Я не был великолепен
рейтинг: -1+x

Столик у окна

Ширли изо всех сил старалась, чтобы О5-4 не заметил ее восхищенных взглядов.

Место их встречи, кафешка "Denny", что сразу после выезда из Каламазу, было несколько необычным. Но Ширли настояла именно на нем. На свете нет места лучше, чтобы высказать свое недовольстве тем, что тебя оставили без внимания, чем "Denny".

— Как вы думаете, что тут можно заказать? - спросила она, отпивая из грязной чашки ледяную воду. — По-моему, завтрак тут подают весь день…

— Я уже поел по пути сюда. Лучше поговорим о делах.

— Хорошо. Почему мне пришлось самой узнавать об Альфе-9?

O5-4 неопределенно пожал плечами.
— Мы планировали обратиться к вам, еще с момента начала подготовительных работ. Ваша работа на Фонд была отмечена как более чем удовлетворительной.

— Только удовлетворительной? — Гиллеспи улыбнулась официантке, когда та подошла принять их заказ. Она заказала холодный чай и бублик. Ее коллега взял только чашку кофе.

— Даже великолепной, на самом деле. Ваши способности к организации большого количества неодушевленных SCP-объектов были признаны очень ценными.

Гиллеспи отодвинула свою воду и положила руки на стол.
— Так почему же вы не пришли ко мне с самого начала? Не говорите, что думали, будто меня это не заинтересует.

— Мы, действительно, посчитали, что вы скептически отнесетесь к этой идее, поскольку в свое время вы довольно рьяно выступали против Омега-7. — O5-4 вытащил из кармана пиджака небольшой лист бумаги. — Кроме того вы сделали все возможное, чтобы помешать любому персоналу, связанному с Зоной 77, участвовать в проекте.

— Но безуспешно. — Наконец-то прибыл чай Гиллеспи. Она высыпала небольшой пакетик сахара.

— Да, тут вы правы.

Откусив небольшой кусок рогалика, Гиллеспи смахнула пару крошек с пиджака.
— Я никогда не говорила, что против этой затеи. Просто на тот момент не было ничего разумного в создании и тренировке… такой оперативной группы.

— А что же изменилось в этот раз?

— Во-первых, — сказала Гиллеспи, намазывая сливочным маслом свой рогалик, — вы не ставите наверх никого глупого. На этот раз вы просто ставите марионетку.

— Директор София Лайт более чем способна управлять этой оперативной группой.

— Я уверена, что так и есть. А еще она очень известна. Достаточно известна, чтобы уверить других людей в том, что весь этот план, не является огромной ошибкой.

— А я считаю, что вера в Софию вполне оправдана. Но я отвлекся… Мы очень рады, что ошиблись на счет вашего мнения. Многие люди были бы очень счастливы, если бы вы приняли эту должность.

Гиллеспи кивнула.
— Но прежде чем вынести окончательное решение, я хотела бы встретиться с административным персоналом. Но я не предвижу ничего, что заставило бы меня отказаться от этой должности.

O5-4 промокнул рот салфеткой.
— Очень приятно слышать это, директор.

— Я бы хотела сначала встретиться с Софией Лайт. В Зоне 77.

— … Что ж, хорошо. Это можно устроить.


Чайная комната Зоны 77

Директор Ширли Гиллеспи и директор София Лайт неловко смотрели друг на друга через небольшой столик в чайной. Андерсон уже подал печенье, но с тех пор, как он присоединился к ним, они обменялись лишь несколькими любезностями.

Лайт добавила в чай ​​еще немного сахара.
— Приятно наконец познакомиться с вами, директор.

Гиллеспи кивнула.
— Это взаимно. Ваша репутация опережает вас… Мне очень понравилось читать ваши работы. Я всецело поддерживаю ваш тезис о том, что без должного усердия мы не сможем предсказать, как в итоге все сложится с этим проектом.

— Спасибо. — Лайт постаралась смотреть на слегка несвежий бисквит, избегая контакта с прожигающим взором Гиллеспи.

— Вы все еще директор зоны? — спросила Ширли, нежно дуя на чай.

— Нет, вообще-то. Я добровольно оставила должность директора, чтобы полностью сосредоточить свое внимание на Альфе-9. Возможно двери Зоны 41 все еще будут открыты для меня. Возможно. — Лайт пожала плечами и сделала еще глоток чая.

— Ах вот как. Что ж, жаль. — Гиллеспи отхлебнула свой чай и издала тихий удовлетворенный звук. — Мне повезло. У меня есть человек, которому я могу доверить должность временного директора на неопределенный срок. Мой внук, Ральф. Вы встречались с ним?

Лайт задумалась.
— Хм… может быть. Имя звучит знакомо.

— Он очень хороший. И я говорю это не только потому, что он мой внук.

Лайт улыбнулась.
— Само собой.

— Но я уверена, что вы здесь чтобы поговорить не об этом. Мы должны поговорить о том, что мы можем сделать.

— Я вся во внимании, директор. — Лайт положила локти на стол, наклонившись вперед. — Скажите мне, что вы хотите сделать.

— Моя мечта, смысл всех моих исследований — использовать аномалии классов Безопасный и Евклид, чтобы осознать, что мы по-настоящему знаем об аномальном мире. Найти тот перекрестный тест, который даст нам нить, за которую нужно будет тянуть, чтобы объяснить и исправить происходящее.

— У вас когда-нибудь был объект, которому на вашей зоне был присвоен класс «Обоснованный»? — спросила Лайт.

— Нет, но это не повод вам задаваться. — Губы Гиллеспи сжались, и она опустила взгляд в кружку.

— О, я и не хотела! — Лайт примирительно подняла руки. — В самом деле. Я просто подумала, что вы говорите именно об этом.

— Все в порядке, — сказала Гиллеспи, спокойно допивая чай. — Думаю… будет лучше, если я просто покажу вам несколько примеров того, что имею ввиду. Не хочу, чтобы у нас возникло какое-либо недопонимание.


Зона содержания SCP-213, крыло содержание Евклидов Зоны 77.

— Этот объект, как мне кажется, имеет большие перспективы для боевой части оперативной группы.

Они стояли снаружи стеклянной камеры содержания, сквозь толстые стенки которой отчетливо виднелась закрытая металлическая хижина. Токсичный газ шипел и стелился по полу комнаты, скручиваясь в зеленовато-серые колонны. За стеклом стояли двое охранников в новой форме.

— Внутри камеры — человек, который находится у нас с самого детства. — Гиллеспи протянула Софии две фотографии. Поларойдный снимок пухлого подростка со шрамами от угревой сыпи с двумя светящимися огнями, обрамляющими его руки. Он пытался выглядеть крутым, но в итоге было заметно, что он сильно напуган. На другом — свежий снимок молодого человека, лысого и бледного, покрытого бугорками и шрамами.

— С тех пор как мы его разбудили, он очень хорошо реагировал на нашу терапию. Мы преодолели множество проблем с его телом и личностью. Есть некоторые проблемы со зрелостью, но все же он — это хорошее основание с которого можно начинать. И он достаточно молод, чтобы сформировать из него то, что требуется.

Лайта переводила взгляд с камеры содержания на фотографии и обратно.
— Но, если он готов к сотрудничеству, почему такое жесткое сдерживание?

— Сотрудничество? Он бы, наверное сотрудничал, если бы мог.

— Так значит, в нем есть что-то большее, чем кажется на первый взгляд?

Гиллеспи вытащила последнюю фотографию, более крупную, и подняла ее, чтобы Лайт смогла все рассмотреть.
— Это инопланетный паразит, который вызывает его аномальные свойства. И он делает то, что захочет.

При виде фотографии Лайт скривилась.
— Это прискорбно. Я думала, вы сказали, что это жизнеспособный кандидат?

— К счастью, есть прогресс… Мы знаем как, при должном умении, подавить паразита. Мы можем это сделать. Единственное, что мешает этому — нехватка ресурсов, выделяемых на его, содержание.

— Значит, вы это имели в виду. Наращение мощи, а не простые опыты?

— Это если совсем уж вкратце. — Гиллеспи слегка улыбнулась и указала на лифт. — Но это тоже чрезмерное упрощение. Я хочу дополнить и объяснить свою позицию. Я собираюсь показать вам одну из главных вещей, которые хочу объяснить.


SCP-2322, Администрация Зоны 77

— То есть это как в "Быть Джоном Малковичем"?

— Да. Но он воссоздает только мой один и тот же день из 1999 года.

— Вы когда-нибудь были внутри этого? — спросила Лайт, глядя на дверь. Она располагалась прямо напротив бывшего кабинета директора Зоны 77. Проходящий мимо человек мог бы счесть ее совершенно обыкновенной, если не считать отсутствия ручки, жесткого стального косяка, вооруженной охраны и огромной вывески, обозначающей комнату строгого режима.

— Нет, никогда. Как только я узнала о природе аномалии, мои сотрудники и я посчитали, что это довольно плохая идея. Слишком рискованно.

— Это все очень странно. И она просто появилось здесь, как будто всегда тут была? — Сказала Лайт, стараясь не мешать различным бюрократам, стремительно марширующии по коридорам.

Гиллеспи кивнула.
— Мы попытались пробурить стену с другой стороны, но ни одно из наших сверл не оставило даже вмятины. И я не собиралась платить за ремонт огромной части нашего и без того небольшого комплекса, чтобы просто попытаться проделать дыру в двери.

Лайт, отмахнувшись от охранника, прислонилась к стене рядом с дверью.
— Я не понимаю, как превращение 213 в вооружение должно мне что-то объяснить.

— Дело не конкретно в 213. — Гиллеспи провела рукой по двери. — Просто это — пример нового взгляда на необъяснимое. Когда мы впервые сможем создать что-то, применив знания, полученные друг у друга, мы войдем в новую эпоху.

Прежде чем Лайт успела ответить, из толпы людей вынырнула рука робота и прервала ее мысли, взмахнув ножом перед ее лицом.

Андроид, одетый в окровавленный деловой костюм, выглядел намного менее реалистично, выскочив из толпы. Лайт прижалась к двери SCP-2322.

Один из охранников, ближайший к Софии, получил металлический шип в бедро. Он вскрикнул, а затем робот ударил его еще раз. Другой охранник успел вытащить пистолет, прежде чем нож попал ему в живот.

Гиллеспи полезла в сумочку, но фальшивый мужчина выскочил из уже запаниковавшей и разбегающейся толпы, размахивая кинжалом. В другой руке, отчетливо виделся старинный пистолет, а все устройство просто пылало электричеством.

Именно тогда дверь в SCP-2322 открылась, и Лайт провалилась внутрь.

На мгновение Гиллеспи остановилась, рассматривая свою сумочку, а затем все же последовала за ней. Дверь, не привыкшая к более чем одному человеку за раз, попыталась закрыться, но "добрый" убийца воткнул лезвие в дверь, распахнул ее и ринулся вслед за Гиллеспи.


SCP-2322, Внутри

Гиллеспи и Лайт внезапно почувствовали сильное чувство дежавю. Всего несколько часов назад они уже проходили по этому холлу. Правда оснащение выглядело чуть менее современным, но в целом впечатление оставалось прежним.

— Как вы знаете, — сказала Гиллеспи, — это должна быть симуляция моей жизни с участием лишь одного человека. Раньше в ней никогда не участвовало более одного субъекта. Так что все может происходить немного… необычно. Смерть здесь обычно не постоянна, если ее причинила какая-то часть аномалии. Испытания же с инородными материалами были… неоднозначными.

Лайт наклонилась вперед и прошептала.
— Возле меня ходит какой-то ребенок-призрак. Так и должно быть?

Гиллеспи посмотрела вниз и не смогла скрыть своего удивления.
— Ральф?

Рядом с Лайт, уцепившись одной ручкой за ее штаны, шел маленький Ральф Роже. В 1999 году ему не было и десяти лет, и сейчас он выглядел точно так же, если не считать полупрозрачности.

Лайт перевела взгляд с Гиллеспи на Роже и обратно.
— Так что же нам делать?

— Давайте просто продолжим идти. Будем продолжать петлю.

— Что ж, это ваша жизнь. Вы помните, куда идти?

Охранник на блокпосту слева от них ритмично открывал рот, и из него вылетала какая-то тарабарщина. Пока они проходили мимо него, он сидел на своем месте, читал журнал и лениво махал руками.

Гиллеспи нахмурилась, вспоминая дорогу.
— Впереди лифт. Так мы сможем добраться до моего офиса.

Пока они быстро проходили через вестибюль, Лайт с интересом оглядывалась.
— Приятно, что хоть раз на меня никто не пялится.

Гиллеспи открыла было рот, чтобы что-то сказать, но ее прервал громкий щелчок пистолета. БАХ. Лайт схватилась за живот и упала на землю. Маленький Роже принялся тихо плакать рядом с ней.

Секундой позже Гиллеспи подняла глаза. Мужчина, но не-человек, в красном пальто и с искусственной бородой наставил на них пистолет. Мысли Гиллеспи безостановочно метались: "Здесь не должно быть ничего настоящего. Это ведь все подделка. Но этот фальшивый человек вполне настоящий робот. О нет. Это очень плохо."

Робот уронил пистолет и направился к ним. Из кармана пальто он вытащил свою окровавленную миску.
— СОФИЯ ЛАЙТ. — провозгласил скрипучий металлический голос. — Верните НАЗАД то, что вы ПОЛУЧИЛИ. СОСТОЯНИЕ нужно ВСТРЕЧАТЬ с БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬЮ. Как бы вы себя чувствовали, если бы у вас не было ПОЧКИ? МЫ МОЖЕМ РАССКАЗАТЬ ВАМ.

Схватив Лайт, Гиллеспи изо всех сил потащила ее к лифту. Не-Роже последовал за ними, спеша так быстро, насколько позволяли его ножки. Андроид, в свою очередь, лениво шел за ними, наблюдая, за их стараниями. Когда они добрались до лифта, Лайт вытянулась и нажала кнопку закрытия дверей. Они закрылись прежде, чем ребенок-призрак смог войти вслед за ними.

— Блядь! — закричала Лайт, хватаясь за живот. — Это чертовски больно!

— Вы ранены? — Гиллеспи наклонилась над ней, ища следы крови. — О нет. Нам нужно немедленно найти врача, это не лучшее место, чтобы…

Усевшись, Лайт приподняла рубашку и скривилась.

Гиллеспи с уважением посмотрела на нее.
— Откуда вы взяли бронежилет?

— Ношу один с тех пор, как Совет поставил меня на эту должность. Мы пришли к общему мнению… ох, бля… что что-то подобное может случиться. И скорее раньше, чем позже.

Гиллеспи встала, вытерла лоб и нажала кнопку административных помещений. — Уф… вы меня напугали. Я не хочу, чтобы здесь кому-то было больно.

— Да, я в порядке. Но у нас есть другой повод для беспокойства. Что это была за хрень?

Гиллеспи задумчиво подняла голову.
— Мне кажется… мы стали содержать их еще до того, как я получила здесь должность. Они из благотворительного фонда Манна. Это своего рода извращенные Робин Гуды, которые берут у кого угодно, чтобы отдать кому угодно.

Лайт осторожно прижала палец к синяку под жилетом и поморщилась.
— Они раньше нарушали условия содержания?

Гиллеспи отрицательно покачала головой.
— Никогда. Я понятия не имею, как они могли выбраться самостоятельно. Обычно они очень миролюбивы. Хотя, если им помогли, может быть… Нужно будет просмотреть записи камер безопасности, когда вернемся.

Прозвенел звонок, и двери лифта распахнулись. С той стороны их ждал маленький полупрозрачный Роже. Пока они шли через бирюзовые залы, с табличками на каждой двери, он вприпрыжку следовал рядом с Лайт, стараясь ни на шаг не отставать. Кабинет Гиллеспи выглядел в точности так же, как и раньше днем. Все те же картины висели все на тех же одноцветных стенах и даже ковер ничем не отличался.

Лайт огляделась.
— Опять дежавю. Снова и снова.

Гиллеспи села за свой стол.
— Да, да … нам нужно разработать план действий. Раз цикл еще не прервался, нам, возможно, придется подождать, пока он не закончится. Я не думаю, что копии сотрудников безопасности зоны смогут обеспечить нам должную защиту.

Лайт села напротив нее.
— А давайте просто подождем здесь немножко. Пусть он нас сам ищет. Робот Манна знает это место намного хуже вас, поэтому ему может потребоваться некоторое время, чтобы найти нас.
В этот момент двери распахнулись. В кабинет вошел начальник службы безопасности Андерсон, версии SCP-2322, и занял оставшееся гостевое место перед столом директора.

Он положил какие-то документы на стол, а из его ритмично открывающихся губ полился бессвязный поток гласных. Лайт и Гиллеспи посмотрели на бумаги.

Ширли #: Гиллеспи

Класс объекта: Гиллеспи

Особые процедуры Гиллеспи: Гиллеспи должен быть стандартным Гиллеспи Гиллеспи Ширли, находящимся в Стэнли Гиллеспи Ширли Гиллеспи. Ральф Роджет Роджет Ральф Роджет Ширли Стэнли Гиллеспи Гиллеспи. Сдерживающий Гиллеспи должен раз в неделю подвергаться Ширлиеву надзерателями облаченные в непрозрачных Гиллеспи…

Гиллеспи вновь посмотрела на Андерсона. Однако он уже был занят. Он встал на колено и играл с маленьким Роже прямо перед Лайт.

— Гиллеспи! — воскликнул он, взъерошив волосы ребенка-призрака. Роже смеялся и хихикал, подыгрывая ему. Лайт попыталась отодвинуться на стуле как можно дальше от Андерсона. Она посмотрела на Гиллеспи, которая вернула ее недоуменный взгляд. Они вместе взглянули на Андерсона, затем вновь друг на друга, а затем вежливо покашляли.

Андерсон поднял глаза и робко пробормотал что-то непроизносимое, непонятное, искаженное и неразборчивое. Он начал вынимать еще документы и раскладывать их по всему столу. Все они выглядели так же, как и первый. Прежде чем он успел сказать еще что-то, заревел сигнал тревоги.

ВНИМАНИЕ ПЕРСОНАЛ — объявил пронзительного компьютерный голос. — НАРУШЕНИЯ УСЛОВИЙ СОДЕРЖАНИЯ НА ВСЕХ УРОВНЯХ. ПРИНИМАЮТСЯ ПРОЦЕДУРЫ БЕЗОПАСНОСТИ КОРИЧНЕВОГО ЗАМКА.

— Вот дерьмо. — сказала Лайт, вставая. — Это нормально?

— Нет. — Гиллеспи откинулась на спинку стула, ее пальцы тихонько постукивали по столу. — Андерсон, свободен.

Андерсон встал, кивнул и быстро покинул комнату. Гиллеспи открыла панель своего стола и вытащила кувшин с виноградным соком. Она налила себе и Лайт по стакану. — Возьмите. Это проясняет голову. А ясная голова нам понадобится.

— Есть ли какая-нибудь безопасная комната? Куда мы могли бы пойти, чтобы переждать это? — спросила Лайт, делая большой глоток из своего стакана. Затем с опаской выглянула в коридор.

Сделав глоток, Гиллеспи прикрыла глаза.
— Я могу вспомнить, где раньше были безопасные места. Может быть.

Вдали послышался приглушенный крик.

Через мгновение Гиллеспи встала и нажала кнопку под столом, открывая эвакуационный лифт.
— Мне это не нравится. Нужно уходить.

Кивнув, Лайт зашла в лифт. Поставив пустой стакан на стол, Гиллеспи последовала за ней. Двери бесшумно закрылись и кабина лифта повезла их вниз, в безопасное место.


SCP-2322, Крыло безопасных объектов

Лифт доставил их в тихий участок комплекса. Продвигаясь по коридору, они старались не отходить от стен, проверяя все углы и сводят к минимуму шум шагов. Время от времени далекий взрыв или крик напоминали им о предстоящих неприятностях, заставляя их с осторожностью следить за каждым шагом.

— Что именно мы ищем? — прошептала Лайт, выглянув из-за очередного угла. Их количество и запутанность наводили мысли о лабиринте для крыс. Маленький Роже крался за ней, высовывая нос из-за углов после того, как Лайт проходила мимо них.

— Кое-что полезное, — прошептала в ответ Гиллеспи, изучая таблички на дверях. — Все, что может дать нам преимущество.

— Подожди, — сказала Лайт, присев. — Смотри. Эта дверь открыта.

Так и было. В конце коридора неподвижно стояла наполовину приоткрытая дверь. Ни на ней, ни на окружающих стенах не было никаких табличек или знаков, говорящих о том, что могло выйти из нее.

Из-за двери прозвучал голос:
— Это ты?

Лайт нахмурилась. Это что, Ламент? Она напряглась, силясь разглядеть получше.

Ну похоже так и было. Ламент вышел на свет, который исходил из открытой камеры содержания.
— Я прибыл, как только узнал. У вас все в порядке?

Лайт нахмурилась и посмотрела на Роже сверху вниз.
— …

Он был слишком занят шнурками Гиллеспи и не обращал ни на кого внимания. Сама Гиллеспи была ужасно белой и безмолвно смотрела вперед.

Лайт посмотрела на Ламента, нахмурившись.
— Что ты подарил мне на нашем первом свидании?

Ламент сделал шаг вперед и покачал головой.
— Не начинай, София. Я это я. Я же сказал, я пришел, как только услышал, что происходит.

Вздохнув, Лайт отступила на шаг.
— Это не то, о чем я тебя спросила. Что ты подарил мне на нашем первом свидании?

Именно в этот момент лицо Ламента начало таять.
— Лайт… тряси… Гиллеспи Гиллеспиесгддгдсд… — когда существо подошло ближе, его голос дрогнул. Как будто она стояла на корабле, который медленно продвигался сквозь рассеивающийся туман. Она видела, что это был не Ламент. Перед ней дрожала какая-то маслянистая мясистая капля.

— Слизь, — выдохнула Гиллеспи, хватаясь за Софи для поддержки. — Это просто… чертова… слизь…

Но она была не совсем права. Резиновая кожа пробила дыру в слизистой оболочке, корчась вместе с роботизированным скелетом под ней. Роботу удалось только вытащить голову и одну руку, прежде чем он застрял. Он тщетно метался, пытаясь освободиться.

Гиллеспи крепче сжала руку Софи.
— Он использует мои образцы!

Лайт посмотрела вниз и взяла Гиллеспи за руку.
— Нам нужно убираться отсюда и как можно скорее. Ты можешь бежать?

— Нет… Да… Я в порядке… Мне просто нужно несколько секунд. — Гиллеспи прислонилась к стене с бледным лицом. — Все хорошо.

Робот без остановки пытался выбраться из своего скользкого костюма. Было видно, что для него это задачка не из легких и две женщины некоторое время издалека с опаской наблюдали за ним.
— Давай я тебе помогу, если нужно.

Гиллеспи фыркнула, одной рукой опираясь на стену, и прижав вторую к груди.
— Я сказала, что все в порядке. — Она встала и выпрямилась. — Давайте продолжим. Мы можем обойти это препятствие.

— А куда именно мы идем? В оружейную?

Гиллеспи покачала головой и указала вглубь Зоны.
— Я не умею стрелять. Я также полагаю, что огнестрельное оружие бесполезно против этого … он носит кожу мертвого мальчика, вы знаете?

Лайт наморщила нос.
— А я хочу знать?

— Нет. Но она останавливает пули намного лучше, чем ваш жилет. — Гиллеспи стала уходить от робота, настороженно наблюдая за ним.

Лайт последовала за ним.
— То есть, мы ищем не пистолет.

— Нет. Мы ищем швабру.

Роботу удалось высвободить вторую руку, и он с удвоенным рвением начал вытаскивать остальную часть себя из заточения. В спешке они покинули коридор.

Гиллеспи привела их к двери, за которой оказался большой стеклянный резервуар, заполненный прозрачной жидкостью. В центре резервуара нежные струи воды удерживали простую швабру, которая медленно вращалась не касаясь краев. На конце швабры ненадолго возникла странная мерцающая зеленая слизь, но тут же исчезла, смешавшись с химическим составом резервуара.

Лайт слышала, как по коридору сюда спускается андроид, и как с него мерно стекает жидкость. Она продумывала возможные пути для атаки, а Гиллеспи в это время взяла большую пару щипцов и вытащил швабру из контейнера.

Гиллеспи протянула ей швабру. Та на мгновение взглянула на нее, а затем взяла в руки. Робот, освободившийся от чужой кожи, уже отбрасывал тень на стену комнаты, выходя из-за угла коридора.

Когда он вышел, Лайт встала перед ним. Он был залит маслом и выглядел как человек с неправильным и искаженным скелетом. Он слепо и дико замахал ножом, двигаясь навстречу.

— СОФИЯ ЛАЙТ, — проговорил робот, подбираясь к ней. — ПОЧЕМУ ВЫ НЕ ЖЕРТВУЕТЕ ПОСЛЕДНЕЙ ЦЕРКВИ РАЗРУШЕННЫХ СВЯТЫХ, ТОЛЬКО для —-

Лайт сделала резкий выпад, сунув швабру ему в рот.
— Никаких пожертвований.

Она провернула ручку, рьяно обдавая внутренности андроида кислотой. Швабра изгибалась и поворачивалась, создавая неприглядные выпуклости на дряблой коже. Безумные резкие взмахи андроида начали стихать, превращаясь в медленные покачивания. Ядовитые газы стали выходить из различных отверстий кожи. Наконец робот упал на спину, содрогнулся и замер.

Роже захлопал в ладоши.


SCP-2322, Крыло содержания объектов класса Евклид

Проход в крыло содержания Евклидов был на удивление тихим, лишь изредка вдалеке слышались крики и взрывы, да иногда отключалась электроэнергия. Казалось, что это самое подходящее место, чтобы найти защиту. Подойдя к очередному коридору, они обнаружили, что он завален обломками штукатурки и перекрытий. Так же повсюду валялись сломанные не-люди, но в остальном все было в порядке.

Лайт осторожно вытащила пистолет из рук мертвого охранника. Маленький Роже спрятался за ногами своей бабушки, ожидая, пока она отойдет от тела.
— Я думаю, что здесь что-то уже произошло.

— И что же натолкнуло вас на такую мысль? — спросила Гиллеспи, разгребая завалы сломанным куском арматуры.

Призрак Ральфа, которому явно надоело бояться, снова оказался возле Софии.

Застегнув пиджак, Лайт поежилась.
— Становится холоднее. Нам стоит об этом беспокоиться?

— Нет… я так не думаю. Хотя возможно. Но скорее всего нет, — сказала Гиллеспи, присаживаясь на груду обломков. — Но если появится снег, то это будет верным знаком для беспокойства.

Лайт переступила через разрушенные остатки контрольно-пропускного пункта. Под ее ногами хрустнуло разбитое стекло, и в этот же момент она ощутила еще один порыв холодного воздуха.
— Что-то определенно меняет температуру. Я даже отсюда это чувствую.

Гиллеспи посмотрела вглубь крыла.
— Как считаете, стоит нам идти дальше?

Лайт пожала плечами и посмотрела в темноту коридора.
— Это ваша зона. Вы лучше меня знаете, что здесь может представлять опасность.

Поднявшись, Гиллеспи осторожно последовала за Софи через нагромождения обломков.
— Не думаю, что мы сейчас в непосредственной опасности… Лучше, наверное, продолжать идти. Все будет в порядке.

Чем глубже они продвигались, тем сильнее становились разрушения. Каждая дверь представляла собой обугленный остаток рамы, а в выжженных залах не было ничего, кроме разбитых стекол и искореженных обгоревших кусков металла.

Освещение почти исчезло, поэтому они продолжали свой путь, придерживаясь за стену. Лишь редкие искры да свет сотового телефона Лайт освещали им дорогу. Неизвестно откуда появившийся низкий туман окутал их лодыжки.

Хотя никто из них и не заметил этого, но лицо Роже озарилось радостной улыбкой. В темноте он проскользнул вперед них.

И именно в этот момент огни снова ожили.

Лайт и Гиллеспи одновременно присели от неожиданности и быстро огляделись в поисках возможной опасности. Из открытой стальной бронированной двери дул морозный ветер. Лайт направила на него свое оружие и подошла ближе.
— Я думаю, мы нашли, откуда вырываются холодные демоны.

Когда Лайт полностью распахнула дверь, Гиллеспи подошла ближе и прочитала табличку на стене.

— … Это Уолт.

Лайт оглянулась.
— Что?

— Уолт Дисней. Здесь содержится его ледяная голова.

Из комнаты послышался детский восторженный визг. Голова Гиллеспи резко повернулась к источнику звука.
— Ральф?

Прежде чем Лайт успела сказать хоть слово, Гиллеспи прошла мимо нее в камеру крионирования.

София последовала за ней. Войдя внутрь, она была встречена необычным видом. Прозрачная копия внука Гиллеспи, окруженная гарцующими звенящими овцами в шубах, сделанных из телефонных шнуров старых дисковых телефонов. Вместо голов у них были закреплены сами телефонные аппараты.

На пьедестале, в центре комнаты стояла замороженная голова Уолта Диснея. К ней были подключены два телефона, со снятыми с крючков трубками. Из одной трубки раздался голос:
— Директор! Приятно снова вас видеть!

Улыбаясь, Гиллеспи шагнула вперед, немного дрожа от холода.
— Привет, Уолт.

— Пожалуйста, примите мои извинения за холод, директор. У нас возникла небольшая проблема с термостатом. К счастью, мои овечьи воображатели уже все исправили.

Как по сигналу, все овечьи головы зазвонили.

— Итак, чем обязан, директор? — спросил Уолт. За стеклом, на его ледяной голове не пошевелился ни один мускул.
— … С чего бы начать? — Гиллеспи выдохнула и скрестила руки на груди. —Это был не самый мой лучший день.

— Ну, вообще-то этот день только что свел тебя с твоим внуком, так насколько же он может быть плох?

— Очень плох, Уолт. Это конечно немного помогло, но все происходящее очень тяжело.

Одна из овец вышла вперед. На ее спине восседал Роже. На телефонном аппарате этой овцы лежал небольшой спичечный коробок.
— Это может вам помочь, — сказал Уолт. — С его помощью я сохранял свой презентабельный вид, пока мои овечки работали.

Лайт подняла спичечный коробок, изучая его.
— Что это?

Гиллеспи посмотрела на нее.
— Это спичечный коробок с метелью, дорогая.

— О, круто, — сказала Лайт. В это время Роже спешился со своего могучего коня. — Спасибо, Уолт.

Уолт ничего не ответил. Взяв спичечный коробок из рук Лайт, Гиллеспи повернулась, чтобы выйти из камеры. Она жестом поманила Роже, чтобы он следовал за ними.

Уолт окликнул их.
— Еще кое-что, директор.

Стоя на пороге, Гиллеспи обернулась.
— Да?

— Для вас бродить тут в одиночку — опасно. Пожалуйста, будьте осторожны.

Гиллеспи кивнула.
— Буду, Уолт.

Лайт последовала за ней наружу.
— С уверенностью могу сказать, что когда я сегодня просыпалась, у меня и в мыслях не было, что сегодня я встречусь с Уолтом Диснеем.

Гиллеспи подошла к двери камеры и начала толкать ее.
— Помоги мне закрыть ее, пожалуйста. Меньше всего нам нужно, чтобы стало холоднее.

Кивнув, Лайт подошла к Гиллеспи и принялась толкать дверь.
— Боже, какая она тяжелая. И это все только чтобы держать голову под замком?

Гиллеспи толкала изо всех сил, и дверь, понемногу, с визгом начала закрываться.
— Просто продолжай давить. Я думаю… после этого нужно будет отдохнуть.

Лайт пыхтела и отдувалась рядом.
— Это… блестящая… идея…

Когда дверь наконец закрылась, они обе облокотились на нее, вытерли вспотевшие лица и устало соскользнули вниз. Холодная сталь приятно успокаивала и остужала их, как прохладный душ после тяжелого трудового дня… Они сели, прислонившись спина к спине и ощутили как запоздалая усталость растекается по их телам. На некоторое время воцарилась тишина.

В конце концов заговорила Лайт.
— Ну что за день, а?

— Да… но, полагаю, для тебя такое не в первой.

— Я не ищу лишних неприятностей. Многие из историй… преувеличены.

— Фух. — Гиллеспи посмотрела на спичечный коробок. — И все же ты… очень хорошо орудовала шваброй. Этого робота было не остановить…

— О, мм… спасибо.

Гиллеспи коснулась льда на полу.
— Уже нагревается. Думаю нужно идти.

Лайт застонала.
— Через минуту.

Гиллеспи с улыбкой прикрыла глаза.
— Я надеялась, что ты это скажешь.

Какое-то время они лежали в полумраке коридор, восстанавливая дыханье. От истощенных вздохов, к усталым, затем сонным и, наконец, став обычным дыханьем засыпающих людей. Призрак Роже свернулся клубочком у бабушки на коленях. Они разлеглись на замерзшем полу, под жужжащими лампами и просто отдыхали от всего произошедшего. Но умиротворенное спокойствие было нарушено, когда зловонный запах вторгся в коридор.

— Чувствуешь запах? — спросила Гиллеспи, медленно поднимая голову с плеча Софии.

— Да… как будто в биологической лаборатории. Или в моем гараже. — Лайт встала, собираясь с силами, чувствуя как мускулы жалостливо заскулили из-за отсутствия должного отдыха. — И запах приближается вон оттуда.

Оно появилось из того же прохода откуда раньше пришли они. Перед ними стоял гигантский зеленый топиарий добермана с мужской головой. Это была старая отсеченная голова, покрытая моллюсками и обвисшей, бледной плотью. Лозы и листья угрожающе закружились, когда существо быстро налетело на них.

Прежде чем кто-либо из них смог двинуться, оно уже оказался сверху Софии, пригвоздив ее к полу жесткими побегами своих лап. Гиллеспи постаралась отползти прочь. Лайт же была слишком поражена, чтобы сопротивляться.

Существо открыло пасть, и изо рта вылез язык, похожий на моллюска.

Он лизнул лицо Лайт, как и положено лучшему другу человека, а затем существо послушно село, ожидая команды.

Гиллеспи нащупала наконец пистолет Софии и теперь смотрела то на нее, то на эту штуку.

Лайт сдавленно выдохнула.
— … Я думаю, это дружелюбно.


SCP-2322, Крыло содержания безопасных SCP

Лайт понадобилось около пятнадцати минут, чтобы окончательно простить Грегори за то, что у нее на лице появилась слизь. Передвигаться на его спине было очень удобно, и пока они ехали, можно было любоваться его восхитительными цветами.

Грегори перепрыгнул через импровизированные баррикады, которые пронизывали все крыло Евклидов. Если бы он не пришел к ним, они, скорее всего, все еще сидели бы возле камеры Уолта и собирались с силами.

Лайт наклонилась к Гиллеспи, которая держала в руках импровизированные поводья. Роже удобно расположился на ее коленях. Гиллеспи уверенно вела Грегори сквозь повороты и закоулки Зоны 77.
— Нашла, что искала?

Гиллеспи покачала головой.
— Еще нет. Но мы близки. Я уверена, что это хранили где-то здесь, прежде чем переместить.

Пока они ехали сквозь туман, Лайт наблюдала как мимо них проносятся двери и груды камней. Грегори проскакивал мимо всех преград, почти бессознательно следуя командам Гиллеспи.
— А у тебя хорошо получается.

Гиллеспи пожала плечами, поудобнее перехватив поводья.
— Я… мы уже проводили тесты с 1513.

Лайт засмеялась.
— Да ты что? Ты должна была мне показать эту штуку раньше!

Они резко повернули налево. Гиллеспи схватилась за травянистую шею.
— Я собиралась… да ну твою ж…

Пол под ними раскололся на части, выбивая землю из под ног. Лайт успела покрепче вцепиться в скопление нарциссов на загривке зверя. Грегори споткнулся об остатки стены и упал, обволакивая Лайт и Гиллеспи цветочными виноградными лозами. Роже вообще проплыл сквозь стену, приземлившись где-то вне поля зрения.

Сквозь виноградные лозы Лайт увидела, как он медленно приближается к ним. Это был все тот же андроид — уже без кожи, но почти не поврежденный — в наушниках, и, казалось, полностью покрытый мягко вибрирующими сабвуферами. Его восковая голова была деформирована и неумолимо отслаивалась кусками, обнажая гигантский динамик вместо головы.

СОФИЯ ЛАЙТ! Мы можем преодолеть ВАШУ попытку ликвидации АКТИВ… ВОЗМОЖНО, для вас настало время отказаться от НАМНОГО БОЛЬШЕГО, СОФИЯ ЛАЙТ. МЫ МОЖЕМ ПОМОЧЬ.

Лайт поморщилась и закрыла уши.
— Да как же он не расплавился… и как, черт возьми, он нас опять нашел? — Она посмотрела на лежащую рядом груду виноградных лоз.

Гиллеспи раздвинула стебли и встала. Резким движением ее рука выбросила маленькую белую коробочку. Она заскользила по полу, точно под ноги нападавшего андроида. Он увидел, как из спичечного коробка вылетела первая пара снежинок.

Андроид запрокинул голову и издал оглушительный стон.

ДРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРР

Гиллеспи отшатнулась, закрывая уши, вжимаясь в мягкое кустистое тело Грегори. Листья нежно закрыли ее, блокируя звуки.

Лайт успела заметить лишь стремительное движение лоз и Грегори молниеносно набросился на андроида. В их схватке можно было различить лишь мельтешащие зеленые корни и блеск металла. Периодически раздавались пронзительные звуки, приглушенные листьями.

Лайт огляделась в поисках Гиллеспи. Она сидела чуть поодаль, смахивая листья со своей одежды.

Вокруг них постепенно собирались снежинки. Гиллеспи посмотрела на них, а затем на Лайт.
— Нам нужно уходить отсюда. Сломай двери и вниз по коридору. Помоги мне, боюсь сама я не дойду.

Ее не пришлось просить дважды. Гиллеспи была довольно маленькой женщиной, а Лайт придерживалась строгого режима тренировок в течение многих лет. Она подхватила и понесла Гиллеспи по коридору так быстро, как только могла, поскольку звуки битвы позади них становились все сильнее и громче.

Когда они подошли к защитной двери, Гиллеспи аккуратно набрала код на клавиатуре. Толстые зеленые противовзрывные двери со скрипом разъехались и последние остатки холода рассеялись, когда в комнату влетел свежий воздух.

Прозвучал пронзительный ровный звон, а затем сквозь туман раздался долгий протяжный вой. Теперь двери были открыты, и Лайт, с Гиллеспи на руках, быстро зашла внутрь.

Когда двери за ними закрылись, Грегори, замедленный сковывающим морозом и весом мертвого робота, вышел из-за угла. Прогрохотав по коридору, он лишь на мгновение опоздал, чтобы втиснуться между закрывающимися створками дверей. Некоторое время он царапался и скулил возле железных дверей. Потом наступила тишина.

Тяжело дыша Гиллеспи прижалась к Лайт.
— Я знала, что это сработает…

В ответ Лайт лишь с облегчением выдохнула. Они медленно пошли по коридору. Позади них Роже высунул голову из-за разрушенных стен и побежал догонять бабушку. Гиллеспи сначала притормозила, чтобы подождать его, а затем полностью остановилась. Подойдя к одной из дверей, она набрала еще один код безопасности и открыла ее.

Внутри оказалась стерильная белая комната с темно-синей дверью, на противоположной стене. Из-под щели между дверью и порогом виднелся свет лампы. Гиллеспи подскочила к двери, бормоча себе под нос.
— Нас… ждут? Да, да, пусть будет так…

Лайт вошла за ней, осматривая комнату.
— Что происходит?

Лампочка погасла, и Гиллеспи мягко улыбнулась.
— Кое-что полезное.

Она открыла дверь и подняла с пола небольшой кусок металла. Она внимательно осмотрела его, а затем повернулась к Лайт с искоркой в ​​глазах.
— Это даже лучше, чем я смеяла надеяться. У нас все еще есть шанс.

Лайт многозначительно указала на дверь, за которой остался Грегори.
— Итак, куда же дальше?

Гиллеспи сунула в карман свое новое приобретение и подошла к двери.
— Пора разрушить этот домик.


SCP-2322, Автопарк

— Понтиак Ацтек?

Гиллеспи шла мимо рядом ацтеков и хмурилась. Она провела рукой по бамперу одной из машин.
— Это место разрушается. В 1999 году эти машины еще даже не выпускали.

Лайт окликнула ее с другого конца комнаты.
— У этого даже палатка есть!

Покачав головой, Гиллеспи посмотрела на крышу одного из ацтеков в заднем ряду. Достав из своей сумочки тюбик клея, она прикрепила лазерную указку к крыше машины, которая стояла дальше всех от стены. Затем, на всякий случай, несколько раз подергала ее, чтобы убедиться, что она надежно закреплена.

Лайт подошла к ней и выглянув через плечо Гиллеспи спросила:
— Это ведь будет безопасно, да?

— Наверное. Думаю, ели мы создадим достаточно разрушений, это прервет цикл и нас вышвырнет отсюда.

Сказав это, она включила лазер. На стене, перед машинами, появилась красная точка. Она была бы почти незаметной, если не считать красной полосы света, тянущейся от машины к стене. Однако им не удалось долго оценивать это зрелище. Эффект указки был мгновенным. Каждая машина на стоянке, десятки Ацтеков, начали заводить моторы, прогревать двигатели и готовиться к заезду.

Завизжали шины, и все машины рванули за неуловимой красной точкой. Почти сразу большинство из них врезались друг в друга. Но вскоре затор был расчищен, и самостоятельные автомобили стали многократно врезаться в стену. Точнее, в маленькую красную точку, если могли.

Разрушения были огромными. Машины ломались и разбивались, а по комнате от стен до крыши потянулись трещины. От постоянных столкновений с потолка сыпалась пыль и штукатурка, а вся комната тряслась как маленькая чихуахуа.

Треск, хруст и пыль.

Стена рухнула, и ацтеки начали борьбу за первенство. Гиллеспи и Лайт молча смотрели, как они пробиваются через следующую комнату, и следующую, и еще одну, пока не скрылись из виду.

Они подождали еще немного, прислушиваясь к звукам разрушения, пока ацтеки продвигались дальше в Зону.

— Думаю это должно вывести всю зону из строя. — предположила Гиллеспи, отряхивая щебень с рукава.

— … Да. Наверное. Пока они будут продолжать двигаться. — Лайт смотрела сквозь дыру. — Давай наверное… подождем в машине? Посмотрим, может, радио работает, или еще что-то в этом роде.

Гиллеспи прошла через дыру, осматривая смятые обломки нескольких ацтеков, которые не пережили первоначального столкновения. Выбрав одну из машин, она открыла дверь водительского места. Дверь осталось в ее руке.

Пожав плечами, она перешла ко второй машине, у которой большая часть повреждений приходилась на заднюю часть.
— Эта кажется относительно целой.

Гиллеспи села первой. Лайт села сзади и закрыла пассажирскую дверь. Она нажала кнопку блокировки, затем поудобнее устроилась на сиденье и закрыла глаза.
— Уф… — сказала она.

— Зачем ты это сделала? — спросила Гиллеспи.

— Сделала что? — Лайт приоткрыла один глаз и посмотрела на Гиллеспи.

— Заперла машину.

Лайт посмотрела в сторону, через окно. Призрак Роже играл с обломком перекрученных шестеренок у одного из наиболее разрушенных автомобилей.
— Ширли, мы ведь не можем знать, что может к нам прийти.

— Я знаю. И не называй меня Ширли.

Лайт села, все еще глядя в окно.
—- Значит, мы еще не перешли на имена?

Гиллеспи покачала головой.
— Это не то, это … неважно. Можешь называть как хочешь.

Вся комната начала сильно раскачиваться. Вдалеке раздалось несколько довольно громких взрывов. От потолка начали откалываться куски и стали падать на машины, подобно каплям дождя, оставляя вмятины в тех местах, где вмятин еще не было. Гиллеспи встревоженно подняла глаза.

— А я-то надеялась, что петля разорвется до того, как произойдет что-то подобное… — поджав губы, она выглянула в окно.

— До того как произойдет что? — с опаской спросила Лайт.

— Все на самом деле ломается. Мы никогда не проводили деструктивных тестов, которые бы подходили к этому объе…

Большая куча металла рухнула с потолка, раздавив капот и треснув лобовое стекло. Гиллеспи отдернулась, и прижала руку к сердцу.
— Ох, боже мой…

Роже с громким плачем побежал к их машине.

— Спокойно. Нам нужно подождать, пока это закончится, и все будет в порядке. Не волнуйся. — Лайт взяла Гиллеспи за руку. — Просто расслабься.

В этот момент большой пушистый отросток врезался в треснувшее лобовое стекло. Снаружи машины они могли слышать, как что-то зовет довольно пронзительным голосом.
— Типо, божечкимои, Джейн, здесь полно всякой всячины!

— Пиздец. — Лайт вытащила пистолет. Снаружи послышался крик призрака Роже. Он успел лишь вскрикнуть от ужаса, а затем пауки затоптали его.

Гиллеспи просто закрыла глаза.

Спрыгнув на переднюю часть машины, появился владелец пушистого отростка. Гигантский паук с бантиками в волосах и помадой, размазанной по всем челюстям.

Множество пауков начали выползать из трещин в земле и из разрушенных стен. Они спускались с потолка по паутине и все новые особи падали на крышу.

Автомобиль начал раскачиваться взад и вперед. Под капотом машины послышался скрежет пушистых лап новых сородичей пауков.

Вскоре каждое окно было заблокировано частями пушистых экзоскелетов, которые стучали и били по каждой поверхности. Лобовое стекло прогибалось, но, пока что, не ломалось. Осколки стекла осыпали переднее сиденье.

Автомобиль продолжал раскачиваться взад и вперед, и обе женщины в ужасе цеплялись за свои сиденья и друг за друга. Они погрузились в кромешную тьму, когда снаружи автомобиля не осталось ничего кроме копошащейся массы. Задние окна были выбиты, и дюжина ног начала извиваться и толкаться, чтобы пробраться внутрь.

Они обе перебрались на переднее сиденье, а Лайт направила свой пистолет назад, на звук шелестящих конечностей. Крыша над ними начала проседать, и в салон пробрались еще три паучьих конечности, которые начали слепо метаться. Гиллеспи закричала от боли, когда одна из лап паука ударила ее по предплечью. Судя по хрусту — предплечье сломалось.

И в этот момент Лайт и Гиллеспи почувствовали, что у них в ушах что-то оглушительно щелкнуло.

Нога паука сразу же затвердела и рассыпалась, как пепел. Стук со всех сторон сразу прекратился. За окнами по-прежнему была тьма, но движения больше не было. Гиллеспи застонала и прижала поврежденную руку. Из дыр в крыше начал мерцать яркий свет. Лайт оглянулась.
— Насколько все плохо?

Гиллеспи посмотрела на неестественно вывернутую руку.
— Сломана… — пробурчала она, выпрямляясь на сиденье и хватаясь за руль побелевшей рукой.
— Посмотри наружу… все кончено? Мы выбрались?

Лайт толкнула дверь и выглянула наружу.

— … Нет. Немного не так. Похоже мы все сломали.


???

Обломки того, что недавно было большим автопарком, парили в космосе. Помятый и искореженный автомобиль стоял на небольшой леветирующей платформе. Голубые лучи света пробивались сквозь парящие повсюду куски бетона. Воздух был очень густым и пронизанным каким-то высоким звоном.

Лайт понесла Гиллеспи через пустоту. Гиллеспи дышала коротко и часто, а глаза были закрыты. Лайт была не уверена, по чему именно она шла, когда проходила мимо секций комнат, подвешенных в космосе. Иногда встречались отдельные части не-людей. Лайт старалась не смотреть на них.

В воздухе послышался свист.

— Ну как твое самочувствие? — сказала она, поудобнее подхватывая хрупкую фигуру Гиллеспи.

— Хорошо… хорошо, — ответила та, глубоко вздохнув. — Продолжай идти. Он должен быть здесь… скоро.

Лайт посмотрела вперед. В глубине тьмы что-то ослепительно светилось. Яркое розовое мерцание, приближалось к ним с каждой секундой.

Свист становился все громче.

Они прилетели парящей буквой V. Розовые фламинго, с заостренными металлическими зубцами вместо ножек. К трем из них, на толстых черных кожаных ремнях, был подвешен знакомый робот. Безногий, с капающим маслом из разбитого корпуса и покрытый виноградными лозами, но размахивающий лезвием и бесшумно хлопающий восковыми деснами.

— Да бля-я-я-дь. — застонала Лайт и отступила на шаг. — Почему эта чертова штука не отстанет?

Сверху спикировали новые фламинго с зубцами наизготовку. Пригнувшись и прикрыв Гиллеспи, Лайт почувствовала, как эти зубцы вонзились в ее спину. Затем появилось ощущение тепла, когда кровь свободно потекла из ран.

Фламинго снова поднялись в небо, вернувшись в строй с андроидом на передовой.

И снова они бросились с небес. Автомат размахивал своим ножом, и каждый его резкий удар заставлял вылетать из его тела болты и провода.

Лайт напряглась и сгруппировалась, ожидая когда летающая армада приблизится для удара. Прижимая Гиллеспи к себе, она резко уклонилась от очередного удара. Лезвие крепко вонзилось в щель между бетонными плитам, заставив андроида грохнуться о землю.

Гиллеспи поморщилась от легкой боли, когда Лайт опустила ее на землю. София выпрямилась и повернулась к роботу.

Дроид упрямо полз к ним, неуклюже размахивая клинком в их сторону. Его глаза выпадали из орбит, а восковые губы раскололись от удара о землю.

Лайт отступила, поудобнее перехватывая пистолет.

Неожиданно к ним бросилась фигура и наступила на голову андроида, размозжив ее на куски.

Лайт настороженно смотрела на человека, все еще держа пистолет в руке. К ним подошел молодой мужчина. Это был волосатый невысокий парень, достававший только до бедер Лайт. На нем был комбинезон класса D.

— Директор Гиллеспи… вы меня слышите?

Гиллеспи вскинула голову и широко открыла глаза.
— О… хорошо, все кончено. Как приятно наконец… познакомиться с тобой.

E-8812 протянул руку и убрал волосы с глаз Гиллеспи.
— Чувство взаимное. Вы сегодня устроили настоящий беспорядок.

— Это не то что бы было… моим планом. — Гиллеспи облокотилась на Лайт, которая помогла ей встать. — Я не собиралась приходить сюда… вот так.

E-8812 взял ее за руку, и мгновенно болезненная гримасса на ее лице сменилась полным облегчением.
— Вау…

— Это забавная вещь — боль. Боль была, когда они все сгорали, или были раздавлены, или умирали множествами других трагических способов. Это была настоящая боль, хоть и исходила от ненастоящих людей.

Гиллеспи отвернулась.

E-8812 огляделся.
— Вы знаете, почему существует это место?

— Потому что ты его создал?

Он покачал головой, указывая на Гиллеспи.
— Оно появилось благодаря вам. Вы были первым человеком… за довольно долгое время, проявившим доброту. На самом деле, это все вроде как описано вот здесь.

Покопавшись в кармане, он вытащил небольшую картинку. Это была Гиллеспи двадцатью годами ранее. Лето, она улыбается, стоя вместе со своим мужем на белом крыльце. На фотографии написано: "Это твой мир, Ширли. А мы все в нем живем".

Гиллеспи взяла снимок.
— Откуда он у тебя?

— У меня здесь нет ответов, и у нас почти не осталось времени. Извини. Ты единственная, у кого действительно есть последнее слово. — E-8812 хлопнул в ладоши и помахал руками. Огни сформировались в синюю будку с мерцающей белой спиралью в центре. — В любом случае, я уверен, вы знаете, что сейчас происходит.

Гиллеспи кивнула.
— Продолжай.

Белая спираль засияла ярким белым светом и превратилась в цифру три.
— Вы взорвали мою базу и стали причиной гибели тысяч людей. Вы не воссоздали тот день, но я все же с нетерпением жду вашей следующей попытки.

Гиллеспи кивнула и исчезла. Лайт услышала звук закрывающейся двери.

— Что до вас, — сказал E-8812, шагнув к ней. — Никогда не возвращайтесь.

Белый замигал и превратился в большой красный нуль. Лайт почувствовала, как земля уходит из-под ног, и она упала во тьму. Затем все на мгновение вспыхнуло белым и, наконец, образы и звуки начали обретать формы. Сквозь звон в ушах Лайт услышала, как кто-то произносит ее имя.


За буфетной стойкой

Гиллеспи и Лайт сидели друг напротив друга в середине стойки. Рука Гиллеспи была на перевязи, но ее настроение было как никогда на высоте.

— Я встречалась с Боу ровно один раз. Он приезжал, чтобы осмотреть Зону 77, когда был заинтересован в использовании гуманоидов со способностями, пригодными для вооружения. Он, по очевидным причинам, хотел использовать 213, но он тогда все еще был в коме. Ты не поверишь, но Боу предлагал нашим докторам разбудить его.

Гиллеспи покачала головой.
— Именно тогда я и поняла, что проект, скорее всего, не сработает.

Лайт усмехнулась.
— Звучит вполне обоснованно.

Здоровой рукой Гиллеспи подняла свой чай и встряхнула лед.
— Итак, что же подарил тебе Ламент на вашем первом свидании?

Лайт ухмыльнулась:
— Гребневики. Это было потрясающе.

Гиллеспи улыбнулась.
— Такие подарки ценнее всего. А что с ними случилось?

Лайт громко рассмеялась:
— О. Тебе это понравится. Младший научный сотрудник случайно выпил их, подумал, что они аномальные, и почти посадил весь наш сектор под карантин.

Гиллеспи усмехнулась:
— Жаль, что ты их потеряла.

Лайт в ответ лишь пожала плечами.
— Зато в итоге получилась отличная история. Иногда это лучшее, на что можно надеяться.

— Да… Я слышала истории, слухи о тебе и Ламенте. Если ты не против, говорить об этом…

— Нет, продолжай. Я не против.

— Вы все еще … запутались?

Лайт покачала головой.
— Просто друзья. Мы оба согласились, что так будет лучше всего.

Гиллеспи понимающе кивнула.
— Жалко… из вас получилась бы потрясающе сильная пара. Но я уверена, что последнее, о чем вы задумывались — это увеличение силы. — Она закрыла глаза и допила чай, а затем поднялась. — Давай вернемся в Зону… Мне нужно многое тебе показать, прежде чем мы уйдем. Мы и так заставили O5-4 ждать достаточно долго.

Стоя возле нее Лайт улыбнулась.
— Что ж. Веди.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License