Крыло Пифии
рейтинг: +2+x

— Вы хотите вернуть Омега-7. И чего вы ожидали?"

Десятая неуверенно улыбнулась.

— Не вернуть, — сказала она. — Воскресить. В новой форме. Улучшенной.

Смех оракула завибрировал в воздухе. Красивый, но нечеловеческий.

А это был плохой знак.


Технически Десятая и ее союзники не пошли против правил, начав проект Альфа-9 без явного одобрения остальной части Совета.

Технически…

Десятая и Девятая прибыли вместе, чтобы встретиться с оракулами. Каждый из оракулов, в техническом смысле, был SCP, но, как и все SCP объекты Черного ящика, для них не было файлов с особыми условиями содержания. Никто ниже Совета и их персонала даже не знал, что они существуют. У них не было номеров, только названия.

Оракул, к которому пришла Десятая, обозначался как «Стальной человек».

Десятая мало говорила, пока они ехали в тихом железнодорожном вагоне, и сильнее обычного сжимала в руках планшет. Над их головами сияла инопланетная луна, а на черном небе блестели незнакомые звезды. Они ехали по длинным соляным равнинам промежуточных мест, пункт их назначения был очень далеко от реальности и времени.

Девятая не возражала против ее молчания, и Десятая была ей за это благодарна.

Черное небо просветлело, и когда они достигли места назначения, наступил неземной рассвет. Десятая и Девятая сошли с поезда и очутились перед огромным стеклянным Архивом, который был домом для оракулов. Монументальный комплекс свисал с неба, подобно невесомой паутине. Лишь входы касались земли.

Им навстречу вышли стражи оракулов, как всегда облаченные в безукоризненные белые одежды. Они не имели ртов и никогда не говорили с приходящими к ним. Вместо левой руки у каждого из них была золотая цепь, прикрепленная к сверкающему фонарю. Они провели Десятую через многочисленные залы из матового стекла в комнату стального человека.

Сквозь полупрозрачные стены здания Десятая видела лишь смутные образы стражей в белых мантиях, что скользили по лабиринтам коридоров, подобно призракам. В соседней комнате ожидания двигалась нечеткая тень, которая при ближайшем рассмотрении оказалась ее помощницей, Солт, которая ходила из угла в угол. В смежных комнатах таилась бесконечная галерея теней — других оракулов, допуска к которым Десятая не давала себе самой намеренно.

Комната оказалась огромным атриумом на самом краю комплекса, выходившим на долину с пышной растительностью - на Земле такая пышность просто не могла бы существовать.. На невысоком подиуме, украшенном замысловатой резьбой и инкрустированном слоновой костью, скрючилось чудовищных размеров многорукое существо, облаченное в бело-золотою мантию, размеры которой заполняли почти всю комнату. У существа было много лиц, и каждое представляло собой маску, вырезанную из слоновой кости, нефрита, красного дерева или обсидиана.

Кроме этого, в комнате находился лишь одинокий стул, вырезанный из костей первобытного зверя. На него Десятая и уселась.

— Добро пожаловать, — сказал стальной человек. — Говори.


Смех оракула вибрировал в воздухе.

Десятая продолжила речь.

Он посмеялся снова.

— Вы довольно много смеетесь надо мной, — сказал Десятая. — Возможно, именно поэтому никто не приходит говорить с вами.

— Я существую, чтобы служить, — ответил стальной человек. — Вы можете принять или отвергнуть мой совет, или совет любого другого оракула, как вам будет угодно.

— Тогда говори.

— Очень хорошо. Вы — самый молодой член Совета Смотрителей. За последние двадцать лет состав этого Совета претерпел необычайное количество изменений. Ваша подруга Девятая — один из примеров.

Стальной человек опустил глаза. Десятая проследила за его взглядом, всмотревшись в стеклянный пол.

Девятая стояла в долине, на склоне горы, у подножия стеклянного здания. Она была одна и прохаживалась, опираясь на свою трость. Было похоже, что она ждала чего-то.

Десятая не была знакома со всеми оракулами, что было вполне обычным делом для члена Совета. Даже когда можешь знать все, ты осознаешь, что есть вещи, о которых знать не нужно. Она обдумала и отвергла идею посещения одного из более могущественных и более чужеродных оракулов.

Взгляды и мысли Девятой всегда отличались от ее собственных.

— Она более человечна, чем вы, — сказал стальной человек. — Самая человечная из всех вас.

— Мы все люди.

— Технически — да. — Еще один смешок. — Она — ваш самый сильный союзник. Вы ведь понимаете последствия, да? Вы одна занимаете кресло Смотрителя меньше, чем она.

— Я состою в Фонде дольше, чем она.

— Вы ведь знаете, она — исключение. Она была выбрана как исключение.

Да, Девятая была уникальной. Она обнаружила существование аномалий, так и не узнав о существовании Фонда, и была завербована в Совет Смотрителей, даже не пройдя по служебной лестнице. Совет нуждался в новой Девятке и остро нуждался в свежем взгляде со стороны.

— Они много вложили в нее, — заметил оракул. — Вряд ли они будут рады признать, что их эксперимент провалился. А что насчет вас? Они могут с легкостью назначить нового архивариуса, как тогда, когда они казнили вашего предшественника. Возможно это будет ваша помощница Солт. Или этот выдающийся директор Мария Джонс…

Десятая поморщилась.

— Тогда, возможно, моя глупость пойдет на пользу другому. — Она с интересом посмотрела на Девятую. — Она ждет оракула?

— Нет. Она разговаривает с ним.

— Где же он?

— Внутри горы. — Самое высокое лицо стального человека улыбнулось. — Оракул Земли разговаривает с очень немногими, и то недолго. Кажется, ей нравится ваша коллега. Хотя, может это и не удивительно.

Десятая кивнула.

— Но мы отвлеклись, — сказал оракул. — Вы начали этот проект в одиночку. Да, у вас есть союзники, но их не так много. Почему?

— Я не думала, что это дойдет до голосования в Совете, — призналась Десятая.

— И именно из-за этого вы сейчас здесь.

— Верно, — вздохнула она. — Наверное, именно поэтому вы и оракул.

Стальной человек одобрительно усмехнулся.

— Скажите мне. О чем вы думали, когда решали поступать таким образом?

Десятая колебалась:

— Я думала, что лучше уж просить прощения, чем разрешения.

— Ваш предшественник согласился бы с этим, — заметил оракул. — Позвольте намекнуть, что именно из-за таких мыслей у него был самый короткий срок пребывания в Совете на моей памяти.

Десятая подумала об SCP-003.

— До такой дурости мне очень далеко, — сказала она.

— Скажите на милость, — произнёс стальной оракул. — Вы знаете, когда в последний раз Совет терял примерно столько же людей за те же двадцать лет?

— Гражданская война в Фонде, — уверенно сказала она.

— Да, верно. Создание Повстанцев Хаоса отщепенцами-Смотрителями. Вам известны подробности? Их мотивы?

— Конечно. Человек, который являлся Седьмым…

— Бросьте, бросьте, — прервал ее оракул. — Да, Семь представлял их в Совете. Он сформулировал их планы и дал им название. Его стиль убеждения был и остается очень эффективным, как можно судить по большому количеству многообещающих молодых новобранцев, которых они переманивают к себе. Это правда, что Седьмой был недоволен протоколами и хотел сделать их менее строгими, но все же он не был инициатором Повстанцев. Более того, Седьмой никогда не планировал уходить из Фонда.

Десятая молчала и слушала.

— Но об этом вы можете узнать и без моей помощи, — продолжил стальной человек. — Все записи открыты для вас.

— Я была несколько занята, — сказал Десятая. — Вопреки распространенному мнению, я все еще человек.

— Ах, да. Я полагаю, что вы действительно заняты. Я бы завидовал вам, будь я человеком. Как Архивариус, вы обладаете знаниями, которыми не обладают даже другие члены Совета. Каждый раз, когда наступал конец света. Каждый раз, когда мир восстанавливался. Вас можно даже называть оракулом. И все же вы та, кто вы есть.

Все его маски смотрели вдаль.

— Я пришла сюда, чтобы услышать вашу точку зрения, — произнесла Десятая. — Так как бы вы охарактеризовали начало восстания?

— Ее номер был 11. Она обладала слишком большими знаниями, даже для одного из вас.

— Что произошло?

— Ее увлекла необычная идея. Она хотела, чтобы Фонд расширил свои способы исследования аномальных явлений. — Маски многозначительно смотрели на Десятую. — Ее называли "Надзиратель". Она разработала многие из ранних процедур сдерживания Фонда. Она чувствовала, что стремление содержать, не понимая, связывает нам руки. По её словам, это нельзя было называть полноценным сдерживанием.

— Я вижу, куда вы клоните, — сказал Десятая. — Это действительно напоминает принципы проекта "Воскрешение".

— Одиннадцатая также хотела, чтобы вы переклассифицировали гуманоидов в отдельную категорию. Она лоббировала подход, при котором ваши солдаты и учёные работали бы с гуманоидными аномалиями как с равными.

Десятая, казалось, смутилась.

— Альфа-9 не столь радикальна.

— Возможно, сходство намного больше, чем вы хотите признавать . — Оракул развел руками. — Одиннадцатая поставила Совет перед фактом, как и вы. Когда другие не поддались ее влиянию, она со своими союзниками покинула Фонд.

— Я бы никогда не подумала о создании второго повстанческого движения.

—Уверены? — он дал словам ненадолго зависнуть в воздухе. — Конечно я вам верю. Но вот другие… могут засомневаться. — Все маски были сосредоточены на Десятой. — Столкните Фонд с Глобальной Оккультной Коалицией. Кто победит?

Десятая уставилась на стального человека. Он не в первый раз задавал этот вопрос, но никогда раньше так прямо.

— Вы не ответите?

— Что ж, у Коалиции гораздо больше активных военизированных формирований. У них есть прямые дипломатические отношения со странами-членами ООН, что дает им свободу передвижения через эти страны. Однако им мешает их роль в качестве миротворческой организации и силы реагирования, связанной с ООН. У них гораздо меньше паранормальных активов, но они с большей вероятностью воспользуются ими. У нас есть преимущество в защите, у них есть преимущество в нападении.

Она сделала небольшую паузу.

— Но Коалиция не вступит с нами в открытый конфликт, пока мы не будем представлять реальной угрозы, — продолжила она. — Они слишком высоко ценят секретность. Все это только теория.

— Вскоре это может стать более практическим, — промолвил оракул. — А как насчет КСИР?

— КСИР?

— Или, может быть, Инициатива Горизонт? Повстанцы, если бы они получили новую поддержку? Длань Змея? Забытые сыновья? Даже ОНП с притоком финансирования?

— Я не понимаю… — Десятая замолчала.

— Что если вы спровоцируете их всех одновременно выступить против Фонда? — спросил стальной человек. — Кто выиграет?

— Я не знаю. — Десятая почувствовала, как у нее в животе что-то сжимается. — Мы не можем знать.

— Тем не менее, этот вопрос вы должны задать себе.

Десятая снова опустила взгляд на Девятую. Словно в ответ, Девятая отвернулась от горы. Она повернулась лицом к долине и подняла свою трость, как Моисей, пересекающий Красное море.

В долине загрохотал гром. Земля задрожала. Вдалеке в воздух поднялось огромное плато.

Десятая изумленно смотрела на происходящее.

Гром стал громче, а затем вдруг затих. В центре долины образовалась столовая гора, заросшая деревьями. Девятая опустила трость и остановилась у долины, осматривая дело рук своих.

Десятая коротко улыбнулась.

— Есть еще одно имя, которое вам о котором вам следует задуматься, помимо Одиннадцатой, — сказал стальной человек. — Кондраки.

Десятая покачала головой:

— Я знаю, что Восьмой приведет его для сравнения, но это глупо. Кондраки намеренно уничтожил Зону 19. Вот почему от него нужно было избавиться.

— Тогда почему Совет так долго ждал, чтобы отдать приказ о его убийстве? Что убедило их наконец действовать?

— Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду, — сказала Десятая.

— А мне кажется, вы все понимаете, — оракул улыбнулся ей самым высоким из своих лиц.

Десятая отвернулась. Да, она понимала. Она просто не хотела проводить параллели.

На пике своей власти в Фонде Кондраки проводил кампанию за использование SCP-объектов в качестве оружия. Он способствовал расширению аномальных оперативных групп, таких как Омега-7 — почему бы ему и не делать этого, учитывая его связь с SCP-408? Он начинал действовать самостоятельно, не дожидаясь визы от начальства.

Совет опасался, что он создаст новых Повстанцев. Они пришли к выводу, что он слишком опасен, чтобы оставлять его в живых.

А потом были другие агенты, которых смерть Кондраки заставила замолчать…

— И все же. Что вы посоветуете мне сделать? — спросила Десятая.

— Ровно то, что тебе следовало сделать вначале. Иди к остальным. Иди и проси их поддержки.

Десятая кивнула:

— Что-то еще?

— Ожидай, что это плохо для тебя кончится. — Впервые за все время все маски ухмылялись. — И будь очень благодарна, если этого не произойдет.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License