Видение в Бетаре
рейтинг: +1+x

0) Я, Иеремия Освежёванный, тот, кто был в Бетаре и познал кровь под орлом с крыльями из бронзы, пишу эти слова. В Бетаре, в топях из крови, я утопил Говорящего-С-Собой и сделал колыбель слов из его тела. Я взял её из его сердца и странствовал среди Ветвей, Корней и Путей. В эту колыбель слов я поместил мой взор, ибо в топях из крови я был ослеплён, и моим глазам нет веры.

А я — Эйял Шамаим, его… последователь, я полагаю? Ученик? Старый пердун никогда не заморачивался с тем, чтобы уточнить этот момент. Как видишь, любая попытка нетренированного человека понять что-либо из его бессмысленных текстов обречена на провал, так что я, в своей бесконечной доброте и благородстве, принял решение снабдить его записи такими необходимыми комментариями, чтобы текст стал понятен любому умному человеку (и даже не очень умному). Итак, начнём. Всё, что он говорит здесь — произошла какая-то хрень и каким-то образом он смог найти путь в… Пути.

1) Когда я топил Говорящего-С-Собой в крови Бетара под окрылённой бронзой, пузырьки утопленника открыли для меня пыльную тропу, и я пошёл по Пути Следов. На боку я нёс с собой колыбель слов, пока не пришёл к Собранию Путей. Передо мной простирались неисчислимые множества богов; и эти боги имели много корон без граней, и правили во многих владениях как короли; они и их владения были разделены, ибо в их мирах границы севера, юга, запада, востока, нуфта и хирта были остры, как мягкая речь. Многие миры не имели богов, и боги предоставили их слепоте; многие боги умирали и рождались у меня на глазах. Нити, соединяющие королевства, обвисли; некоторые сгнили; некоторые развалились; но оставшиеся были натянуты крепко.

Псс. Когда он пишет «Говорящий-С-Собой», этот безумный старик имеет в виду просто то, что говорит сам с собой.

Затем Говорящий-С-Собой произнёс истину-ложь:
— Твоим взором я вижу великое множество, простирающееся до границ всего сущего, и в нём есть несогласие. Когда я говорю о шрамах, ты знаешь и понимаешь?

Я ответил:
— Возможно, я найду слова.

Именно в этот момент старый Иеремия (один из двух, скажем так) впервые узнал о войне среди богов бесконечных миров сущего. Это слишком великие, ужасные и непостижимые для слабых смертных вещи. И я сейчас имею в виду не бесконечный инсектицидный процесс смерти и возрождения богов, я имею в виду — что вообще за хрень эти «нуфт» и «хирт»?!

2) Слова Говорящего-С-Собой породили стенающий разрыв, пройдя через который, я был поглощён его жестокой истиной и увидел богов, несущих грани, ибо были они сферой, покрытой шрамами и имеющей много лиц. Эти лица вопили протяжные песни и вступали друг с другом в долгие споры, смысла которых я не мог понять. Над множеством бровей было начертано имя «Йесод-С-Лицами», ибо были они основанием для всего, что было сверху. Они [Йесод-С-Лицами] были пронизаны насквозь семью стержневыми корнями, и их путь-названия были: Истинная-Запись, Непрерывность-Людей, Искусство-Вымысла, Дом-Мужей-Слова, Жилище-Мелких-Богов и Забытые-Рассказы. Истинное имя седьмого не должно быть произнесено, ибо оно не для уст богов; однако, ранее его называли Даром.

Эти корни вели к Знанию, возвышавшемуся над Йесодом-С-Лицами, так служа основанием могучего древа. И я понял, что боги, не несущие граней, были разбросаны между меньшими корнями и старыми Путями, и именно это было причиной их угасания.

Затем Говорящий-С-Собой молвил:
— Видишь, как они говорят? Они исчисляют порядок богов, носящих грани, и исчисляют дни их противостояния.
Но я не знал этого и не находил понимания в этих словах.

Из всех учений Иеремии я почти не понимал ту часть, где он рассуждал о богах-основаниях. Вот ты читаешь этот текст почти так же хорошо, как я. Можно ли меня винить? Сумасшедшая хрень. В общем, из того, что я могу понять, в истоке всего сущего Иеремия нашёл семерых пререкающихся богов-основания, «Йесод-С-Лицами», на которых построено всё остальное мироздание. И как боги, вольные делать что угодно, они ругаются сами с собой и с другими богами и не могут просто присесть в тенёчке и выпить или что-нибудь в этом роде. Знаете, всеобъемлющее вечное чудо творения было бы куда чудеснее, если бы больше людей просто останавливались на секунду, чтобы выпить.

3) Встревоженный тем, о чём прошептал мне Говорящий-С-Собой, я поднялся по корню, называемому Гидами «Путь Забытых Рассказов». Во время моего восхождения я проходил мимо многих богов и их миров, о которых я расскажу сейчас:

Эти боги не имели ни корон, ни граней: они не нуждались в символах власти, ибо они были старыми богами; и не имели граней, ибо были незыблемы. Их число было малым по сравнению с богами, несущими грани, и богами, стоящими перед Йесодом-С-Лицами, но их мощь внушала мне благоговение.

И тогда Говорящий-С-Собой сказал мне:
— Их возраст сделал их могучими, но они разделены. Видишь, их Путей немного, и они не спорят, как боги, несущие грани, и боги, стоящие перед Йесодом-С-Лицами. Они — тихие боги, медленно действующие и далёкие. Понимаешь ли ты значение этого?

Я ответил:
— Как тот, о ком можно сказать, что он держит своё дыхание в своих руках.

Старшие Боги, те, у которых реальное могущество, сидят и ничего не делают. Какие ещё будут новости?

4) Я пришёл к Вечному Дому Смерти, отделяющему нижние части Древа от верхних. Здесь я отдыхал какое-то время, прислонившись к дверному проёму. Смерть подошёл к двери и заговорил со мной:
— Ты отдыхаешь возле двери Вечного Дома Смерти. Ты не боишься нашего величия?

Я ответил:
— Нет, господин, я не боюсь вас или ваших братьев, ибо видел вас в Бетаре и знаю вашу силу. Я не боюсь вас, потому как знаю, что ваше могущество абсолютно.

И Смерть сказал:
— Всё так; всё существующее в тени Древа и в его ветвях и в его корнях есть наши владения. Ты мудр, смертный. Я позволю тебе отдыхать у дверей дома моих братьев.

Я отдохнул ещё чуть-чуть и рискнул попытать удачи, обучившись у Смерти секретным искусствам и скрытым Путям.

Не-а. Мне нечего больше сказать об этом. Нужно быть весьма своеобразным идиотом, чтобы заводить какие-либо отношения с Братьями, и я таким идиотом не буду. Всё, что я могу сказать, — какой бы магии Братья старика не научили, она сработала. Мы оба — я и он — являемся живыми доказательствами этого. Ключевое слово — «живыми».

5, 6, 7) Когда мой отдых завершился, я прошёл через врата и продолжил своё странствие. Я шёл вверх по корню и проходил через миры мёртвых. Они оставались во владениях Вечного Дома Смерти и под наблюдением братьев, и так будет даже тогда, когда не станет ничего больше.

Этих миров было множество, но все они были порождены старшими королевствами, число которым было три. Я спросил Говорящего-С-Собой, знает ли он число живущих в этих землях, и он ответил: «Много их, но многие были схвачены Королём».

И тогда я вспомнил о крови Бетара и орле с бронзовыми крыльями и заплакал.

Я сказал: «Тут нет Пути, ведущего внутрь».

— Нет, — ответил Говорящий-С-Собой, — есть способы войти. Но не существует Путей, чтобы выйти. Эти тропы были отрезаны, чтобы защитить земли мёртвых от того, что грядёт.

Я не задержался в землях мёртвых надолго, ибо умиротворение причиняло мне боль, и я ещё долго плакал, оставив их позади на своём Пути.

Коротко об этих великих королевствах, вот каковы они были:

Первым было Королевство Красоты. Оно было пустым, но заполнится со временем, когда братья заявят свои права на всё сущее.

Вторым было Королевство Отваги, заполненное великими деяниями и могучими героями.

Третьим было Королевство Доброты, и мне было слишком больно на него смотреть.

В конце мы все окажемся там. Есть судьбы хуже этой.

8) Миновав земли мёртвых, моё странствие по корню завершилось в его начале, и я пришёл к средоточию Древа.

Там я нашёл престол всего Знания, место, дающее отдых всем странникам. В этом мире было всё знание, которое есть и которого нет, которое было и которого не было, которое будет и которого не будет. Среди его слов возлежали многие боги, и множество смертных у их ног постигали тайную мудрость. Все они были пилигримами, пришедшими к престолу всего Знания в поисках возможности научиться новому. Хранилище знаний охранялось великим легионом стражей: слепыми Архивариусами, Гидами с их фонарями, Пажами, снующими среди полок.

Я говорил с многими богами и смертными, пока я был там, в пределах всего Творения от его первых мгновений до последних времён, до многих граней Йесода-С-Лицами и свободных королевств, и многих других сфер. Я говорил с существами из солнечного света, что танцевали среди самых молодых звёзд. Я встречался с Первой Императрицей Дальнего Юга и смеялся вместе с ней над шутками, рассказанными Лоретом, трёхликим богом, давно ушедшим из памяти живых. Я пил с ведьмами холодных стран и слушал их непристойные рассказы. Я вступал в философские дебаты с зелёными обитателями Эльриха, обсуждал течение времени с учёным, живущим на две с половиной тысячи лет позже меня, и говорил с Малаклипсом Младшим, чародеем племени, которое позже станет Неназываемой Империей Востока.

Слишком много их было, чтобы перечислить всех, чьей компанией я наслаждался; и я читал многие скрытые знания за тень-время, проведённое там. Меня переполняло желание остаться и провести остаток моей жизни под этими сводами, но не такой была моя судьба. Немногим Престол Знания позволял остаться: пришедшие к нему должны были вовремя продолжить своё странствие, распространяя полученные знания.

Перед тем, как я ушёл, я встретился с хозяином этого места, великим Змеем, свернувшимся в центре мира. Он посмотрел на меня, и, сбросив свою кожу, сказал:

— Пожалуйста, возвращайте свои книги вовремя.

И я был сильно встревожен этим.

Старик водил меня туда однажды, когда мы только приступили к обучению, или как там это ещё назвать. Что-то в этом месте всегда успокаивало его, словно почти позволяя ему забыть о том, что произошло с ним, что бы там ни случилось. Именно там я начал уважать его, что в принципе является довольно редкой честью, как ты можешь догадаться. О, и он не шутит об этом змее — нужно что-то особенное, чтобы испугать Иеремию Освежёванного, но змей в очках размером с небольшую планету — ну, я думаю, он достаточно особенный.

Не испугал меня, конечно. Я даже не вернул мои книги вовремя.

Ой. Только не говорите об этом змею, если вам не сложно.

9) Говорящий-С-Собой, до тех пор молчавший, произнёс:

— У тебя есть знание от Змея и Смерти, но имеешь ли ты способ применить его? Пути вознесения коварны, и тебе понадобится всё твоё умение, чтобы пройти вперёд.

Я согласился с этим и стал медитировать на то, что я познал в моих странствиях. Я сел у ног Гласа Великого и слушал её мягкий шёпот меди и железа.

Со временем я понял и прошёл через Двойные Ворота, начав вознесение.

И он таки вознёсся.

10) Я пришёл к трону, на котором сидела Тайна, и Тайной была АЛЕКСИЛЬВА. На ногах тайны было написано АЛЕКСИЛЬВА, и на её левой руке было написано АЛЕКСИЛЬВА, и на её правой руке было написано АЛЕКСИЛЬВА, и на её лбу было написано АЛЕКСИЛЬВА, и из духа Тайны, которым была АЛЕКСИЛЬВА, спрятанная от Тайны за замком, ключом от которого была АЛЕКСИЛЬВА. Шёпот духа был потоком, текущим через замок, которым была АЛЕКСИЛЬВА. Я собрал поток в колыбель слов Говорящего-С-Собой и закупорил её тайной, и тайна, о которой я прошептал, была АЛЕКСИЛЬВА.

Потоком тайны я снова утопил Говорящего-С-Собой, и когда колыбель слов была заполнена духом Тайны, я подготовился к последнему восхождению, запев песнь приготовления.

Не спрашивай меня, я нихрена не понимаю, о чём он. Вероятно, что-то, имеющее отношение к АЛЕКСИЛЬВЕ.

11) Теперь оставался только один Путь, и он был коварен. Проявив силу духа и мудрость, я смог достигнуть его конца. На вершине, на самом высоком Пути, я видел образы старших богов: дух Тайны в колыбели слов защищал мой взор, ибо без этого я бы пал. Я был подавлен их присутствием; каждый из них был увенчан собой, короной без граней, изъянов и изменений. Здесь стояли старейшие, живущие на протяжении всего мироздания, и к ним можно обратить призыв в любом нижнем мире, ибо их сила глубока, а мощь зрима. Они действовали аккуратно и утончённо, понимая свою силу, и сдерживали свою полную мощь, чтобы не уничтожить более низкие области Древа.

Я не могу описать многое: мудрость тайной АЛЕКСИЛЬВЫ, учения Библиотеки Змея и подарки Смерти не смогли дать мне более нескольких мгновений в славе старших богов.

Помнишь, что я писал чуть раньше о нижних старших? Вдвойне применимо к этим. «Слишком сильные и тонкие», мать их, они просто кучка отъявленных трусов. Старый фрукт — не значит хороший фрукт, это урок, который Иеремия так и не выучил.

12) Я не смог пройти дальше мимо старших богов, и недостижимый Свет, который я видел, навсегда таким и остался. Поэтому говорят «Он познал длину своих рук», и ещё «Он стоял в тени Все-Могущего».

С этой высоты я упал.

0) О моём спуске из обители старших богов я скажу немного: ужасы этих извращённых Путей и адских миров подобают только Королю и его слугам.

1) Я пал от Света и вершины наивысшего Пути, и было Ничто. Было Ничто, и я познал страх.

Мой разум покинул меня в Ничто, сгорел и осыпался прахом с моей души. Я сорвал Говорящего-С-Собой с его места на моём боку и пожрал его. Я сделал это, чтобы защитить его от того, что с ним будет; я привык к его крикам.

И это — это именно то, чего эти слабоумные идиоты боятся. Они знают, что падение ждёт их, и скорее рано, чем поздно.

2) Из Ничто я перешёл в Нечто, в остатки первобытного хаоса, существовавшего перед началом. Здесь я нашёл других старших богов, и они были кошмарным зрелищем, копошащиеся у подножия первого трона Короля. Моя мудрость покинула меня, мои дары не могли помочь мне под взглядом этих жестоких, бездумных богов. Когда я проходил, они захотели владеть мной, ибо это их единственная цель. В слепом гневе они боролись друг с другом ради обладания мной, но увлеклись настолько, что я смог проскользнуть между ними и падать дальше.

Видеть богов такого масштаба двигающимися так быстро… я знал, что мимо меня проходят неисчислимые эпохи, но страх покинул меня. Всё покинуло меня.

Но не это. Не Король. Король никогда не был таковым ради страха.

3) Я приблизился к незримой границе между обителью безумных старших богов Тьмы-В-Глубине и Владениями Короля. Я помню, как кричал и падал через большое облако; и это всё, что я помню.

4) Я падал через облако и видел машину, работающую в середине огромной коптильни; её металлический корпус, блестящий от крови, её шестерни, приводимые в движение давно порабощёнными богами с ободранными спинами. Она пожирала всё на своём пути, и в своей ненасытности распространялась всё дальше, чтобы пожрать ещё больше.

Она пожрала меня, и я познал боль в её чреве.

У Иеремии всегда была склонность к преуменьшению. Не проходите через эту машину. Это больно.

5, 6, 7) Я прошёл через Земли Проклятых, и видел неисчислимые множества миров, производимые их раздувшимися матерями. Там было Королевство Горящих, и Королевство Горя и Слёз, и Королевство Падали, и я видел что Пути к этим королевствам были широко открыты, и видел бесчисленные массы, марширующие в их волнующиеся недра. Стражи Падали, огненные падальщики, крадущие души у братьев Смерти, напали на меня грозя клювами и когтями, скрежеща хвалы Королю.

В общем… он хочет сказать, что быть порабощённым Королём — так себе.

8) Я прошёл через кишки Пожирающей Машины и попал во Владения Короля. В отчаянии я мог видеть в пустошах миров великое множество павших, ранее бывших старыми богами, и огранёнными богами, и гладкими богами, а ныне преклонивших спину перед Троном Короля.

На Троне я видел покрытого кровью Алого Короля, и я видел каждое из его семи копий, и видел семь его дочерей-невест, и видел семь печатей на их лбах. Я видел его детей, величественных Левиафанов и их армии, и многих других, поклявшихся служить Королю.

Король обратился ко мне и сказал:

РАССКАЖИ ИМ, ЧТО ТЫ УВИДЕЛ.

На шаг впереди тебя, чувак.

9) Из Владений Короля я ушёл по пути, созданном им, пути, создаваемом им. Я видел сплетение гниющих Путей, обернувшееся вокруг мёртвых, разбитых миров, где не было ничего целого и всё было осквернено трупами богов. Почти ничего не осталось, хоть я и видел многих чудовищных существ, поселившихся там после Короля, а Пути были заполнены Гниющими. Эти чудовища и демоны — бесформенные осколки, остающиеся от бесконечной войны Короля — разъедали границы как личинки, как моль, пожирающая одежду, и я знал, что они стремились к тому, что извне. На самом деле, я видел много прорех и слышал протяжные песни Йесода-С-Лицами; я понял, как этот гранёный мир получил свои шрамы.

Тут нужно сказать, что младшие братья и сёстры Короля сами по себе не являются хорошей компанией. Поверь мне, ты не хочешь увидеть, на что похож гнилой Путь. И это не говоря о запахе, о боги.

10) Я прошёл это, и была пустота, и ничего, кроме низкого гула ветра среди пепла.

0) Я уснул, и не было ничего.

Пока что.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License