Все это блуждание
рейтинг: +2+x
0930 CDT (Североамериканское Центральное Летнее Время)

- Давай еще разок. Еще один разок. Давай, девочка.

Держа пластиковую рукоятку в руке, Ричи поставил одну ногу на воздуходувку. Он отпустил шнур, позволив ему втянуться в корпус, а затем вновь резко дернул. Мотор даже не думал включаться. Еще один рывок. В этот раз появились слабые признаки жизни — тихое рычание… но потом вновь тишина.

Ричи не хотелось забирать этот кусок дерьма обратно в автопарк. Мужчины обычно очень странно смотрят на мужчин, которые открыто признают свою неспособность решить какую-нибудь механическую проблему. Ему часто хотелось сказать: "Я полный бездарь по части двигателей, понятно? А половина из вас, дебилов, наверняка, даже читать умеет. Так что давайте заключим перемирие, окей?"

Ладно. Последняя попытка. Ричи приготовился. Дернул. Сразу же понял, что происходит. Но ничего не смог поделать. Он почувствовал, как его тело бесконтрольно и быстро отлетает назад. Наблюдал, как перед его глазами пронесся листодув, затем автостоянка, и, наконец голубое небо. Он с размаху ударился головой и спиной о бетонный тротуар.

Дернулся. Не заплакал. Унизительно, не поспоришь, но должно же остаться хоть какое-нибудь достоинство.

- Нужна помощь, солдат? — Невысокий силуэт на мгновение заслонил слепящее солнце. Определенно женский силуэт. Похоже, брюнетка. Этот силуэт мог дать мужчине идеи.

"Вот дерьмо, — подумал Ричи. — Этой девушке сколько, 19? Она, должно быть, одна из учениц колледжа." Он попытался придумать, что сказать. Выбор пал на сдавленный стон.

Она хихикнула.
- Вот. — Она протянула Ричи руку, и он схватил ее за запястье, как будто в средневековом рукопожатии. — Мы поднимаемся. Давайте.

Ричи удивился, как легко она помогла ему встать. "Она определенно сильнее, чем кажется", — подумал он.

- Вы в порядке? — участливо спросила она. — Я видела, как вы упали. Выглядело очень неприятно.

- Да, это, ммм. Ничего страшного. Ничего не повредил. Ну то есть, понятно, что я не собирался свалить в оплачиваемый отпуск из-за травмы или еще чего. Университет таких плюшек не предоставляет. — И тут Ричи понял, что уже успел в этом ритуале ухаживания упомянуть свою низкооплачиваемую работу. Потому что он идиот. А в конце он коротко и неловко рассмеялся, чтобы окончательно увериться, что в ближайшее время ему точно не перепадет.

Девушка, однако, тепло усмехнулась.
- А что это за работа? Ну, кроме того, чтобы будить первокурсников в семь утра в те дни, когда у них и занятий-то нет.

Ричи с надеждой улыбнулся.
- Озеленение — это то слово, которое вы ищете. Территориальный отдел. Убираю лишние листья с клумб.

- Удовлетворительная работа, не так ли? — Она улыбнулась, продолжая смотреть ему в глаза.

Ричи пожал плечами.
- Ну, знаете. Тут достаточно хорошие деньги. И, как вы отметили, есть некоторые преимущества.

Глаза девушки блеснули.
- Но?

Он подумал и понял, что может пойти ва-банк.
- У меня есть такая теория. Я думаю, чем бы мы ни занимались, все мужчины на самом деле просто хотят быть героями. Понимаете? Вот почему мы боготворим спортсменов. Вы сидите на трибуне, обычный человек, и вы видите другого человека, тоже довольно обычного, за исключением того, что он хорошо бросает мяч, и люди выкрикивают его имя, как будто он спасает сирот из горящего здания. — Ричи посмотрел на свое оборудование. — Мне здесь комфортно, конечно. Но мне никогда не стать героем.

Она осмотрела Ричи с головы до ног, взглянула на оборудование, на рабочий грузовик позади него.
- Забавно, что вы упомянули это, потому что готова поклясться, что все это выглядит как типично солдатская работа. Вы служили?

- Нет, но задатки получал в большом объеме, — ответил Ричи. — Я думаю, что мой отец мог служить, а я только перенимал некоторые его привычки.

- Вы думаете? — В голосе девушки слышалось любопытство, но лицо ее оставалось бесстрастным.

- Да, мы мало общались. — Ричи начал тереть виски; Началась легкая ноющая головная боль, та, которая всегда возникала, когда он проводил слишком много времени в раздумьях о прошлом. — Он был вроде… далеко, понимаете? Даже когда он был там. Не из-за пренебрежения, просто… Подождите, зачем я вам все это рассказываю?

- Вы никогда не проводили время в каких-либо вооруженных силах? — Девушка больше не притворялась, что флиртует, а лишь неотрывно смотрела в глаза.

Голова Ричи теперь откровенно пульсировала.
- Я … эээ, ты не, ты знаешь, ай бля … Я не знаю, к чему ты клонишь. Нет ни единого шанса, чтобы …
В заднюю часть его шеи вошла игла. У Ричи была лишь доля секунды, чтобы подумать: "Иисусе, какое очевидное отвлечение" а затем голос прямо возле его уха прошептал:
- Она в миллионе миль от меня.

Ричи умер. А кто-то другой проснулся.

- Разделены полой деревянной дверью, — ответил Питер.

- Имя, полномочия и звание, агент, — сказал голос позади него.

- Питер Ксавье Авалон, Альфа-18032-Гамма-Гамма, старший оперативник, — выпалил он.

- Последнее назначение?

- Мобильная оперативная группа Омега-7, «Ящик Пандоры».

Женщина вышла из-за спины Питера, встала перед ним, подняла палец и начала горизонтально водить им перед его лицом. Глаза Питера сначала не могли сфокусироваться, но затем норэпинефрин из мнестического коктейля начал действовать, и он стал более отзывчивым.

- Посмотри на меня, Питер, — сказала женщина. — Ты знаешь мое имя?

Питеру понадобилась секунда, чтобы воспоминания вернулись, а девять прожитых лет растворились.
- Да, мэм, доктор Джонс, — сказал он. — Извините, мне понадобится пара минут.

- Не торопись, сынок. Присаживайся — сказала Мария Джонс. Она жестом указала ему на кузов грузовика. — Тебе только что вкололи ударную дозу довольно адского наркотика, так что твое состояние вполне понятно.

- Да. Да, — пьяно кивнул Питер. — Где я?

- Ты в… эээ… Алекс, еще раз, что это за колледж?

- Университет Теннесси в Мартине, мэм. Небольшой сельский университетский городок. Около девяти тысяч студентов, — ответила молодая женщина. Кратко. Четко. Профессионально. Совсем не кокетливо.

- Спасибо, Алекс. — Мария снова повернулась к Питеру. — Вы - садовник. Вы проработали здесь около семи лет, с тех пор как закрылся завод Goodyear1. Всего прошло девять лет.

- Девять лет? — Питер покачал головой. — Мы говорили … мы просто разговаривали об амнезиаках и протоколах их применения. Вы только что объяснили код активации мемов. Вы рассказывали мне о… «крайне маловероятном событии», при котором вам, возможно, придется повторно активировать меня в какой-то момент в будущем. Это было… — Питер смотрел мимо Марии на обеспокоенное лицо Александры. — Это было буквально только что.

Мария покачала головой.
- Ваши внутренние часы нужно будет отрегулировать. Но это будет сделано в последнюю очередь, а пока вам придется это все игнорировать. Постарайтесь просто не думать об этом; вам будет намного проще, пока не оправитесь от самого худшего случая смены часовых поясов, за всю историю человечества. Ты нужен нам, Пит.

Питер посмотрел на свои не столь сильные руки, на торс, на довольно заметную (хотя и не слишком выраженную) округлость футболки, прочувствовал собственное дыхание, повращал некоторые суставы.
- С рассудком, кажется, все в порядке, мэм, но я не знаю, осталось ли в этом теле то, что было в прошлый раз, когда мы с вами разговаривали.

- Алекс? — сказала Мария.

Алекс одним плавным движением переместила руку к бедру. Металлическое отблеск света, мерцание, свист, и… внезапно Пит обнаружил, что держит за рукоять метательный нож из нержавеющей стали — он мгновенно оказался на ногах, готовый сразить 52-ух килограммовую брюнетку, с которой он флиртовал не больше трех минут назад.

Мария улыбнулась.
- Ваши инстинкты на месте. А детали мы можем проработать и позже. Вы с нами?

Питер посмотрел на свое тело, а затем на грустную кучу старого и изношенного ландшафтного оборудования, которое еще несколько минут назад было жизнью Ричи.
- Ага, — уверенно сказал он. — Я с вами.


1030 CDT

Краска заливала лицо Мэтью каждый раз когда он встречал взгляд Памелы. Это было странное время, для смущения, но он не знал, что еще чувствовать. Он наклонился вперед и неловко поцеловал ее, стараясь проникнуть языком через ее сжатые зубы. Она застонала и открыла рот чуть шире, приглашая его войти.

Мэтью просто знал, что она знала, что что-то не так. Он просто знал это. Но он не должен был думать об этом, потому что это повторит эту… эту проблему.
- Ты готова, детка? — спросил он своим самым соблазнительным писком.

- Мммм, — томно сказала она, нетерпеливо кивая. Мэтью не мог поверить, что она этого хочет ( не думай об этом! — Говорил он себе, думая об этом), не мог поверить, что кто-то, с такой внешностью, захотел, чтобы ее первый раз был с кем-то вроде него.

И после последних двух попыток он не мог поверить, что она все еще хочет этого.

На заднем фоне играла песня под названием «Последняя полька». Придерживая открытый конец презерватива, он плавно подался бедрами вперед. Он почувствовал, как головка коснулась ее половых губ и снова слегка отстранился (сейчас он все чувствовал очень ярко), почувствовал, как кончик скользит по чувствительной плеве, готовясь войти еще глубже. Памела втянула воздух; он почувствовал, как она слегка напряглась, хотя они оба знали, что это не должно быть больно, если Мэтью все сделает правильно …

Мэтью целиком вошел внутрь. Он встретился с ней взглядом и в тот момент осознал, что никогда не будет так близок с другим человеком. Он знал, что ближе стать просто невозможно. Это было так близко к телепатии, что им не нужно было ничего говорить друг другу. У Мэтью хватило уверенности, чтобы оторвать руку от пениса (она чувствует, что он становится тверже? — подумал он) и погладить ее по волосам. Он снова поцеловал ее, теперь более нежно и уверенно.

Они не будут такими же после этого, не будут такими же, какими были всего несколько секунд назад. И не в том смысле, в каком общество предполагало, что этот момент сделает их старше и ближе. Просто что-то изменилось, и они оба знали это, и каждый знал, что другой чувствует то же самое. Они так много открыли для себя за последний час. Продумали и преодолели так много инженерных проблем первого раза, которые многим молодым парам приходится решать самостоятельно; трение, тригонометрия, сила. Во время последнего "бета-теста" в силу вступили некоторые законы газа, что было встречено смехом обоих молодых экспериментаторов, участвовавших в действии.

- Что тут смешного? — спросила Памела.

Мэтью понял, что хихикает.
- Это … как все это?

Памела кивнула в ответ на незаданный вопрос.

- Это все того стоит. Просто быть с тобой прямо сейчас. Это того стоит.

Мэтью увидел, как ее глаза слегка покраснели, затем услышал всхлип.
- Я готова, Мэтти. Как только ты будешь готов. Просто не торопись, хорошо?

- Хорошо, — сказал Мэтью и позволил своим бедрам сильнее прижаться к ней. Через секунду он отступил, а затем позволил им снова упасть, пока они не коснулись ее. Теперь он смотрел, как она ахает, чувствуя себя в ней целиком; и его глаза слегка затуманились от ощущения всей ее вокруг себя, так много и так горячо, и все, что он мог слышать, это кровь, пульсирующая в его ушах, и звук ключа, проворачивающегося в замке позади него.

Дверь в квартиру открылась, и внутрь вошли две женщины. Мэтью одновременно был слишком напуган, чтобы точно понимать, как поступить, и слишком вежлив, чтобы спрыгнуть с Памелы, поэтому он повернул верхнюю часть тела к двери, все еще находясь внутри нее.
- Что за черт…

- Извините нас за это, — сказала женщина. Она уверенно подошла к шкафу и распахнула его, являя миру человека с неряшливой бородой, со спущенными до щиколоток штанами, который безуспешно пытался вжаться вглубь шкафа, за одежду.

- Вот дерьмо! — сказал бородатый. — Это … эээ …

- Я даже не хочу знать. — Женщина быстро воткнула мужчине иглу в шею. Она толкнула поршень вниз с силой, в которой, вероятно, не было необходимости.
- Часы никогда не останавливаются, никогда не останавливаются, никогда не ждут, — сердито сказала Мария Джонс.

- Она стареет, и становится поздно, — немедленно ответил Ной.

- Имя, авторизация и звание, агент!

- Ной Шеперд Чейз, Сигма-38225-Эта-Ню, младший оперативник, — сказал он, слегка отодвигаясь от иглы.

Мария выкрутила ее из чистой злобы, а потом вытащила.
- Ты знаешь, где ты?

- Нет, мэм. Это похоже… какая-то дешевая квартира? На кровати кричат ​​обнаженные люди, а я… — Он в ужасе посмотрел на видимую выпуклость в своих боксерских трусах. — Мэм, я не думаю, что хочу знать, как, черт возьми, я сюда попал. Это опять Пит? Он сказал, что задолжал мне один раз, за тот случай с водным шлангом…

Мария ударила агента Чейза по лицу.
- Подними свои гребаные штаны, Ной. У нас есть работа. — Она дружелюбно улыбнулась испуганной молодой паре. — Извините за это, — вежливо сказала она, вытаскивая все еще сбитого с толку Агента из квартиры.


1620 CDT

Во второй спальне Беа Эндрю, которую она переделала в домашний спортзал, со скамьей для жима, беговой дорожкой, боксерской грушей, и без каких-либо других украшений висела одна единственная табличка. Ее она сделала тоже сама. Табличка представляла собой металлическую схему.

ТЕБЕ НУЖНО ТРЕНИРОВАТЬСЯ? ДА/НЕТ

От «ДА» вела стрелка вела к:

ХОЧЕТСЯ ЛИ ТЕБЕ ТРЕНИРОВАТЬСЯ? ДА/НЕТ

От «ДА» стрелка шла к «ТРЕНИРУЙСЯ». От «НЕТ» стрелка шла к «ПРИМИ ДУШ». А стрелка от этой надписи вела к:

ХОЧЕТСЯ ЛИ ТЕБЕ ТРЕНИРОВАТЬСЯ? ДА/НЕТ

И обе стрелки возвращались к надписи «ТРЕНИРУЙСЯ».

Би Эндрю позволила себе пять минут горячего душа, чтобы передохнуть и немного расслабиться. После этого она собиралась продолжить тренировку, нравится ей это или нет. Она обнаружила, что исключение свободы воли из уравнения значительно облегчает занятия.

Она также обнаружила, что все эти тренировки помогают ей держать под контролем свой глубокий гнев, который она постоянно чувствовала, и это позволило ей заботиться о дочери, не выплескивая на нее свой гнев и разочарование. Би не верила в физическое насилие над живыми существами.

Сейчас ее дочь спит в спальне дальше по коридору. Беа разделась, готовясь к очередной тренировке. Она остановилась взглядом на своей груди, на том, что могло считаться либо маленькой женской грудью, либо выступающими грудными мышцами мужчины. Ее указательный и большой пальцы глубоко впились в кожу подтянутого живота, почти до мышц.
- Ты не мужчина, — сказала она, сдавливая кожу. — Ты женщина, — проговорила она, добавляя еще один темно-фиолетовый синяк, к большому скоплению созвездию в районе живота.

Она выскользнула из джинсов и трусиков и встала в спальне, глядя в зеркало в полный рост напротив беговой дорожки. Она мельком взглянула на область между ног, чтобы хоть ненадолго убедиться в своих словах, а затем отвернулась.
- Ты не мужчина, — еще раз сказала она, ущипнув другое созвездие ушибов на правом бедре. — Пениса там нет. Значит, ты женщина, — утвердительно сказала она, еще раз до боли скручивая кожу.

В этой комнате Беа была полностью уединена, но она все же надела длинные спортивные штаны и толстовку с капюшоном. Одежду, которая отлично скрывала отсутствие необходимых изгибов. Би совершенно привыкла прятаться. Она вставила наушники в уши, включила серию «Добро пожаловать в Найт Вейл»2 и смотря на мерно мигающие цифры на беговой дорожке, ее мысли начали постепенно уходить в другой мир.

Пара рук схватила ее сзади, потянув назад. Игла. Она успела выкрикнуть какие-то проклятия, когда руки вырвали из ее ушей наушники.
- Мы танцевали, улыбались и тяжело гребли под ним, — сказал женский голос.

- Я должна тебя за это поблагодарить, — ответила Би и исчезла …

Тело задрожало, скручиваясь, стараясь ухватиться за что-нибудь, но лишь на мгновение, затем глаза снова закрылись. Мария положила иглу на пол и прижалась к стене, подняв руки над головой.

- Что вы делаете? — недоуменно спросила Алекс.

- Ты не знаешь Эффи, — ответила Мария. — Ты же не хочешь, чтобы он воспринял нас как мишень …

Человек на полу вскочил в стойку джиу-джитсу. С тяжелым дыханием, обильным потом и злостью.
- Кто на ХУЙ!?

- Эффи, пожалуйста, — сказала Мария, показывая свои поднятые и пустые руки. — Это я, Эффи.

Холодные глаза пробежались по рукам, ступням, лицу и рукам Марии. Она прекрасно знала, что Эффи только что придумал четыре способа убить ее, три способа ввести ее в кому, шесть способов покалечить ее и одиннадцать способов вырубить - все за один взгляд. — Эффи, — осторожно сказала она. — Мне нужно, чтобы вы сказали мне свое имя, звание и должность.

Эффи заметно расслабился.
- Фатима Ворквайз, Дельта-38344-Дельта-Эпсилон. Ранее из МОГ Омега-7. Недавно ушел в отставку из Фонда. Ну, это я говорю недавно, — сказал Эффи, затем поднес запястье к уху и повернул его, прислушиваясь к хрусту. — Я бы сказал, около десяти лет? Это почти полностью излечилось.

- Почти, — сказала Мария. — Девять лет. Ты снова нужен нам, Эффи. Если ты готов.

Эффи посмотрел на мешковатую одежду, обнажился двумя плавными, но быстрыми движениями, встал перед зеркалом и осмотрел себя сверху вниз. Взгляд задержался на ушибах живота и бедер.
- Это что за черт возьми? Это я сам себе?

- Боюсь, что да, — сказала Мария.

- Это что за такую херовую личность вы мне втюхали? — Эффи потер самые свежие синяки. —А кто им сказал, что они могут портить мою оболочку?

- Я ведь говорила тебе, что амнезиальная терапия работает не так, — сказала Мария. — Мы делаем первоначальную инъекцию, ты приходишь в себя, мы называем ваше имя, и на этом все. Ваш разум самостоятельно составляет большую часть остальной личности. Помогает сознанию сохранять целостность и последовательность. Неделю мы все мониторим, а затем отпускаем вас на волю, чтобы изобрести жизнь для самого себя.

- Итак… что именно за личность придумало мое подсознание? — Эффи подпрыгивал, перемещая вес своей идеально спортивной фигуры взад и вперед, мерно улыбаясь.

Мария прокашлялась.
- Со стороны это выглядело как вполне здоровое отклонение от вашего исходного профиля. Похоже, что это помогало вам немного легче вписываться в обычную жизнь.

- Док, — многозначительно сказал Эффи, перестав улыбаться.

Мария глубоко вздохнула.
- Ваша новая личность… э-э… думала, что она обычная женщина с обычным набором двух ХХ хромосом, которая пережила какую-то плохо запоминающуюся аварию.

Эффи стоял неподвижно, холодно глядя на нее. Мария попыталась сделать еще один шаг назад и обнаружила, что уже уперлась в стену, так что пути к отступлению нет.

Через мгновение Эффи расхохотался, слегка закатив голову.
- Вот дерьмо, док — сказал Эффи. — На ее месте я бы зарезал всю вашу семью за подобное искажение. Я имею в виду устроил бы полный фарш. Бог создал это тело идеальным. Вы видели это гребаное тело, док? — Он начал делать растяжку, выделяя одну за одной группу поджарых мышц.

Мария вздохнула.
- Эффи, все, кто когда-либо находился рядом с вами более пятнадцати минут, видели это. Вы полны решимости продемонстрировать отсутствие скромности в своем теле. Не могли бы вы одеться, пожалуйста? У нас есть еще один оперативник, которого нужно пробудить, а осталось не так много времени.

- Конечно, док. — Эффи снова накинул тренировочную одежду.

Когда Эффи поворачивал за угол, в другом конце коридора открылась дверь.

- Мамочка? — за дверью стояла заспанная трехлетняя девочка, одной рукой протирая сонные глазки.

Эффи остановился и повернулся к Марии.
- Что за ребенок?

- Вы работали няней, — сухо сказала Мария. — Не о чем беспокоиться. Мы позаботимся о ней.

Эффи пожал плечами и вышел из дома.

Трехлетний ребенок помолчал, зевнул.
- Мамочка? — повторила она немного громче, но без особого беспокойства.

- Шшш, шшш, все в порядке, — успокаивающе сказала Мария. — Я врач. Нам просто нужно поговорить с твоей мамочкой наедине, хорошо?

Лицо трехлетнего ребенка на секунду сморщилось. Она посмотрел на Марию, затем на пол, затем снова на Марию.
- Паровозики?

Мария посмотрела на пол и увидела несколько железнодорожных путей «Томас и друзья» на полу ее спальни.
- Да, дорогая, ты можешь поиграть с паровозиками, — сказала она. — Мама придет поиграть с тобой через несколько минут, ладно? Сделай для нее что-нибудь грандиозное, хорошо?

Трехлетняя девочка на секунду покачала головой, снова зевнула и кивнула.
- Паровозики, — решительно сказала она и повернулась, чтобы вернуться в свою комнату.

Мария убедилась, что она зашла внутрь, и закрыла за маленькой девочкой дверь спальни.

- Доктор Джонс? — Алекс нахмурилась.

- Подожди, — сказала Мария, доставая телефон. Она набрала семнадцатизначное число в поле «Кому:», нажала на ввод и передала его Алекс. — Наберите «PROC 932-Montauk», амперсант или что там должно стоять после адреса, — сказала Мария.

Александра задумчиво постучала пальцами.
- Монтаук? — рассеянно спросила она.

- Процедура содержания с использованием несовершеннолетних, — сказала Мария.


2011 CDT

Алекс слышала о некоторых известных отличных ресторанах, которые можно найти в больших городах, если вы знаете, в каких переулках они располагаются. И так же она знала о переулках, в которых в основном живут больные убийцы и психопаты. В этом переулке жюри никогда не видели.

- Доктор Джонс? — нервно спросила Алекс. — Есть ли причина, по которой мы мчимся к этому… чем бы ни было это здание?

- Отношение, — сказала Мария. — Приходится демонстрировать определенное отношение. Я не знаю, каков ваш опыт работы с подобными ночными клубами, но вас здесь заживо съедят, если почувствуют запах добычи.

- Значит, быстрая ходьба дает тебе больше… отношения? — спросила Александра.

Мария замолчала на секунду, покраснев.
- Это… да, черт возьми! Это его часть!

Алекс пожал плечами.
- Если вы так говорите, доктор Джонс…

Мария подошла прямо к вышибале у двери и изобразила то «отношение», которое мог показать рекордсмен из Чикана, получивший образование в Лиге Плюща3, высотой 170 сантиметров.
- Мы здесь ради Распутина, — сказала она тоном, который, как предположила Александра, должен был быть «жестоким», но больше был похож на «щебетание».

Вышибала осмотрел с головы до ног сначала Марию, а затем и Александру.
- У вас есть пароль?

Мария достала из пиджака стопку стодолларовых банкнот, скрепленных металлическим зажимом.
- Я думаю, что он есть у одного из этих "джентльменов". — сказала Мария тоном, который, как предположила Александра, должен был быть «мурлыканьем», но на поверку оказался просто «шепотом».

Вышибала взял стопку, пролистал банкноты, чтобы убедиться, что это действительно сотни, пожал плечами и отошел в сторону.
- Шоу еще не началось, — сказал он. — Вам нужно будет купить билет, если вы хотите остаться и увидеть все целиком.

- Мы не останемся, — сказала Мария, протискиваясь мимо. Александра старалась аккуратно следовать за ней, неумело обходя стулья и столы.
- Помни, — продолжила Мария, — Билли это танк в человеческой оболочке. Двойная доза мнестика, которую ты держишь в руках, не для красоты. Если что-то пойдет не так, он более чем способен сломать тебя, как ветку. Так что нужно убедиться, что он действительно отвлекся, прежде чем …

- Ты проводишь слишком много времени за столом, Мария, — прогремел в темноте глубокий бас.

Алекс подпрыгнула, чуть не выронив шприц из руки. Мария застыла с широко открытыми глазами, как кролик, стоящий перед волком.
- Билли, — сказала она.

Раздался звук хлопка двух огромных рук, и на сцене загорелся свет. Александра наконец смогла увидеть легендарного агента Уильяма Абрамса во плоти. В нем было чуть больше двух метров роста и черные, как уголь, жилистые мускулы - таким телом полузащитники НФЛ хотят обладать, когда вырастут. Он производил серьезное впечатление, просто сидя на чем-то, что выглядело как большой кованый трон в центре сцены, но когда он встал, Александра была еще более впечатлена тем, как изящно он держался на своих туфлях с 20-ти сантиметровыми шпильками.

Включились прожекторы. Александра на секунду прикрыла глаза, но как только они привыкли к свету, вновь взглянула на сцену. Над головой Билли были расположены неоновые трубки, из которых лжекириллицой были выложены слова «ЛЕГЕНДЫ НИКОГДА НЕ УМИРАЮТ». Абрамс с совершенной грацией гепарда прошел через всю сцену к ступеням, ведущим на первый этаж. Поставив ногу на первую ступеньку, он повернулся к своему трону и рявкнул что-то на, Александра могла лишь предположить, русском.

«Кованый» трон распался на шесть мужчин, совершенно голых, если не считать ремней и сланцево-серой краски, которой они были покрыты с головы до пят. Шестеро мужчин ушли за кулисы, закрыв за собой дверь.

В зале остались лишь трое человек. Мария, Александра и Билли.

- Где игла? — спросил Билли. Его голос был низким и сладким, как будто взятый из ночного радио или старых джазовых пластинок.

- Я не знаю, что ты гов…

- У меня нет времени на твои закидоны, сука, — отрезал Билли, положив одну руку на бедро и подняв идеально ухоженный палец другой вверх, в знак протеста. — Эта королева чертовски занята. Вы никогда не считали меня невежественным; не заблуждайтесь сейчас.

Мария смогла лишь пробормотать.
- Как… как вы обошли блокировку амнезиаков?

Билли невесело усмехнулся.
- Твои наркотики чертовски слабые, сука. Несколько интересных опытов с аяуаской4, ДМТ и амилнитритом, и мой мозг снова собрался воедино. Я все помню, даже без твоих напевов мягкого фортепианного рока мне в ухо.

- Это невозможно, — шокировано сказала Мария.

- Вы ведь сказали нам, что это дерьмо экспериментальное, верно? Прототип амнезиальной технологии? Так знаете что, Мария? Ваша технология нуждается в доработке.

Александра предположила, что Мария дрожала от сочетания страха и гнева.
- Ты… ты должен был сказать нам, Билли, — сказала Мария. — Ты мог оказаться в опасности. Ты мог раскрыть секретную информацию.

Билли вплотную подошел к Марии. Вблизи он был похож на какого-то греческого бога: греческого бога в белых кружевах и на высоких каблуках.
- Опасность? — прогрохотал он. — Мне?

Мария первой отвела глаза.

- Так к чему эта маленькая проверочка после стольких лет, хм? — спросил Билли, отвернувшись от двух женщин. — Ты просто предположила, что мне пора перестать быть этим… как его звали? «Дамаркус Франклин» ? Никогда больше не позволю тебе давать имя чернокожему, это чертов факт.

- Сверху пришли указы, Билли, — сказала Мария. — Они хотят дать Омеге-7 еще один шанс. Называют это «Проектом воскрешения». Новая команда. МОГ Альфа-9. «Последняя надежда».

Билли улыбнулся наполовину сардонически, наполовину искренне.
- Напомни мне позже, что не только тебе стоит запретить давать хреновые названия всему подряд. Кого еще привлекают на это дело?

- Высококвалифицированные агенты, лучшие из лучших. Уильям Лопес уже в команде.

- Слышал о нем смутно. Плевать. Кого из моих достают? Я знаю, что это не первый ваш визит сегодня.

Мария вздохнула, смиряясь с отсутствием контроля над информацией в этот момент.
- У нас есть Ной, Пит и Эффи. Айрис тоже согласилась на работу. Хотите верьте, хотите нет, но на самом деле именно из-за нее этой идеи и дали ход.

Билли высунул язык при первом имени, пожал плечами при втором и улыбнулся при последних двух.
- И вы уговорили Фатиму на это дерьмо? Я впечатлен. А может вам просто повезло.

- Ты понял, в чем состоит миссия, Билли, — сказала Мария, глядя в глаза огромному гиганту. — Ты знаешь некоторых людей. Очевидно, что твое физическое состояния идеально подходит для работы. Мир в полном… — Мария снова остановилась. — Мы в дерьме, Билли. Ты один из лучших оперативников, что у нас есть. Так что, спасешь снова наши задницы?

Билли пожал плечами.
- В клубе все в порядке. Рафаэль может взять на себя управление. Моим завсегдатаям будет не хватать этих невероятных ног, но и с лучшими людьми случались вещи и похуже. И мне не хватает моей девчушки Айрис. — Билли вернулся на сцену и схватил кожаную сумку. — Конечно, Мария, я в деле. Я парень сентиментальный. Давай снова взорвем все к чертям.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License