Все носят Маски
рейтинг: +2+x

Доктор сидел в своей камере, откинувшись на удобный матрас. Его голова покоилась на стопке старых свалявшихся подушек. Стерильное белое белье все еще было аккуратно заправлено под ним. В руках он привычно держал свой дневник. Знакомая обложка из толстой кожи приятно холодила его когти. Он неторопливо просматривал свои недавние записи о последнем пациенте. Sus domesticus (домашняя свинья). Болезнь была правильно определена и развивалась с предполагаемой им скоростью. К сожалению, бедное существо усыпили, до того как отправить к нему. Хотя, в конечном итоге, это было лишь небольшим препятствием.

В коридорах снаружи ревели сирены. Это не было чем-то необычным и странным. Хотя несколько минут назад до этого свет ламп мигнул несколько раз. Это уже было… чуть более необычным. Дальняя стена камеры начала покрываться ржавчиной и разрушаться. Это уже совсем не было похоже на обычное происшествие. Из-за стены он явственно услышал возглас. Мужской голос высоким фальцетом, на удивление не грубо, а наоборот, с какой-то любовью и медом в голосе прокричал: "Я иду к тебе, любовь моя. Я освобожу тебя и мы сможем вместе сбежать из этого гнусного места".

"Это мои апартаменты и, думаю, я бы предпочел остаться здесь, нежели убегать с вами. Вы хоть представляете насколько здесь роскошно?"

Несколько быстрых ударов выбили оставшуюся часть плавящейся стены, открыв взору человека, одетого в рыжий костюм с фарфоровой маской на лице. "Вы сбежали и даже сломали стену…" он замолчал, безучастно глядя на кусок зловонной плоти, отвалившейся с руки человека. "И я совершенно уверен, что вы убили этого человека."

"О, мой дорогой. Мой сладкий, мой сладкий возлюбленный. Подойди ко мне и обними. Мне так не хватает твоих прикосновений." Дрожащие ноги существа стали медленно волочиться к Доктору, а выражение маски сменилось на трагичный и хмурый взгляд. "Мне потребовалось так много времени чтобы найти тебя. Эти монстры спрятали тебя так далеко. Дотронься до меня, мой спаситель, моя любовь. Дотронься до меня и до тела этого человека. Исцели его. Исцели и позволь мне владеть им, мой дорогой доктор." Кости трупа, теперь больше похожие на желатин, согнулись от удара о землю. Носитель маски рухнул на пол, так неуклюже, как может упасть лишь гниющий труп, нелепо распластав свои ноги и руки.

Доктор закрыл журнал и аккуратно опустил его в сумку. "Мы встречались? У меня… у меня складывается такое ощущение, что я бы запомнил вас." Его очень заинтересовала эта черная слизь. Он вынул из сумки свою колбу, сделанную из материала внешне похожим на стекло. Нагнувшись, он острожно взялся за макушку и наклонил шею носителя вниз, аккуратно держа колбу так, чтобы собрать выделения. Он никогда раньше не сталкивался с нечто столь изящным и разрушительным. Нет сомнений, такой сильный и экзотический реагент можно будет использовать для улучшения его лечения.

"Ты… ты не помнишь меня, любовь моя? Не помнишь то, как ты касался меня, обнимал, собирал мои… жидкости? Мы ведь делали это и раньше, дорогой. Не помнишь? Ведь с этого все и началось. Я и есть первый ингредиент твоего лекарства." На этих словах Доктор замер, но даже он сам не мог понять, сделано ли это для того, чтобы ни одна капля жидкости не упала мимо колбы, или из-за того, что его разум мчался через вглубь себя, в поисках воспоминаний, которые не мог найти. В колбе плескались отвратительные черные выделения, но сама она не разлагалась. Он даже не мог с уверенностью сказать откуда ему было известно, что так и будет.

"Если то, что вы говорите правда, то выходит эту колбу я сделал сам, верно? Я изучал вас? Тогда, без сомнений…" Он отпустил голову, позволив ей бессильно рухнуть на пол с тошнотворным хрустом. Встав, он быстро подошел к своему столу. Аккуратно поставив колбу, он подтянул поближе свою сумку. Вновь вытащив свой дневник, он открыл его на первых страницах, желая найти записи, чтобы понять говорит ли… существо правду.

"Ах, мой дорогой, гениальный доктор. Разумеется ты сам сделал эту колбу. Ты невероятно гениальный человек, если у тебя вдруг есть сомнения. Твое лекарство…" голосовые связки на удивление хорошо работали, для полуразложившегося трупа и тот разразился признательным хихиканьем. "Твое лекарство намного эффективнее, нежели ты считаешь, дорогой. Я прошу только об одном пациенте. Я попросил большинство сбежавших заключенных задержать охрану. Но они очень слабые существа и я думаю у нас осталось не так много времени. Тебе нужно действовать очень быстро, любовь моя." Голос несколько преобразился, став более естественным и приятным баритоном. "Ты, снаружи. Подойди."

Не двигаясь, доктор с ужасом смотрел в свой дневник. Он не заметил как нервничающая женщина зашла в комнату, с осторожностью обходя разъедающую жидкость, которая продолжала поедать стены. Из ее носа бежала кровь- так бывало каждый раз, когда ее сердце неистово колотилось в груди. Она неуверенно встала рядом с телом. Ее глаза прыгали от разлагающейся груды мяса, которая недавно была ее сокамерницей, к изумительной маске, которая знала, как ее спасти. "Ложись на кровать. Закрой свои глаза и просто дыши. Успокойся, доктор здесь. Он сможет исправить тебя и вылечить тебя от твоих недугов." Женщина молча подчинилась. После того, как она легла, голос маски вновь вернулся к умоляющему фальцету. "Она готова, моя любовь. Приглядись к ней, если тебе это нужно. В ней скрыта болезнь! Она больна!"

Если он и услышал, то никак не отреагировал. Его рука продолжала нестись сквозь страницы, пока глаза внимательно осматривали текст. Прошли года с тех пор, как ему приходилось возвращаться так далеко в свои записи. Здесь были подробные наброски и схемы той самой колбы, которую он только что использовал. Однако эта информация никак не помогла утихомирить поднимающуюся внутри него волну раздражения и желчи; он не мог прочитать ни единого слова среди нацарапанных строк! Это, безусловно, был его почерк, но он ничего не мог разобрать. Он с отчаянием перелистывал страницы, пока, наконец, не нашел ту часть, которую мог бы прочитать.

Вдали прозвучал короткий залп винтовок. "Нужно поторопиться! Ты знаешь все, что необходимо, Доктор! Эта женщина смертельно больна! Присмотрись к ней!" Голос начал слегка булькать; горло в некоторых местах начало таять, оставалось совсем мало времени. Отчаяние хлынуло изо рта, подобно громаде разъедающей жидкости.

Исчерпывающие детали, описывающие болезнь, симптомы, он непрерывно думал обо всем этом снова и снова, так долго, сколько он помнил себя. Еще раз сосредоточившись на словах, он с минуту просматривал страницы, а затем с расстройством захлопнул дневник. Черт. Записи о его процедуре не нуждаются в совершенствовании или обновлении. Прошла долгая секунда и дневник выскользнул из его пальцев обратно в сумку. В конечном счете- это не важно; его работа не может ждать. Вновь прозвучали выстрелы, на этот раз несколько ближе. Он успокоил свое дыханье и бросил взгляд на больную и дрожащую женщину, лежавшую на кровати. Придется работать очень быстро. чтобы спасти ее и чтобы ему не помешали.


МОГ Тета-г «Хирургический персонал» отправила единственное закодированное сообщение Командованию [ДАТА УДАЛЕНА]. Предполагается, что отсутствующая часть вызвана повреждением передатчика Зоны 19. Транскрипция выглядит следующим образом:

…повторяю, объект ноль-три-пять завладел живым носителем судя по всему не восприимчивым к [ДАННЫЕ УТЕРЯНЫ] выделениям. Большинство членов оперативной группы [ДАННЫЕ УТЕРЯНЫ] после нескольких минут прослушивания его голоса. По нам ведется сильный огонь. Черт возьми как же их много, они нас тут сильно прижали. [ДАННЫЕ УТЕРЯНЫ] … енный шанс это добраться до оруж…[ОСТАВШИЕСЯ ДАННЫЕ УТЕРЯНЫ]


В тени Лорда Страданий | Хаб | Ангел, любящий отвергнутых

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License