - неожиданно вспомнила она. Когда Лазарь узнает, нужно будет дать ему чаю. Хоть так от неё будет какая-то польза. Через секунду Мария уже носилась по кухне. Чайный брикет. Заварник. Вскипятить воды.

Мария остановилась. В печке не было дров. В поленнице рядом оставалось всего несколько полешек. На правах беременной она могла спихнуть переноску дров на кого-нибудь другого. Но из кухни хотелось выйти. Марии не давала покоя жуткая мысль, что эта тварь может стоять на улице и выжидать, пока она покажется.

Она заторопилась в подвал, прихватив коробок спичек.

Мария выхватила свечку с её обычного места на лестничной площадке, зажгла её спичкой и двинулась по лестнице вниз. Казалось, тёмный подвал сжирает все проблески света. Каждая ступенька стонала под её ногами.

Женская часть населения коммуналки бывала в подвале почти ежедневно. Оттуда добывали дрова, солёную свёклу в банках или тряпьё, оставшееся от прошлых жильцов. Каждый год по весне в подвале даже устраивали генеральную уборку, как и во всём остальном доме. Но уборка уборкой, а в подвале постоянно было пыльно и висела паутина.

Мария ругнулась в адрес архитектора, проектировавшего дом. Подвал был в несколько раз просторнее, чем надо, а поленницу сложили в самом дальнем от лестницы углу. В каждой стене было по пять разных дверей, которые никуда не вели. Как рассказывала Катерина, раньше здесь прятались любовницы, но хозяйка дома постепенно замуровала все проходы.

Даже так было спокойнее, чем сидеть и надеяться, что та женщина не придёт снова.

Пройдя по подвалу как минимум минуту, Мария услышала звук. Она остановилась. Слабый жужжащий отзвук. Она напрягла слух. Похоже на песнопения. Или на крики.

Она прошла ещё несколько шагов. Бетонный пол холодил ноги. Звук стал громче, и он исходил из той стены. Вернее, от одной из дверей, поняла Мария.

Она подошла к двери. С этого места было слышно уже совсем чётко. Этот стон. В нём можно было разобрать какой-то язык, но какой именно - она не понимала. Голоса были надорванными, как у человека, который пытается кричать сорванным горлом. Мария потянулась к дверной ручке. Надо было узнать, что творится за дверью.

На плечо ей опустилась рука. Мария завопила и едва не свалилась на пол. Рука не дала ей упасть. Подняв взгляд, Мария увидела Лазаря. Лицо у него было суровым.

- Мария, - спросил он, - а где Таня?

Мария пришла в себя не сразу. Голоса стихли, остался только скрип самого дома.

- Я… С ней… - начала было она.

- Я все этажи обыскал, где она?

- Нет, - сказала Мария. Она двинулась к лестнице и потянула Лазаря за собой. - Нет, так не… так нельзя.

Она отвела Лазаря наверх, к квартире, где остались трупы.

Трупов не было.

Не было крови. Не было ни мозга, ни кусочков кости, ни внутренностей. Просто открытая дверь в идеально прибранную комнату.

- Где. Коля. И. Женя? - спросил Лазарь. В его голосе появились панические нотки.

- Она была здесь, честное слово, а потом пришли и постучали.

По лицу Лазаря пробежал ужас.

- Пожалуйста, ничего больше не говори, - кивнул он.

С ошарашенным видом Лазарь вошёл в комнату и захлопнул за собой дверь.

Той ночью Станислав держал Марию в объятиях. Она старалась не думать о том, что видела, и о том, чего не видела вовсе.

Описание: SCP-83184 - общее обозначение для всех выживших членов Эзотерической Церкви Божественной Рати, небольшого религиозного культа с оккультной направленностью, основанного в 1906 году дворянами из Москвы и Санкт-Петербурга. Исходя из записей в церковной книге, 29 экземпляров SCP-83184 могут до сих пор находиться не на содержании Фонда.

Последние случаи пропажи людей по адресу проспект Люксембург, 17, произошли спустя две недели.

В тот день после смены им пришлось остаться ещё на пять часов "добровольной" работы. В ответ на возмущения Марии, начальник только пожал плечами.

- Всем нам приходится идти на лишения, - сказал он и удалился в кабинет. В пятнадцать минут шестого он ушёл домой.

Опросы экземпляров 83184 показали, что, несмотря на сходство и прямую связь с ритуалами саркицизма, религия, которую исповедовали члены Эзотерической Церкви, не имела "ничего общего с этим сиволапым мужичьём".

От работы до остановки ей пришлось бежать трусцой, и даже тогда она едва успела на последний трамвай. В вагоне никого не было кроме неё - только Мария и ровные ряды сидений.

В любой другой день она была бы рада, что в трамвае нет приставучих алкашей, от которых по вечерам бывало не продохнуть. Но алкаши хотя бы отвлекали на себя внимание. А теперь она оказалась наедине со своими мыслями.

Каждый проблеск красного превращался в запёкшуюся кровь на волосах Татьяны - а потом пропадал так же быстро, как и появлялся.

Негромкое жужжание мотора оборачивалось теми воплями, которые она слышала там, внизу.

Мария попыталась вспомнить, как Стасик держал её в объятиях. Подумать об их ребёнке. Образы помимо её воли превратились в кровавое месиво.

Она так сильно замкнулась в своих мыслях, что почти проехала свою остановку и едва успела соскочить на тротуар, пока трамвай не тронулся.

Мария шла по тёмным улицам, домой, в коммуналку, погружённая в раздумья.

Только за несколько метров от дома она увидела, что окна пульсируют тёмно-красным цветом.

Цветом налитого кровью шрама.

Экземпляры SCP-83184 внешне представляют собой крупные постройки, в основном - жилые дома. Внутри и снаружи стены SCP-83184 покрыты органическим составом, который имитирует свойства обычных строительных материалов, в т.ч. дерева, гипса, кирпича и кафельной плитки.

Марии вспомнился Стасик. В такие долгие вечера он всегда пытался не заснуть и дождаться её. И всякий раз он засыпал задолго до её возвращения и только вяло приветствовал её, когда она залезала в постель.

Она побежала со всей прытью, какую только позволяли ноги.

Из-за присутствия в структуре объекта неизвестного химического вещества участки SCP-83184, не покрытые вышеупомянутым составом, очень горючи. Экземпляры SCP-83184 лишены подвижности, но сохраняют воспоминания и отпечаток своей прежней человеческой личности. Судя по всему, SCP-83184 не могут самостоятельно изменять свою внутреннюю структуру или внешний вид.

Остановившись у двери, Мария на ощупь достала ключ, висевший на шее на верёвочке. Её кожа, обычно бледная, стала пунцовой, потом потемнела до полуночной черноты, потом снова приобрела пунцовый оттенок.

Казалось, прошла вечность, пока ключ повернулся в замке.

Рыхлая, как мочалка, дверь стала открываться, и Мария застыла на месте.

Несмотря на многочисленные обвинения в похищении людей, поклонении дьяволу, принесении человеческих жертв и каннибализме, члены культа до 1916 года уходили от ответственности благодаря высокому положению в политической иерархии и связям в Охранном отделении ("Отделение по охранению общественной безопасности и порядка", в просторечии - "охранка").

Свет в холле пульсировал, пол и стены подрагивали ему в такт. Дом издавал звуки, похожие на смесь знакомого скрипа с болезненным сипением. Сам воздух был срым и затхлым. Пахнуло желчью, к горлу Марии подступил комок.

Она шагнула в дом, и нога провалилась в ставшие мягкими половицы на несколько сантиметров. Марию пробрало. "Стасик", подумала она. Стасик, который прошлым летом не заметил каплю варенья у себя на носу. Который варил ей щи, когда она так занемогла, что не смогла встать с кровати.

Она двинулась дальше, морщась от каждого шага по мягкому полу.

23 ноября 1916 года, после длительной борьбы за влияние в роду Романовых, целитель и мистик Григорий Распутин с помощью государыни Александры Фёдоровны продавил решение искоренить Церковь. По её приказу были арестованы и казнены без суда все известные члены Церкви, в том числе и её основатель, Павел Константинович Брюс.

Мария шла по холлу, стараясь поменьше вдыхать гнилостный воздух.

"Милиция", думала она. "Могут приехать из милиции, они…" - тут мысль остановилась. "Что-то сделают". Она добралась до кухни.

Дом содрогался, кастрюли и сковородки громыхали в шкафах. Мария сняла трубку и поднесла к уху, пытаясь вспомнить номер милиции.

Из трубки раздались вопли и бормотание. Мария дёрнулась. Язык был незнакомый, а голоса - да. Катерина. Татьяна. Василий.

Были и другие. Она постаралась их не узнать.

Мария отшвырнула от себя телефон. Провод моментально оторвался от стены. Аппарат плюхнулся в раковину, оттуда плеснуло чем-то бурым. В раковине булькнуло.

Мария выбежала обратно в холл. Что бы ни творилось в этом доме, надо было спасать Стасика. Больше ничего не поделать.

SCP-83184 способны самостоятельно подключаться к водопроводу, электропитанию и телефонным линиям. Механизм подключения на сегодняшний день не установлен.

Хотелось позвать его, услышать его голос, а не надсадный хрип дома. Но Мария сдерживалась. Нутром она чувствовала, что дом может её услышать. Может послать за ней это, если узнает, что она тут. Размягчившийся пол скрадывал звуки шагов, но она всё равно шла на цыпочках.

Поднявшись на этаж, Мария остановилась. Ноги едва не подогнулись. Двери всех двадцати квартир были распахнуты настежь и колыхались в такт ритму дома.

После периода бездействия экземпляры SCP-83184 начинают поглощать своих жильцов. Поглощённые субъекты быстро переносятся через строение SCP-83184 в подземную полость, где 40-70% употребляются объектом в пищу, а остальные [ДАННЫЕ УДАЛЕНЫ] (далее обозначены как SCP-83184-01).

В двери выглянули двадцать Татьян с наполовину развороченными головами, моргнули и пропали. Мария с трудом сдерживалась от рвоты.

Через секунду она продолжила путь по лестнице.

"Стасик", думала она. "Стасик".

На ранних стадиях поглощение осуществляется с помощью стены или пола; постепенно поглощаются жители, которые больны, спят или немощны в силу возраста. Для этого требуется, чтобы жертва была неподвижна в течение как минимум пятнадцати минут.

Третий этаж тоже зиял распахнутыми дверями.

Дом заблеял сильнее, стены содрогались в ускоряющемся ритме.

Мария прогнала из головы все мысли. Ещё этаж, последний.

Кожа поглощённых индивидов, как правило, сохраняется и используется впоследствии для охоты. Неизвестно, каким образом особи SCP-83184-01 выживают в процессе снятия кожи.

К концу подъёма Мария почти окончательно выдохлась. Пол ходил под ногами, каждый шаг давался со всё большим трудом. Она упрямо шла вперёд.

Все двери были распахнуты. Она пошла к их комнате в дальнем конце коридора. Их со Стасиком дверь тоже была открыта.

Надо было убедиться лично.

Она убедилась. Обыскала комнату. В ней никого не было.

Ни Станислава, ни записок, ни каких-либо признаков.

Только горела тяжёлая керосиновая лампа на прикроватном столике. Станислав никогда не гасил лампу, когда ждал Марию поздно вечером.

Она повернулась к выходу.

В дверях стояло то существо из квартиры Татьяны.

Мария его узнала. Катерина.

Создав как минимум одну особь SCP-83184-01, SCP-83184 как правило меняет стратегию охоты на более активную.

Катерина рывком двинулась в сторону Марии. Видно было, что её ноги вообще не отрываются от пола.

Мария сделала шаг назад, Катерина надвигалась.

- Привет, Мария, - пробулькала она. Голос был совсем не её, глухой, пустой и гортанный.

Мария попятилась ещё и едва не свалилась, запнувшись о прикроватный столик. Из того места, где была правая рука Катерины, выстрелило жало цвета налитого кровью шрама и просвистел там, где мгновение назад была голова Марии.

Жало вонзилось в стену, не отрываясь от рука Катерины. На лице существа появилось выражение досады.

В этот же момент раздался звук бьющегося стекла. Мария инстинктивно повернула голову. Лампа опрокинулась и разбилась на множество осколков. Керосин разлился по полу и тут же занялся пламенем.

Катерина издала гневный вопль. Одним движением левой руки она отхватила правую и отделилась от стены. Мясистое жало обмякло и стало втягиваться в стену.

Она схватила одеяло и попыталась накинуть на разгорающийся огонь, но тут же с глухим стуком повалилась наземь.

Мария встала над ней, сжимая длинный и острый осколок стекла. Ударила Катерину в шею ещё раз, и ещё один. Стекло впивалось в руку. Это её не волновало. Она била, била и била. Вскоре шея бывшей подруги превратилась в кровавое месиво.

Мария рухнула на колени, выронив осколок. Как он разлетелся, ударившись об пол, она не заметила. Её сотрясали сухие рыдания.

Она подавила эмоции. Подавила всё и поднялась. Переживания будут после.

Огонь распространялся, теперь запылал матрац.

Теперь было ясно, что надо делать. Дом надо убить. Мария вспомнила песнопения, которые раздавались в подвале. Там его сердце. Оно сгорит. За Катерину. За Василия. За всех.

Она выждала секунду. За Станислава.

При охоте на новую жертву SCP-83184-01 облачаются в кожу предыдущей. Как правило, охотой занимается только одна особь SCP-83184-01, тогда как остальные [ДАННЫЕ УДАЛЕНЫ].

Мария шла по лестнице вниз. За её спиной горела их квартира. Тело Катерины занялось так, словно было сделано из хвороста.

Она вернулась на кухню. Полы протестующе захрипели. Мария схватила коробок спичек, прижала локтем к левому боку. Правой она крепко сжала длинный нож, очень кстати лежавший у раковины.

Дверь в подвал была открыта. Мария глянула вниз. Лестница уходила в пасть чёрной бездны. Со вздохом Мария взяла свечку с обычного места. Жалкий огонёк почти не разгонял темноту.

Она начала спускаться, аккуратно ступая по рыхлым деревянным ступеням. Казалось, прошли годы, пока она добралась до приснопамятной двери. Та по-прежнему была закрыта. Из-за неё доносились знакомые песнопения, гораздо громче, чем в тот раз.

Мария взялась за ручку двери и содрогнулась - та была тёплой на ощупь. Она повернула ручку, открыла дверь и сжала покрепче нож.

Узкий проход, уходивший во тьму, был похож на гортань. Стены цвета сырого мяса были пронизаны сосудами и жилами. Пение стало почти оглушающим.

"Стасик", подумала она и шагнула вперёд.

Как правило, во время охоты SCP-83184-01 заманивают возможную жертву в самое нижнее помещение SCP-83184, после чего нейтрализуют её с помощью наркотических веществ, производимых их телами. В тех случаях, когда вывести жертву из строя или добиться её сотрудничества невозможно, особи SCP-83184-01 обычно прибегают к убийству, чтобы накормить SCP-83184.

Как только она шагнула сквозь дверной проём, коридор расширился. Плоть натянулась и отстранилась от Марии. Та поняла, что проход так реагирует на пламя свечи.

Она поднесла свечку поближе к пульсирующей стене, оставив несколько сантиметров. Та завизжала и натянулась ещё сильнее, как свежая кожа поверх недавно зажившего ожога. Мария улыбнулась. Горячий воск со свечи падал на пол, и тот морщился от удара каждой новой капли.

Чем дальше Мария шла по коридору, тем громче становилось пение. Коридор уходил вглубь под наклоном. Марии отчасти хотелось подпалить его и уйти, но она понимала, что надо идти вперёд. Чтобы уж наверняка. Она ускорила шаг.

Наконец, показался конец коридора.

Потолок уходил далеко вверх, куда не доставал свет свечи. Мария осторожно шагнула вперёд и остановилась. В нескольких метрах от неё пол уходил вниз, образуя провал. Она глянула вниз и попыталась сдержать рвоту. Безуспешно.

Стены ямы были усеяны десятками человеческих силуэтов, наполовину погружённых в мясистую мякоть стен. Ни на одном из них не было кожи. Только мышцы и мягкие ткани, совсем как стена. К затылку каждого из них подходили толстые отростки, как кишки на картинках, которые Мария видела в кабинете у врача. Отростки мерно пульсировали.

Пение глушило все звуки. Рты, казалось, двигались совсем не в такт словам. Марию замутило.

Голоса резко оборвались. Лица, как по команде, повернулись в сторону Марии. Та закричала и едва устояла на ногах. Раздался голос.

- Маша?

Голос принадлежал Станиславу.

После обильного употребления пищи SCP-83184 входят в стадию роста, наращивая новые комнаты, архитектурные украшения и даже этажи.

Она обернулась. Это был Станислав, и он шёл к ней прямо от ямы, неровной походкой, одетый в трусы и майку.

- Н-не подходи, - предупредила она, покрепче сжимая нож перед собой.

Казалось, Станислав растерялся.

- Маша, - произнёс он, снова двигаясь к ней. - Это же я. Стасик.

Мария помотала головой и попятилась.

- Ты не Станислав. Ты - вот это, - сказала она, показав ножом в сторону ямы.

- Машенька, - произнесло подобие Станислава. - Я тебя люблю. Погаси свечку, пожалуйста.

В его голосе слышалось слабое бульканье. Существо по-прежнему шагало к ней.

- Не подходи! - рявкнула она. - Я здесь всё дотла спалю, если ещё хоть шаг сделаешь!

Сквозь повышенный тон пробивалась паника.

Псевдо-Станислав сделал ещё шаг. Мария шагнула назад и ткнулась спиной в стену. Псевдо-Станислав улыбнулся.

Из незаметного отверстия в стене вылетела капля желчи. Пламя свечи зашипело и потухло.

Свет померк, Мария едва успела закричать. Песнопение грянуло с новой силой, заглушив её крики глубоко под землёй.

В это время все особи SCP-83184-01 поглощаются SCP-83184 вслед за [УДАЛЕНО].

Она инстинктивно сделала несколько резких взмахов ножом. Левую руку пронзила боль, словно что-то сломало в ней кости. Мария вскрикнула и дёрнулась в сторону.

На неё навалилось что-то тяжёлое, прижав оба плеча к полу. Она выронила спички. Тяжесть заговорила голосом псевдо-Станислава:

- Тупая, никчемная бабёнка, - раздалось из темноты. Подумать то…

Правой рукой она вколотила нож в источник звука. Клинок что-то пробил и вошёл в мягкое. Она била вслепую, снова и снова.

Давление ослабло, Мария скинула с себя тяжесть.

Пение заглушало все мысли, кроме одной. "Найти спички".

Она зашарила вокруг себя. Спустя целую вечность, коробок нашёлся. От облегчения она едва не зарыдала.

Мария чиркнула спичкой. Безрезультатно. Взяла ещё одну, едва не выронив крохотную палочку в темноте. Снова без толку. От досады хотелось закричать.

Третья спичка зажглась. Мария посмотрела вниз.

Тварь лежала обмякшей грудой. Кожа, когда-то принадлежавшая Станиславу, растянулась от того, что двигалось под ней. На том месте, где было лицо, по которому она так долго вздыхала, а потом набралась-таки храбрости поцеловать его, любить и беречь, теперь были лишь лоскуты плоти и кровь.

Мария получила свой ответ. Ей хотелось уничтожить весь мир.

Она сжала зубы. Пока что можно ограничиться и этим местом.

После начального периода роста SCP-83184 впадает в спячку на срок от 3 до 6 лет, после чего цикл кормления начинается заново.

Она поднесла спичку к стене. Та завизжала и через несколько секунд занялась огнём.

Пламя поднялось выше, потом - ещё выше. Разошлось над головой, как сияние звёзд. Оно ревело наравне с голосами полулюдей, и было непонятно - оглохнет ли Мария, или сначала сойдёт с ума.

Мария посмотрела в яму. Зажгла ещё спичку и подпалила коробок. Картон загорелся быстро. Она бросила коробок вниз.

Огонёк делался всё меньше, съёжившись до оранжевой точки. Потом вырос, пламя пошло по стенам ямы.

Не прошло и минуты, как пожар объял весь этот собор. Мария побежала в коридор, жалея, что не взяла с собой хотя бы спичку. Стены давили со всех сторон, исходя бессильными воплями. Пламя подступало.

Добравшись до подвала, она в первый раз набрала полные лёгкие свежего воздуха.

Почти на четвереньках она поползла по лестнице вверх. Ступеньки проваливались, шли волнами. Пожар на верхнем этаже успел распространиться по всему зданию.

Когда она уже бежала по холлу, пол под ногами начал провисать, затем лопнул.

Мария взвизгнула, едва успев ухватиться за твёрдый край. Под ней бушевала преисподняя. Неистовое пение до сих пор доносилось сквозь рёв пламени.

Собрав силы, она подтянулась и выбралась на безопасный участок пола. Огонь уже охватил и нормальные, твёрдые стены дома.

Шатаясь, она вывалилась за парадную дверь, выкашливая золу и бог знает что ещё. Перебежала на другую сторону улицы. Повернулась, рухнула на колени и стала смотреть, как пылает здание.

Мария Алексеевна Дурова смотрела, как тварь по адресу проспект Люксембург, 17, исходит шипением и воплями, объятая сине-зелёным пламенем. И звёзды над её головой освещали ленинградскую ночь.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License