Гуманизм и эстетика
рейтинг: -2+x

« Тюренн, это Ромео. Мы приближаемся к Версалю, ничего не обнаружено.
- Принято, Ромео. Доложите мне, когда покинете машину. Тюренн, конец связи. »

Упомянутая машина, Пежо 308 с полосками Национальной полиции, медленно ехала по сельской дороге, в окружении высоких кипарисов и небольших оросительных каналов. Некоторые каменные стены, были бледно-желтыми, что контрастировало с безукоризненной синевой неба. Два агента Фонда SCP в машине, так же одетые в полицейскую форму, были менее спокойными, чем их окружение.

« Бля, а толку то от этих кодовых имен, серьезно? Мы же гуманистов ищем, а не террористов каких-нибудь, типа Повстанцев Хаоса.
- Вы хотите сказать что-то против моих кодовых имен, Джульетта?
- Никак нет, командир Тюренн…» — проворчал агент, сидевший за рулем.

Повисла короткая пауза.

« По-моему, тебе хорошо подходит, - усмехнулся Ромео.
- Ой, да заткнись ты!
- Сосредоточились, господа, спасибо. Тюренн, конец связи. »

После развилки гравийной дорожки, окаймленной платанами — на первый взгляд — столетними, машина прибыла к большому загородному дому из желтого камня, великолепно ухоженному, и усаженному различными цветами.

« Что ж… Я говорю это каждый раз, но они, вроде, не такие уж дерьмовые, эти «Жантильомы».
- Тюренн, мы прибыли в Версаль. Приступаем к началу операции «Дворец».
- Принято. Удачи, Ромео. Тюренн, конец связи. »

Ромео вышел из машины. Он повторил сценарий прикрытия в голове, поправил форму и последний раз посмотрел на Джульетту.

« Будь осторожен.
- Как всегда », – улыбнулся он.

Джульетта включил радио.

Ромео решительно подошел к входной двери. Он знал, как никто другой, что Жантильомы против убийств, поэтому он знал, что не особо рискует, входя в эти хоромы, но даже агенты МОГ не могли перебороть в себе природное человеческое опасение перед лицом неизвестного. Он, наконец, постучал в дверь. Если он ожидал, что ему откроет дворецкий или горничная, то он ошибался, так как дверь открыла, непосредственно, цель. Но он, все же, не растерялся, благодаря своему профессионализму.

« Господин Де Морна? Лейтенант Бреску, Национальная полиция, я хотел бы поговорить с Вами.
- Полиция? Чем я заслужил такую честь? Что ж, прошу, входите.
- Спасибо. »

Напротив входа возвышалась широкая каменная лестница. Но справа, куда направились двое мужчин, в дверном проеме была видна маленькая и очень уютная на вид гостиная. Сам того не зная, почему, Ромео чувствовал неловкость в присутствии этого Джентльмена. На самом деле, виновата была не его внешность, как таковая: господин Де Морна был, без сомнений, безупречен. Но что-то было в его манере, в его движениях, может быть, в его виде или его жестах. Он не мог этого понять и его это, вероятно, расстраивало больше, чем следовало бы.

« Хотите чаю?
- Нет, спасибо.
-Хорошо, прошу, присаживайтесь. »

Жантильом сел напротив Ромео на софу в североафриканском стиле — такую же, как и агент. Их разделял только журнальный столик в том же духе. Рефлекторно агент осмотрел комнату: украшения были столь же богатыми, сколько и экзотичными. Высокое окно давало вид на переднюю часть дома и освещало двух мужчин слева. Многочисленные портреты украшали стены, на них были изображены совершенно разные мужчины и женщины, но все вызывали неоспоримое чувство принадлежности к единому целому.

« Итак. Господин Де Морна, Вы, кажется, пытались приобрести несколько бывших общественных земель на окраине села. Это так?
- В общем, да. Три, если быть точным.
- Эти земли были выставлены на продажу администрацией месяц назад и заинтересовали пять различных покупателей, так?
- Да, это так. Но второй покупатель, Отель Дю Мануар, отказался от них, через неделю после продажи.
- Точно. Но… »

Определенно, что-то в Жантильоме перед ним, действительно, его беспокоило. Это не были его серые глаза, не его коричневые волосы и, уж тем более, не его полноватые черты лица. Это было общее впечатление. Все сразу. Аура.

« Хотите чаю?
- Ох, нет, спасибо. »

Он обнаружил причину своего беспокойства в многочисленных портретах, висящих на стенах. Казалось, они вот-вот оживут. Чего они, конечно, не делали. По крайней мере, пока. Но его обучение оперативника МОГ позволяло ему избавляться от этого дискомфорта, из-за которого ему хотелось ерзать на диване.

« Так вот, две недели назад было начато расследование по первому покупателю, который до сих пор занимал лидирующую позицию среди других. Финансы, которые он продвигал, похоже, не были получены из какого-либо материального источника. Но, боюсь, расследование не затронуло других покупателей. »

Этот бизнес был как нельзя кстати для Фонда. Махинации господина Де Морна, которые он основал или нет, давали и предлог, и прикрытие для агента. Он должен был остановить Жантильома мирно и в должной форме, в которой другие Жантильомы не заподозрили бы причастность Фонда. Причина не в страхе, нет. Это были, скорее, определенные тонкости, так как Жантильомы осторожно изучали Фонд на протяжении долгого времени.

« Включая Вас, господин Де Морна. »

Это больше не было легким неудобством. Это было настоящим дискомфортом, который захватил его тело. Его волосы встали дыбом, несмотря на жару. Следом, вскоре пришла дрожь. Быстро скрывать все эти симптомы стало просто невозможно. Странно, но господин Де Морна даже не дрогнул.

« В особенности, Вас. Чиновник обвиняет в коррупции Вас, господин Де Морна. »

Там! Он был готов поклясться, что одна из картин передвинулась. Нет, это, конечно же, было его воображение, которое разыгралось в нем из-за волнения.

« Вы были пойманы во флагрблмн… ох… извините.
- Ничего, ничего. »

Ромео сконцентрировал все свои силы, чтобы перевести дух. Удивительно, но у него никак не получалось. Его концентрация испарилась вместе с профессионализмом. Он очень, очень сильно хотел спать. И чтобы этот глупый разговор, наконец, закончился.

« Хотите чаю?
- Ох… Да…. Спасибо.»

Господин Де Морна взял чайник с кофейного столика и подал чашку чая Ромео, который поспешно ее выпил. Он сам не знал причину этой поспешности, но чай быстро заставил его забыть все вопросы. Этот чай был очень хорошим. Даже отличным. В последний раз, он приложил все свои усилия, несмотря на расплывчатость, затуманившую его разум, еще более сильную, чем при похмелье.

« … поэтому полиция поручила мне поместить Вас под стражу.
- Вы хотели сказать Фонд SCP?
- Ах, да, Фонд. »

Повисло неловкое молчание. Господин Де Морна оставался сдержанным в своем триумфе. Ромео пытался заставить все свои клетки бороться, чтобы понять ситуацию. И ему потребовалось целых две минуты, чтобы это получилось. Может, это был чай? Нет, это было не в стиле Жантильомов. Может, печенье? Нет, если господин Де Морна не отравил чай, то он и не отравил бы печенье. Но… План прикрытия… Осторожность… Фонд…. Вот черт.

« Ну же, не сердитесь на себя. Я вижу это в Ваших глазах. Безусловно, этот Фонд SCP… Вы, ведь, ничего не боитесь, верно? Вот что происходит, когда защищаешь Человечество от величайших угроз, каких оно никогда не знало, я полагаю. В таком случае, бойтесь Жантильомов! Может, у вас и есть причины не бояться нас. Но вы зря не боитесь. »

Ромео уставился на Жантильома, пребывающий в своем неконтролируемом параличе.

« Как я догадался? Все очень просто: обычный лейтенант полиции не сопротивлялся бы моим картинам так долго. Что касается выбора, принадлежите Вы к Глобальной Оккультной Коалиции или к Фонду SCP — интуиция. В любом случае, пришли Вы из одного гиганта или из другого, отсутствие тонкости в Вас очевидно. В этом вина вашего Фонда. Вы всегда защищаете свои позиции огромными подкреплениями из бронетехники, огнестрельного оружия и солдатиков. Но вы упускаете тонкости в вещах, игнорируете важность эстетики и не говорите о меметике. Вы игнорируете тот факт, что Человек — превыше всего. Вам не хватает ауры, которая, поверьте мне, не только поверхностна, и добровольно становитесь холодными и бесчеловечными. »

Господин Де Морна сделал глоток чая.

« Да, я сужу Вас по форме, простите меня. Но Вы это заслужили. Вы имеете успех, гораздо больший, чем большинство ваших конкурентов, и защищаете в настоящее время Человечество. Но, боюсь, мы с вами непримиримы. Пропасть, более глубокая, чем кажется, разделяет нас. Потому что Вы и Ваш Фонд защищаете только забавный статус-кво, который вы осмеливаетесь называть нормальностью. »

Агент, заикаясь, пробормотал что-то близкое к «жлбжлмблм», не в состоянии произнести ни единого слова.

« О, нет, конечно: вы не одиноки. Глобальная Оккультная Коалиция или террористы из САПФИРа борются за ту же стопорность, с еще большим рвением. »

Ромео был в ярости. Только в мыслях, конечно: его тело в данный момент было ограниченно смешным заиканием и слабыми спазмами. Но у него еще был контроль над собственным духом, и вещи, которые он хотел сделать с господином Де Морна, уже несколько раз гарантировали ему путешествие в ад.

« Что такое нормальность, в конце концов? Почему все эти вещи, под предлогом того, что они кажутся нам особенными, бросают вызов законам нашего мира? Разве наши чувства не впечатляющи? Разве мы не похожи на тех людей из каменного века, верящих, что в молнии они видят божественную силу? И именно в этой ошибке ваша идеология, какой бы похвальной она не была в принципе, берет свои корни. Аномальность естественна. Борьба тщетна. Мы должны адаптироваться к ней, как многие другие виды животных адаптировались к изменениям окружающей их среды.
- Вам… уда, удалось раскрыть агента.
- И все же! Вы берете на себя всю гордость в мире, намереваясь не дать Человечеству прятаться в страхе, но что вы делаете? Вы откладываете источник этого страха в сторону, надеясь, что больше никогда его не увидите. Это не то же самое, что бороться с фобией. Вы только и делаете, что задерживаете неизбежное. Вы только и делаете, что подвергаете Человеческий вид опасности. »

Господин Де Морна, сделал еще один глоток чая.

« Зачем? Ведь, в день, когда ваша «аномальность» вырвется наружу из ваших клеток, что сможет сделать Человек? Помимо свидетельства собственного вымирания, конечно. Очевидно, ничего, так как различия между Человеком и аномалией все еще существуют, делая последнее неприкосновенным. Вот почему мы должны стать созидателями Человека Совершенного. Человек должен отбросить свою банальность. »

Дверь справа открылась. В помещение вошли юноша и девушка. Они выглядели удивленными.

« Мои дорогие ученики, представляю вам кодовое имя «Ромео», из Фонда SCP. Мы просто обсуждаем особую философию, так что, присаживайтесь. »

Ромео едва мог уследить взглядом за этими двумя молодыми людьми. Гнев исчезал. У него больше не было сил на это. Потеря гнева могла бы разозлить его, если бы он мог злиться, но его исчезновение породило, своего рода, туманное безразличие.

« В день, когда частное и человеческое больше не будут антонимами, и только в этот день, Человек больше не будет жить в страхе. Он примет, превзойдет этот страх. И мы сможем вступить в новую эру прекрасного, доброго и истинного.
- То, что нормальные трансгуманисты называют Сингулярностью, — добавил молодой человек.
- Но мы не обещаем ни трансценденции, ни космического восхождения: даже как Человек Совершенный, Человек останется Человеком. Мы не вульгарные фанатики аномальности. Но эта Сингулярность будет достигнута только нашей постоянной работой и усилиями, а не какими-нибудь – ненормальными, если позволите — Прометеями. Потому что, в отличие от эволюции видов животных, которая не зависит ни от чего, кроме генетических мутаций, мы можем влиять и даже провоцировать нашу эволюцию в Совершенного Человека. Вот это и есть настоящее превосходство Человека над другими видами животных.
- Человеку нечего терять, кроме своей банальности, — добавила молодая женщина.
- Но у нас есть лучший мир, чтобы победить. Создать. И это то, что мы, Жантильомы, и делаем. »

Жантильом замолчал. Может быть, для того, чтобы передохнуть, оставить драматический эффект или чтобы позволить ученикам спокойно поедать печенье. Но, в любом случае, эта пауза позволила агенту проявить определенное одобрение в отношении слов жантильома. То, что он сказал, было не так уж плохо, в конце концов.

« Потому что, видите ли, быть Жантильомом, это не просто наслаждаться роскошью частных особняков. Если мы ничего не делаем, если мы ничего не создаем, Ассамблея отнимает их у нас без угрызений совести. Быть жантильомом, это верить…
- Хотеть.
- Знать.
- … что мы можем иметь лучшее, что мы заслуживаем большего, и что аномальные особенности могут помочь нам. »

Да, вот кто хорошо сказал. Да. Очень убедительно. Жантильом, так же был очень вежлив. Ромео подумал, что беспокоит его до сих пор, в то время как господин Де Морна так доброжелателен к нему. Он предложил ему чай! И печенье! Нет, решительно, Ромео не хотел больше злоупотреблять гостеприимством хозяина.

« Думаю, мне пора, — объявил он.
- Конечно, я понимаю, — ответил все так же вежливо Жантильом.
- До свидания.
- До свидания. Приятно было пообщаться. »

Ромео почти чувствовал вину за то, что беспокоил в такой прекрасный день господина Де Морна, который был таким вежливым, и гостеприимным, и доброжелательным, и… Он закрыл за собой входную дверь. Он увидел полицейскую машину. Он не до конца понимал почему, но он должен был в нее сесть. Его разум постоянно напоминал ему, хоть и очень смутно, о некой «миссии». Итак, все, чего, действительно, хотел Ромео, это больше не беспокоить вежливого господина Де Морна. Он подошел к машине, открыл дверь и сел на пассажирское сиденье. Справа находился другой человек, выглядевший ошарашенным. Как если бы он увидел призрака? В любом случае, пялиться на кого-либо таким образом, вряд ли, было бы вежливо.

« Но… эм… Ромео? Что ты делаешь здесь один? Ты не должен был…?
- Оу… Ну, он был, действительно, очень вежлив… Он предложил мне чай. И печенье, которое, кстати, было отличным. Мы вежливо побеседовали, это был очень учтивый человек, очень внимательный, и, определенно, со вкусом. »

Джульетта разрывался между ужасом, смехом и неверием. Его лицо не могло определиться между тремя эмоциями, и поэтому отображало их все одновременно.

« Черт, Ромео! Ты в своем уме?
- Ну конечно! Что могло пойти не так после такой цивилизованной беседы? Это как…»

Джульетта ударил его так сильно, что стало слышно в гарнитуре Тюренн, и ударило по его барабанным перепонкам.

« Ох! Ты агент Самюель Жиро из Фонда SCP, член МОГ Тау-3 «Полк Роя», в миссии по задержанию Жантильома «господина Де Морна»!
- Я… Подожди, что? Аксель?
- Да, это мое имя, придурок. »

Они пялились друг на друга несколько секунд с облегчением и непониманием. Затем они почти в один голос сказали:

«Вот ублюдок.»

Отчет о миссии Тау-3-01FRG32

Операция «Дворец»

Командир: Командующий Пьотровски

Оперативники: Агенты Аксель Прад и Самюель Жиро

Операция «Дворец», целью которой являлось задержание Жантильома, известного как господин Де Морна, по подозрению в коррупции со стороны Национальной Полиции, была провалена. Жантильом скрылся, не будучи пойманным агентом Жиро. Он рассказал, что им манипулировали с помощью выводящих из строя когнитивных агентов, свидетельские показания были подтверждены агентом Прадом.

Особняк Жантильома прошел тщательную проверку и меметическую дезинфекцию, командой доктора Капелл, который подтвердил показания агента Жиро. Множественные мемагенты были скрыты в декорациях на стенах, среди прочих. Изучение этого помещения, однако, позволило получить ценные документы, которые Жантильом, вероятно, забыл в спешке.

Эти новые данные, очевидно, будут приняты во внимание в последующих операциях.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License