Ваш звонок очень важен для нас
рейтинг: +11+x

Эта статья является переводом.


— Нет, мэм, спасибо, что связались с нами. Тревожного вам денька. Пока-пока, — сказал Гэри, завершая межмировой звонок и щелкнув переключателем на своей старой панели. Было непросто перенаправлять радиосигналы и стационарные звонки из мест, откуда бы они ни шли, в его маленькую телефонную будку. Но именно этим он и занимался по восемь часов в день. Каждый день.

Капельница, идущая от его руки, была постоянным напоминанием о том, что адская машина работала от его крови и пульса. Провода, идущие от разъемов в его шее, не позволяли забыть, что устаревшее оборудование компенсировалось за счет его мозга. Блестящий серебряный колокольчик, грубо вживленный сбоку от лица, был знаком его вечного рабства.

Но хей, по крайней мере таким образом у него появилась работа.

Огонек на его панели управления начал мерцать, давая понять, что поступил звонок.

— Алё, это Гэри Горхэм из отдела обслуживания клиентов Германа Фуллера. Чем я могу помочь?

— Эм, да, привет, — сказал шокированный голос на другом конце трубки. Откуда бы он ни звонил, там было ветрено. — Я звоню, потому что купил пачку ваших антигравитационных шаров…

— Ах, Антигравитационные шарики Ашеломительного Аэродинамического Авиатора. Отличная покупка. У вас какие-то проблемы с тем, чтобы заставить их работать?

— Не-не, они работают очень и очень хорошо, — ответил мужчина. — Я собрал их в охапку, чтобы узнать, смогут ли они меня поднять… и таки смогли.

— Понятно. Видите ли, сэр, если вы читали инструкцию на упаковке, вы должны знать, что эти шары не предназначены для использования вне дома, если только к каждому шару не привязан груз весом 5 кг.

— Слушай, я не собираюсь судиться с вами или типа того; мне просто нужно знать, как спуститься! Я, наверно, уже поднялся на несколько километров и, если так продолжится, воздух станет слишком разреженным, чтобы дышать!

— Сэр, я бы предложил вам отпускать их по одному, пока вы не начнёте плавно спускаться.

— Ну, я тут типа связал их вместе и попросту не могу их разделить, одной рукой уж точно. Да я их и лопнуть не могу, эти штуки нереально прочные.

— Да, ваши антигравитационные шары сделаны из той же…

ОНИ ДОЯТ ШУТОВ! — закричал истеричный гость на фоне. — ОНИ ДОЯТ ШУТОВ!

НУ, В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ СТУЧИ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ ЗАВАЛИВАТЬСЯ! — крикнул в ответ разгневанный Клоун. — ПРИДУРОК!

— …Этот человек только что сказал, что вы доите шутов? — спросил звонивший.

— Не, он сказал «коров», — ответил Гэри. — Эти городские понторезы иногда такие брезгливые, но вернемся к вашей ситуации. Я бы предложил вам отрезать шары по одному.

— У меня нет ничего острого.

— Тогда вам нужно перегрызть ленту или веревку, к которой они привязаны, — сказал Гэри. Колокол на его лице резко зазвенел, сообщив об очередном звонке. — Сэр, я попрошу вас повисеть ненадолго, но не волнуйтесь, я буду на связи. Просто грызите изо всех сил, хорошо?

— Хорошо. Просто не вешайте трубку.

— И не собирался, — пообещал Гэри. Он заметил, что новый звонок поступил с горячей линии для сотрудников, и быстро переключил соединение. — Это Гэри Горхэм, горячая линия для сотрудников Германа Фуллера. Чем я могу быть полезен?

— Хей, Гэри, это Юджин, — сказал Клоун на другом конце провода.

— Привет, Юджин. Что такое?

— Я звоню из Икеи. Той самой Икеи. Ты знаешь, о какой я говорю?

— Знаю, но что ты там делаешь?

— Ну, Пиуса и меня все еще не пускают в Торговые Бреды, так что мы решили заглянуть в это местечко.

— Я тоже тут! — крикнул Пиус в трубку.

— Мы загрузили наш Клоуномобиль кучей барахла. Мы, наверное, уже намотали здесь сотню километров. Я беспокоился о том, что машинка может выбесить персонал, но думается мне, она попросту слишком мала, отчего они ее воспринимают как жиромобиль. Хотя от этих копирок на Слендера меня все равно в дрожь бросает.

— А ты знал, что тут еще заперты Тоскуны? — спросил Пиус. — Причём типа немало. Выглядят так, будто не первый день здесь. Мы должны кому-то об этом сказать или…

— Я уверен, что за ними присматривают, — сказал Гэри. — Так чего вы позвонили?

— Ну, это частично связано с тем, о чем говорит Пиус, — ответил Юджин. — Тоскуны перепугались из-за Клоуномобиля, катающегося вокруг. Я поржал над ними, ведь насколько нужно быть тупыми, чтобы застрять здесь, но, видишь ли…

— Вы не можете найти выход, верно?

— Ну, не то чтобы я не мог… Просто пока еще не нашел.

— Ключи от Калейдоскопа у вас же при себе? Просто откройте дверь…

— Мы не можем найти дверь, не говоря уже о выходе. Вот нет дверей и точка.

— Понял. Ладно, у вашего Клоуномобиля тоже есть двери, может их используете?

— Тогда нам придется оставить Клоуномобиль!

— Мы не можем оставить Клоуномобиль, нам осталось всего три платежа за него, — запротестовал Пиус.

— Так, вы двое, чего от меня ждете? — спросил Гэри.

— Я не знаю, просто скажи Икки и Мэнни, что мы тут. Если мы не найдем дверь до закрытия, то спрячем Клоуномобиль в безопасном месте и оставим позади. А вернемся к нему уже утром и попробуем вновь поискать дверь, чтобы протолкнуть в нее машинку.

— Юджин, у нас гости!

— О боже, Тоскуны окружают нас! Они хотят машину! Прочь, чертовы дикари! Пиус, доставай базуку!

— Так она же тортами стреляет!

— Но они-то этого не знают, идиот!

— Она вся в горошек и с надписью «БЫДЫЩ!» большими розовыми буквами в виде шариков. Я думаю, они поймут, что она ненастоящая.

— Дайте мне знать, чем это все кончится, парни, — сказал Гэри, повесив трубку и оставив дуэт наедине с их очередным злоключением. Он уже собирался вернуться к шариковому парню, как поступил новый звонок. На этот раз с линии жалоб. — Ух, ну поехали.

Он прокашлялся и изрядно постарался, чтобы изобразить дружелюбный тон.

— Спасибо, что позвонили на линию жалоб Германа Фуллера. Меня зовут Гэри Горхэм и я…

— Я привела своих детей на шоу в Шапито, которое было в прошлый вторник, но несмотря на то, что было сказано в рекламе, семейным я его назвать никак не могу, — сказала женщина раздраженным тоном.

— Жаль это слышать, мэм. Что же такое…

ОТБОЙ, ВСЕМ ОТБОЙ, — кто-то кричал на фоне, за чем последовал грохот отбойного молотка. — ПОВТОРЯЮ, ВСЕМ ОТБОЙ, НЕ ПАНИКУЕМ.

— Приношу свои извинения за это. Значит, вы говорите, прошлый вторник? О, это когда во время представления парня насильно кормили сахаром, пока его не разорвало? Я знаю, что это могло показаться излишне тошнотворным зрелищем, но…

— Нет, этот номер был забавным, — ответила женщина. — Я разочарована этими лесби-клоунессами, строящими друг другу глазки прямо напротив моих детей.

— …Серьезно?

— Да, серьезно.

— Ну, мэм, не то чтобы они занимались сексом на сцене. Дети бы не поняли все эти их двусмысленные шуточки. Да и ограничились они всего-то поцелуем в щеxку и шлепком по попе.

— Черноволосая достала из-под юбки другой котенка и обе начали шутить о том, как все любят киски.

— И это было смешно. Послушайте, мэм, так…

О БОЖЕ, К ЧЕРТУ ОТБОЙ! ПОВТОРЯЮ, К ЧЕРТУ ОТБОЙ! ПАНИКУЕМ!

Молебен панических воплей, животных криков и дребезжания ржавой бензопилы ненадолго заглушил звонок.

— Что за ужас у вас там творится? — спросила женщина.

— Просто еще один развеселый день у нас — в Цирке Всего Тревожного Германа Фуллера, — сказал он. Это был стандартный ответ на такой вопрос. — Мэм, уже двадцать первый век… подождите, ведь уже двадцать первый век?

— Чего?

— Дело в том, что время движется по-разному в тех или иных вселенных и за этим бывает трудно уследить. Впрочем, какой бы сейчас ни был год, вы не можете заставить людей быть теми, кем они не являются, только потому что вам это кажется оскорбительным.

— Я платящий деньги клиент! Когда я беру детей в цирк, у меня есть право на то, чтобы их неокрепшие умы не извращали гомосексуальной пропагандой.

— Мэм, поверьте, мне правда очень жаль, что в шоу, где человека разорвало, слона споили, а клоуна прорвало буквально взрывным пердежом, вас ущемило ничто иное как здоровые крепкие отношения двух взрослых людей. Тревожного вам дня.

Он прервал звонок, не дожидаясь ответа, и переключился на линию обслуживания клиентов.

— Эй, шариковый парень, как ты там?

— Я перегрыз несколько ниток и думаю, что ещё одна или две и все будет зашибись, но тут возникла другая проблема. Издалека мне показалось, что это облако, но теперь я вижу, что приближаюсь к комку паутины. Что это за херня?

— Трудно сказать. Мало кто отваживался забраться так высоко. Кто знает, какие странные твари могут обитать там, в стратосфере.

— Вы мне не помогаете!

— Мои извинения. Просто попытайтесь избежать столкновения любой ценой, — предложил он. Колокольчик на его голове снова зазвонил: теперь звонок поступил с линии Клоунского Транспортного Сервиса. — Я извиняюсь, но повесите ещё немного. Клоунский Транспортный Сервис Германа Фуллера, чем я могу…

— ГЭРИ? ГЭРИ, ЭТО ТЫ? — раздался быстрый, требовательный и злобный голос. Несмотря на то, что прошли годы с тех пор, как он его в последний раз слышал, Гэри сразу же узнал его. — ГЭРИ, ТЫ ПРОПУСТИШЬ МЕНЯ ЧЕРЕЗ КАЛЕЙДОСКОП СЕЙЧАС ЖЕ ИЛИ Я КЛЯНУСЬ РАЗБИТЫМ БОГОМ, Я ОСВЕЖУЮ ТЕБЯ КАК САДИСТСКАЯ ВЕСЕЛУШКА, А ЗАТЕМ ВЫПОТРОШУ, НАБЬЮ ПОД ЗАВЯЗКУ СКИСШИМ КЛОУНСКИМ МОЛОКОМ, А ПОД КОНЕЦ ПОДВЕШУ ТЕБЯ ЗА СОБСТВЕНЫЕ ВНУТРЕННОСТИ КАК МАРИОНЕТКУ!

— Кто это? — спросил Гэри, скромно улыбаясь.

— ЧЕРТ ПОБЕРИ, ГЭРИ, ТЫ ЗНАЕШЬ, КТО ЭТО! Я ОБЕЩАЮ ТЕБЕ, КОГДА Я ВЕРНУСЬ В ЦИРК, ТЫ ТРУП. ТЫ МЕНЯ СЛЫШИШЬ? ТЫ ТРУП, МЭННИ ТРУП, ИККИ ТРУП, ТОТ ЗОМБИ-ПАРЕНЬ, ВСЯ ФИШКА КОТОРОГО В ТОМ, ЧТО ОН ТРУП, ТОЖЕ ТРУП! ВСЕ ВЫ ТРУПЫ! ТЫ ПОЖАЛЕЕШЬ О ТОМ ДНЕ, КОГДА ТЫ ПЕРЕСЕК…

— Простите, сэр, но похоже что у нас какие-то проблемы с соединением. По какой-то причине вы звучите как жалкий, упоротый, свергнутый деспот, звонящий из ветхой телефонной будки, которую вы используете и как жилище и как туалет. Если вы собираетесь мне угрожать, приходите сюда и скажите мне это все в лицо, ублюдок. Тревожного вам дня.

— ГЭРИ?! ГЭРИ, НЕ СМЕЙ ВЕШАТЬ…

— И заблокирован, — сказал Гэри, в то же время навсегда разорвав связь с этим межпространственным болотом. Он сделал глубокий вдох и переключился на следующий звонок.

— Спасибо, что позвонили на бизнес-линию Германа Фуллера. Как я могу помочь вам сегодня?

— Здравствуйте, мистер Горхэм, это Виктор Чан из Маршалл, Картер и Дарк.

— О, да, рад вас снова слышать. Что я могу для вас сделать?

— Я потому звоню, что у меня появилась критически важная информация от нашего агента в Фонде, в отношении…

РАДИ ВСЕГО СВЯТОГО, КВИНСИ, ТОРМОЗИ! — кто-то закричал на фоне.

Я ГОВОРИЛА, ЧТО НЕ МОГУ ЕЗДИТЬ НА МЕХАНИКЕ, — закричала Квинси. Судя по звукам, произошла авария, двигатель взорвался, а несколько фейерверков взмыло в воздух и взорвалось.

БОЖЕ, ТУТ ПОВСЮДУ КРОВЬ! В основном внутри нас, но все же! УЖАС!

— … там у вас все хорошо?

— Просто еще один развеселый… а, точно. Я уверен, что все в порядке.

— Гэри, есть секунда? — спросила Икки, войдя в его будку.

— Простите, Виктор, вам придется повисеть на линии пару минут,— сказал Гэри и повернулся, чтобы посмотреть на Икки, чьи волосы растрепались, а лицо и одежда были покрыты остатками оружейного пороха. — Вы в порядке, босс?

— Все немного безумнее, чем обычно, но ничего такого, с чем бы я не справилась, — ответила она. — Так, Мэнни до сих пор никого не нашел на замену Сахарине, так что мне нужно, чтобы ты заказал немного конфет у Развлечудовой. Вот тут у меня список. Убедись, чтобы они указали на Болтливых Барбарисках, что они лишь для уединенного употребления. В прошлый раз, когда мы их раздали, разорвались многие отношения и я припоминаю, как один бедный ублюдок был отправлен в Гуантанамо. А заодно узнай, можем ли мы договориться о встрече по поводу создания своих магических жетонов. Они нужны для парка развлечений, а Бейли рассказал мне, что Канадские монетки в темноте светятся и будь я проклята, если эта полуреальная страна будет пользоваться более причудливой валютой, чем мы.

— Конечно. Хей, у меня тут Виктор на проводе и я думаю, он звонит по поводу проказы у Эсси. Хочешь с ним поговорить?

— Да, включи громкую связь.

— Хей, Виктор, я вернулся. Со мной тут Икки, громкая связь работает.

— Идеально. Икки, наш агент в SCP подтвердил дату и время начала операции, — сказал ей Виктор. — В эту субботу в 10 часов ночи наш человек и еще один охранник будут единственными сотрудниками Фонда в учреждении. Он уверен, что сможет подмешать снотворное в кофе своего коллеги и когда тот вырубится, он отключит все камеры, замки и другие меры безопасности в том крыле, где держат вашего Виртуозо. Затем он и сам выпьет кофе с тем же снотворным, чтобы обеспечить себе алиби. Согласно его заверениям, все будет готово к 11-ти, а он и его напарник не очнутся до полуночи. Это ваш шанс: с 23:00 до 24:00 в эту субботу. Все понятно?

— Виктор, это шикарно. Спасибо тебе большое, — сказала Икки. — Я бы хотела поболтать еще, но у меня тут возможная попытка убийства при помощи автомобиля, с которой надо разобраться, так что прошу меня простить.

— Подожди, тут еще кое-что, — проговорил он. — Некоторые мои клиенты не прочь продать определенные товары, которые прекрасно бы дополнили ваш цирк. Не желаешь, чтобы я устроил показ?

— Я…

— Икки, — Юмэ в слезах подбежала к окну будки. — Бежим скорее! Один из морских монстров Рипли сбежал из Веселого Домика! Мэнни борется с ним голыми руками, чтобы удержать подальше от толпы, а Габриэль пытается успокоить, но Лолли оседлала его как быка на родео, и он не успокаивается…

— Виктор, я побежала к Мэнни, но идея хорошая. Мы поговорим позже, — сказала она и выскочила из стеклянной телефонной будки.

— Хей, Гэри, просто из любопытства. Вы, ребята, когда-нибудь консультировались с актуарием по поводу возможных рисков от ваших аттракционов, потому что похоже, из этого вы можете извлечь выгоду, — спросил Виктор.

— Не, Икки и Мэнни чаще принимают решения, как подсказывает им нутро, сердце или какие другие важные органы, и до сих пор не подвели нас,— ответил Гэри.

Вопли существа, похожего на Лохнесское чудовище, разнеслись эхом по ярмарке, когда монстр затеял битву с человеком с перевернутым лицом и двумя крайне буйными Клоунами.

— Ладно, тогда потом поговорим, Гэри.

— Погоди-погоди-погоди. Прежде чем мы распрощаемся, какой сейчас год?

— …2017.

— Спасибо. Так и знал, что сейчас 21 век. Берегите себя, Виктор.

— Ты тоже, Гэри.

Гэри завершил звонок и посмотрел на список, который оставила ему Икки.

— Посмотрим, 24 ящика свистящих пищалок, разнообразных (как по цветам, так и звучанию), не орущих. 24 ящика светящихся мармеладных мишек (только не радиоактивных). 16 ящиков дышащих резинок, о боже, шариковый парень. — Гэри немедленно отложил список и переключился на линию обслуживания клиентов.— Э-ге-гей, прошу прощения за долгое ожидание. Как вы там держитесь?

— Шариковый парень?

На линии была тишина.

— Он, эм… он, наверное, выронил телефон, — заключил Гэри: сидя в тишине, мужчина погрузился в свои мысли, пока не раздался очередной звонок. — Спасибо за звонок на линию призовой поддержки от Германа Фуллера. Я Гэри Горхэм, чем я могу помочь?

— Я выиграл волшебный призматический бильярдный шар с восьмеркой, который реально предсказывает будущее и рассказал о нем друзьям, а они еще кому-то рассказали по телефону или интернету или типа того, потому что недавно какие-то стремные челы появились у моего дома, — ответил паникующий голос молодого человека. — Я не пустил их, а теперь вроде как штурмовой отряд собирается ломать мне дверь. Я забаррикадировался и вооружился светильником. Что дальше-то мне делать?

— Не пытаться спрятать шар в своем анальном отверстии.

— Чего?!

— Бывали случаи в прошлом, когда люди так делали. Они все равно его найдут, так что это того не стоит.

Раздался звук бьющегося стекла, глухой удар и какое-то шипение.

— О боже, они забросили какую-то банку с газом. Она распыляет его: пахнет как мята или батарейки! Я не могу вспомнить пароль от своего Айфона!

— Ну, с этим вам придется обратиться в салон сотовой связи…

Он услышал, как звонивший закричал, когда оперативники выбили дверь и вломились внутрь.

— Телефон работает! — послышалось на фоне. — Кто это?

— Определенно не кто-то аномальный, — сказал Гэри и немедленно разорвал соединение. Но, конечно, это был кто-то аномальный. Это был никто иной как Гэри Горхэм,

МАСТЕР ТЕЛЕФОНЕЗИСА!…

Эзиса!…

Эзиса!…

Эзиса!…

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

эзиса.
Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License