10

ЧАСТЬ V
ЖИЗНЬ, ПРОЖИТАЯ ВПУСТУЮ

9red.png


ТОГДА

— - —

warehouse2.png

Арон Сигел сидел в небольшой комнатке посреди душного, шумного склада где-то в Сомали. Через растрескавшиеся шторы он мог видеть бегающих туда-сюда людей, будущих оперативников Повстанцев Хаоса. Поначалу это название казалось ему нелепым, как и всем остальным, но в этом и была его особенность. Необходимо было заставить всех поверить в то, что они не представляют угрозы, не стоят никакого внимания. Их рост был медленным, но уверенным. На их счету было уже два разграбленных склада Фонда и ещё один, готовый стать таковым.

Но Арон не мог усидеть на месте. Неделю назад ему передали, что начались работы над каким-то новым учреждением в Италии. Несложно было догадаться, что это дело рук Фонда. В то же время пошли слухи о кораблях без опознавательных знаков, настойчиво патрулирующих воды недалеко от их штаба в Сомали, о серии подозрительных арестов по всей территории США, о самолётах-разведчиках над Антарктикой.

Ему было не по себе. Его волновали подозрения о том, что Фонд ещё даже не близок к своей кончине. Фредерик Уильямс мёртв. Большая часть высшего руководства Фонда либо была убита в постоянных стычках, либо сбежала вместе с Ароном и Ариенсом. Много кому пришлось последовать их примеру, по самым разным причинам. Тем не менее, несмотря на всё это, Фонду удавалось продолжать свои операции с изначальной эффективностью.

От этих мыслей Арону становилось душно.

Телефон на столе оглушающе зазвонил. Арон протянул руку, чтобы ответить на звонок, но в самый последний момент задумался. Обычно по телефону он слышал только плохие новости. Потеря груза, усиление охраны Зон, расширение комплексов Фонда. Всё это означало, что все те жертвы, все средства и усилия, направленные на саботаж Фонда, были зря. Страх провала, страх скорейшего возмездия Фонда на секунду задержал его руку.

Но всего лишь на секунду.

- Воет ли чёрный волк на луну? – из трубки послышался пробивающийся сквозь помехи голос Ариенса.

- Винсент, – у Арона как камень с души упал. – Ты как, дружище?

- Я же тебе уже сто раз говорил, - раздражённо пробурчал Ариенс. – Отвечай по протоколу. Нам нельзя пренебрегать мерами безопасности, особенно сейчас.

-Как скажешь. – насмешливо растянул Аарон. – Так что там по новостям, Винс?

Арианс тяжело вздохнул.

- Они стягивают силы к Южной Америке. Говорят, там с новой силой начали копошиться фанатики Разбитого Бога, так что ребят из Фонда там сейчас прилично.

- Прилично это сколько?

- Человек двести, может триста, и это не считая штатских. Не нравится мне это, Арон. – добавил Винсент.

Арон нервно опёрся на спинку стула. Стук крови в ушах мешал сконцентрироваться. Телефонная трубка словно стала тяжелее, а дурные мысли сами лезли в голову. Почему это происходит? Что мы сделали не так? Почему они ещё живы?

- Арон? – голос Ариенса, словно удар током, вернул Арона в реальный мир.

-Да-да, я тут, просто… Винс, что вообще происходит? Почему они не слабеют? Неужели мы что-то сделали не так?

Ариенс собрался с мыслями.

- Не знаю, может София оказалась смекалистее, чем мы рассчитывали. – Он вздохнул. – Слушай, Арон, забудь пока об этом, есть другое дело. Мне сообщили, что Фонд собирается наладить поставки через Мексику, неплохо было бы заставить их поделиться, как думаешь?

- Да, конечно, ты прав. – Ааон утвердительно кивнул головой. – Я соберу ребят и организую операцию в ближайшее время. Слушай, Винс. – Неуверенно пробормотал он.

- Да?

- Ты не против, если я составлю тебе компанию в Сан Марко?

- Ты? Зачем?

Аарон задумчиво упёрся взглядом на перемотанный красной нитью свиток, лежавший посреди стола.

- Я просто хочу их увидеть ещё раз. Всего один раз.

- Я же говорил, их там нет. Все наши агенты в один голос заявляют, что…

- Винс, просто послушай меня. Я должен проверить ещё раз. Не волнуйся, я оставлю Феликса за главного, он со всем справится. Меня не будет всего две недели, Винс.

Арон почувствовал недовольство Ариенса с другого конца материка.

- Ладно, но с одним условием – ты не отходишь от меня и моего отряда ни на шаг и ни за что не суёшься в Ла-Паc.

- Договорились. – отрезал Арон, перед тем как повесить трубку.

— - —

Той ночью Арон спал как убитый.

Ему снилось как он разговаривает с Фредериком Уильямсом, рядом, улыбаясь, маячит Ариенс, а за его спиной, шумно гремя, открываются ворота с надписью «Зона 17».

На месте ему в общих чертах рассказывают о произошедшем и дают в руки планшет с бумагами, описывающими странную статую, найденную где-то в древних руинах Южной Америки. Рядом проезжает бронированный грузовик. Краем глаза Аарон замечает красные и зелёные пятна.

Ему снилось, как на семинаре, организованном Уильямсом, он разговаривает с Софией Лайт, которая всегда представлялась как София «Назареянка» Лайт. Её самоуверенность била ключом. Она взяла Арона за руку, его волосы встали дыбом. Той ночью они трахались, как дикие звери. Он спросил её о шрамах на её руках и боку. Она сделала вид, что не услышала.

Ещё мгновение и он уже стоит в кругу с Фредериком Уильямсом и остальными членами исследовательской команды Омега-5. Они передают друг-другу ёмкость с водой, каждый делает глоток. «Держу пари, что если пить эту штуку каждый день, то можно стать бессмертным» - улыбаясь, подметил Ариенс. Арон замечает, как София прячет в сумку пузырёк этой жидкости. На следующее утро он первый раз за десять лет просыпается без головных болей.

И вот, ещё мгновение спустя он стоит в тёмной, душной комнате. Метрах в двадцати от него он видит бледное, измученное лицо Фредерика Уильямса, дрожащими руками дёргающего тонкую светящуюся фиолетовую нить перед его лицом. Каждый раз, как его рука касается струны, луна на небе то пропадает, то появляется. Арон зовёт его, но он никак не реагирует. В его глазах пустота.

Кровь капает с бока Арона. Он упирается в стену, сильнее и сильнее сжимая рану. Там, где ранее стоял Фредерик, лежит лишь бездыханное тело. Рука сжимает обломленный золотой меч, залитый кровью. Где-то вдали зазвонил телефон. Арон медленно проваливается в пустоту, каждая секунда кажется вечностью.

А телефон всё звонит и звонит.



СЕЙЧАС

— - —

manor.png

Едва ли моросящий дождь изредка похлопывал и постукивал по крыше особняка. Звук бушующего ветра эхом отдавался в его длинных, тёмных коридорах. Одно из крыльев особняка, давно сгоревшее и развалившееся, не скрывало своего изуродованного мародёрами и окружающей средой интерьера. В конце его, посреди дверного проёма стояла слегка загорелая женщина, с клубящимися чёрными волосами. Не сдвигаясь с места, она осматривала горелые стены и обломанную мебель.

Её взгляд остановился на фоторамке, лежавшей на краю почерневшего стола. Фотография была покрыта толстым слоем копоти, но счастливые, улыбающиеся лица людей всё ещё были отчётливо видны. Вытащив куски вздувшегося, потрескавшегося стекла, ей удалось достать фотографию из рамки. Слёзы падали на снимок и, смешиваясь с дождём и пеплом, медленно стекали на пол.

- Я знаю, что ты тут, выходи. – сказала она в пустоту.

После этих слов за её спиной появились силуэты Кельвина и Энтони, возникшие из тени. Она чувствовала их присутствие, но не отваживалась поворачиваться.

- Вы ведь не меня искали, верно? – спросила незнакомка, вытирая щёки рукавами свитера.

- Верно, не тебя. – сухо подтвердил Кельвин.

- Человек, который ранее занимал пост, на данный момент занимаемый мной, нарушил условия нашего договора и, соответственно, был лишён статуса Смотрителя. – она медленно повернулась, прижимая фотографию к груди. - Если опустить детали, то именно так я и заняла это место.

- Кто ты? – незамедлительно последовало от Энтони.

Женщина улыбнулась.

- Раньше меня звали Донна Тэйлор. Я была… - она тихо всхлипнула. – Простите, когда-то я была геологом. Я уже и не помню на кого я тогда работала, честно признаться. Помню лишь то, что Фонд оказал мне одну услугу, в которой я очень нуждалась, попросив взамен, казалось бы, сущую мелочь. – она с улыбкой взглянула на фотографию. – Удивительное совпадение, не правда ли?

Они ничего не ответили.

- Ну конечно. Какой же дурой я была. Радовалась как ребёнок, что мне поручали работу, которая мне и не снилась. Я даже не догадывалась, что… Неважно, забудьте, я слишком много об этом думала последние несколько недель. Рано или поздно, этот день должен был настать.
- Ты знаешь, зачем мы здесь. – угрюмо поставил Кельвин.

- Да, конечно, - прошептала Донна, вытирая и вытирая щёки от слёз. – Я понимаю. Всё понимаю. Хоть я с вами и не совсем согласна, но ваши мотивы мне понятны. – она обвела их взглядом. – Я думала, вас будет больше.

- Остальные выслеживают Восьмого. – сказал Энтони, медленно вытащив пистолет из кобуры.

- Он не доставит им много хлопот. – зажмурившись, ответила она.

Он утвердительно кивнул.

- Нет, я не хочу, чтобы всё кончилось вот так. – сказала она, взглянув на пистолет в его руках.

Она вытащила из кармана складной нож и лёгким движением руки выдвинула из него клинок.

- Как же я была слепа. Думала, что служить во имя какого-то высшего блага – величайшее деяние, что нет ничего полезнее и благороднее. Думала, что моя смерть приобретёт больше смысла, если я отдам жизнь во имя великой цели. – она попыталась улыбнуться, пока по её щекам струились слёзы. – На самом деле не важно, за что ты умрёшь. Любая смерть может оказаться бессмысленной. Любая жизнь может быть прожита впустую.

Она взглянула Кельвину в глаза. Его словно ударило током, его глаза замерли, а волосы по всему телу встали дыбом, его руки задрожали. В его глазах мелькали моменты непрожитой жизни. Он видел, как коридор, ещё не разорённый и не сгоревший, приятно заполнялся светом, как в соседних комнатах слышался счастливый смех, как, сидя на берегу, отец наслаждался рыбалкой, а его дети веселились неподалёку. Он видел, как осень в мгновение ока сменяется зимой, как дети заворожённо смотрели на пестрящую разными цветами ёлку. Он видел, как Донна Тейлор, только получившая докторскую степень, и её родители, улыбаясь, машут фотографу. Ещё через мгновение коридор вспыхивает пламенем, слышны крики и плач. А она всё стоит и смотрит ему в глаза.

Её лицо уже не казалось таким молодым, от бывалой грации и осанки не осталось и следа. С каждым её вздохом он видел, как возраст всё сильнее и сильнее давит на неё. Трудно было не заметить в её глазах отчаянный вопль той жизни, что она потратила впустую. Внезапно он почувствовал, как его рассудок затуманивает гнев и злоба, как его зрение искажается, как коридор вновь вспыхивает пламенем и истошные крики вновь режут уши.

И снова она стоит перед ним, но уже с глазами, чёрными, как смоль. Аарон повернулся к Энтони, только лишь, чтобы повернуться обратно и обнаружить Донну, бездыханным телом лежавшую на обгоревшем кресле с глубокими порезами вдоль запястья. Еле заметная улыбка украшала её безжизненное лицо.

Засунув пистолет обратно в кобуру, Кельвин медленно направился к ней, стараясь аккуратно обойти окровавленный нож, лежавший на земле. Она вытянула в его сторону свою бледную руку, из последних сил сжимавшую перепачканную фотографию.

- Зачем? – недоумённо последовало от него.

Она пожала плечами.

- А какая разница? – растерянными, мутными глазами она посмотрела на него. – Ты боишься смерти?

- Нет. – ненадолго задумавшись, ответил Кельвин.

Она в последний раз улыбнулась дрожащими, заледеневшими губами, закрыла глаза и прикоснулась к его лицу, размазывая капли крови по его щеке.

- Ты лжешь. – полушёпотом ответила она.

В тот вечер Донны Тейлор не стало.




Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License