6


ЧАСТЬ III
ВЕЛИКИЙ ОБМАН

11red.png


ТОГДА

— - —
college.png

— Это, — сказал человек, стоявший у стены и указывавший на проецируемое изображение, испещрённое различными точками, — Вселенная. Всё, что когда-либо было или… когда-либо будет, изображено на этом слайде. По нашим текущим представлениям это оно: воплощение бытия.

Он выключил проектор, и на секунду комната погрузилась во тьму. Когда свет вернулся, проектор показывал Землю, а точнее её снимок из космоса.

— Очевидно, что это мы, — сказал человек, указывая на центр слайда. — Практически все живые существа, о которых мы знаем, родились и умерли на этой огромной скале. — Он взял паузу для усиления эффекта. — Неплохое место, если честно.

Он вновь поменял слайд; зрители тихо засмеялись после его слов.

— А это… атом. Ну, эм, его модель. Наука ещё не дошла до того, чтобы мы смогли увидеть этих малышей, но мы чертовски хорошо себе представляем, как они могут выглядеть. Итак, атом — это… это строительный блок, самая элементарная частица во Вселенной. Ну или должна таковой быть. Существуют частицы, которые ещё меньше него, которые в свою очередь состоят из ещё более маленьких. Сложно сказать, где это заканчивается, но в конце концов должно остаться что-то фундаментальное… правда? То, что не просто содержит в себе другие строительные блоки, а обеспечивает их существование. Вот что мы ищем.

Свет в комнате вновь включился, и человек обернулся. На его белой рубашке красовалось имя «Феликс Картер, д-р фил.н.», выполненное синими буквами. Его круглые очки держались на красном носу, а серые волосы были аккуратно зачёсаны набок.

— Когда мы создавали, мм, Международную академию по экзистенциальным наукам, мы преследовали лишь одну цель: узнать, почему. С нас не требовали объяснений, и-или в чём причина этого самого «почему». Нашей задачей было найти ту часть вселенной, которая делает нас нами. И сегодня я с радостью объявляю, что у нас получилось.

Он сделал жест рукой, и в комнату вошёл другой мужчина. Он был одет в чёрную рубашку, был очень высоким и имел коротко подстриженные коричневые волосы. Он улыбался и вежливо махал рукой в ответ на бурные аплодисменты, а потом сложил руки на груди. Его представили.

— Это доктор Фредерик Вильямс из Королевской научной консерватории. Именно с его помощью, в том числе и финансовой, мы, мм, сделали это открытие.

Оба замолчали, когда свет вновь медленно потух, а проектор показал ещё один слайд. Изображение было тусклым и содержало много помех, но его центр отображался чётко: белая линия, которая затухала на обоих концах изображения, пересекала слайд.

— То, что вы сейчас видите, называется верёвкой, — продолжил д-р Картер. — Мы просто называем их так. Мы не знали, как они выглядят, когда мы начали исследования. Нам удалось получить проявление этой верёвки при помощи нескольких высокоэнергетических импульсов, сосредоточенных на крошечном куске озимандиевой плёнки. Мы позаимствовали этот метод у д-ра Адама Брайта и его команды, которые проводят свои исследования в США. Они работали над похожим проектом — хотели выявить тахионы, эм, базовый строительный блок времени. Мы обнаружили, что после небольшой доработки их оборудования мы смогли заставить случиться то, что… не должно было случиться.

Картинка сменилась. На следующем слайде структура, находящаяся неподалёку, сильно притягивается к центру верёвки. Потом верёвка исчезла, а структура оказалась измятой и покорёженной.

— Это то, что мы увидели. Заставив появиться одну из этих верёвок, кирпичик фундамента Вселенной, лишь на мгновение, а потом слегка поуправляв им, мы моментально увеличили гравитацию вокруг неё примерно на 700%. Я повторю: мы манипулировали законами физики при помощи яркого света и камня.

Вновь раздались аплодисменты. Через пару секунд д-р Картер поднял руку, взывая к тишине.

— Вскоре будет, эм, доступна вся литература по нашему исследованию. Сразу после того, как закончатся наши другие проекты. В течение трёх месяцев мы публикуем исчерпывающие материалы по нашим исследованиям, и… совершим первый шаг в будущее, где мы знаем чуть больше!

— - —

После выступления в фойе аудитории д-р Вильямс и д-р Картер со своей командой разговаривали с группой исследователей. К ним подошли два человека, один из них протянул руку.

— Доктор Вильямс, — сказал человек, — очень рад познакомиться с вами. Винсент Ариан, из Оксфорда. Ваши исследования меня поразили, честно сказать.

Мужчина ростом повыше улыбнулся.

— Мистер Ариан, конечно же. Всегда приятно встретить выпускника того же университета, где учился и я. — Он повернулся ко второму человеку. — А ваш приятель?..

— Арон Сейгел, — сказал человек, пожав доктору руку вслед за Арианом. — Корнелл.

Доктор Вильямс раскрыл глаза пошире.

— Прославленный физик. Осмелюсь сказать, что я рассчитывал, что вы раньше нас сделаете это открытие, доктор Сейгел.

Арон улыбнулся.

— К нашему несчастью, мы в конце ушли в другую сторону. Если бы мы смотрели вглубь атома, мы бы раньше вас открыли бы всё это и узнали геометрию сего явления. Ваши результаты удивительны.

Д-р Вильямс задумался.

— Да, доктор Картер проделал немало важного в этом исследовании. Было бы нечестно не упомянуть его, он действительно сделал так много для этого проекта.

Ариан два раза вздохнул.

— Стойте, он… что?

Перед тем, как они успели что-то сказать, к ним подошла черноглазая женщина. Она была худой, имела короткие русые волосы и была одета в синее платье и длинные чёрные перчатки. Она подошла к д-ру Вильямсу из-за спины, положила руку ему на плечо и что-то прошептала ему на ухо. Он кивнул.

— Господа, боюсь, что меня зовут. — Он начал оборачиваться, но остановился. — Простите меня, это мистер Ариан, это доктор Сигел, а это доктор София Лайт. Она долго проработала с доктором Картером и остальной нашей командой здесь, в Лондоне.

Женщина немного улыбнулась и кивнула.

— Очень приятно. Так оно и есть.

Арон кивнул в ответ, Ариан продолжил обдумывать, что он только что услышал. Вильямс немного порылся в своём кармане и вытащил визитку, на которой был нарисован логотип с тремя стрелками.

— Это моя визитка, доктор Сигел, — сказал он. — Можете позвонить туда, пока вы ещё в городе, и мы организуем встречу. Мистер Ариан, вы тоже можете присоединиться. Перед нашей организацией находится бездна интересной работы, и мы ищем лучшие умы, чтобы они направляли нас. — Он пожал плечами. — Подумайте об этом. До встречи, господа.

Д-р Вильямс надел свою шляпу и пальто и проследовал за д-ром Лайт к двери.


ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

— - —
balcony.png

«Однажды мужчина проснулся и понял, что он не помнит, кем он был и как он попал сюда».


Оливия выбралась на балкон своих апартаментов и достала белую, тонкую сигарету, которую вынула из-за уха. Пока она пыталась выловить из кармана зажигалку, кто-то открыл дверь за её спиной.

— Знаешь, эти штуки людей убивают. — Энтони Райт не был похож на человека, который привык к костюму и галстуку. Он надевал их как кандалы. — Я-то знаю, — добавил он, показав пачку жвачек. Половина уже была использована.

— Энтони! — Тонкая фигура Оливии рванулась к нему, как маленький, элегантный нож. Она крепко обняла его. Несмотря на то, что старик бросил уже пять лет назад, он всё ещё пахнул табаком.

Энтони обнял её огромной рукой и нежно потрепал по голове. Они вышли на балкон и встали друг рядом с другом, облокотившись на перила. Утро ещё не настало; под ними городские улицы светились оранжевым. Прохладный нежный бриз дул им в лицо, донося запахи океана.

— Я так рада, что тебе удалось, — сказал ему Оливия. Она наконец-то достала зажигалку. Это был дешёвый кусок зелёного пластика, который она купила по пути на выставку. После нескольких попыток зажигалка произвела лишь снопы искр.

— На. — Энтони взял зажигалку из её руки, словно отбирая опасную игрушку. Он достал свою — старая, богато украшенная вещь из бронзы. У неё было больше зазубрин, чем у него. — Я ни на что
То не променяю, леди. Даже если это Сиэтл.

Оливия закатила глаза. Зажигалка Энтони с первого раза произвела пламя. Она наклонила голову, чтобы кончик сигареты попал в пламя.

— Поделись со мной. Ты наверняка знаешь, что всё это чёртов маскарад.

— Ну, ладно, не могу сказать, что у меня «есть» Мадонна из творога.

Оливия взглянула на него.

— Тебе не нравится?

Энтони сделал две короткие затяжки.

— Стоп, эта — твоя? Я имел в виду, эм…

Она рассмеялась.

— Нет, я шучу. Эта дерьмовая. Тот, кто её сделал, ни черта не умеет. — Она повернулась к городу и затянулась. Когда она выдохнула, клубы дыма вырвались из её ноздрей и поднялись к потолку балкона. — Как там Калвин?

— Всё у него нормально. Он просил передать, что извиняется за отсутствие возможности приехать, но…

— Занят. Я знаю. Чёрт возьми, я знаю. — Оливия закрыла глаза. — Сейчас так много всего происходит.

— Да. Я не думаю, что кто-либо из нас всерьёз такое предполагал… — Голос Энтони затих. — Они нуждаются в Бухгалтере сильнее, чем мы думали. Когда они потеряли его, они потеряли финансирование — всё раскрылось. Персонал начал паниковать, Зоны начали разрушаться — да чёрт возьми, два Смотрителя погибли в ту ночь.

Что-то дёрнулось на задворках сознания Оливии. Что-то, что она забывала.

— Сколько осталось Зон?

— Всё ещё около двух сотен. Мы списали Зону 173 на прошлой неделе. Остались лишь трупы да тараканы. — Он помотал головой. — Просто тараканы.

Оливия повернулась к нему. Впервые за долгие годы он выглядел старым — старым и уставшим. Морщины на его лице углубились и въелись в кожу, а глаза были окружены тёмными, непроницаемыми кругами.

В её сознании вновь что-то проявилось.

— Как ты всё это выдерживаешь?

— Это весело, — сказал Энтони, всё ещё наблюдая за городом. — Ты тратишь всю свою жизнь на борьбу с монстрами, на тушение пожаров, и думаешь, что это самое сложное. Что это работа, которая требует действий. Что это работа, которая убьёт тебя. Но это не так. — Его взгляд пересёкся со взглядом Оливии. — Подметать золу и собирать всю херню обратно. Это и есть самое сложное.

Она нахмурилось. Что-то, что хотело пробиться, задвигалось сильнее.

— Не пойми меня неправильно. Сейчас всё стало лучше. — Он натужно улыбнулся. — Нам не надо пытать людей. Нам не надо убивать людей. Нам не надо убивать детей, чтобы сдерживать ночные кошмары. — Он вновь повернулся к городу.

Оливия закрыла глаза.

— Энтони…

— Я не знаю, как мы это сделали, но мы победили. Мир… всё ещё в дерьме. Когда я ложусь спать, представляешь, я всё ещё вижу кошмары! Но с каждой ночью становится немного лучше. Кошмары пропадают.

Она залезла в карман и начала что-то искать, но вынула руку.

— В любом случае, чёрт… я всего лишь разглагольствую. Слушай, Оливия. Я кое о чём хотел попросить те…

Оливия воткнула все десять сантиметров блестящей, острой как бритва стали в сердце Энтони Райта. В первую секунду глаза старика были наполнены удивлением и шоком. Затем он отшатнулся назад и оцепенело взялся за рукоять. Глаза уже не выражали ничего.

— Извини, — прошептала Оливия. Она сбросила его с балкона, перевалив тело через перила.

И миру пришёл конец.



В ЭТО ВРЕМЯ

— - —
motel.png

«Внезапно мужчине послышался голос, который сказал: «Твоё второе желание выполнено. Теперь время для твоего третьего — и последнего — желания»».


— …вай. Ну же, ну же, чёрт возьми, проснись…

Блики света пробивались сквозь веки Оливии. Она слышала непрекращавшийся шум.

Кто-то тряс её за плечи.

— Проснись, проснись…

Она широко открыла глаза и тут же пожалела об этом. Яркие, острые лучи солнца устремились прямо в её зрачки, что заставило её скосить взгляд. Оливия начала тереть кулаком свой левый глаз.

— Что… где я?

Мужчина перестал трясти её и опустился на стул.

— Чёрт. Слава богу.

Оливия продолжала тереть свой глаз, позволяя зрению подстроиться под обстановку. Она лежала на кровати в дешёвом мотеле. Слева из колонки играла громкая музыка. Над ней сквозь шторы пробивалось солнце. В комнате слабо пахло кокосовым маслом.

Адам сидел сбоку от кровати. Казалось, что он не спал уже несколько дней. На тумбочке находился ноутбук, рядом с ним лежал пистолет.

Оливия поморгала и вырвалась из оцепенения.

— Адам? Что за…

— Что ты помнишь?

Оливия нахмурилась. Её брови тёрлись друг о друга, будто шестерёнки в огромной разностной машине. Она пыталась вспомнить те события, которые привели её сюда. Последним, что она помнила, было…

— Я видела что-то вроде сна. Энтони был здесь, но он был… будто года отделяют его. Всё было неправильным. Нереальным. Оно ощущалось как реальное, но…

Адам кивнул.

— Что-то было не так, да?

— ДА. — Оливия закрыла глаза и выманила сон из его уголка в подсознании. — Он не курил, но у него была зажигалка. Мы были в Сиэтле, но чувствовался запах океана. И чем больше я об этом думала…

— Тем сильнее тебе казалось, что это обман.

Она кивнула и открыла глаза. Адам работал с ноутбуком.

— Я не знаю, как именно, но как-то я поняла, что единственным способом это прекратить было…

— Да. — Адам перебил её. Ему многого стоило не встречаться с ней глазами. — Я знаю.

Оливия нахмурилась и села.

— Адам? Ты… эм, хочешь поговорить о…

— Всё нормально. Мы уже не там. — Он открыл файл на ноутбуке. — Ты не помнишь, как мы сюда добрались, да?

Оливия покачала головой.

— Нет.

— Я тоже. К счастью, я думаю, что так и задумано. — Он дважды щёлкнул мышкой, открыв файл. На экране ноутбука появилось изображение лица Кельвина. На нём было выражение настоящего стоика. Обладатель лица, по-видимому, находился в офисе. — Кельвин загрузил видео на Александре, приложив сообщение о том, чтобы мы его воспроизвели, если мы поймём, что мы… эм, не можем вспомнить, как мы сюда попали.

Оливия рывком пересела на край кровати за Адамом. Он нажал «Воспроизвести».

Поверх видео появилось ещё одно окно с запросом двух паролей. Над одной строкой было имя «Адам», над другой — «Оливия».

— Оно зашифровано? — Спросила Оливия, уставившись на экран.

— Вроде. Я не помню… В смысле это пароль, который я мог использовать, — сказал Адам, печатая что-то в строке под своим именем. Когда он нажал «Enter», его имя стало зелёным. Он повернулся к Оливии. Та кусала губу и думала.

— Оливия?

Что-то зашевелилось в её разуме.

Не прекращая думать, она схватила пистолет Адама с тумбочки и послала три пули прямо в его череп.

И миру пришёл конец.



В ЭТО ВРЕМЯ

— - —
office2.png

«Человек подумал об этом немного и, не видя другого выхода, сказал своё последнее желание: «Позволь мне вспомнить всё, что я забыл»».


— Оливия?

Она открыла глаза. Оливия лежала на раскладушке в маленьком уютном офисе. В нём находился книжный шкаф с кучей томов в кожаных переплётах. Перед ним стоял большой блестящий стол.

Над ней стоял Кельвин. Он выглядел холодно — но выглядел ли? — но его лицо выражало небольшое беспокойство.

Оливия немедленно ударила коленом ему в солнечное сплетение.

Кельвин согнулся и подался вперёд. Оливия рывком встала с раскладушки и подбежала к столу, неуклюже пытаясь найти скрытый запор под одним из ящиков. Оливия была в этом офисе бесчисленное множество раз. Если она всё правильно помнила, там был тайник где-то здесь.

Когда Кельвин смог наконец вдохнуть, Оливия уже направила пистолет на его сердце.

Кельвин поднял руки и сделал шаг назад.

— Оливия…

— Заткнись. — Она прищурилась. — Дай мне подумать.

Кельвин не ответил.

— Кто-то играется с моей башкой. Я уже прошла через две итерации. Одна была с Энтони, одна — с Адамом. Каждый раз они хотели у меня что-то узнать, — сказала она. — Каждый раз я понимала, что что-то не так. Какая-то деталь выбивалась из контекста. Зажигалка Энтони. Компьютер Адама — он называет его «Александр», а не «Александра». И чем дольше я об этом думала, тем сильнее понимала, что…

Кельвин начал опускать руки.

— Оливия, послушай…

— Я сказала заткнись, — рявкнула она. — Итак. Каждый раз оно распутывалось, когда я осознавала, что что-то не так. Каждый раз я понимала, что единственным выходом было… — Её дыхание участилось.

Кельвин сделал ещё один шаг назад.

— Я должна убить тебя, — прошептала она.

— Оливия. Всё хорошо, успокойся. Давай просто обсудим это, ладно?

— Я уже обдумала. Энтони, Адам, теперь ты — ты всего лишь ещё один сон. Ещё одна… — Она поджала губы. — Ложь. Ты Лжец. Ты чёртов Лжец.

— Оливия. — Кельвин говорил всё быстрее и быстрее. — Пожалуйста, послушай меня. Ты можешь быть права. Кто-то копается в твоей голове. Но не я. Я не Лжец.

— Когда какого хера… — Она сильнее надавила пальцем на спусковой крючок.

Послушай. Просто послушай, ладно? Ты помогала мне с исследованиями. Ты заснула в моём офисе. Теперь ты проснулась и наставила на меня пистолет. — Кельвин всё ещё держал руки поднятыми кверху. — Ты сказала, что в тех снах всё прояснялось, когда ты замечала что-то неправильное. А тут ты…?

Оливия насупилась.

— Пока нет. Но… — Она окинула взглядом офис. Всё выглядело так, как и должно было — в отличие от предыдущих двух снов, здесь всё было знакомо ей. Но означало ли это…?

— Ты сказала, что первый сон был с Энтони, потом с Адамом. Подумай: если бы я был Лжецом, я бы действительно сделал бы следующий с Кельвином?

Оливия стала дышать медленнее. Ничто не выбивалось из общей картины, ничто не ощущалось лишним…

— Один раз — случайность. Два — совпадение. Три — закономерность, — сказал Кельвин. — Я думаю, Лжец хочет заставить тебя убить меня.

Она отпустила спусковой крючок.

— Ты сказала, что он пытался вытянуть из тебя информацию. Какую?

— Я… про Энтони я не знаю. Он сказал, что хотел о чём-то спросить меня. В случае с Адамом это вроде был пароль, но я думаю, что…

— Пароль?

Оливия опустила пистолет, но всё ещё держала его в руке.

— Да. — Она заставила себя медленнее дышать. — Ладно, ладно. Просто… дай мне минутку, хорошо?

Кельвин медленно опустил руки, но всё ещё держался на некотором отдалении.

— Отлично. Ну да, это бессмысленно. Ты не знаешь паролей, которые могли бы быть нужны Лжецу. Он больше ни о чём не спрашивал? — Он остановился, а потом добавил: — Он не требовал твоей копии журнала, да? Она всё ещё у тебя?

Оливия покачала головой.

— Нет, он не… да. Он всё ещё со мной. — Она свободной рукой ощупала основание своего запястья. Небольшая знакомая опухоль всё ещё была здесь. — Журнал на месте.

Лжец улыбнулся.

— Так и есть.

И миру пришёл конец.



В ЭТО ВРЕМЯ

— - —
hospital.png

««Забавно», — обладатель голоса засмеялся, исполняя последнее желание человека. «Это было первым, о чём ты попросил»».


Оливия чувствовала, что её рот будто был покрыт тонким слоем растворяющегося мела. Он оставил слабый вкус перечной мяты на её языке.

Она заставила себя открыть свои глаза, а потом сразу их закрыла. Яркий, ослепительный свет проник прямо в её зрачок — усиливалось давление в висках.

Она находилась в палате какой-то больницы. Ей даже не надо было смотреть по сторонам, чтобы узнать это — она просто чувствовала. Она ненавидела больницы. Досчитав до десяти, она открыла глаза и дала им время сфокусироваться и привыкнуть к свету.

Да. Это было медицинское учреждение, а она была привязана к кровати. Хорошие времена. Рядом с ней стояло несколько стерильных сложных аппаратов. Некоторые из них периодически пищали. Она подняла свою голову — насколько это позволяли нейлоновые путы — и попыталась осмотреть помещение.

На полу лицом вниз лежали медсестра и врач. Рядом стояла женщина средних лет в безукоризненном белом костюме. Она держала пистолет и смотрела на Оливию.

Оливия моргнула. Она ошиблась: это был молодой человек с выбритыми висками и зелёными волосами. На нём был шипастый жилет, забрызганный чем-то мокрым. В левой руке он сжимал окровавленный складной нож.

Она вновь моргнула. Теперь это был человек неопределённого пола. Кожа человека сильно отливала охрой, а на лице было много пирсинга. На человеке поверх того, что было похоже на угольный цемент, было надето несколько ремней. Вместо ножа человек держал алюминиевую бейсбольную биту. На человеке было несколько комков волос и обрывков мяса.

Она моргнула вновь. Теперь это был мужчина с острыми зазубренными зубами и когтями, которые могли пронзить даже сталь. Она моргнула. Энтони. И снова. Кельвин.

Она опять моргнула.

Это был Лжец.

— Как там порез?

Оливия взглянула на своё запястье. Свежие швы крест-накрест пересекали недавно нанесённую рану, которая продолжалась от основания ладони до локтя. Смутное воспоминание пыталось пробиться сквозь её разум.

Она облизнула губы и соврала.

— Э… не так уж и сильно болит.

— И всё же прикрывай чем-то, да и про антибиотики не забывай. — Левая сторона рта Лжеца немного поднялась. — Они что-то тебе прописали, но боюсь, что я убил их до того, как у них появилась возможность что-то сделать.

— Кто… — Оливия взглянула на фигуры на полу. — Что происходит? Кто они?

— Они работали на меня, и мы захватили тебя, — сказал ей Лжец. — Ты была доставлена ко мне для… обработки. Чтобы я узнал, что ты знаешь. Чтобы понять, с собой ли у тебя журнал. Или чтобы хотя бы узнать от тебя, где он. — Он весело сжал губы. — Знаешь, после всего этого я даже забыл о его существовании. Когда агент, написавший его, дезертировал и рассказал нам о его содержании, мы бы, так ты могла подумать, сделали бы так, чтобы в нём была написана ложь. Но… мы лишь жертвы собственных привычек.

Оливия не могла припомнить ни одного события после убийства Бухгалтера. Лжец наверняка заметил её замешательство:

— Тебя обработали амнезиаками. Даже не один раз. Ты же знаешь, что это основная моя функция как сотрудника Фонда? Поддерживать режим секретности. Делать так, что никто не вспомнит то, что не должен.

Он похлопал пистолетом по своему бедру.

— И конечно, чтобы устранить недочёты в убедительной лжи.

— Почему я всё ещё жива? Почему мы вообще разговариваем?

— Потому что ты и твои друзья знают ответы. Потому что у тебя был журнал. Ну или его маленькая часть. Подкожный имплант с данными, чуть дальше запястья.

— Я не понимаю.

Лжец улыбнулся. Оливия всё ещё не могла разглядеть черты его лица, но распознала по нему усталость.

— Не все когнитивные угрозы аномальны.

Кодовая фраза пронзила разум Оливии. Будто она нашла кусок пазла, причём она даже не подозревала, что его собирает. В её памяти возникло изображение. Теперь она помнила всё.

— Ты был одним из нас, — прошептала она. — Ты был частью Повстанцев. Ты был частью третьей Дельты — я слышала, как Энтони говорил о тебе. Сэм… Сэм Бьель — они всегда говорили, как Фонд тебя пытал в течение нескольких недель, чтобы вызнать все твои тайны, но ты не сказал ни слова. Я не… я не понимаю.

Лжец закрыл глаза и кивнул.

— Это правда, но я не рассказал всё, что помнил, потому что нечего было вспоминать.

Он вздохнул.

— Меня послали для обнаружения аномалии в Бенгальском заливе. Наш корабль перевернулся во время шторма, и меня затянуло в океан, потому что я запутался ногой в какой-то сети. Я плавал среди пустоты, где глаза были пустыми, и утонул в Пустоте. Они нашли меня через несколько месяцев, и Фонд узнал, кто я такой и что я мог сделать. Они отдали меня Грине — этой ведьме — и она дала мне новую личность. Новую ложь, в которую можно было верить. — Он открыл глаза и встал на ноги, подойдя к Оливии. — Твой друг Кельвин, без сомнения, узнал это из журнала, он умный мальчик. В твоей копии содержится лишь часть с моим именем. Впервые за долгие года увидеть его… будто после стольких лет подняться из морской пучины.

Лжец начал освобождать от пут конечности Оливии.

— Я расчистил путь к главному входу. Ещё десять минут он будет открыт. Когда ты выйдешь, ты увидишь серый фургон на парковке. Двери не заперты, ключи в бардачке. Там есть флешка, инструкции и карта.

— Флешка? — Оливия села, чувствуя покалывание в конечностях от прилива крови. Предплечье отдавало пульсирующей болью.

— На ней ключевая информация, в том числе местонахождение твоей следующей цели. Архивариуса. — Лжец отошёл. — Из всех нас она может быть самой отчаянной. Скажи своим друзьям, чтобы они были осторожны.

Оливия кивнула, покачивая ногами. Она встала на пол.

— …а что ты?

— А что я? — Спросил Лжец и рассмеялся. — Я совершаю ошибки. Я мог забыть свою цель, но она всё ещё заставляла принимать меня те решения, заставляла делать то, что я делал. Мне уже толком ничего не осталось — если Фонд сразу меня не убьёт, я проведу остаток своей жизни в бегстве от него из-за того, что мне известно — и я не про побег от истины. Истина позволила мне освободиться. — Он вновь сел на стул, спрятав пистолет под подол. — Действуй быстро. У тебя всё меньше и меньше времени.

Оливия подбежала к нему и взяла его за руку. Он не взглянул на неё. Собираясь уходить, она подумала, что ей удалось разглядеть её лицо. После этого она по коридору проследовала к выходу.

Не успев добраться до лестницы, она услышала одинокий выстрел.




Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License