Sic Semper Tyrannis
рейтинг: +1+x

Через восемь дней после падения Яроса молодой жрец МЕХАН наблюдал умирающую плоть своего наставника. Красную, потрескавшуюся и гниющую. Наставнику оставалось максимум несколько часов. Большинство тех, кто вернулся в Акротири двумя днями ранее, уже поддались.

— Прости меня, мой мальчик. — Слова наставника истекали из его горла, как вода изо рта рыбы, которую вытащили из воды. — Я надеялся, что ты не разделишь нашу участь. Ты должен был выжить и возглавить нас после всех войн.

Наставник разразился тяжёлым кашлем.

Молодой священник смотрел на всё это. Его лицо ничего не выражало.

— Уже неважно. Ничто из того, что мы делаем, будет существовать. Они уже украли те части Бога, которые мы могли собрать. Наши Колоссы уничтожены, наши союзники скоро бросят нас на произвол судьбы. Мастер не выиграет эту войну. Карцист собирается убить всех нас. Моя единственная оставшаяся надежда — он должен сделать это до того, как он поглотит нашу Богиню, а не после. Я не выдержу позора её смерти.

Звук пощёчины отразился эхом от стен небольшой комнаты.


Великий Карцист Ион, Царь-Колдун Адитума и убийца четырёх богов, нахмурившись, смотрел на город-остров Акротири сверху. Это и была великая цивилизация, которая останавливала западные походы в течение ста лет. Архитектура города поражала; когда-то он был неприступен благодаря Колоссам. Но не сейчас.

Три сломанных Колосса лежали в бухте. Врата гавани, которые они охраняли, были разорваны на части. Немногочисленные оставшиеся корабли были серьёзно повреждены. Даже длинная кальдера заснувшего вулкана, на которой и находился остров, снова начала испускать пар. Карцист Тундас ценой своей жизней нанёс своим врагам смертельную рану.

— Возможно, мы встретимся снова в Адитуме, мой друг, — сказал Ион.

Он прекратил гадать о будущем и приготовился к возвращению в крепость Китиры, но кто-то положил руку ему на плечо. Ион остановился. Он знал, кто это был.

— Со мной всё в порядке, Ловатаар, честно. Немного озабочен последствиями этой победы.

Его жена кивнула, и оба погрузились в молчание. Скоро мир, который он чувствовал сейчас, будет ощущаться всем человечеством. Разбитый Бог — не ничтожный дух, живущий за счёт мыслей тысяч людей, как Хеттский тотем или Ариан Огненный Змей. Он — истинный бог, каков есть и отец Иона. Уже сейчас он мог творить чудеса и захватывать целый континент. С помощью силы западного бога человечество может объединиться. Сперва его отец будет уязвим. Но Ион лучше любого жившего когда-либо человека знал, как использовать уязвимости богов.

— Ох, милая моя, я никак не могу решить, является ли твоя навязчивость вредной или же притягательной привычкой. — Ловатаар улыбнулась ему, и он почувствовал, как все его волнения прошли. Это день триумфа, возвышения. Завтра не надо будет драться. Пока что.

Он улыбнулся по-Дэвитски.

— Я думаю, что для тебя она всё же приятна, иначе бы твои поступки и решения казались бы ещё более странными. — Они остановились, а потом начали возвращаться. — Как приготовления?

— Орок говорит, что армия вторжения готова. Я уже сказал им о вещи, которая нужна нам для ритуала. У Саарн есть эти нечестивые детали бога, которые были обнаружены Тундасом. Они готовы, нам нужна лишь последняя часть. Единственный оставшийся вопрос — судьба населения.

Ион ненадолго прервался, обдумывая сказанное. Он откладывал этот вопрос до последнего. Всегда.

— Нам нужен живой священник. А остальные… Сжечь город и всё население. Они слишком опасны, нельзя оставлять их в живых. Сила, которой они повелевали, когда-то была решающей, и она может стать таковой вновь. И она может стать примером для будущих врагов.

— Ты знаешь, что ты не должен объяснять это мне — только себе. — Иону пора бы было запомнить, что двести лет совместной жизни делают невозможным сокрытие своих намерений. — А теперь иди, пока тебя не отвлекли и пока эта здоровенная глыба и упала в море.

Под ними из-за облаков выглянул висевший в воздухе остров-крепость Китира, как ястреб, поджидающий жертву. Поднятый с земли во время становления Адитума силой недавно убитого бога, он должен был послужить инструментом для уничтожения этих язычников.


Жрец Церкви Разбитого Бога тащился по улицам города, размышляя о последних приказах человека, который его воспитал. Погода была слишком красивой для дня, когда такая ужасная трагедия случилась с его народом. Лишь небольшое скопление облаков к западу от зенита занимало небо. Это было жестокой иронией судьбы.

«Позволить богу и "спасителю" воссоединиться». Это был глупый план, который он никогда не придумал бы. Даже если бы он сработал, какой смысл был бы жить в получившемся мире? Лучше, наверное, умереть в мучениях, чем жить в теле монстра.

Крики оборвали его размышления. Толпа вокруг него начала показывать на небо. Сначала он ничего не понимал, а потом прозрел. Это не было облаком. И монстры с окраин Преисподней посыпались на Акротири последним дождём, который застал этот город.


Орок, рогатый Клавигар войны, был возвращён в Китиру в течение лишь часа. Сердце МЕХАН и сопровождавший его жрец прибыли вместе с ним. Ион подумал, что спасать их от битв не было самым удачным решением.

— Мой Великий Карцист, я принёс тебе то, что ты хотел. — Орок подвинул вперёд цепь, которой был связан жрец. — Он попал ко мне вместе с последней деталью; умолял взять его с собой.

Ион по-волчьи улыбнулся жрецу, не смотревшему Карцисту в глаза.

— Как священник он, конечно, пригодится. Но сперва он сыграет ещё одну роль. — Ион быстро встал, оторвал кусок плоти от запястья жреца и выпил его кровь. Человек отшатнулся, но успокоился, когда Ион закончил и мгновенно залечил рану. В конце концов, ему нужно было совсем немного крови.

Используя тексты, добытые Саарн из архивов Механитов, он начал делать то, к чему они стремились тысячелетиями: он строил их бога. Последняя деталь была возложена на специально приготовленный помост, и ритуал начался.

Ржавая кровь очищена и льётся ещё раз. Пускай энтропия уменьшается, а жизнь обновляется и продолжается. — Он вылил флакон чёрной жидкости на Сердце, которое начало двигаться. — Плоть, которая ею никогда не была, должна двигаться и расти под удары Сердца. — Колонна свернулась вокруг самой себя, окружая меньший механизм. — И пусть имя Создателя сияет на этом механизме, чтобы он стал тем, чем не смог стать его предшественник. — Небольшой диск с вырезанными символами слился с основной массой металла, которая теперь беспорядочно двигалась и скрипела.

perelka.jpg

Автор Perelka_LPerelka_L.

Ион поднял свою правую руку, которая разделилась на три, на концах которых появились отростки, похожие на змеев.

— Именем бога бездушности, я несу хаос жизни. — Он начал идти к машине. — Во мне — кровь верного тебе, семя твоего влияния на мир. Я позволил ему вырасти вместе со мной, так же, как вырасту я, став тем, чем ты никогда не станешь. — Клубок змей, похожий на пасть и выросший из того, что раньше было рукой, обвился вокруг того, что должно было стать зародышем вновь собранного бога. — Я — Уроборос, змей, который поглощает всё, в том числе и себя. — Одним движением Ион проглотил МЕХАН. За его спиной её жрец улыбнулся.


— Бесполезно бороться с повелителем Плоти, но я подготовился к такому исходу, — умирающий наставник объяснял свой план своенравному ученику. — Артефакты, которые были сворованы из Яроса, были предназначены для этого. Я повредил их, везде пряча одну из частей. Это превратило части Бога в смертельное оружие против Иона. Позволь Богу и ложному спасителю соединиться. Он не поглотит МЕХАН; он разделит её печальную участь.

— Ты осквернил части Бога! Это кощунство, ересь, это… — наставник прервал его, приложив руку к его рту.

— Я был дал тебе ещё одну пощёчину, но у меня нет сил. Это — единственный шанс для нашего Бога, пусть он и включает в себя убийство мною большей её части. Чтобы это удалось, последователь МЕХАН должен встать на проклятый путь. И потом освоиться на нём. Я должен был это сделать, но теперь мне придётся возложить эту миссию на тебя. Ты будешь сильно страдать. Чем ты пожертвуешь, чтобы спасти МЕХАН?

— Всем.


Ион на краткий момент впал в эйфорию, когда дело было завершено. Затем наступила боль.

Он упал на колени, когда сталь пронзила все его конечности, расплескав кровь по полу. Он чувствовал, как всё его тело корчилось и дёргалось, в то время как его физическое и духовное вместилища были выжаты, переделаны и разорваны на части. Несмотря на происходивший хаос, он открыл глаза. Позже он понял, что лучше было бы этого не делать.

Плоть его солдатов и друзей извивалась в бешенстве, когда выпущенная неконтролируемая мощь Великого Карциста рвала их на куски. А что же его Клавигары? Саарн нигде не было, а Орок был охвачен горой живой плоти. Ловатаар с ужасом смотрела на мужа, которого постигла столь незавидная судьба. Десятки рук вырвались из её живота и обвились вокруг её высокого тела. Он не позволил бы ей присутствовать при ритуале, если бы знал то, что она предполагала — оно, собственно, и случилось.

Он почувствовал, как Китира начала падать на землю и как вулкан, скрытый под кальдерой внизу, начал извергать лаву. Рядом с ним он увидел улыбающееся лицо жреца-Механита — он один не был затронут мощью Карциста. Жрец заговорил:

— Без тебя весь твой народ умрёт. Но ты останешься в живых, погребённый в кузнице Богини. И я никогда не позволю тебе вырваться, даже через тысячу поколений.

Большинство из тех, кого он любил, были убиты, а его тело разваливалось на части — поэтому для Иона большим облегчением стал момент, когда пепел и лава поглотили его.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License