Щелканье задач
рейтинг: +5+x

Лукас Монако, представитель компании, постучался в дверь.

Скиттер Маршалл подошел к двери и открыл ее. Как только он повернул ручку, Лукас резко толкнул дверь, сбив ею Скиттера с ног, сложил пальцы рук "пистолетиками", направил их на головы Айрис и Роберта и с воплем "Пиу-пиу!" изобразил каждой рукой выстрел и отдачу. Айрис и Роберт дёрнулись на месте. Затем он обогнул дверь, указал обеими руками на голову Скиттера и сделал финальный "Бабах".

Будучи немного смущенными, трое наследников уставились на него и наблюдали, как Лукас повернулся, закрыл дверь, достал ключ и повернул его по часовой стрелке в замочной скважине, заставив ее края светиться слабым бирюзовым светом и гудеть на синусоидальной частоте 200 Гц. Айрис первая попыталась заговорить, но быстро осознала, что её рот больше не открывается. Лукас заметил это и пояснил:

— Не пытайтесь что-то сказать, сделаете себе хуже. Подождите несколько минут.

Лукас по очереди подошёл к трём окнам - да ради всего k-n-ного, они были открыты, - захлопнул одно, потянув его вниз, подошёл к другому — стянул его вниз, подошёл к другому — стянул его вниз. Затем Лукас достал из кармана пульт дистанционного управления, направил его по порядку на каждое окно и заблокировал их. Клубящаяся чернильная тьма теперь хлынула наружу. Она, казалось, отбрасывала странные тени в комнату, несмотря на то, что единственные источники света теперь находились внутри: желтые лампы дневного света на потолке, красная точка пожарной сигнализации и распространяющаяся бирюза от двери, гудевшей на частоте 174 Гц. Лукас повернулся и пошел к приставной лестнице, прислоненной к холодильнику.

— Я бы не рекомендовал открывать эти окна. Или слишком долго смотреть в них. Кое-что может так вас увидеть. Тут не такое уж и странное место, просто многовато сред и четвергов.

Роберт заметил, как что-то проскользнуло в пустоту не c улицы, почувствовал, как участилось сердцебиение и заболела голова, услышал слабый смешок в ушах и осторожно взглянул на пол. Он попробовал облизнуть губы, но они как будто склеились, это заставило его дыхание участиться, а нос звонко засвистел из-за засохших соплей, случайно превратив его в импровизированный органический свисток. Он сильно покраснел, думая, что кто-то это заметил, однако Айрис и Скиттер были слишком заняты разглядыванием "волшебника", а сам Лукас поднимался по лестнице.

Лукас Монако взобрался по стремянке, поставленной им в середине комнаты, достал из левого кармана брюк что-то вроде клеевого пистолета, сунул его в вентиляционное отверстие, закрыл глаза, сморщил нос и нажал на спусковой крючок. У всех заложило уши от резкого подъема давления - окна слегка выгнулись наружу, но никто в комнате этого не заметил - а вентиляционное отверстие заполнилось ярко-оранжевой пеной. Пока она сияла, блестела и мягко пузырилась, Лукас смотрел на часы - на счёт "три" пена тут же потеряла блеск, высохла и затвердела. Лукас отошел назад, отодвинул стремянку к стене, подошел к раковине, сунув в неё штуку, определенно не являющуюся клеевым пистолетом. Снова нажав на крючок, он вызвал очередной скачок давления (и опять заставив окна выгнуться), и на счёт "три" положил пистолет обратно в левый карман брюк, после чего повернулся к наследникам. Он вытащил из правого кармана листок бумаги.

— Так, мотайте головой, если нет, и кивайте, если да. Вы встречались со мной ранее?

Три мотания головой.

— Ладно. У кого-нибудь из вас есть аллергия на пшеницу, рис или глутамат натрия?

Три мотания головой.

— Ладно. У кого-нибудь из вас был половой акт в течение последних девяти месяцев?

Два мотания головой и один кивок. Однако, пока Роберт кивал, он заметил, что Лукас все равно смотрит не на них, а на листочек.

— Ладно. Кто-нибудь из вас бывал в неевклидовых измерениях в последние пять недель?

Два мотания головой и один кивок.

— Ладно. Кто-нибудь из вас глотал живые макроорганизмы в течение последних 72 часов?

В этот раз Лукас действительно взглянул на них и ответно кивнул, увидев три утвердительных кивка, после чего скомкал листок и кинул его через плечо. Никто не увидел, как он упал на пол, потому что он исчез до приземления.

— Окей. Сейчас я дам каждому из вас по таблетке и стакану воды. Вы будете способны двигать ртом на протяжении… — Лукас прикинул, что дверь гудит на 108 Гц. — …80 секунд, в это время вы будете должны немедленно проглотить таблетку и запить стаканом воды. Вам нужно будет выпить стакан после принятия таблетки. Не говорите ничего, пока я вас не спрошу, иначе, вероятно, умрете. Очень вероятно, что вы умрете. И не смотрите в окно. И не пытайтесь контролировать свое дыхание. И сердцебиение тоже.

Лукас вытащил из кармана три фиолетовые таблетки, вручил по одной каждому наследнику, после чего подошел к раковине, открыл шкафчик под ней и вытащил три стеклянных стакана. Подставив стаканы под кран, он наполнил все три водой, убрал их в сторону и достал клеевой пистолет, вставив его в отверстие крана - окна опять немного выгнулись наружу и насчёт "три" окружающий мир оказался законсервирован - после чего убрал пистолет обратно, взял в руки три стакана (два из них он взял в левую руку) и подошел к наследникам, протянув каждому из них по стакану, кивнул, а затем отошел в другой конец комнаты, достал из правого кармана штанов еще один листок бумаги и внимательно на него уставился.

— Не заходите в мое поле зрения. Оставайтесь там, где стоите. Не говорите ничего, пока я вас не спрошу. Примите таблетки как можно скорее. Следите за моей левой рукой.

Лукас поднял свою левую руку в воздух и разжал все пять пальцев, прислушиваясь к гудению.

74 Гц. Осталось четыре пальца.

71 Гц. Три пальца.

63 Гц. Два пальца.

55 Гц. Один палец.

50 Гц, и внезапная тишина. Больше пальцев не было, и наследники почувствовали, как их губы разделились. Айрис немедля закинула таблетку в свой рот и начала пить воду. Скиттер заранее поднес таблетку к своим губам, и уже через секунду он пил воду так быстро, как только мог. Роберт понятия не имел, что происходило и потихоньку съезжал с катушек, но тот чокнутый волшебник сказал ему выпить таблетку, а потому он положил таблетку в рот, начал пить воду, поперхнулся и пролил немного воды, но всё равно продолжал пить её и думал про себя: "Твою мать. Мне ведь теперь придётся эту воду с пола слизывать, он же сказал мне выпить весь стакан, но ещё он приказал мне стоять на месте, чё мне делать теперь? Ну нахер, просто продолжу пить воду." Однако никому из них тогда не пришла в голову мысль, что выпивать всю воду в стакане было необязательно не только для правильной гидрации.

Лукас Монако начал чихать. Первый чих. Второй чих. Из его носа на бумагу упало три капли крови. Он посмотрел вниз и увидел три пустых квадратика, где было напечатано нечто, что теперь было безвозвратно утеряно. Однако под ними были написанные от руки каракули. Лукас вытер кровь с лица и листа свой левой рукой, прежде чем засунуть её в левый карман и вытащить "Медузу M47", которую он, все ещё глядя в написанные от руки записи, приставил к голове Скиттера Маршалла, после чего спокойно сказал:

— Пароль.

— Чего?

— Пароль. Скажи мне пароль.

— Я не понимаю, о чем ты.

— Скажи мне пароль.

— Я все ещё не понимаю, о чем ты говоришь.

Лукас нажал на курок, но револьвер лишь щелкнул. Все ещё глядя в бумагу, он направил оружие на Роберта Картера.

— Скажи мне пароль.

— Эта пушка явно не заряжена.

Лукас направил пистолет вниз, нажал на крючок, и с громким грохотом, из-за которого у всех зазвенело в ушах и окна слегка задребезжали, свинцовая пуля пробила деревянный пол. И пока у всех звенели уши, Лукас направил пистолет обратно, на Роберта.

— Скажи мне пароль.

Со звоном в ушах, Картер прокричал "ДА НЕ ЗНАЮ Я ТВОЙ ГРЁБАНЫЙ ПАРОЛЬ!"

Лукас нажал курок, и после щелчка, который никто не расслышал сквозь звон в ушах, он направил его на Айрис Дарк. Прежде чем Лукас успел что-то промолвить, он услышал:

— Ты путешественник во времени, не так ли?

— Скажи мне пароль.

Айрис ухмыльнулась от уха до уха:

— Это какое-то безумие.

— Скажи. Мне. Пароль.

Айрис взглянула на остальных двоих.

— Послушайте, не важно, что мы скажем, он знает, что мы скажем, это написано на этом листе бумаги. Скорее всего, чем дольше мы говорим, тем надежнее пароль. Поэтому я думаю, что буду просто продолжать говорить. Быть может, скажу несколько случайных слов, не знаю там, альбатрос, Албания, южный комфорт, кричащая тишина — абсолютно не важно, что я скажу, он все равно ещё это не записал. Мне так кажется. Я права?

Лукас направил пистолет на землю, и снова раздался грохот, на этот раз громче и звенящий. Айрис закрыла глаза, и когда она открыла их, Лукас прижимал её к стене и поднёс к её голове пистолет. Она слышала его сквозь невероятно громкий звон в ушах, и она видела, как его губы, все ещё покрытые кровью, текущей из носа, выговаривали слова:

— СКАЖИ УЖЕ МНЕ ЧЕРТОВ ПАРОЛЬ!

— ВЕСЁЛАЯ АЛИСА ШЛА ПО ЛЕСУ И УВИДЕЛА ОВОДА ОТКУДА ПРИШЕЛ ДОЖДЛИВЫЙ ВОЛК И ЗЛО ИЗЛИЛОСЬ НА ЧЁРНЫЙ ПАРАД И НЕБЕСА КРИЧАЛИ ГУСТОЙ ТЬМОЙ И НАМ СНИЛОСЬ ЧТО ЗУБЫ ЕЁ БАБУШКИ БЫЛИ БОЛЬШИЕ и острые и она кричала на плоть и мы солили рану и мир был как ничего аминь.

Лукас отпустил Айрис, развернулся, отошёл, посмотрел на лист бумаги, удостоверился, что все слова верны, затем убрал "Медузу M47" назад в левый карман своей левой рукой, после чего скомкал листок и кинул его через плечо. Никто не увидел, как он упал на пол, потому что он исчез до приземления.

— Ладно. Сколько времени мы уже в этой комнате?

Лукас взглянул назад, на Айрис: она была очень сердита, из её глаз текли слёзы, но она продолжала сверлить его взглядом. Он взглянул на Роберта, который сидел и дрожал от психосоматического переохлаждения. Он посмотрел в сторону Скиттера: тот посмотрел на свои часы, чтобы дать ответ:

— Кажется, восемь минут.

— Ладно, это уже слишком много, чтобы оставаться не разоблаченными. Нам нужно сваливать до того, как кто-нибудь заметит.

Лукас вытащил из своего правого кармана боеголовку Кульбака — Леблера (для Скиттера она выглядела как авторучка) и ввел на ней нужный код азбукой Морзе. Затем он кинул её через плечо, и никто не видел, как боеголовка упала на пол, потому что она начала рассеиваться ещё в воздухе. Её "начинка" начала распространяться по комнате и даже слегка просачивалась через окна, что заставило то, что не было снаружи, обратить внимание на комнату.

— Как тебя зовут?

— Скиттер Маршалл — сказал Скиттер.

— Что ж, Маршалл, хватай девчушку и тащи её к двери, потому что она и другой парень, видимо, взглянули в окна. Я же говорил им не делать этого.

Скиттер посмотрел на Айрис и увидел, что теперь она плачет кровью, нахмурившись и глядя на Лукаса. Он взял её за руку и оттащил к двери. Она смотрела вниз, на свою руку, и увидела странную мясную штуку, прикреплённую к её локтю, но это была не её рука, это была мясная пятипалая штука. У Айрис своей руки ещё не было, нет, она собиралась получить её позже. Скоро ей придётся отпилить эту штуку, чтобы освободить место для её руки. Она улыбнулась, выплакала ещё немного крови, заскрежетала зубами и услышала шёпот у себя в голове.

Роберт Картер был холодным и холодным и холодным и холодным и затем холодным и чувствовал холод и Роберт Картер был холодным потому что он был холодным и он был холодным Роберт Картер был холодным это холодно он чувствовал холод было холодно и он чувствовал холод и Роберт Картер чувствовал холод и было холодно и это холодно и это холодно и Роберт Картер был холодным и потом холодным но холодным и это холодно Роберт Картер был холодным и затем холодным но холодным и это холодно Роберт Картер был холодным и это было холодно и Роберт Картер был холодным. Лукас Монако схватил Роберта Картер холодный это холодно Роберт Картер холодный и холодный и холодный и затем холодный и оттащил его к двери.

Боеголовка Кульбака — Леблера уже пересекла комнату и с минуты на минуту не оставила бы от неё и камня на камне.

Лукас Монако схватил ключ, остававшийся в замке, повернул его, и вскоре ни Лукаса, ни Скиттера, ни Роберта, ни Айрис уже не было в комнате.

Лампы все ещё незаметно мигали с частотой 50 Гц, красный светодиод пожарной сигнализации все ещё горел, и один из Змеев Четверга вонзил свои зубы в окно и впрыснул блестящий этанол душ в материал боеголовки. Та сломалась, заскользила и скатилась и остановилась у двух листков бумаги и авторучки, которые были закреплены неправильно. Комната была в другом месте, Змей затащил её в Ничто, где она дрейфовала бы, пока боеголовка Кульбака — Леблера не поймет, что происходит и не разрежет Змея на триллион маленьких часов, которые были потрачены прежде чем она осознала, что её жизнь окончена.

Тем временем, Лукас, Скиттер, Роберт и Айрис были в Париже, и Айрис с Робертом пытались опорожнить свои желудки, но таблетки не давали им этого сделать.


О, ко мне пришли мои крутяшки! (Сделанные на заказ!)
Я побеждаю, так что им пришлось выбросить энергетик -
И мне наплевать на мою фамилию.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License