Почему Пять боится Семи?
рейтинг: +6+x

Бог Непознаваемого с гордостью располагается в Великой Пустоте и жаждет тех, кто существует. Пятое Пришествие неизбежно, и слепые и слабые поклонялись граням его существования. Но он не осмелится на подобное в царстве Владыки Несуществующего, с которой он разделяет одну пустоту. Владыка Несуществующего покоится в своём черном, безмолвном углу, её семь рогов, которых там нет, требуют Отрицания. Бог Непознаваемого боится подобных ей и стремится их уничтожить. Предыдущий имел непроизносимое имя, последняя же существует без имени.


Тучи сгущались, молнии били вниз, и океан заревел в ответ. Капли дождя обрушились вниз, царапая палубу и людей на ней. Но толпа не искала укрытия, и корабль степенно плыл вперед.

На горизонте проявился темный остров. Остров, состоящий из темных, голых скал, и с семью горами, возвышающимися над ним. Дремлющий зверь с обнаженными черными костями, торчащими наружу. Горы безмолвствовали посреди сильного грома и бурного моря. И если бы у них были жуткие глаза, то они бы с осуждением смотрели на тех, кто плывет к ним.

Женщина стояла отдельно от толпы, повернувшись к ней лицом. Её светлые волосы не сочетались с угольно-черной мантией. Шрамы на её лице были длинными и уродливыми и говорили об её мучениях. Она показала книгу с блестящей зеленой звездой на её обложке. Затем женщина рассмеялась и бросила её в воду. Книга была поглощена волнами во мгновение ока. Толпа ахнула, а дождевые капли стекали по лицу женщины подобно слезам.

- Сестра! – закричал мужчина. – Это безумие!

Больше голосов присоединилось к мужчине, читая пятую славу, воспевая добродетель дыма и призывая звёзды появиться. Но тучи были густыми, и свет не пробился. Толпа была встревожена, но их голоса потонули в шуме дождя и раскатах грома.

Они обвинили её в причинении вреда потокам энергии. Они обвинили её в ненависти и неверии. Они обвинили её в существовании.

Но она улыбалась, слушая ослабевающий голос её гонителя, раздающийся из недр корабля. Даже во время шторма голос оставался кристально чистым: «Да будут стерты их имена и память о них! Ибо взывают они к ложному богу!» Она почти могла разглядеть руки, царапающие карцерную дверь, отчаянно, но безнадежно.

- Пять, - сказала она, и толпа утихла, их внимание обратилось на неё вновь, уподобившись острым шипам сомнения и яда. – Пять – это действительно число величия, но это не число нашего Господа.

Толпа взволновалась вновь, но их прервала огромная молния, ударившая в дюймах от палубы. Корабль закачался, толпа начала паниковать, но женщина не сдвинулась со своего места.

- Двух цифр не хватает до истинного величия, и Семь включает их все! – она засмеялась. – Бесцветный Зеленый не является истинным цветом, теперь мы будем восславлять Рогатый Черный!

- Абсурд! – закричал один из них в знак протеста и начал читать стихи из Книги Ушедших Звёзд. – Первым был святой Протор, который указал вверх и достиг звёзд; вторым был Тот, Кто Не Говорит, но он показал нам Сигнал и научил нас космосу; третьим был брат Террес, который выдохнул Дым, даровавший нам форму души; четвертой была сестра Сьюзен, которая держала истинный цвет в руках, тот, что глаза не могут увидеть; и Пятым был Гораций Великий, который был у бездонной ямы и предстал пред ликом Бога.

Пока он цитировал священный текст, дождь как будто начал утихать, а молнии перестали сверкать. Море ревело, но не от ужасающего гнева, но как будто скрывая странные, чужеродные вещи глубоко внизу. Остров теперь казался меньше, окутанный туманом, темный и далекий. Но женщина, стоявшая одна, вновь засмеялась над толпой.

- Но шестой отказался от своего имени и владеет Гробницей, что проклинает и отвергает; её острые зубы размалывают ложь и маски; и Седьмая, потерявшая свое имя в царстве Господа, вручает темную эмблему, что отрицает, - с её смехом туман внезапно развеялся, и вещи в глубине вод, казалось, были жестоко разрушены. Усилившийся дождь и треск молний были подобны крикам умирающих.

- Еретик! – закричала женщина. – Ты… - несколько человек решили присоединиться к ней, но она остановилась на полуслове и начала кричать. Толпа замолкла вновь, на этот раз от страха.

Она проигнорировала бьющуюся женщину и продолжила.

- Я не обращаю на вас внимания, ведь вы невежественные твари. Я знаю, что шестеро других танцуют со мной, что мёртвые звёзды мертвы, что море поглотит, что дым пахнет чёрным углем, что цвет – это тьма, холод и тишина. Ибо истина не была раскрыта, но теперь я открыта Господу, которого нет.

Толпа сместилась, но не смела отойти, наблюдая за тем, как та, которая билась, прекратила шевелиться и умолкла.

- Вы привели меня сюда, прямиком к дыре на дне моря, ведь я не верна вашему ложному богу пяти, – она улыбнулась. – Но также здесь находятся Семь Гор Шипов, Новая Обитель.

Как только она это сказала, молнии начали бить одна за другой. Тьма на мгновение исчезла, когда вспышки света устремились к острову. Остров всё еще был далеко на горизонте, но островерхие горы казались ближе и возвышались черными рогами над ним.
Люди на палубе крепко держались друг за друга от страха. Их молитвы к их Богу Пяти покинули их разумы. Шестеро вышли из толпы, трое мужчин и трое женщин. Один из них держал обсидиановый амулет в форме семиконечной звезды.

- Я искала артефакт моего Господа, символ судьбы, от забытых углов Библиотеки до мёртвого, безмолвного центра Земли, – сказала она, взяв в руки звезду.

Толпа закричала, когда тучи яростно обрушились вниз; когда семь темных гор приблизились во мгновение ока; когда море раскололось от боли, обнажив огромную дыру под кораблём.

- Это моё испытание, и это день, когда мы приветствуем нашего Господа! – она засмеялась и повесила семиконечную звезду на свою шею. – Это – смысл существования.


- Хм, любопытно, - сказал один агент, рассматривая маленькую черную коробочку.
- Да? – другой повернул свою голову. – Что это?
- Какая-то шкатулка, – ответил первый. – Судя по внутренней форме, внутри должна лежать семиконечная звезда.
- Правда? Разве они не одержимы пятью, или чем-то похожим?
- Да, это странно. И здесь еще записка, – он начал читать. – Почему пять боится семи?
- Это случайно не шутка «Почему шесть боится семи?»
- Да, потому что семь съела девять1. Но кто знает, логика безумцев, я полагаю.
Агенты отложили ее и продолжили сортировать вещи на большом круизном корабле. Море было спокойным, и вода была чистой.

Потому что Семь не может существовать. Потому что Семь отрицает.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License