Доктора и Алагадда
рейтинг: +2+x

Двое коллег сидели в кабинете особняка, один из них покачивал бокал бренди, в то время как другой затягивался из богато украшенной трубки. Его голос нарушил тишину выпустив облако дыма:

— Не часто такое у тебя бывает что бы не было слуг в комнате, Риделл. Что за тяжкий настрой у тебя?

Помолчав несколько мгновений за которые он поставил виски, Риделл извлек журнал в кожаном переплете из своего костюма.

— Я только этим утром получил, курьер привез, мое последнее приобретение. Сочинение написанное жителем мира по другую сторону Двери Януса. — Глаза его гостя расширились при этом. Прошло уже несколько долгих лет с тех пор как тайные врата открывались.

— Где ты нашел такую вещь? - Эразмус подался вперед и нетерпеливо протянул свои руки к книге, очевидно желая увидеть её содержимое.

Хозяин протянул свое приобретение, гость взял его.

— Слепой аукцион мистера Дарка. Это стоило почти как мое летнее поместье.

— Небольшая цена, - отметил Эразмус, осторожно открывая книгу. - А от какого рода существа эта вещь?

— Трескающийся и разваливающийся джентльмен, если верить продавцу. Мужчина стремится открыть двери со своей стороны, он продал эту книгу в обмен на реагенты нужные для своего замысла. - Риделл наполнил свой бокал бренди из графина на столе перед его стулом и продолжил. - Кто знает получил ли он что хотел.

Эразмус пробежался по страницам, жаждя прочесть описание Алагадды из первых рук. Наконец, он нашел что искал.


Вечно изменяющийся золотой лабиринт из бесконечных фасадов и оргий был снова заполнен криками удовольствия похоти и острого садизма. Прекрасные алые цветы поверх этой замечательной личины старательно танцевали со своими хозяевами в нечестивом танце. Весь лоск джентльменов теряется в этом импульсе, форменная ирония. Эти мощеные улицы, это благодать для тех кто хочет следовать вульгарным догмам и, клянусь проклятыми Лордами, они следуют. Похоть этих отступников имеет такое влияние, что даже Я. Выбравший жизнь в безбрачии, почти что сдался этой порче что влечет к этой отвратительной пакости.

Некоторые могут подумать насчет уличных ублюдков, впутанных в такие вершины социального вырождения, наверное у них отлично отточено чувство юмора. Но к моему ужасу они терпят фиаско даже в этом. Большинство из них даже не могут поддержать светской беседы чуть больше чем на несколько слов, прежде чем они спотыкаются о смесь дешевого эля и забытья этой реальности.

Потерянные в своей безумной похоти, требуется лишь мгновение ока что бы они позабыли что у них спросили, а то и просто проигнорируют. Вопрос теряется на задворках их ума вместе с прочим, что бы сгнить в море безумия. Воспоминания об этом больше никогда не войдут в их примитивные мозги, часто отвечающие просто: "Ты знаешь Я?"

Обе стороны приходят к немногословному выводу: "Ага! Но, никто не знает правда ли это." Ибо время извилисто в том, что бы идти к своей цели, оно не идет простым путем. Оно закручивается и искривляется проходя через наше существо в реальности этого города, так что события не уникальны в этом 'времени', потому правильный вопрос касательно событий не 'когда' но 'где'. Долгое ожидание в одной точке может привести ко встрече со старыми событием. Но, это все не имеет такого значения, как переживание этого повторения того первого раза. Во время долгой прогулки можно найти воспоминания о событиях которые и не могли здесь быть.

Я гулял рядом с часовой башней у моего жилища, она возвышалась над всем на улице в своем золотом совершенстве, показывая кривыми стрелками на черточки и цифры. В каждый миг или прошедший момент на часах показывался циферблат, что сильно отличался от того что был моментом ранее, указывая на правомерность своего существование в море разрозненных моментов.

Тем не менее, несмотря на все это, мое положение становилось хуже. Моя ненависть превратилась в яд во мне. Страдание требует что бы я погрузился глубже в запретные знания в поисках лекарства. Даже сейчас я не оставляю приготовлений к тому что бы вторгнуться в библиотеку Космических Спекуляций, где, как говорят, знания из всех миров каталогизированы ради кругозора двора греха.


Он читал четыре часа, пожирая тонкую книжку глазами пока хозяин дома медленно попивал бренди. Глаза Эразмуса были широко открыты когда он поднял их, но вскоре сузились когда его разум перешел к следующей задаче.

— Какие у нас гарантии что его метод откроет двери?

— Никаких.

Язык ученого увлажнил его губы пока руки держали открытую книгу, слегка дрожа от напряжения в котором он был.

— Все еще, это слишком значимый шанс что бы его упустить. Библиотека где можно найти даже потерянные священные книги стоит любых средств.

Риделл кивнул в знак согласия, его ум помогал скрыть свое желание искать тексты более простые и могущественные.

— Я рад что вы согласны, так как я надеялся на вас в вопросе поиска нужных реагентов.

Эразмус кивнул, сделка честная. Только потрескивание огня прерывало молчание пока он размышлял от том великолепном переключении что ждет его. Риделл просто радовался тому, что его гость оказался так сговорчив в вопросе помощи с оплатой. По правде говоря, однажды ранее он уже совершал это путешествие. Один. В тайне. Огромной ценой. По его расчетам, он потратил месяцы там, пока его продовольствие не кончилось и ему не пришлось отступить через дверь. Как горько он сокрушался когда она закрылась за ним! Он так и не открыл знание которое искал. Хотя, то, что он нашел соблазняло его еще сильнее.

Слухи о человеке который превзошел свою смертность и преодолел великую тень смерти наполнили ум Риделла. По крайней мере, у него будет второй шанс узнать эти тайны. При дворе Повешенного Короля.


Начало | Поветрие при дворе Повешенного Короля

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License