Дым
рейтинг: +6+x

Дым




Неделю назад дрожала под ногами земля.

Я сказала маме, что не надо бояться — иногда такое случается.

Они говорят, что ходит земля, когда под водой сталкиваются скалы

Но мы знаем правду.

Земля ходит ходуном, чтобы остановиться зимой

Будто ворочается перед сном.



Пять дней назад пришёл, спотыкаясь, мужчина к нам,

Лицо его было в пепле и саже

Он не мог говорить

Лишь бормотал.

Он глядел на нас, будто нас нет.

Он взглянул на меня — в глазах его пустота.

Он сказал «огонь»,

«смерть»

и «дым».

Я предложила ему остаться у нас

(хоть мама и возмущалась насчёт чистоты!),

Но он ушёл поутру.

Сказали, что на юг.



Три дня назад вновь задрожала земля,

Шахтёры с холмов сказали, что что-то горит вдалеке

За горами, на севере.

«Горят леса?» — Спросили мы,

Хоть и было слишком поздно им гореть.

Они сказали, что нет.

Что это горят не леса,

А что-то другое.

Они сказали, что на холмах слышны звуки

Машины и визга металлов

Они тихие, но всё громче и громче.

И они сказали, что они видели дым

Плотный, чёрный и огромный.

Это горели не деревья,

А что-то ещё.



Два дня назад в наш город пришли мужчины с юга.

Они ехали на машинах и были в шлемах,

Прямо как солдаты.

Земля вновь дрожала в ночь,

И мы чувствовали её содрогание каждые несколько часов.

Мама становилась тревожной.

Она хотела, чтобы мы пошли на холмы,

Где живут тётя Элайна и родственники.

Я сказала ей, что это глупо, что кто-то должен смотреть за фермой

И домом.

Я сказала ей, что пойду к солдатам и спрошу про дрожь земли

И дым.

Когда я поговорила с ними, они сказали мало.

Они смотрели на меня, как взрослый смотрел бы на заблудившегося ребёнка

И сказали, что много людей идёт на юг

В Ла-Пас.

Я сказала про ферму и дом,

Но солдат покачал головой

И сказал, что все идут на юг,

В Ла-Пас,

И уехал со всеми. Был дым за горой.



Вчера солнце не взошло.

Я послала маму и кроху Фелицию на холмы

Где жили тётя Элайна и остальные.

Сказала, что останусь и буду смотреть за фермой

И домом,

И что они могут вернуться, когда кончится пожар.

Над нашим городом смог,

Который иногда колышется, будто море,

И душит нас.

Воздух забит им.

Я даже не разглядела, как мама и Фелиция вышли из города,

Потому что дым был слишком плотным.

Много людей приходит с севера,

Их лица покрыты сажей, а вокруг глаз кровь.

Они не говорят.

Не видят.

Не слышат.

Еле дышат.

Они медленно плетутся на юг.

Они бормочут какие-то проклятия и задыхаются от дыма.

Я не думаю, что они замечают дым.

Иногда я думаю, что они состоят их него.

Но пожар закончится.

Мама и Фелиция спустятся с холмов.



Прошлой ночью я слышала выстрелы

Из пушек и автоматов,

А также крики людей вдалеке.

Я проснулась и вышла на улицу, и дым был таким плотным,

Что мне казалось, будто я плыву сквозь него.

Я увидела солдата, похожего на тех, что уехали,

Но он был покрыт маслом. У него не было руки.

Он пришёл в город с севера

И, похоже, направлялся к колодцу около площади.

Я спросила у него, нужна ли ему вода,

Но он не ответил,

Лишь бормотал проклятия.

Когда я вернулась,

Он умер.

Его одежда была пропитана кровью

И сажей.

Ночью продолжали стрелять,

Но вскоре остались лишь звуки

Визжащего железа

И стонущей стали.

Сквозь дым я увидела вдалеке

Гору огня и механизмов.

Часто были видны взрывы,

Когда одна из наружных пластин ломалась,

Но разбитый кусок заменялся новым,

И гора продолжала двигаться.

Я увидела, как из горы появилось что-то, похожее на руку,

И взяло грузовик, полный солдат,

Которые могли лишь смотреть на гору да держаться за кузов

И их подняла рука на километр в воздух,

И бросила в огонь.

Я хотела пойти и помочь, ведь

Так много людей теперь уходило в морю,

К воде.

Но дыма было слишком много, я не могла дышать,

И я погрузилась во тьму.



Я проснулась — вокруг тишина.

Одна из моих соседок, Мария, нашла меня на улице

И притащила в свой дом.

Смога больше нет —

Они сказали, что ветром его погнало на юг,

Вместе с горой огня

В Ла-Пас.

Я могу ходить, но я не вижу,

Не слышу

И не могу говорить.

Холмов, где жили тётя Элайна и остальные,

Больше нет.

Гора проползла по ним,

И на её пути остались лишь огонь

И дым.

Никто больше не идёт к морю,

Ведь трупы не могут ходить.

Мария говорит мне, что мама и Фелисия, скорее всего, сбежали,

Что они пришли к дому тёти Элайны после горы.

Сказала, что возможно они уже возвращаются домой.

Но она не видела гору огня.

Она не видела проклятые машины.

Она не смотрела в глаза смерти

И не чувствовала жар от её кричащих машин.



Я знаю, что мама и Фелисия не вернутся.

Я знаю, как они прожили последние свои мгновения —

Молясь,

Сгорая,

Задыхаясь.

Они не сбежали от огненной горы,

Потому что никто не может от неё сбежать.




А что же я?




Я буду ухаживать за фермой

И домом.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License