Помнишь ли ты похороны?
рейтинг: +4+x

Примерно сто лет тому назад доктор Эмили Янг сидела за столом в своем кабинете в Зоне 2718 и молча стирала данные, пока мир снаружи кричал. Казалось уместным, что ушедший последним вернется первым.

512px-The_House_of_Leaves_-_Burning_4.jpg

Уже около века никто не входил в Зону 2718. Все было покрыто тонким слоем пыли — от неподшитых бумаг на полках до той антикварной рухляди, что тогда называлась компьютерами. Предполагалось, что все следует стереть, удалить, сжечь, чтоб никто никогда не узнал, что же случилось, но тогда лабораторию покидали в панике. Все, кроме доктора Янг.

— Эй, ты как, с нами?

Эмили помотала головой, приходя в себя, и двинулась в сторону главной лаборатории.

— Прости, Джойс. Просто… прошло так много времени. Столько воспоминаний, что…

— Сможешь погрузиться в ностальгию чуть позже, — оборвал ее Эрик. — У нас рейс через два часа. Просто покажи — пожалуйста — где Тони.

Эмили кивнула и прошла к дальней двери. Рядом вспыхнула красная лампочка, освещающая табличку с надписью "Идет эксперимент SCP-3448". Еще одна часть уборки, о которой Эмили тогда забыла. Хотя… Машина в любом случае была включена. Выделенный ей генератор до сих пор гудел.

Эмили открыла дверь в испытательную камеру, жестом приглашая Джойс и Эрика внутрь. Оба, однако, не сдвинулись с места. Оба стояли и молча смотрели на останки Энтони Майклса, все еще покоящиеся в главной полости объекта. Она подошла к "консоли визуализации остаточного сигнала" — на деле просто монитору ПК, встроенному в громадный корпус SCP-3488. Щелкнув по клавиатуре, Эмили подняла в воздух облако пыли, сквозь которое просвечивали лучи флуоресцентных ламп. Спустя несколько мгновений ей уже вновь было комфортно в старом офисном кресле.

— Так он… мертв? — спросил наконец Эрик после недолгого молчания.

— Не совсем. Технически он полу-мертв. Дайте этой штуке пару минут на загрузку. По крайней мере, она все еще должна работать.

Джойс тем временем маленькими шажками приближалась к трупу своего брата. От него несло гнилью, хотя в выцветшей форме агента Фонда остались только кости. Джойс начала жалеть, что приехала сюда: похоже, этим она испортила последнее воспоминание о Тони.

— Отлично! Оно заработало. Джойс, иди сюда, скажи своему брату "привет"! — позвала Эмили, не отрываясь от консоли. Джойс подошла и глянула на монитор.

— Есть что-то, что я должна сказать ему?

Эмили покосилась на Джойс:

— Что угодно. Диктуй. Вы оба лучше меня справляетесь со словами.

— М-м-м… Давайте начнем с чего-нибудь банального, знаете? Типа… эм… "Привет, Тони. Это Джойс и Эрик. И да, прежде чем ты спросишь — у папы все в порядке".

Эмили застучала по клавишам и отправила сообщение. Прошло несколько минут. И еще несколько. А затем экран ожил.

— Это… Тони, — пробормотал Эрик. Он должен был произнести это вслух, чтоб осознать до конца. Никто не знал, что делать. Это было похоже на встречу со старым другом, но между ним и тобой — стекло, зеркальное с одной стороны.

Помолчав немного, он нерешительно направился к двери, на ходу продолжив:

— Ну… Эмили, нам, пожалуй, пора. Наш рейс уже через час, не знаю, успеем ли мы…

— Конечно, можешь идти. Мы с Джойс останемся здесь.

— Что-что?

— Мы собираемся вернуть Тони, — ответила Джойс.

Эрик бросил короткий взгляд на нее, затем на Эмили и кивнул.

— Скажите, когда он проснется, лады?

— Сообщим тебе первому. Позаботься о папе.

— Конечно, сестренка.

И он повернулся и вышел. Джойс и Эмили несколько минут просто помолчали, пока все это не утрясется у них в голове.

— Ну что ж, давай запустим это и начнем?

— Покажешь, как с этим работать?

— Ближе к концу. Конечно, дисплей выдает все интерпретированные изображения сразу, в реальном времени, но отчеты мы делаем только в полночь.

— Окей. Тогда давай посмотрим, насколько хорошо я помню нейробиологию.

Эмили щелкнула выключателем, возвращая к жизни остальные люминесцентные лампы.

— О, как же приятно вернуться в лабораторию.

SCP-3448 Изображения 40 053 дня

<7:30 — 7:45> Человек разговаривает с увеличенным плюшевым мишкой через зеркало.

<10:45 — 11:28> Человек идет по саду, заросшему ромашками.

<12:38 — 13:43> Тот же человек ищет среди ромашек какой-то предмет.

<16:53 — 17:00> Человек стоит на коленях среди ромашек, глядя в землю и улыбаясь. Через шесть минут он поднимает взгляд вверх и что-то говорит — невозможно разобрать по губам, что именно, из-за ракурса. После человек начинает тихо смеяться.

<17:00 — 17:15> Помехи

<18:15 — 19:45> С безоблачного неба идет дождь. Видна половина радуги.


Джойс и Эмили спали прямо в лаборатории. Это было быстрее и проще, чем снимать номер или квартиру. Джойс копалась в документах в поисках не стертых отчетов и не сожженных исследовательских журналов. Ящик стола здесь, USB-накопитель там… Что угодно, что поможет вернуть ее брата.

Эмили, напротив, все время проводила в наблюдательной. Когда вы не видели кого-то целых сто лет, понадобится много времени, чтоб наверстать упущенное. Говорить через компьютер было действительно трудно, и все, что могла сделать Эмили — ввести сообщения прямо в сознание Тони. А он… ну, они так и не поняли, как именно Тони контролировал остаточные сигналы, если вообще контролировал.

Эмили завела разговор так, как только могла.

Как ты?

<9:31 — 9:31> Человек сидит возле стола из плитки в комнате со стенами из грязи. В отдаленной части комнаты к стене прислонен мишка. Человек пожимает плечами и указывает рукой на экран.

Для человека, пробывшего сотню лет в саду мёртвых - очень прямолинейно сказано. Ну а я в порядке. Поначалу было, конечно, сурово. Пустила себе пулю в голову, но сейчас всё нормально.

<9:32 — 9:33> Тот же человек смеется, а затем обращается к плюшевому мишке позади. Мишка не отвечает.

Ага, очень смешно. Докторам пришлось со мной повозиться. Ладно, я в курсе, что у нас ограниченная обратная связь. Тебе что, пересказать вкратце всё, что ты пропустил?

<9:33 — 9:33> Человек кивает, берет что-то со стола и выходит из комнаты.

— Эмили! — крикнула Джойс из соседней комнаты. — Я собираюсь сбегать до супермаркета и набить холодильник едой. Как думаешь, мы тут надолго?

— Господи, ты в курсе, как обычно проходят исследования. Понятия не имею.

— Так что, притащим сюда спальные коврики или снимем где-нибудь комнату?

— Если хочешь снять комнату, то снимай. Я не буду.

— Отлично, значит, спальные коврики.

Джойс вышла из хранилища. На самом деле она не то чтобы хотела есть и не собиралась прямо сейчас мчаться за спальными ковриками — просто ей не хотелось находиться в комнате по соседству с той, где лежит ее брат. Это было похоже на то же чувство, что было, когда ее отец должен был умереть, но… наоборот. Слишком сюрреалистично, странно, невозможно. Все это время она работала в Фонде и видела многое, но к некоторым вещам невозможно было привыкнуть.

В супермаркете она рассеянно, не глядя, складывала еду в тележку. Наушники, как обычно, помогали ей держаться в пузыре собственных мыслей, в котором она думала, что же она скажет Тони. Джойс должна была что-то ему сказать.

Интересно, узнает ли он меня.

Прошло так много времени. Люди менялись, и она тоже. Джойс поняла, что чувствует себя, как… как, наверное, чувствовали бы себя ее наушники. Все те же самые, что она носила в прошлом веке — но после всех ремонтов, апгрейдов и замены деталей в них, скорее всего, не осталось ни единой части от тех, что она купила когда-то. Но это по-прежнему была та же пара наушников, так? Тех самых, что она носила повсюду, не задумываясь о том, чтоб выкинуть или купить другую пару.

Я ведь все еще Джойс, верно?

Вернувшись на склад, она не стала заходить в комнату наблюдения.

SCP-3448 Изображения 40 054 дня

<9:31 — 9:31> Человек сидит возле стола из плитки в комнате со стенами из грязи. В отдаленной части комнаты к стене прислонен мишка.

<9:32 — 9:33> Тот же человек смеется, а затем обращается к плюшевому мишке позади. Мишка не отвечает.

<9:33 — 9:33> Человек кивает, берет что-то со стола и выходит из комнаты.

<9:53 — 10:34> Человек бредет по полю, усеянному цветами. Из его кармана торчит красная рукоятка. Время от времени он приседает и рассматривает ромашки перед ним, иногда кивая головой.

<10:54 — 14:33> Коричневые однотонные помехи.

<15:53 — 15:55> Вращающийся в полной пустоте скелет.

<16:05 — 16:12> Человек отпрыгивает от одной из из ромашек и кричит что-то нецензурное. Из земли рядом торчит красная рукоятка.

<19:12 — 19:30> Большой плюшевый мишка бредет среди ромашек. в 19:29 он останавливается и наклоняется, чтобы поднять что-то с земли.


Прошло девять дней с тех пор, как приехала Джойс, и четыре — с того, как Эмили вызвали возглавить какой-то проект. С тех пор та ни разу не позвонила, но иного Джойс и не ждала. Ей было интересно, что же это был за проект, что на него вызвали именно Эмили. Джойс коротала время, записывая мысли, просматривая отчеты о изображениях — что угодно, лишь бы не заходить в комнат наблюдения. Дверь в нее была приоткрыта — ровно настолько, что из-под нее виднелся свет дисплеев и светодиодов, мешая Джойс спать по ночам. Несколько раз она хотела закрыть дверь, но так и не закрыла, хотя не могла объяснить себе, почему.

Она тратила времени поровну на поиск в базе данных того, что поможет вернуть Тони, и запись идей о том, что же она скажет ему, когда наконец решится зайти в ту комнату. Пытаясь привести мысли в порядок, она перечитала множество бумаг. Возможно, она слишком нервничала над этим, но кто бы не нервничал?

С отъездом Эмили здесь стало слишком тихо, что позволило Джойс погрузиться в свои мысли. Она постоянно буквально слышала все, о чем думала, и это было и благословением, и проклятием. В попытке заглушить шум в своей голове Джойс нацепила наушники, но уже через несколько минут музыка затухала, превращалась в белый шум, и мысли снова принимались гулять в голове Джойс. В такие моменты она комкала страницу, которую только что читала, и, вернувшись к монитору, открывала статью "Интерпретация остаточного изображения: метафоры разума" в надежде найти что-то полезное. В статье говорилось о том, как разум, столкнувшись с чуждыми ему стимулами, пытается превратить их в понятные ему образы. Обычно жуткие и пугающие.

Начнём с начала - чего ты вообще боишься?

Хороший вопрос. Джойс знала ответ, но его все равно стоило задать.

Почему бы не познакомиться с ним заново? Сейчас ты — это ты, и неважно, что он о тебе запомнил. Воспоминания столетней давности ныне ничего не стоят.

Хорошая идея. Слишком уж хорошая. Джойс натянула наушники и вернулась к просмотру базы данных.

Не пытайся отмахнуться от себя самой. Ты отлично знаешь, что права.

Она открыла следующий файл.

Трусиха. Будешь просто делать вид, что его не существует? Ты уже разговаривала с ним, этот раз не будет сильно отличаться.

Она продолжала бездумно действовать на автопилоте. Это можно было назвать шоком.

Ну и бред.

Она проматывала документ, не видя букв.

За сто лет твоя личность изменилась. Тело изменилось. Разум изменился. Но это не значит, что он перестал быть твоим братом. Говори с ним. Он, мать твою, скучает по тебе.

Она вздохнула. Она была права и ее это бесило. Она включила "When The Sun Sets" и отправилась в комнату наблюдения.

SCP-3448 Изображения 40 062 дня

<10:35 — 11:45> Человек бредет по саду, внимательно глядя на садовую мотыгу с красной ручкой.

<12:45 — 13:03> Садовая мотыга с красной ручкой лежит на небольшой груде костей. Спустя двенвдцать минут в кадр входит человек, который, похоже, что-то ищет. Через шестнадцать минут он находит садовую мотыгу и принимается закапывать кости в землю.

<14:13 — 14:16> Человек, не отрываясь от копания, кивает.

<14:16 — 14:18> Теплый красный.

<14:18 — 14:20> Человек улыбается.

<14:20 — 14:21> Силуэт сердца.

<17:21 — 17:51> Человек заканчивает закапывать кости и уходит прочь.

<19:11 — 21:11> В постели лежит юная девушка — видимо, спит.


Когда Эмили вернулась, Джойс едва это заметила — так было тихо. Она не сказала Эмили, чем занималась. Не сказала, что вошла в комнату наблюдения и часами пыталась поговорить с ним. Не сказала, что именно Тони ей отвечал.

Ночью Джойс услышала, как Эмили мерно бьется головой о подушку. В какой-то момент она услышала хрип, стук и сдавленный крик боли. Подбежав к Эмили, Джойс увидела, что та обхватила голову руками, прикрывая свежий синяк, а подушка отброшена.

— У тебя кружится голова? — Джойс села рядом с Эмили.

— Нет.

— В глазах не двоится?

— Нет. Джойс…

— Не тошнит?

— Нет! Я в порядке.

— Ты серье…

— В порядке, я сказала! — Эмили все еще сдавливала руками свою голову.

— Я принесу лед.

— Спасибо.

Джойс прошла к холодильнику, вытащила из морозильного отсека пару кубиков льда, а затем, пошарившись в одном из шкафов, извлекла робу сотрудников класса D. Оторвав от робы полоску, она обернула ее вокруг головы Эмили и приложила лед поверх, над синяком. Они обе молчали.

— Я просрала свой шанс, — отрешенно проговорила Эмили.

— Шанс?

— Три недели. У меня было три недели, и я так этого и не сделала.

— Чего не сделала?

— Чертова дура. Дура, блядь!

— Эмили, успокойся!

— Я говорю о ноже. О ноже, который действительно работает. Вещь, что может убить, — по щекам Эмили текли слезы.

— Что? Это невоз…

— Три недели я изображала доброго самаритянина. Они сказали, что думают, будто я изменилась, и они ошибались. Но я все равно этого не сделала!

— Эмили, стоп!

— Я должна… должна была сделать это, пока его не забрали. Должна была. Прямо в сердце.

— Успокойся. Все будет хоро…

— Нет. Нет, не будет. Я опять буду просыпаться каждое утро, день за днем, я хочу умереть, ты что, не понимаешь, я хочу сдохнуть, сдохнуть! Убей меня, Джойс, просто, блядь, убей, убей меня! Убей меня уже нахуй!

Джойс изо всех сил обняла Эмили. Ее напугала эта вспышка… Их обеих напугала. И они устали, как же они устали.

— Я… я хочу умереть. Я. Хочу. Умереть. Я не… я не сделала этого, Джойс, почему?

— Не знаю. Не знаю.

— Я хочу умереть…

— Я не хочу, чтоб ты умерла.

После паузы Эмили сказала:

— Ты, может, и не хочешь.

SCP-3448 Изображения 40 079 дня

<4:20 — 5:20> Человек в комнате со стенами из грязи сидит возле мишки размером в человеческий рост, тупо уставившись в противоположную стену.

<6:13 — 6:15> Ветвь дерева, все листья на которой заменены человеческими руками; руки сжаты в кулаки и пытаются ударить по ветви. У многих из них сбиты костяшки.

<7:30 — 7:45> Человек изучает садовую мотыгу. Через четырнадцать минут он швыряет ее в стену.

<8:15 — 13:45> Помехи.

<14:00 — 14:30> Человек расхаживает взад-вперед по комнате, время от времени поднимая мотыгу и жестикулируя.

<19:00 — 20:14> Человек сидит, обхватив голову руками, Мишка лежит на полу.

<23:57 — 23:59> Девушка лежит в постели с открытыми глазами и не спит.


Где-то в Калгари у человека по имени Джаред Хельбург зазвонил телефон. Номер был неизвестен. Почти никто не знал его рабочий номер, а протоколы Фонда требовали, чтобы все безопасные линии связи использовали ложные идентификаторы входящего звонка для большей безопасности. Джаред нажал кнопку принятия вызова и медленно поднес телефон к уху.

— Алло?

— Это д-р Хельбург? — поинтересовался женский голос.

— Да.

— Мне нужна ваша помощь. Я просмотрела кучу лабораторных журналов и заметок, и во всех упоминалось ваше имя.

— Простите, кто вы?

— Мы незнакомы.

— Но тогда…

— Но со мной ваш старый начальник, д-р Янг.

Джаред замолчал. Он не слышал этого имени уже долгие годы. Что ж, теперь понятно, почему номер звонящего не определился.

— Что происходит? Я могу поговорить с Эмили?

Погодите-ка, разве она не застрелилась? Или не она?.. Боже, как давно это было. Вспомнить, кто что сделал в те годы, уже невозможно.

— Она лежит на полу и бубнит что-то под нос. А я пытаюсь понять, как вернуть Тони. Я понятия не имею, как работает ваша чертова машина, и единственный квалифицированный специалист, который знает, этой ночью умолял меня убить его. Мне нужна помощь.

Джаред опустил телефон. Он не сбрасывал звонок — ему просто требовалось время на размышления. Эти размышления не изменили бы решения, которое он уже принял, но так было легче заверить себя, что решение верное. Через несколько минут он поднес телефон к уху.

— Я вылетаю завтра. Надеюсь, вы найдете мне место для сна.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License