Ещё одна душа присоединилась к халкосту
рейтинг: +3+x

Плеть ненадолго остановилась, чтобы осмотреться. Пахло дымом и смертью. Под её ногами лежали изувеченные тела её греческих врагов, бывших последователями ложного бога. Уголки её рта поднялись, когда она коварно улыбнулась, услышав прекрасные звуки скрежета зубов и ломания тел. Моральный дух Железных жрецов был подорван, но бойня Карциста всё ещё продолжалась. Её скрученные последователи избивали побеждённое войско служителей Механ, не щадя при этом никого — верный признак настоящей жестокости и господства.

Порождения плоти сложили искромсанные тела и стонущих выживших воинов перед Карцистом Халиной Иевой, всё ещё улыбавшейся, как мог лишь настоящий победитель. Она посмотрела на человека, лежавшего на куче своих убитых товарищей. Он был одет в плохо подходившую ему броню, а останки его левой руки болтались на сухожилиях. На левом бедре была большая рана. На его лице было столько крови, что он едва мог рассмотреть силуэт Карциста, которая глядела на него, а разум был слишком затуманен болью, чтобы он смог понять, что она своей косой по щиколотку отрубила ему ноги. Но он увидел, что, когда Карцист начала произносить молитву, кожа на его ногах превратилась в вспученные опухоли, наполненные гноем и кровью. Воин почувствовал, как Карцист начала пробираться в его разум, и потерял сознание.

Ещё одна душа присоединилась к халкосту Карциста Халины Иевы.


— Боже, Дженни, мы посреди чёртовой войны, и ты думаешь, что я всё брошу и просто пойду на «суд» этих придурков?

Ганимед замолк и повернулся к Невруну.

— Да, да, пойду. — Лич1 не стал дожидаться продолжения спора и вернулся к своему занятию.

Помотав головой в знак недоверия, Неврун поспешил ответить своему наставнику:

— Чёрт возьми. Я с вами, потому что вы сами с ней не разберётесь. Вы знаете, какую херню она творит и что она с вами сделает, если победит. — Молодого мага пробрало до мурашек при мысли об этом. — Сделай это если не ради своей жизни, то хотя бы ради своих СТУПНЕЙ!

Ганимед подавил желание засмеяться над столь нелогичным заявлением — мышцы на его лице лишь слегка дёрнулись, прежде чем вернуться в исходное положение. В то время как Брат Неврун определённо пользовался столь нестандартной ситуацией, в которой сейчас находилась Длань, Ганимед не считал угрозу предстоящего отсечения кусков конечностей и становления членом безмозглой армии Карциста поводом для смеха. Если бы это всё было смешно, эти придурки из ЦРБ и за километр не подошли бы к Длани, но просьба исходила от самого Бамейро, а Ганимед не хотел злить столь высокопоставленного посетителя Библиотеки. После того, как они узнали, с чем им предлагают бороться, бездействовать было не лучшим решением.

Они тихо шли по коридорам Библиотеки Странников, пока не наткнулись на устрашающе выглядящего мужчину с оливковой кожей, одетого в ткань цвета слоновой кости. Неврин тихо кашлянул, чтобы тактично уведомить жреца о своём присутствии, после чего тот обернулся и поприветствовал их.

— Брат Ганимед, Брат Неврун, чем обязан?

Неврун уже открыл рот, чтобы ответить, но его перебил Ганимед:

— Что вы знаете о так называемом «Копье Галлиполи», Алебастр? С каждым днём она увеличивает свою армию, а мы всё медлим с ударом.

— Если мы не будем использовать Копьё, её порождения одолеют нас. К счастью я знаю, что мои братья уже давно захватили артефакт, потому я послал запрос Его Святейшеству, чтобы он отправил его в Библиотеку. С его помощью мы покончим с этой заразой.

— Отлично, прошу за мной. — Лич повернулся на пятках и отвёл Алебастра с Невруном в находившуюся неподалёку комнату. Внутри находились шесть длановцев, которые замолкли, когда Ганимед ввёл в помещение своих спутников.

Неврин сел во главе стола и положил ноги на столешницу, полностью игнорируя негодование Ганимеда.

— Итак, а теперь давайте обсудим, как мы собираемся убить этого фут-фетишиста.


У берегов Мраморного моря открылся Путь, из которого вышел совмещённый отряд из двадцати четырёх членов Длани и приближённых Бамейро. Возглавляли его древний тауматург Длани и Жрец Механ. Отряд скрытно начал преследовать Плеть Железа.

Как они и предполагали, скрученная ведьма водила свои порождения от деревни к деревне, всасывая всех живых существ в округе в свою армию. Когда над горизонтом поднялось солнце, силы Длани и ЦРБ вошли в убитый город. По песку были разбросаны кишки и куски плоти, сигнализируя о бойне, которая была здесь лишь несколько часов назад. Жирные и обрюзгшие порождения плоти и жижи бесцельно бродили по улицам, охраняя свою госпожу со всех сторон. Сильный запах гниющей плоти и разложения витал в воздухе.

— Отвратительно, — Пробормотал Алебастр, выдыхая. Он слышал историю о саркитских порождениях плоти, но увидеть их вживую было для него весьма странно и потрясающе. Само их существование было оскорблением прославленного Механ, а потому изничтожить их — значит сделать что-то богоугодное. Он повернулся к своим товарищам; ярость пылала у него в глазах. Ганимед молча кивнул жрецу, и тот осторожно достал Копьё Галиполи из его разваливающегося чехла. Оружие было древним, да и выглядело так же, но обладало невероятной силой. Алебастр поднял копьё, тихо пробормотал молитву Разбитому Богу и бросил его в ближайшее существо.

Пронзив опухли и сухожилия, копьё пронзило порождение плоти, заставляя плоть отваливаться, когда она нагревалась от оружия. Существо жалко закричало и умерло, а копьё прилежно вернулось в умелые руки жреца.

Карцист обернулась, узнав, что её халкост атаковали. Откинув капюшон, она подняла руку и отправила орду мутантов навстречу врагам, чтобы от этих глупцов не осталось ни одного целого тела. Облачённые в металлическую броню последователи Алебастра быстро приготовились встретить этих прокажённых существ, взяв в руки разнообразные мечи, топоры и булавы.

Ганимед шагнул вперёд и достал кинжал, которым он порезал свою руку. Из раны полился огонь. Лич швырнул сгусток тауматургического пламени в толпу тел, упиваясь после этого знакомым запахом сожжённой плоти. Другие тауматурги Длани последовали его примеру, атакуя халкост Иевы различными заклинаниями. Неврин увидел, как его наставник закончил заклинание, после чего вступил в битву, держа в руках два только что созданных эфирных клинка.

Иева медленно показывалась за спинами своего войска. По бокам от неё стояли два существа, сшитые из конечностей, тел и лиц, причём не все из них были человеческими. Она с садистским ликованием наблюдала, как две стороны убивают друг друга, ибо она знала, что на замену каждому сражённому члену её халкоста придёт ещё один. Эта нелепая группка магов и языческих жрецов будет уничтожена, а её войско продолжит идти вместе с ней.

Алебастр увидел Карциста, когда он продирался сквозь плоть и кости, и начал подготовку к божественному ритуалу. Он двинул копьё в сторону неба, отчего сквозь оружие прошла энергетическая молния. Она светилась чудесным алым цветом, а воздух вокруг жреца наполнился чистой тауматургической энергией. Он опустил копьё, направив его прямо на Иеву.

С кончика копья, блеснув электрическими искрами и огнём и пройдя по всей его длине, сорвалась молния, которая устремилась в небо, а не в Карциста, так как из-за отдачи сбился прицел. Вместо этого сгусток энергии повернул в сторону Карциста, но по пути распался на множество снарядов, которые разили и своих, и чужих. Ещё до того, как Алебастр смог предупредить своих о катастрофе, которую он случайно создал, оружие сломалось, поддавшись своему возрасту. Жреца скрыл взрыв.

О как прекрасно горели небеса.


— Твою мать, — бормотал Неврин, отползая от камня.

Взглянув на стального жреца, он подавил желание сплюнуть, так как жрец лежал на собственных последователях и был ещё более окровавленным, чем порождения Иевы. Большая часть тела Алебастра испарилась — остался лишь металлический каркас, который уже не подлежал ремонту. Большая рана на голове обнажила металлическую часть черепа. Его органический глаз, а точнее то, что от него осталось, превратился в жижу, капавшую с куска стали.

Отвернувшись от Алебастра, маг осмотрел поле боя на предмет оставшихся в живых. Вместо них он увидел лишь пустые части брони да пятна сажи на земле. Это всё, что осталось от его бывших друзей и коллег. Ему не удалось разглядеть даже их следов присутствия на поле битвы, а если таковые и были, они были неотличимы от останоков уничтоженного халкоста Иевы.

Вновь посмотрев на рьяного идиота, уничтожившего всех, Нервин очень удивился и не поверил своим глазам: Алебастр поднялся на ноги, смотря на Иеву, которая будто бы совсем не пострадала от взрыва. Жрец, спотыкаясь, начал идти к ней, достав из своего таза богато украшенный клинок. Направив его на Карциста, он проорал боевой клич, после чего его прервал Нервин.

— Сука, чёртов металлический мудак! — Проорал молодой маг, рванувшись вперёд и оттащив жреца. — Я не позволю тебе просто так сдохнуть здесь.

Иева ничего не делала, она лишь смотрела на обоих с отвращением и ненавистью.

Неврин быстро открыл Путь и втащил в него Алебастра.

— Давай будем надеяться, что талисман Ганимеда всё ещё работает…


И вновь Плеть ненадолго остановилась, чтобы осмотреться. Опять пахло смертью и дымом. Но вместо изувеченных, разбитых тел механитов-еретиков под её ногами лежали обугленные останки её халкоста. Их тела, мёртвые и скрученные, наводняли улицы, а их пепел витал в воздухе, как пыль.

Но это было не так уж и страшно.

Карцист ушла, чтобы собрать ещё больше душ.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License