SCP-1075-RU - Куда уходят умирать олени
рейтинг: +48+x

Уровень допуска 1
Куратор объекта доктор Тихончук, 10-399
Хранить в камере 166A Зоны 3


S

E

K

T

N

{$non-standart-class}


Условие-действие

SCP-1075-RU


ohdeer02_copy.png
SCP-1075

Объект №: SCP-1075-RU

Класс объекта: Безопасный

Особые условия содержания: SCP-1075 должен храниться на складе безопасных объектов Зоны 3. Для доступа к объекту необходим уровень допуска 1/1075. Все опыты должны быть согласованы с текущим куратором объекта. Фонд совместно со специалистами Таймырского арктического заповедника разработал спектр мер, направленных на изменение маршрутов миграции северных оленей, благодаря которым животные не должны приближаться к озеру Ялумтурку ближе, чем на 50 км. Озеро объявлено закрытым для туристов. Персонал заповедника не должен подпускать к озеру посторонних лиц, о подозрительных случаях следует сообщать прикрепленному куратору из Отдела внешних связей. В настоящее время в окрестностях озера Ялумтурку отсутствует коммерческое оленеводство, в случае изменения ситуации предприятие необходимо перекупить или использовать лоббистов в местных муниципалитетах, которые могут воспользоваться необходимыми административными рычагами.

Описание: SCP-1075 представляет собой нож, похожий на традиционные ножи оленеводов самодийских народов. Клинок узкий, со скошенным профилем, заточка стамесочная. Рукоятка сделана из рога оленя северного (Rangifer tarandus)1, форма цилиндрическая с расширением на конце (грибок), без выемок под пальцы. Объект подходит для всех задач, для которых обычно используется нож, хорошо держит заточку. По датировкам радиоуглеродного анализа объект можно отнести к началу 17 века, но стоит отметить, что он не проявляет заметных признаков износа, особенно учитывая, что, по всей видимости, он долгое время провел в воде.

Аномальные свойства SCP-1075 проявляются в том случае, если ножом наносится рана человеку. Раны, нанесенные объектом, не заживают самостоятельно и открываются, если их прижечь или сшить, кровотечение продолжается в том числе после [ДАННЫЕ УДАЛЕНЫ]. Кровотечение из таких ран не останавливается и происходит в объеме, соответствующем характеру повреждений, но симптомы кровопотери, в том числе ведущие к летальному исходу, не наступают. Единственными симптомами будут являться головокружение и общее недомогание, усиливающиеся со временем, вплоть до потери сознания. Слюна северного оленя оказывает на раны, нанесенные объектом, крайне благотворное воздействие: будучи смоченными слюной, они затягивается в течение суток или быстрее вне зависимости от тяжести повреждений.

Кровь, пролитая из раны, нанесенной объектом, привлекает северных оленей. Они идут на ее запах и пытаются слизать ее с земли. Олени способны учуять ее за 15-18 км и следовать за человеком сотни километров без остановки. Животные проявляют большую оживленность и даже могут затоптать друг друга, если движение по какой-то причине застопорится, однако они никогда не приближаются к человеку ближе, чем на несколько шагов.

Нож имел большую обрядовую ценность для традиционной религии ненцев, использовался шаманами ненецкого рода Вэнго. Если стадо одной из семей разбегалось, шаман наносил себе ритуальные разрезы на запястьях по особым линиям, привлекал оленей кровью и помогал собрать стадо воедино.


ohdeers_copy.png
Берег озера Ялумтурку, 18 июля 1936 г.

Приложение: История обнаружения

О существовании SCP-1075 стало известно Отделу «П» ГРУ в 1936 г. после инцидента, случившегося в колхозе «Северный путь» возле поселка Хадо, в 391 км к северо-северо-западу от Дудинки.

В первой половине мая 1936 г. в поселке началось туземное восстание, которым руководил ненецкий шаман Илко (Илья) Вэнго. Напряжение между советской властью и местными жителями росло на протяжении многих лет. Это было вызвано рядом причин: превращение кочевых ненцев в оседлых работников колхозов, их оленьих стад — в государственную собственность, постоянно растущие показатели по заготовкам рыбы, пушнины, дефицит промтоваров, принудительное обучение ненецких детей в школах-интернатах на русском языке (что воспринималось многими из ненцев как похищение их детей).

Поводом к восстанию стало решение Дудинского туземного совета начать рыбозаготовку в озере Ялумтурку. Ненцы ответили отказом, потому что озеро считалось для них священным, обычай запрещал ловить там рыбу. Согласно их повериям, там жила ненецкая богиня зари2, но Дудинский совет все равно развернул рыбную ловлю на Ялумтурку. Это привело к нескольким стычкам русских рыболовов с местными жителями. Одна из них закончилась смертельным исходом: 20 мая отрядом вооруженных ненцев был убит начальник смены Спиридонов, которому было нанесено более 60 ножевых ранений. Отряд ненцев затем вернулся в Хадо, в поселке начались волнения. Были заняты административные учреждения, часть людей отправилась в соседний поселок, чтобы освободить детей из интерната.

22 мая в Хадо прибыл отряд ОПГУ, после короткой перестрелки он почти не встретил сопротивления и вошел в поселок. Убийцы Спиридонова были арестованы. После допроса выяснилось, что главным зачинщиком восстания был шаман Илко Вэнго. Все виновники были казнены по ускоренной процедуре за вооруженное восстание против советской власти.

В ночь с 15 на 16 июля, дождавшись, пока большая часть контингента ОПГУ покинет Хадо, сын Илко, Сывне, освободил всех оленей, принадлежавших колхозу (более 4 тысяч голов)3, и повел за собой в сторону озера Ялумтурку. Впоследствии выяснилось, что скоординировать такое большое стадо в одиночку у него получилось благодаря SCP-1075. Сывне зашел в воду, отплыл от берега на 60 метров и опустился на дно, вероятно, осознанно намереваясь убить себя. За ним последовали олени, которые полностью игнорировали опасность и тонули один за другим.

Свидетелем происшествия стал ночной сторож, а затем и утренняя смена рыболовов. По их словам, все озеро было покрыто оленьими трупами, лишь несколько оленей бесцельно бродили по берегу или пытались шагать по телам по направлению к центру озера. Всю следующую неделю русские вычищали озеро от оленей. Ненцы отказались помогать рыболовам, а также содействовать следователям, прибывшим из Норильлага. Добычу в озере пришлось прекратить, потому что трупный яд отравил воду, и популяции рыбы был нанесен серьезнейший урон. На угрозы привлечения жителей Хадо к высшей мере наказания за уничтожение государственной собственности ненцы не реагировали, со слов следователей, весь поселок прибывал во «мрачном, но торжественном настроении». Из-за исчезновения оленей и отравления воды в озере жителям Хадо стало нечего есть, потому что большую часть питания обеспечивало местное производство, но это не вызвало волнений. Советской власти пришлось экстренно налаживать поставки продовольствия из Дудинки в Хадо. Сывне был объявлен в розыск, власти посчитали, что его побег был вызван страхом перед тем, что его объявят виновником произошедшего, но твердых улик против него у следствия на тот момент не было.

В течение следующих нескольких месяцев русские в Хадо могли наблюдать, как к озеру подходят олени, поодиночке и небольшими группками, и заходят в воду, чтобы затем утонуть. Олени сбегали с колхозных пастбищ в соседних поселках, приходило также много диких оленей. Такие меры, как заборы и колючая проволока, помогали лишь ненадолго, потому что звери атаковали заграждения, невзирая на ущерб себе. Смотрителям пришлось запросить дополнительную вооруженную охрану для отстрела оленей — огнестрельное оружие их не отпугивало, что показалось крайне странным, поэтому животных приходилось убивать на подходе. Также охранниками было замечено, что вода в озере стала будто бы немного темнее, чем обычно.

Слухи об аномальной природе происшествия на Ялумтурку стали множиться среди местных ненцев. Когда это дошло до норильских следователей, ими был запрошен специалист из отдела паранормальных исследований ГРУ, которого сопровождало двое лояльных советскому режиму шаманов и один раввин, находящийся у Отдела «П» на довольствии. Им удалось обнаружить труп Сывне. Из-за сдавливания газов в процессе гнилостных изменений плоти труп не всплывал, что первоначально усложнило задачу поиска, но помогли еврейские ритуалы крови. Тело было извелечено из воды, после чего была проведена полевая экспертиза. Несмотря на трупные изменения и отсутствие прочих признаков жизни, из запястий на теле Сывне текла кровь со скоростью 25 мл/мин, что соответствовало острому артериальному кровотечению. Шаманы, знакомые с обычаями рода Вэнго, догадались о причине аномалии, и один из оленей, который бродил неподалеку, помог остановить кровотечение. Однако водолазы, по заказу отдела «П» обследовавшие озеро, обнаружить SCP-1075 так и не смогли.

После извлечения трупа Сывне Вэнго вода в озере не утратила своих привлекательных для оленей свойств, но количество тонущих в озере особей значительно снизилось, упав до 130-140 голов в год в среднем. В течение следующих 35 лет все оленеводческие и рыболовные колхозы в радиусе приблизительно 850 километров закрылись по разнообразным причинам. Местные жители, многим из которых советская власть вернула возможность заниматься традиционным кочевым оленеводством, избегали пасти оленей в этой местности.

Озеро приобрело особую популярность у туристов и входило в обязательную программу для посещения на Таймыре. В одной из таких экспедиций вместе со студентами исторического факультета УГУ им А. М. Горького в 1979 г. участвовал Сергей Иванович Вэнго, выходец из Дудинки, родившийся в семье русской медсестры и ненецкого автомеханика. Как сообщил в интервью Фонду сам Сергей, он решил нырнуть с лодки в воды «проклятого озера», чтобы впечатлить свою невесту. У него не получилось вынырнуть сразу, потому что его захватила небольшая воронка, но ему удалось заметить нечто, поблескивающее в камнях на дне. Спустя несколько попыток ему удалось извлечь объект из камней, им оказался SCP-1075. Сергей, сходу определив историческую ценность данного ножа, подарил его Дудинскому краеведческому музею. Местные специалисты с удивлением обнаружили, что необычный нож с костяной ручкой (обычно ножи у оленеводов делаются с деревянной ручкой) подходит под описание ставшего легендарным ножа рода Вэнго, о чем было напечатано в местных газетах и одном журнале о советском севере. Объект был изъят из музея отделом «П» ГРУ, а после распада Советского Союза по Будапештскому соглашению попал в собственность Российского филиала Фонда SCP.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License