Дрессировка старых псов

рейтинг: +2+x

— Майк, берегись! — прокричала Чжао.

Латунный город рушился у них на глазах. Майк резко остановился, огромный колокол упал на землю прямо перед ним.

— Музыканты, похоже, — уф — фальшивят, — тяжело дыша, произнёс он. — Ну и кому пришла идея — фух — позвать духовой оркестр?

Разверзлась улица из барабанной кожи, и Чжао резко выдернула Майка на тротуар.

— Поверь мне, — сказала она. — это в сто раз лучше, чем если бы тут повсюду были струны.

Стряхнув с висков прядь серебристо-серых волос, Чжао заговорила в гарнитуру.

— Хен, ты где? Надо убираться отсюда.

В четырёх кварталах от них, агент Хеннесси не обратил внимания на текст, пробежавший по забралу — его внимание было сконцентрировано на гигантском чудовище, стоящем в нескольких футах от него. Его массивные металлические ноги были согнуты в коленях, а клапаны пульсировали в ритм. Оно повертело головой взад-вперёд, открыло свои челюсти-тарелки и, словно протрубив в рог, издало боевой зов. Стоит Хеннесси побежать или издать хоть малейший звук — оно сразу же его почувствует.

Правой рукой он сжал коммуникатор на поясе, стараясь двигаться как можно меньше. — 333-C. Застрял. Идите.

Стоявшая неподалёку башня-флейта издала громкий треск и рухнула, разбросав по всей дороге клапаны из никелевого серебра.

Он побежал.

Картер и Чжао тоже бежали, отчаянно пытаясь не попасть под дождь из бронзовых и стальных обломков. Впереди Майк увидел концертный зал — выход. Когда они подошли к двери, он обернулся в поисках Хеннесси. На улицах было море искорёженного металла, но ни капли жизни. Рухнуло ещё одно здание, и дверная рама затряслась.

Чжао сорвалась на крик.

— Хен, пожалуйста! Скажи нам, где ты!

Прячусь. Далеко.

— Где? Мы найдём тебя. — сразу после этих слов Чжао вновь услышала рёв рога.

Нет. Уходите. Пусть прекратят играть.

Земля дрожала всё сильнее. Трость размером с дверь, соскользнув с крыши зала, с глухим стуком упала прямо перед ними, словно гильотина.

— Если они прекратят играть, ты умрёшь! — отчаянно воскликнула Чжао.

Не умру. Стазис.

Вой -C стал гораздо громче. Майк заметил, как существо вырвалось из здания на другом конце улицы. Оно побежало в их сторону, когтями разрывая сверкающий тротуар.

— Чжао, он идёт к выходу. Нам нужно уходить!

Майк схватил Чжао за руку. Она умоляюще взглянула на него.

Ещё чуть-чуть, и чудовище настигнет их.

— Хен, я не могу… — произнесла она. — Я…

Вернитесь за мной.

Они выскочили в дверной проём.


Концертный зал был безмолвен, словно ждал чего-то.

Ослеплённая ярким светом, она взглянула вглубь зала. Если там и были зрители, то они были окутаны непроглядной темнотой. Темнотой, похожей на дно глубокой ямы, на открытую пасть, готовую…

Эмма собралась с мыслями и вернулась к действительности. На ней была чёрная рубашка и штаны — обычный костюм актрисы, но ей он больше напоминал её новую униформу МОГ.

Она хотела взглянуть влево, но не смогла. Ей нужно было выглядеть достойно перед залом, погружённым во тьму. Вместо этого она украдкой взглянула вниз. Перед ней стоял пюпитр, партитуру на котором нельзя было толком разглядеть. И всё равно, она в ней не нуждалась.

Эмма почувствовала, как позади неё незримый оркестр сначала вытягивался, а затем сворачивался, готовясь отскочить обратно, в ожидании жеста дирижёрской палочки. Но кто же держал эту палочку? Эмма всё никак не могла взглянуть.

Это мгновение длилось целую вечность. Яркая сцена, окутывающая тьма, всё как на лезвии ножа. Эмма почувствовала покалывание у затылка.

Как только оркестр пришёл в действие, Эмма приложила все усилия, чтобы сосредоточиться на музыке. Она слышала ноты и иногда даже аккорды, но полная картина произведения ускользала от неё. Всё, что ей оставалось — лишь обрывки скрипучего неблагозвучия, которые невозможно было собрать воедино.

Эмма глубоко вздохнула. Наступал её черёд. Краем глаза она заметила, как дирижёр повернулся вполоборота. Это был её шанс. Словно удар молнии, палочка опустилась вниз, и Эмма резко повернулась влево.

Дирижёр был окутан тьмой ещё более чёрной, чем та, что поглотила зал. Его лицо было скрыто за бледной карнавальной маской, лишённой каких-либо черт, кроме зловещей ухмылки. В его угольных глазах была видна лишь пустота; пока Эмма недвижимо наблюдала, маска надвигалась над ней всё ближе и ближе, казалось, заполняя весь зал, весь мир.

И Эмма услышала её крик.


Проснувшись, она увидела склонившегося над ней агента Шерри Уилсон.

— Эй, ну как самочувствие? — раздался успокаивающий голос Уилсон.

Пытаясь привыкнуть к свету, Эмма оглядела лабораторию сна; в её крови всё ещё бурлил адреналин.

— Ты всё видела? — спросила она.

— Почти. — ответила Шерри. — Я сидела на заднем ряду. В этот раз всё вышло по-другому, не так ли? Мне кажется, у тебя было гораздо больше контроля.

Эмма медленно дышала, стараясь унять сердцебиение.

— Да. На мне была другая одежда, а ещё мне удалось повернуться. — когда сон окончательно ушёл, ей стало легче вспомнить свою изначальную цель. — Я даже слышала музыку — немного, но слышала.

— Хмм, я видела, как они играют, но никаких звуков не слышала. — Шерри просмотрела показания датчиков на сенсорном экране рядом с кроватью Эммы. Из всех членов МОГ Омикрон-Ро, с которыми Эмма когда-либо работала, Шерри казалась ей самой исполнительной, самой собранной.

— Уже лучше, Эмма, — продолжила она. — Хороший уровень альфа-волн, ровное дыхание. Осталось поработать над тем, чтобы оставаться во сне даже когда происходит что-то неожиданное.

— Насчёт этого можно не волноваться, — сказала Эмма. — Как остальные?

Шерри невольно оглядела ряд пустых коек на противоположной стороне комнаты.

— Всё лучше и лучше. Мы прогнали Хеннесси, Чжао и Картера через несколько симуляций SCP-333.

— Город в симфонии? Иронично, — Эмма улыбнулась и села на кровать.

— Они хорошо приспосабливаются к пребыванию во сне, не теряют осознанность, находят выходы из различных ситуаций. — в голосе Шерри слышалось неподдельное восхищение, — А Хеннесси вообще сделал кое-что, чего я раньше никогда не видела.

— Хорошо, — улыбка Эммы стала чуть решительнее. — Это очень хорошо. Я тоже хочу попробовать. Когда ты можешь меня записать?

Буквально на долю секунды в глазах Шерри промелькнуло сомнение, но Эмме этого было достаточно.

— Я не могу сказать точно, — ответила Шерри, скрестив руки на груди. — Без должной подготовки я бы не советовала проводить более трёх сеансов в неделю.

Эмма нахмурилась.

— Давай завтра. У меня не так много времени.


Агент Сандра Ди, пошатываясь, вышла из тоннеля, звон в её ушах становился всё тише. Жадно глотая ртом воздух и стараясь сдержать рвотные позывы, она упала на колено. Краем глаза она заметила, как к ней подошёл мужчина, державший планшет и секундомер.

— Тридцать семь минут и девятнадцать секунд, — произнёс Грэхэм Тауэрс, сержант МОГ Дзета-9. — Неплохо для первого раза в молотилке, особенно учитывая…

Ди яростно вскинула голову, но движение было слишком резким — чёрные точки заполонили её взор, и она чуть было не потеряла сознание. Она отмахнулась от протянутой руки агента и с силой зажмурила глаза.

Было очевидно, что сержанту Тауэрсу поручили поддерживать с кандидатами диалог сразу после того, как они пройдут полосу.

— Никогда не думала присоединиться к Кротокрысам?

— Тогда… не было такой возможности, — процедила Ди сквозь зубы.

— А жаль. Ты неплохо справилась, особенно на участках с искажённой гравитацией. Небольшой совет насчёт комнаты с нулевым полем зрения — зачастую бывает легче её пройти, если закрыть оба глаза. Хотя, скажу честно, тебе очень не повезло с маршрутом — ты попала туда, даже не успев прийти в себя после сенсорной депривации.

— Ага, — Ди была по горло сыта его советами. Она аккуратно приподнялась и села на предложенный Тауэрсом стул, её голова не переставала пульсировать.

Двадцать минут спустя она всё ещё сидела прямо возле выхода из «Лабиринта Кротокрысов», наблюдая за тем, как сержант нервно поглядывает на свои часы.

— Нельзя там оставаться больше часа. Придётся самому идти, — сказал он, скорее, себе, чем Ди.

Стоило ему лишь положить планшет, из тоннеля раздался шум. Тауэрс подбежал к возникшему из прохода Андерсону, который, рухнув на землю, с трудом перевалился на спину. Грудь Андерсона тяжело вздымалась, а Ди наблюдала за тем, как Тауэрс проверил его зрачки и пульс, перед тем, как схватить из аптечки небольшой баллон с кислородом.

Ди медленно поднялась и, убедившись в том, что вновь может поддерживать равновесие, побрела к месту, где лежал Роджер. У него было достаточно сил, чтобы снять с себя кислородную маску, но недостаточно, чтобы сесть.

Агент Ди с характерным щелчком свела вместе свои ботинки, стоя прямо рядом с его головой.

— Ну что, Андерсон? Есть ещё порох в пороховницах?

Тауэрс бросил на неё взгляд. Она встретилась с ним глазами.

— Да ну тебя, Тауэрс, — сказала она. — он ведь побил рекорд среди престарелых?

Она заметила, как на шее Тауэрса всё ещё болтался секундомер.

— Ну вот и всё, Андерсон. Пятьдесят девять минут и двенадцать секунд.

— Ну почему всегда выходит двенадцать? — возмущённо простонал Роджер.


Эмма начала привыкать к постоянным встречам в офисе директора Зоны. Она старалась не делать лишних движений, пока директор Арора медленно обходил стол, чтобы сесть на другом его конце.

Директор разжал руки и развёл их в стороны ладонями вверх. Явно отработанный жест.

— Ну что, капитан Старк, как проходят тренировки?

Он тянул время; Эмма знала, что он уже видел отчёты. Она старалась сохранять спокойствие в голосе.

— Команда показывает себя с лучшей стороны, результаты в целом хорошие, даже учитывая обстоятельства. Правда, не помешало бы расширить состав. Есть какие-то новости по новобранцам? — это не было главной целью их разговора, но ей нужно было с чего-то начать.

Директор Арора явно постепенно стал свыкаться с её новообретённой прямотой. Он улыбнулся, но Эмме показалось, что за его улыбкой промелькнуло опасение.

— Думаю, на этот счёт у меня есть для вас две хорошие новости. — сказал он. — к нам переводятся д-р Беттина Рейнард, старший научный сотрудник отдела меметики из Зоны 17, и Карла Флорес, которую недавно приняли на работу в отдел когнитивных угроз, но её руководитель ушёл на больничный.

— Отлично, — сказала Эмма. — Нам как раз не хватало специалистов. Я уже даже знаю, что можно поручить д-ру Рейнард. Полагаю, музыкального образования у них нет?

— Не могу сказать наверняка, — ответил директор. — Они скоро придут к вам, так что сможете узнать сами. У нас есть, конечно, один сотрудник класса D с необычными музыкальными способностями, но я не думаю, что вы захотите видеть его в своём отряде.

Арора замолчал. Эмма ждала.

— Что насчёт вашей второй просьбы, — наконец продолжил он. — Я вполне могу понять, зачем вам это, но я не совсем уверен, смогу ли разрешить…

— Сэр, со всем уважением, но если мы действительно хотим узнать больше о Двенадцатом, то нам придётся это сделать. Команда будет готова.

— Вы уверены? — спросил Арора. — Сперва я хотел бы услышать, чем мы рискуем.

Эмма старалась сохранять спокойствие.

— Хорошо, сэр. В общем, нам нужно учесть четыре самых главных элемента…

Покинув комнату пятнадцать минут спустя, Эмма заметила, что сжимала кулаки так сильно, что на её ладонях остались следы от ногтей.


Войдя в выделенную для Эта-11 лабораторию, Майк и Хеннесси заметили, что она была почти полностью пуста. Всё оборудование было убрано, и остались лишь четыре ряда скамеек и стульев, на одном из которых, что-то читая, сидела темноволосая девушка.

— Привет, — сказал Майк. — ты, должно быть, Карла.

Девушка оторвала глаза от текста.

— Чарли, — ответила она. — Так меня в семье называют.

— Рад знакомству, Чарли. Я Майк, а это Хен, — Майк указал на улыбающегося Хеннесси, что стоял рядом. — Добро пожаловать в Эта-11.

— Хен? — озадаченно спросила она Майка.

— Потому что он Хеннесси. Или потому что он ни хена не слышит. Никак не могу запомнить.

— Эй! — громко воскликнул Хеннесси.

Тише будь, — показал Майк и продолжил. — Хен у нас глухой, как можно было догадаться. Говорить он может, но мы ему не даём. Всё равно ничего интересного не рассказывает.

Я тебе сейчас дам интересного, — показал Хеннесси и взглянул на оторопевшего Майка. — Майк, ты её вымораживаешь. Хватит страдать фигнёй.

— Что он говорит? — спросила Чарли, не зная, кому именно задать вопрос.

Майк без промедления ответил.

— Хен просто хотел извиниться за то, что страдает фигнёй, поэтому… ай! — он схватился за затылок, по которому Хеннесси его несильно ударил. — Ладно, извини, Чарли. Я просто дурачился с Хен, мы тут все дружные, на самом деле. Так что ты ещё успеешь пожалеть, что вообще присоединилась к Эта-11.

— Нет-нет, это вряд ли, — сказала Чарли, вновь опустив руки на книгу. — По правде говоря, я даже рада, что меня к вам перевели. Моё последнее назначение… в общем, оно закончилось достаточно странно. Тем не менее, я успела вникнуть в тонкости. Я и подумать не могла, что мы будем столько тренироваться.

— Ага, мы тоже, — сказал Майк со смехом. — Ты уже была в «Лабиринте Кротокрысов»?

— О боже, да, это было что-то с чем-то. Я не могла даже… — Чарли замолчала, как только открылась дверь лаборатории, и в комнату вошёл исследователь.

Она была слегка напряжена, как будто сомневалась, что попала туда, куда нужно. В руках она несла стопку устройств, несколько похожих на очки виртуальной реальности, и придерживала её подбородком.

— Это мобильная оперативная группа Эта-11? — в её голосе едва был слышен европейский акцент. — Это всё — больше никого нет?

— Ну, с Чжао, Сандрой и Роджером вы уже виделись во вторник, верно? — ответил Майк. — Так что да, не считая Эммы, это всё, — Майк ждал ответа и в конце концов поник под пристальным взором женщины. — У нас МОГ маленькая, знаете ли.

Женщина помедлила, поджав губы, перед тем, как со вздохом положить стопку очков на скамью.

— Ладно. Меня зовут доктор Рейнард, я старший специалист по меметике, закреплённый за Эта-11, — она отодвинула с лица прядь седеющих волос. — Сегодня я проведу серию тестов на определение уровня вашего сопротивления меметическим угрозам.

Опять тесты? — устало показал Хеннесси.

Д-р Рейнард раздала очки и вручила каждому по электронной рукоятке с расположенной на ней кнопкой.

— Надев устройства, вашей задачей будет выполнение типичных действий опергруппы в различных условиях. Когда вы почувствуете опасность или посчитаете, что необходимо предпринять защитные меры, вы должны будете нажать кнопку на контроллере.

— Тесты представляют из себя серию аудиовизуальных раздражителей, искажающих восприятие, которые я разработала сама. Они безобидны, но вполне смогут проверить вашу меметическую устойчивость к таким возможным эффектам как нарушение концентрации внимания, замедленная реакция, помутнение рассудка и нарушения мелкой моторики рук.

— То есть, это что-то вроде игры, да? — спросила Чарли.

— Это тест, — коротко кивнув, ответила доктор Рейнард. — И в конце вы будете оценены как за скорость, так и за точность в распознавании угроз и реагировании на них.

— Эмм, а счёт скажете? — сказал Майк, натягивая очки на голову. — Ну, который со вторника.

Д-р Рейнард ненадолго замолчала.

— На самом деле, результаты достаточно занимательные. Большая часть команды находилась в среднем диапазоне, однако агент Ди набрала счёт в виде девяноста пяти процентов по всем показателям.

— Ещё бы, — прощебетал Майк. — Учитывая то, сколько раз она участвовала в экспериментах с… ай! Опять, Хен?

Хеннесси сердито взглянул на Майка, который выглядел пристыженно.

— Ну, я хотел сказать, что агент Ди нередко встречалась с аномалиями, искажающими сознание.

— Ди, Хен — вы тут все друг друга по слогам называете? — сдвинув с глаз очки, спросила Чарли.

— Нет-нет, Ди — это её настоящее имя, — спешно пролепетал Майк.

— Прям как Джон Ди? Круто. Кстати, рассказать, как меня однажды чуть в отдел изучения алхимии не отправили? — спросила Чарли.

Д-р Рейнард громко прочистила горло.

— Вижу, вы все уже готовы. Может, приступим к тесту?

Она щёлкнула переключатель на центральной консоли, и команда опустила очки и затянула ремни. Последним, что слышал Майк перед тем, как из наушников раздался звук, был голос Хеннесси, отсчитывавший: «сто, девяноста три, восемьдесят шесть, семьдесят девять…» и так до нуля.


Четыре дня спустя, лаборатория вновь полнилась людьми, но на этот раз в ней присутствовала Эта-11 в полном составе. Чжао и Майк сидели рядом с Чарли и смеялись над чем-то в её телефоне. Позади них Роджер Андерсон и д-р Рейнард о чём-то оживлённо спорили. Агент Ди развалилась в дальнем углу, болтая с Хеннесси, который с трудом пытался показывать знаки, держа в руке недоеденный сэндвич.

Они все подняли глаза, как только открылась дверь и в комнату вошла Эмма. Агент Чжао вскочила со стула, так же поступили и все остальные, кроме Ди, которая невозмутимо смотрела с другого конца комнаты.

— В этом нет никакой необходимости, народ, — сказала Эмма и, слегка покраснев, жестом предложила им сесть.

Пока они вновь усаживались, вошёл ещё один человек. Ему было за пятьдесят, он был невысок и худощав, с густыми седыми волосами и жидкой бородкой. Он вошёл в комнату так, будто ожидая, что она вот-вот бросится вперёд и поглотит его.

— Боже мой, ты знаешь, кто… — прошептала Чарли, будучи единственной в комнате, кто действительно знала, кто это.

Её прервала Эмма, чей голос выдавал и её дискомфорт от произнесения речей, и тревогу от того, что она всё-таки обязана это сделать.

— Я знаю, что вам всем интересно, по каким причинам вы так усердно тренируетесь и мне очень жаль, что я раньше не могла вам этого рассказать. В общем, я только что получила разрешение от директора Зоны сообщить вам о нашем следующем задании.

— Когда украли SCP-012, мы даже не знали, с чего начать расследование. Капитан… ну, бывший капитан Ричардс не помнит, где именно он спрятал партитуру. Фонду не удалось отследить местоположение д-ра Ферсона или его сообщников. Да и о самой аномалии мы знаем очень мало. Но у нас всё ещё есть один источник информации, и я намерена им воспользоваться.

Эмма взглянула на полные надежды лица членов МОГ. Её МОГ. Чжао слегка улыбнулась ей в знак поддержки.

Она продолжила.

— Именно поэтому мы и подвергаем вас таким интенсивным тренировкам, но как бы то ни было, всё ещё впереди. Опыт борьбы с пространственными аномалиями, повышение меметического сопротивления, навыки осознанных сновидений — нам понадобится всё это.

«Похоже, они поняли», — подумала Эмма. Ди оторвала спину от стены и села прямо, Роджер надвинул очки на широко раскрытые глаза, д-р Рейнард кивнула. Эмма заметила, как Майк, резко осознав, о чём идёт речь, повернулся к Карле.

— Так как у нас теперь есть официальное разрешение, нам нужно кое с кем побеседовать. МОГ Эта-11, это доктор Каликсто Нарваэс. Мы отправляемся в Алагадду.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License