Капоне
рейтинг: +3+x

- Я испугался, когда впервые увидел его. Это случилось так, как вы мне сказали: сообщения, фотографии, затем я начал видеть его за каждым поворотом. Я был так молод, кто бы не психанул? - Уильям вздохнул. К тому времени, его уже не волновало существо, преследующее его. Не было похоже, чтобы оно собиралось куда-то уходить, неважно, как сильно просил, умолял или даже пытался подкупить его Уильям. Он знал, что единственным и лучшим решением будет просто привыкнуть к тому, что Капоне теперь всегда будет с ним. По крайней мере, он находил утешение в этом, зная, что не свихнулся.

- Поверьте мне, Уильям. Я знаю многих людей, которые отнеслись к этому подобным образом. Страх - это более распространенная реакция на неизвестное, чем вы думаете, - утешила его д-р Лаура Брейнц. Эти случаи не были особо широко распространены, но были широко известны.

- Даже не то, чтобы я все ещё его боялся. Я имею в виду, я до сих пор подпрыгиваю, когда вижу его утром: не думаю, что когда-либо смогу привыкнуть к этому… Дело в том, какое плохое значение он для меня имеет, - возразил Уильям.

- Я понимаю, но это произошло два года назад. Понимаю, это сложно для вас, особенно с вашей тенью, но вам нужно двигаться вперёд, - заявила д-р Брейнц. Уильям ответил только вздохом, как она продолжила. - Наш сеанс почти подошёл к концу. Мы добились определённого прогресса, Уильям. Я хочу, чтобы вы сделали для меня кое-что, когда вернётесь домой. Вам задали домашнюю работу или ещё что-нибудь?

- Я сделал все во время перерыва.

- Хорошо. Когда доберётесь домой, я хочу, чтобы вы вспомнили о своём первом опыте и написали о нем во всех подробностях, которыми готовы поделиться. Идет?

- Да. Спасибо, что увиделись со мной.


Ехать слишком долго от офиса доктора до дома Уильяму не пришлось. Пять минут езды, или десять, если поезд помешает. Пока он рулил, он всегда видел существо в зеркале заднего вида, сидящее на заднем сидении. Оно выглядело невинно на свой чуждый манер, махая лапой Уильяму, когда он бросал на него взгляд.

Несмотря на все, Уильям поймал себя на том, что разговаривает с ним, как люди обычно разговаривают с собакой или кошкой о своём дне, когда они одни. Казалось, что оно слушает, что он говорил, и через некоторое время он был готов поклясться, что оно понимает. Трудно сказать по такому лицу, так что все было ограничено различными наклонами и кивками головы, и, даже так, ему пришлось научить его махать рукой.

- По крайней мере, я знаю, что ты заинтересован.


Кинул рюкзак около двери, прошел во внутренний двор, помахал Капоне в зеркале, холодильник, напиток, стул, падение. Дневная рутина Уильяма была более систематизирована, чем ей следовало бы быть. Он вспомнил про его сеанс с д-ром Брейнц.

- Она хотела, чтобы я попытался вспомнить свой первый опыт, когда я впервые увидел его, да? - пробормотал Уильям, схватив несколько листов бумаги и ручку. Постепенно, он собрал воедино последовательность событий, которые привели к этому моменту.

Капоне со мной с тех пор, как мне было пятнадцать. Я помню, как моя двадцатилетняя сестра Сара показала мне приложение, которое она скачала однажды во время ужина. Она понятия не имела, как оно работает, но рискнула предположить, что приложение отслеживает вас через GPS телефона и отправляет вам фотографии мест, где вы были с «ну очень милым» монстром, помещенным на фотографию так, чтобы выглядело, как будто он преследует вас.

Это не казалось тогда таким уж странным. Я помню, что в то время на картах Google можно было получить приличную наземную фотографию, так что нужно было просто добавить к ней Photoshop, и у вас получился бы вот такой трюк. Плюс к этому, мы знали, что это не может быть вирус. Магазин с приложениями проверяет каждое на наличие подобных вещей, прежде чем выпускает их. Единственное, что мне показалась тогда выбивающимся, это то, что приложение было как бесплатным, так и абсолютно без рекламы.

Ее объяснение прозвучало довольно круто для меня, поэтому я попросил Сару помочь мне загрузить приложение на мой телефон. Она сказала мне, что, хотя у моего старого подержанного раскладного телефона было что-то похожее на магазин с приложениями, было более чем вероятно, что MalO там не было. Хотя это не помешало ей поискать.

Сара была хорошей сестрой. Она могла бы сказать, чтобы я отвязался, но она всегда уделяла мне время, чтобы упаковать для меня ланч, поиграть со мной, провести на фильм с рейтингом «R», для которого я явно был слишком мал. Мне повезло иметь её как законного опекуна, когда наши родители погибли.

Я был слишком молод, чтобы понять все, когда это произошло, но мама и папа погибли при лобовом столкновении с пьяным водителем. Сара заботилась обо мне как мой законный опекун, пока я не поступил в колледж. Бог знает, где бы я был, если бы не она. Немного потыкавшись, она смогла таки найти приложение, что стало для нас обоих сюрпризом. Очевидно, что на моем телефоне не было никакого GPS, но никто из нас не подумал об этом, пока не стало слишком поздно. Очень вскоре я получил первую фотографию.

Я никогда не пойму, как Сара видела мир, если это существо казалось ей «милым». Фотография была сделана во дворе моей школы, и существо, которое я затем назвал Капоне, сидело на одной из скамей. Его было едва видно, но всё же видно - всё покрыто свалявшимся чёрным мехом, когти, будто ножи, пустые и совершенно белые глаза, а вместо морды - просто череп какого-то крупного зверя, смотрит прямо на нас и скалится по-волчьи во всю ширь.

Я вернул телефон Саре, сказав, насколько ужасающе оно выглядело и что я больше не хочу сообщений. Она лишь шутливо ударила меня по плечу, сказав: «Ох, да не будь таким ребёнком! Он слишком милый! Посмотри, насколько он счастлив встретить тебя!» Я посмотрел ещё раз на его лицо: в частности, на его улыбку… Должен признать, я посмеялся над этим. Следующее предложение я выслушал лишь потому, что эта её фраза была насквозь неправильной.

«Я уверена, что со временем он тебе понравится… Скажу вот что: если сможешь с ним пробыть целую неделю, мы пойдем смотреть тот фильм, который ты давненько хотел увидеть. Если он все еще будет вызывать у тебя кошмары, мы удалим его. Если тебе он все-таки понравится, мы позже посмеемся над этим вместе. Идёт?» Я снова посмотрел на фотографию. Казалось, что от меня требовалось лишь иногда получать фотографии, и, оглядываясь назад, я бы, наверное, продолжил делать это даже даром, если бы ей этого действительно хотелось. Поэтому я согласился.

Сара была в восторге и заверила меня, что я не пожалею об этом, показав мне несколько своих собственных фотографий. Тогда у нее их было только три: на одной был её офис, на другой - парк, а на последней - дорога, у которой мы жили, и на каждой чётко различалось её существо. Должно быть, я выглядел нервным или что-то в этом роде, потому что она предложила, чтобы я дал имя своему, как она сделала это с «Кассандрой». Я немного поразмышлял над этим.

Позвольте мне кое-что прояснить, потому что, кажется, все об этом думают, когда я говорю с людьми на данную тему: я назвал свой MalO «Капоне» не из-за инцидента с моими родителями. Я даже не знал, что арест мамы и папы был связан с алкоголем в то время. Я назвал его в честь одного занятного исторического эпизода, о котором нам рассказали на уроке - люди тогда поддались страху, и, как выразился мой учитель, в итоге это принесло больше вреда, чем пользы. Это было сделано как напоминание о том, что я не должен совершать ту же ошибку.

Ситуация немного посветлела для меня, когда я дал ему это насмешливое прозвище, и подумал, что это будет не так уж все и плохо. Я отправился спать, и моя привычная жизнь продолжалась ещё некоторое время.

Это некоторое время я продолжал получать фотографии Капоне, следующего за мной в школе, на автобусной остановке, на моей улице, практически везде, где бы я ни был. Так продолжалось до третьего или четвертого дня, когда меня вызвали из класса. Я думал, что у меня проблемы из-за чего-то, хотя сам не знал, из-за чего, но, как только я увидел Сару, это чувство пропало. Она выглядела очень потрясенной. Как только сестра меня увидела, она тут же сжала мою запястье и отвела в машину.

Сара выглядела совсем плохо. Она продолжала задавать вопросы о Капоне: видел ли его, получал ли от него фотографии, на которых был я, и подобное. В тот день я ничего не проверял, но, когда глянул, их было две. Я точно помнил, где и когда получил эти сообщения, поскольку тогда мысленно отметил, что Капоне прислал мне СМС-ки. Снимки отправлялись сразу же, когда их делали.

Сара знала, что нас преследует что-то. Она, вероятно, понятия не имела, кто или что нас преследует, и не представляла, как именно преследователю это удаётся, но было ясно, что наш адрес им известен. Ей никак не удалось понять, как удалить приложение. Она сказала, что все перепробовала, но так и не смогла найти способ, как избавиться от него. Даже найти приложение стало проблемой!

Я не уверен, что мы собирались делать дальше, но, прежде чем мы смогли даже проработать наш план действий, я получил еще одно сообщение. Сара замерла и уставилась на меня, словно говоря: «Не смотри». Если бы я её послушал, у меня могла бы быть наполовину нормальная жизнь. Прямо сейчас. Это было бы в новостях в течении недели и мы бы знали…

Но я её не послушал. Я открыл телефон… И мы были там, сидели с выражением глубочайшего страха на лице. Фотография была явно сделана с капота движущейся машины, что дало нам четкое представление о том, что было позади нас. Он занял большую часть заднего сидения и возвышался прямо надо мной. Мы оба обернулись, готовясь закричать на чудовище позади нас, но, когда мы это сделали, сзади никого не было. Мы не знали, что происходит и что с этим делать, но мы чувствовали, что единственным правильным выбором будет бежать, бросив машину.

Мы поспешно сделали это, пробежав до квартиры остаток пути и заперевшись в ней. Мы закрылись в ванной и стали ждать. Мы просто сидели там. Даже когда приходили сообщения от Кассандры или Капоне, Сара кричала на них, спрашивая, почему они преследуют нас, и умоляла оставить нас в покое.

Мы чувствовали, что ничего не можем им противопоставить. Нам казалось, что все, что мы можем сделать, это просто сидеть в ванной и надеяться, что они уйдут. Ванная казалась нам единственной безопасной гаванью до тех пор, как… Мы тогда уже слишком сильно подверглись их влиянию. Сара начала паниковать, говоря, что продолжает видеть одного из них позади себя. Однако, я никого не видел. Я был больше обеспокоен попытками успокоить Сару, говоря, что, возможно, они на самом деле не здесь, чем отражением Капоне в зеркале.

Я убедил Сару, что нам необходимо было покинуть ванную. Мы не могли оставаться в квартире вечно, и если бы они хотели достать нас, они бы уже это сделали. Мы позвонили в полицию и … вот мы здесь.

Мы оба получили помощь, но мне повезло больше. Случай каждого человека был разным с точки зрения взаимодействия, но для меня Капоне всегда появлялся в зеркалах или в любой отражающей вещи, достаточно большой, чтобы его можно было увидеть. Он был предсказуем, и я мог найти способы отгородиться от него, когда мне это было нужно.

Я понял, как ожидать Капоне, и через некоторое время я вроде как привык к нему. Раньше у меня была самодельная штора, которой я закрывал зеркала, когда я не хотел его видеть, но со временем я стал использовать эту штору все реже и реже.

Казалось, что Капоне всегда пытался общаться со мной, даже если я не понимал, что он пытается сказать большую часть времени. Я начал приветствовать Капоне, махая ему, когда проходил мимо него в зеркале в гостиной, и, в конце концов, он начал махать в ответ. Он как бы стал для меня постоянным спутником, и я приспособился к Капоне, как и он приспособился ко мне.

Мой случай не был таким серьезным, как у Сары. Она везде видела Кассандру. За каждым углом. Краем глаза. Просто над ней, пока она спала. Она покончила с собой два года назад. Я хотел бы винить в этом MalO, но не могу. Следовать за человеком, который просматривает их сообщения, это просто… то, что они делают. Теперь, каждый раз, как я вижу Капоне, он мне напоминает о том, что я сделал в машине в тот день. Я знал, что не должен был смотреть то сообщение. Если бы я этого не сделал, она все ещё была бы здесь.

Прошло почти четыре часа с тех пор, как Уильям начал писать, но он почти что чувствовал облегчение. На самом деле, он никогда никому не говорил об этом так подробно: о большей части произошедшего знали только он и Капоне. Несколько секунд он смотрел на существо в зеркале через всю комнату, пока оно привычным жестом не помахало в ответ.

В течение минуты Уильям молчал, глядя на Капоне, а затем вновь вернулся к своим бумагам. Он чувствовал необходимость сделать последнюю запись.

Но опять же, как я мог знать? Я не знаю, кто создал MalO и почему. Я не знаю даже, создал ли вообще кто-то приложение на самом деле: многие вещи, подобные этой, были созданы естественным путем или стали аномальными по чистой случайности. Было бы намного легче, если бы в случившемся был виноват кто-то физический, но мне некого винить: ни MalO, ни себя. Только случай.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License