Механит возвращается домой
рейтинг: +7+x

Старые доски прогибались под его весом. Этого не происходило, когда он был здесь в последний раз. Возможно, он располнел, причём слишком сильно. Или к земле его так сильно тянула мысль о том, что он сделает здесь.

Деревянная дверь его старого дома была такой же, как и прежде. Сквозь щели сочился пикантный запах корицы. Как и раньше комнату наполнил знакомый, хоть и приглушённый смех, вместе с которым были слышны и несколько других голосов.

Он помнил смеющегося, и гадал, забыл ли он и его тоже.

Человек не знал, чего он ожидал после того, как он постучит в дверь. Мало кто теперь помнил его имя, и ещё меньше было тех, кто узнавал его, когда он проходил мимо них.

Механическая рука постучала в дверь, раскалывая древесину.

— Чёрт, — пробормотал он.

Смех прекратился, и на смену ему пришёл обеспокоенный шёпот, выражавший заинтересованность в том, кто же пришёл. На секунду человек взглянул на свою гладкую механическую руку, и начал любоваться ею. Но он не мог бесконечно созерцать её, потому что ему пришлось встретиться лицом к лицу с обитателем комнаты.

Женщина была высокой и очень худой. Её фигура была обманчива: она моментально могла обрушить огромную силу на любого человека. Механический глаз пришедшего то фокусировался, то сжимался обратно, ведь пришедший никак не мог поверить тому, что он видел.

— Саванна, — сказал он.

Она посмотрела на него, оглядела с головы до ног. Он попытался приосаниться, поправил галстук и воротник. Она усмехнулась.

— Ты вроде как похудел, Илия, — она указала на его механические части, — даже учитывая это.

Илия заглянул за её плечо. Он увидел несколько людей внутри, и некоторые даже смотрели на него. Он увидел пучок золотых волос, пересекавший комнату, и улыбнулся.

— Как там отец?

С лица Саванны исчезла улыбка.

— Лучше, чем когда ты ушёл. Но в последнее время всё хуже. Я всё говорю ему, что бухло Вилли его до добра не доведёт, но ты ж знаешь, как он отбрехивается.

— Он всё ещё самогонщик?

Саванна кивнула, а потом показала на Никогда Н'Нета.

— Наши помогли старине Джо соорудить новую бухловарню после того случая.

— Старина любит выпить, — сказал Илия, засунув руки в карманы. — Может быть, мы даже выпьем после того, как я сделаю всё, что хочу.

— Ты пришёл сюды только чтобы провернуть свои дела? — спросила она, сложив руки на груди.

— Да, но, — Илия прочистил горло. Механизмы в его животе шумели и пищали, — ещё я пришёл за отцом.

Саванна хотела ответить, но её перебил другой, более грубый голос, раздавшийся из недр хижины. Живот Илии перешёл на повышенную передачу.

— Сава! Какой ублюдок так сильно стучит в дверь? Я уже сказал Джо, что Джетро в проблемы втянули люди-крокодилы, а не я!

Саванна прокричала внутрь хижины:

— Пап, Илия пришёл!

Последовала долгая отрыжка, а потом наступила тишина. Наконец, обладатель голоса сказал:

— Давай его сюда.

Внутри Отцовского дома пахло яблочным пирогом и корицей, впрочем, как и всегда. Мама, скорее всего, пекла всякое для Ярмарочного Дня, вроде уже почти снова наступила та часть месяца. Илия глубоко вздохнул. Он улыбнулся шире, чем когда-либо за последнее время. Но когда он огляделся, он кое-что заметил.

Папин дом стал больше с тех пор, как Илия последний раз там был. Сильно больше.

Обычно его маленькая хижина внутри была гораздо больше, чем снаружи. Кухня была настолько большой, что в ней поместился бы целый аллигатор, и ещё осталось бы место для одного или даже двух кухонных столов. Комната была ещё больше.

— А у вас был ремонт, — заметил Илия, указав на люстру, которая сильно выбивалась из общей обстановки.

Саванна пожала плечами.

— У отца тут период такой, Илия. Не говори ему об этом.

— Я…

Его прервал большой человек, вошедший в комнату на механических ногах. Его живот лежал на границе плоти и механизмов. Холодный красный светодиодный глаз сфокусировался на Илии и изучал его. Человек обошёл его, пыхтя и возмущаясь с нахмуренным лицом. Закончив осмотр, он встал перед Илией и отрывисто кивнул.

— Сын. — Сказал он.

— Отец. — Сказал Илия, кивнув в ответ.

Они уставились друг на друга, и на мгновение повисла тишина. Потом отец развёл руки в стороны и улыбнулся Илие.

— Иди сюда, мой мальчик!

Илия не успел вежливо отказаться — Папа рванулся вперёд и обнял его. Отец оказался сильнее, чем он помнил, сильнее, чем он предполагал. Лицо Илии перекосило, но он всё же улыбался. Он неуверенно похлопал отца по спине.

Отец взял Илию за плечи и вновь оглядел его.

— Мальчик, да ты исхудал! Ты там досыта ешь вообще?

Илия процедил сквозь зубы:

— Да нормально я ем, Папа.

— Ну и отлично, — он отпустил сына и отошёл на шаг, — Мать готовит пирог, Джеймс тушит мясо крокодила. Ничего, сынок, мы нарастим мясо на твоих костях.

— Пап, — сказал Саванна, отряхивая пыль с Илии, — Илия сказал, что он здесь только по своим делам.

Отец, подняв бровь, сказал:

— Так ты вернулся не для того, чтобы проведать отца? И мелюзгу?

Илия осмотрелся, сначала замешкавшись, а потом заметил их. Три пары глаз смотрели на него из-за одного из диванов, стоявших в комнате.

Илия улыбнулся и встал на колени.

— Эй, идите сюда и обнимите своего отца, — сказал он, протянув руки.

Практически сразу пухлая девочка вылезла из своего тайника и побежала к Илие. Она врезалась в его ногу, чуть не заставив его упасть. Два глаза-бусинки уставились на него, и девочка улыбнулась.

— Дядя Лия! Смотри! — Сказала Кенди, указывая на просвет в её улыбке. — У меня выпал зуб!

Илия встал на ноги и отряхнулся.

— Это очень хорошо, Алия. Ты положила его под подушку, чтобы Горбатая Дама смогла починить свою улыбку?

Алия радостно закивала. Илия подумал, что её голова могла от этого отлететь в сторону, если она не была бы прикреплена.

— Хочешь посмотреть мою комнату? — спросила она, повернувшись и взяв его за руку.

— Не сегодня. Может быть, в следующий раз?

— Ох, — сказала Алия, и её улыбка начала пропадать, — хорошо.

Она надулась и ушла, исчезнув за углом.

Он уже практически жалел о том, что пришёл домой.

— Пап, — сказала Саванна, отряхивая Илию, — Илия сказал, что он тут по делам.

— Делам?

Илия встряхнул головой.

— Я заключил контракт, Пап.

— Ох… — Улыбка исчезла с лица отца, и он вздохнул. Он взглянул на Илию, и на его лице теперь была лишь безэмоциональная решительность. Он тихо сказал, — пошли наверх, парень. Неча мелюзге такие разговоры слушать.

Папа указывал путь, преодолевая три пролёта лестницы гораздо быстрее, чем по представлениям Илии это мог сделать любой человек. Они шли молча, и Саванна оглядывалась, убеждаясь, что за ними никто не идёт.

На верхнем этаже была деревянная дверь, и, учитывая количество трещин, держалась она лишь на силе воли и упрямости. На косяке справа виднелось несколько горизонтальных чёрточек, а к центру двери была прикручена буква «И».

Илия вздохнул.

Папа открыл скрипучую дверь. Из комнаты на них накатила волна ностальгии и пыли. Саванна и Илия закашлялись, но папа — нет. Он вошёл в комнату и потянул за цепь, открыв кучу паутины и ржавых вещей. Илия взял старый ржавый меч и стряхнул с него целую семью пауков.

— Нам действительно надо было подниматься сюда, чтобы поговорить, Папа?

Он крякнул:

— У тебя было это выражение на лице. Я понял, что что бы это ни было, оно, должно быть, важное.

Или прочистил горло.

— Так и есть, Отец.

— Ну, — сказала Саванна, тыкая его в руку, — рассказывай давай.

— Расскажи всё, мой мальчик.

Илия взглянул на них. Потом на дверь. Шестерни в его голове закрутились быстрее. Внезапно его сердце утонуло в отсеке его живота и испарилось. Илия приосанился и выдохнул — он забыл о том, что задержал дыхание.

— Меня наняли, чтобы я убил Марка Ивановича.

Воздух был спёртым, и пахло только пылью, паутиной и крысиным помётом. Три человека застыли, словно статуи, и уставились друг на друга. Механические части тела Илии шумели и гудели. Крысы бегали по полу, укрываясь за старой мебелью. Пауки повисли на своих паутинах и замерли на стенах, смотря на них. Ожидая. Гадая, что произойдёт.

Папа прохрипел и, спотыкаясь, отошёл. Он схватился за сердце, едва не споткнувшись о несуществующее препятствие. Все десять его механических ног подкосились.

— Боже правый, — пробормотал он.

Саванна коротко выдохнула и сложила руки на груди. Илия пытался заглянуть ей в глаза, но она не пересекалась взглядом с ним.

— Кто? — Спросила она, уставившись в пол.

Илия вздрогнул.

— Наш…

— Я, чёрт побери, знаю, кто такой Марк, Илия. Кто нанял тебя, чтобы убить его?
Илия залез в карман пиджака и вынул записку. Саванна выхватила её из его рук и прочла. Когда она закончила, она смяла её и бросила к ногам отца. Тот присел и поднял её.

Саванна всхлипнула, и лицо её нахмурилось.

— Десять тысяч долларов? — Спросил отец, не веря ему. — Мистер Дарки попросил тебя убить твоего родственника за десять тысяч долларов?

Илия застыл.

— Да.

— Нет такой цели, ради которой можно убивать своих, Илия. — Сказал он, вытирая слезу.

— Джо уже дал согласие, — сказал Илия, идя к двери, — Марк начал творить что-то плохое с жителями города. Он сказал, что Марк там, в болоте, вместе с людьми-крокодилами.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License