Подпольные сделки
рейтинг: +2+x

Войдя в дверной проем Андерсон Мэсси подавил невольную дрожь. С другой (правильной) стороны это была элегантная парадная дверь, в георгианском стиле, с изящным антаблементом. С этой стороны было лишь простое дерево с потрескавшейся и выцветшей краской. Кроме того здесь было примерно на тридцать градусов холоднее, а по переулку стелился легкий туман.

— Ну ладно, пойдем. — сказал он, коренастому мужчине в гораздо более дешевом костюме — проводнику.

Проводник был одним из многих «специалистов», нанятых Маршаллом, Картером и Дарк. Никого из сотрудников Компании нельзя было назвать потрепанным или затасканным, но его темно-синее пальто было на несколько пунктов дешевле, чем у Мэсси, а сигара была и вовсе копеечной, с отвратительным и пагубным дымом. Мужчина что-то проворчал, из-за своего серого шарфа и двинулся по переулку.

На Теневом рынке всегда были лишь переулки. Здесь не существовало главных улиц. Лишь узкие улочки и проулки, петляющие между кирпичными зданиями с плотно заколоченными окнами и запертыми дверями, скрывающими то, что Хранители там держали.

Мэсси ненавидел это место. Не то чтобы это было что-то выходящее за рамки его мира. Все это было неотъемлемой частью работы в Компании. Нет, он ненавидел убогость этого места. Это был мир низшего класса, созданный для бедных. Его же место было в своем офисе или в зале заседаний, а не в грязных переулках в тусклых сумерках с вездесущим дымом и запахом табака и угля. Джентльмены не должны никуда тащиться. Они должны мерно вышагивать с определенной целью.

Он наступил во что-то, чего не мог видеть, и проглотил проклятие.
— Эй, давай помедленней, — сказал он резким голосом. — Эти улицы — чертово болото, а некоторые из нас заботятся о своей внешности.

— Да пожалуйста, — проговорил мужчина из-за шарфа. С тех пор, как они встретились он сказал не больше дюжины слов.

Мэсси прищурился.
— Я бы следил за своим тоном на вашем месте. Если только вы не хотите искать другую работу. — Довольно невинная фраза за пределами Компании. Но внутри… Скажем так. Никто никогда не покидал компанию по собственной воле, а человека в работе можно использовать по-всякому.

Мужчина лишь хмыкнул. Мэсси злобно скрипнул зубами. Ему придется устроить что-то неприятное. Специалисты довольно полезны, но они должны знать свое место.

На своем пути они изредка встречали кого-нибудь спешащего по своим делам. Иногда это были Хранители, облаченные в привычную серую кожу, в латунных дымчатых очках. Иногда это был человек из обычного мира, с сутулыми плечами, со скачущими с места на место глазами. Иногда это было что-то более… экзотическое. Высокий и худой, или невысокий, приземистый и чешуйчатый.

Наконец проводник остановился у входа в короткий узкий тупик.
— Вот, — сказал он.

— Хорошо спасибо большое! — сказал Мэсси. В его голосе отчетливо слышалось негодование. — Жди здесь и не дай бог я замечу, что ты тут уши греешь. Это очень деликатная встреча, и тебе не платят за подслушивание.

Мужчина хмыкнул.

Мэсси дошел до конца переулка и стал ждать. Естественно, пошел дождь. К тому времени, как капли воды пробивались сквозь густой дым и пролетали мимо наклонных крыш, они становились грязно-серыми. Он вздрогнул и поплотнее запахнул пальто. Сейчас он начал жалел, что не оделся как проводник. Теперь пальто придется тщательно отмывать, при условии, что его вообще еще можно спасти. Грязные делишки не должны были быть столь буквальными.

Его проводника можно было разглядеть лишь по слабому красному огоньку на кончике сигары.

Через несколько минут он понял, что стоит не один.

С ним ждали два Хранителя. Ни один из них не повернулся, чтобы взглянуть на него или сказать что-нибудь. Казалось, они не испытывали никакого дискомфорта от дождя, хотя это и было трудно сказать по их глазам, скрытыми под линзами из дымчатого стекла. По их ртам и носам можно было предположить, что они являются людьми. Или, по крайней мере, что у них есть человеческие рты и носы. Никто из тех, с кем он разговаривал, не мог дать однозначный ответ.

Мэсси хотел было спросить их, что они здесь делают, но решил, что лучше этого не делать.

Наконец, после того, как он полностью промок, в переулок вошел красивый мужчина. Его звали мистер Файер, хотя он произносил это как "Фраер". Его улыбка была слишком блестящей, а его костюм (намного дороже, чем у Мэсси) казался совершенно чистым, хотя и немного влажным. С собой он нес большой дорожный чемодан.

— Андерсон! — воскликнул он. — Я видел тебя, когда, месяца два назад? Как жена? Пацан твой скоро на софтбол пойдет?

Мэсси выдавил из себя улыбку. Он никогда не рассказывал Файеру ни о жене, ни о ребенке.
— Они в порядке, в порядке. Ценю вашу заботу.

— Смотрю вы приехали немного раньше, — сказал Файер. — Могли бы позвонить. Я бы вышел пораньше, чтобы сэкономить вам немного времени.

— О, это не проблема. Кроме того, я знаю, что для вас это лишь приятная прогулка, — сказал Мэсси. Об этом его проинформировал еще один специалист компании. «Он ходит повсюду. Везде. Машины и самолеты, поезда и бронетранспортеры — все в его распоряжении. И это не считая аномальных средств. Он ходит везде. Из одного конца света в другой, так быстро, как ему нужно, чтобы прибыть на место именно тогда, когда он намеревался…»

— Что ж, что сделано, то сделано. Джентльмены, рад, что вы тоже смогли присоединиться. — Он повернулся к Хранителям.

— Вы заплатили, — сказал один из них, пожимая плечами. Для себя Мэсси отметил, что плечи двигаются как-то не совсем правильно.

Проводник, который привел Мэсси, стал подходить ближе. Мэсси почувствовал укол раздражения, но, вместе с тем, и легкое облегчение. Он внезапно почувствовал себя очень незащищенным рядом с двумя Хранителями, и мистером Файером. Он хотел бы быть немного более вежливым с этим человеком, но любой, кто работал в МКиД, был достаточно профессионален, чтобы продолжать работу, не взирая на подобное отношение. Да и в любом случае исполнитель стоит намного выше любого простого головореза, независимо от того, насколько он талантлив.

— Всегда платите своим кредиторам, когда есть возможность, или придется платить намного больше, когда возможности не будет. — сказал Файер. — Вы принесли это?

В ответ Хранитель вытащил сломанные карманные часы. Похоже, это был сон или воспоминание. Мэсси проинформировали об этом. Они могли принимать практически любую форму: от старых шкатулок до туристических безделушек и потертых монет. В кабинете Картера был обломок обсидиана, который, предположительно, был самым старым воспоминанием, которое когда-либо крали Хранители.

Файер взял его у Хранителя и показал Месси. Звон цепи слабым эхом повторил звук мужского смеха, и Месси разглядел отражение улыбающегося лица на блестящей поверхности крышки.

— Что это такое? — спросил Мэсси. Его глаза метнулись к проводнику, который теперь нависал позади улыбающегося человека.

— Воспоминание, — сказал Файер. — Только что из разума Черной Королевы. У вас с ней были некоторые проблемы в прошлом.

— Не такие большие как у вас. — с подозрением сказал Мэсси.

— А, но у меня уже есть информация из этого воспоминания. А вам оно могло бы принести немного больше пользы. Я думаю, оно должно охватывать те записи, которые мы обсуждали, а также некоторые другие.

— Мы ничего не обсуждали… — начал было Мэсси.

— По рукам, — сказал коренастый мужчина. — Записи из лагеря будут доставлены завтра, остальное будет оплачено позже.

Мэсси оглянулся на проводника. По дороге он почти не говорил. Что он творит?

— Рад слышать это! И здорово видеть, что вы освободились от вашего кресла и снова встали на ноги. — сказал Файер. — Но вот что я вам скажу. Ваш Энди, мне приглянулся. Добавьте его к списку, и будем считать сделку честной.

К растущему замешательству и ужасу Мэсси, крупный мужчина кивнул, плюнул в массивную руку и протянул ее Файеру. Тот ответил таким же жестом.

Затем проводник сделал необычный жест, и Мэсси почувствовал, как его ноги подкосились. Его веки стали странно тяжелыми.

— Доставка будет в обычном месте, — сказал крупный мужчина. — И не дай бог будут какие-нибудь уловки, Четвертый.

— Уловки? Да никогда. — Теряя сознание, Мэсси услышал смех улыбающегося человека. — Неужели вы считаете, что я в состоянии обмануть своего хорошего друга Картера?


Вернувшись в офис, Картер аккуратно убрал воспоминание. Его можно будет просмотреть позже. На данный момент его полного внимания требовал инцидент с лагерем "Земли Радости".

Каждой преуспевающей компании для успеха необходимо делать три вещи: правильно распоряжаться деньгами, заботиться о клиентах и заниматься основной работой. Маршалл имел дело с клиентами: он утешал скорбящих родителей и разглаживал взъерошенные перья. Остальное взял на себя Картер. Пусть Дарк и дальше варится в том аду откуда он появился. Пусть Маршалл будет улыбающимся лицом корпорации. Без Картера они ни хрена бы не могли делать.

На его столе лежала стопка распечаток и папок: все, что он смог собрать, украсть и выпытать об инциденте с Землями Радости. Эта стопка папок дорого обошлась ему: полевые отчеты продажного агента ГОК. Лучшая информация, которую ему смог раздобыть его связной в Длани Змея. Марионетка сенатор, который предоставил ему доступ к базе данных ОНП в обмен на определенные услуги.

Власть приходила со знанием. И с деньгами. Разумеется, если вы знаете как, их можно менять друг на друга, а Картер был в этом профессионалом. Чтобы добыть все эти знания, ему пришлось потратить внушительное количество и денег и власти. Теперь, когда у него была информация, пришло время заставить ее работать.

Он взял первую папку и начал читать.

Одну стену кабинета Картера полностью закрывала огромная пробковая доска. Он не доверял компьютерам в такой работе. Ему нравилось то, к чему он мог прикоснуться. В течение следующих нескольких дней доска покрывалась все более замысловатым узором из бумаг, фотографий, булавок, цветных ниток и нацарапанных заметок. Один за другим он устранял извечных подозреваемых. ГОК была чересчур занята. Повстанцы не могли работать в этом районе столь открыто из-за крови. Он бы узнал, если бы кто-нибудь из членов Длани планировал такую ​​атаку, и кроме того, поблизости не было Путей …

Когда Картер закончил анализ, осталась одна не перечеркнутая карточка.

ФОНД

Получалась довольно интересная картина. Это было по интригански, но Смотрители всегда были так увлечены играми, что Дарк, решил подвести итоги. Они могли решить… Они могли осуществить …

Нет. Он знал каждое слово, произнесенное между Смотрителями за последние две недели. Он бы узнал, если бы это была их работа. Бунтарь-одиночка? Вряд ли. Смотрители внимательно следят за своими активами. По крайней мере с тех пор как…

… с тех пор как…

— Дженнифер, — сказал Картер аппарату в женском обличии, которая помогала ему в работе. — Принеси мне наши отчеты о Фонде с… Ммм. Давай с 2006 года. Сентябрь.

— Да, мистер Картер. — Голос был несколько металлический. Придется обсудить этот момент с R&D1, прежде чем можно будет начать поставлять эту серию клиентам.

Секретарь передала ему старую папку с загнутыми уголками, от которой явно пахло пылью и старой бумагой. Имя которое он искал, обнаружилось на первой же странице.

Картер отложил папку и снял телефонную трубку. Его рука не дрожала, но вены на ее обратной стороне напряглись, а левый глаз слегка подергивался. Он набрал номер.

— Картер! — Голос Маршалла был таки же вкрадчивым и властным как и у Четвертого. — Я только что разговаривал с Голдбергами. Что я могу для вас сделать?

— Беда, — сказал Картер.

— О, ну все не так ужасно, раз ты уже занялся этим. Насколько все плохо?

— Плохо по меркам Дарка.

На другом конце наступила тишина. Потом:
— Вот дерьмо.

— Мне нужно как можно скорее провести собрание всего правления, — сказал Картер. — Как быстро вы сможете закончить с семьями?

— С утра я займусь этим первым делом, — сказал Маршалл.

— Это будет здорово. — Нет необходимости связываться с Дарком. Дарк приедет даже если его не просить. Картер потер спину, где до недавнего времени были трубки связывающие его с… Дженкинсом? Франклин? Нет, это был Чо. Хотя не важно. Его уже нет. Скатертью дорога.

Картер положил телефонную трубку, взял красный маркер и широким взмахом перечеркнул карточку с надписью «Фонд». Затем взял другую и прикрепил ее поверх зачеркнутой.

Он написал на этой карточке одно слово.

БОУ

После небольшого размышления Картер добавил вопросительный знак.

Он надеялся, что ошибался. Он действительно надеялся.

В противном случае это будет очень плохо для бизнеса.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License