Истории Комитета по Этике: 5 причин, почему Фонду нужна армия роботов
рейтинг: +3+x
conferenceroom.png

Среда складывалась на редкость удачно. Это был единственный день на неделе, когда одна из них могла забронировать конференц-зал в "Корделия Роял", у второй была возможность слетать из своего штата на место встречи и обратно, не пропустив ни дня работы, а у третьей не было этих ее чертовых тренировок.

После полудня облака разошлись, и небо было ясным, кристально-голубым. Интерьер отеля демонстрировал профессионально подобранные цвета и четкую, идеально выверенную геометрию углов. Вайолет Месмур ожидала в конференц-зале: корни ее волос блестели сединой, и сквозь слои косметики пробивались намеки на немалый возраст. Темно-карие глаза наблюдали за подъехавшим к отелю автомобилем. Агенты опередили спешившего открыть дверь аттенданта, и из машины вышли двое. Голос в ее наушнике произнес:

— Майклс и Янг прибыли.

Очень скоро они поднялись в конференц-зал. Янг, крепкая и жилистая, вошла первой: светлые волосы собраны в пучок, на лице ни грамма косметики, но природа навела макияж: бессонные ночи вместо теней для век, постоянная усталость вместо пудры. Янг прошла и уселась на свое место. За ней вошел Майклс, солдат с коротко стрижеными волосами. Сняв с себя очки-капельки, он сложил их, сунул в карман пиджака и занял место рядом с Янг. В наушнике снова зазвучал голос:

— Ли на месте. Ким пока не показывается.

Су-Юн Ли, похоже, была занята совершенно другой встречей — она вошла в конференц-зал, прижимая телефон к уху и яростно споря с кем-то на корейском. Она была невысокой, длинноволосой и носила очки. С каждой фразой, выкрикнутой в телефон, она казалась все более расстроенной. Голос в наушнике неуверенно сообщил:

— Грин на месте.

Девушка, вошедшая в конференц-зал последней, была одета в плиссированную юбку, пиджак и галстук, все в цветах формы Доусской подготовительной школы. На каждый брошенный на нее взгляд она отвечала ослепительной белозубой улыбкой, но глаза ее источали яд. Грин — хотя на табличке было написано "Кассандра", а в досье, что читала Месмур, было не менее пяти других имен, — села на свое место, закинув рюкзак под ноги. Она поставила на стол бутылку воды, положила рядом две розовых таблетки, откинулась на спинку стула и с усмешкой оглядела остальных.

Ли наконец сбросила звонок. Охрана заперла двери и встала по местам, а Месмур заняла место во главе стола. Перед ней стоял диктофон; Вайолет протянула руку и нажала на кнопу "Rec".

Переговоры Комитета по Этике с заинтересованными группами на тему сценария ΩK

<Начало записи>

Доктор Вайолет Месмур прокашливается и начинает.

Месмур: Я ценю, что вы все смогли прийти на эту встречу. Особенно вы, д-р Янг, ведь вы, насколько я знаю, заняты сразу в нескольких проектах по ΩK.

Янг: Благодарю, д-р Месмур.

Майклс: Приятно, что и меня пригласили.

Доктор Месмур садится на свое место и вытаскивает портфель. Она продолжает говорить, открывая его.

Месмур:Для тех из вас, кто не знаком со всеми присутствующими. Я - доктор Вайолет Месмур, член Комитета по Этике.

Д-р Месмур кивает на д-ра Янг.

Месмур: Это доктор Эмили Янг, выдающийся исследователь по теме сценария ΩK, с которым, я уверена, все присутствующие хорошо знакомы.

Янг: Благодарю. Я много работала с ΩK, включая исследование объекта, известного как SCP-3984, и мне хотелось бы внести свой вклад в столь важное решение.

Д-р Месмур кивает, вытаскивает из портфеля несколько листов бумаги и продолжает говорить.

Месмур: Да, верно. Человек с кибернетическими усовершенствованиями, сидящий в конце стола - Эрик Майклс, заслуженный ветеран войны и один из первых, кто… испытал на себе эффект ΩK, насколько нам известно.

Майклс: Я не то чтобы важная шишка. Меня взяли только для безоп…

Грин: …да, да, нам всем очень нравятся греческие буквы, но не могли бы вы познакомить тех, кто не в курсе, со значением того причудливого термина, который вы талдычите без перерыва?

Д-р Месмур вздыхает про себя, вытаскивая из портфеля оставшиеся бумаги. Она поворачивается к Грин.

Месмур: Если вы помните вопросы Организации учета сограждан, вы должны помнить, что ΩK — то, что мы называем "сценарием, с которым нам нужно жить". Бессмертие. Я думаю, вы поняли.

Д-р Месмур поворачивается к остальным.

Месмур: Человек, который нас перебил — Грегори Грин, хотя я уверена, что сейчас имя уже изменилось. Это представитель отдела пересадки тела "Лабораторий Прометея".

Грин: О, я не слышала этого "Грин" уже годами. Лучше Касси, а то все никак не привыкну к новому имени.

Грин улыбается и ждет ответной реплики. Никто не отвечает

Грин: В любом случае, несколько имен из прозвучавших здесь я видела в нашем списке клиентов, так что, полагаю, присутствующие ознакомлены с сервисом, который я представляю.

Янг: Да, я… прошла процедуру.

Д-р Месмур, не дав Грин прокомментировать, продолжает.

Месмур: И наконец, представитель "Маршалл, Картер и Дарк", г-жа Су-Юн Ли. Хотя мы ожидали прибытия г-на Цзи-Су Кима.

Су-Юн Ли вытаскивает какую-то карточку и читает с нее.

Су-Юн: Г-жа Су-Юн Ли не может заключать сделки и соглашения, связанные с продуктом "Гипнотралин". Она не может делать никаких заявлений от имени "Маршалл, Картер и Дарк", и все ее слова следует рассматривать как мнение частного лица.

Су-Юн убирает карточку.

Су-Юн: Г-н Цзи-Су не приехал, так как не говорит по-английски.

Майклс: Ничего удивительного. Они просто прислали нам дипломатический эквивалент среднего пальца. (в сторону Су-Юн) Ничего личного.

Янг: Не очень уместное замечание, на мой взгляд.

Месмур: Не будьте грубым, капитан.

Грин: Хорошо как всё складывается. Можно не тянуть кота и порвать по-быстрому Марш-Карт-Дырковскую новинку на ссаные тряпки.

Янг: Боже. Я надеялась, что это будет серьезное обсуждение.

Майклс: Извините. Просто я думал, что мы действительно сообразим что-нибудь вместе, а не станем отправлять мелких сошек на…

Майклс умолкает под взглядом д-ра Месмур.

Майклс: Заткнулся.

Д-р Месмур поправляет бумаги и начинает читать первую страницу.

Месмур: Мы собрались здесь, чтобы обсудить в некотором роде… аморальные практики Лабораторий Прометея и компании "Маршалл, Картер и Дарк" в отношении решения проблемы бессмертия.

Месмур: Д-р Янг и капитан Майклс присутствуют, чтобы предложить варианты решения как с профессиональной, так и с гражданской точек зрения.

Су-Юн: "В некотором роде аморальные?" Это… они… оно - торговец людьми! Мясник!

Г-жа Су-Юн указывает на Грин.

Грин: Простите, но все мы здесь - порядочные женщины. Кроме мистера Майклса.

Майклс: Верно. Он забрался в чужое тело. А от того, чем вы торгуете, у людей непроходящие кошмары. Мы хотим найти способ положить конец обеим вашим практикам. И, поскольку наши… эм… обычные методы не работают, нам придется пойти на сделку.

Су-Юн: Повторю: я не являюсь ответственным лицом и не могу принимать решения о распространении и продаже Гипнотралина.

Янг: Тогда, г-жа Су-Юн, при всем уважении — зачем вы здесь?

Д-р Месмур раздает каждому присутствующему по паре страниц с возможных заблуждений, допущенных при составлении бизнес-плана МКиД.

Месмур: Я хотела бы сообщить некую информацию о Гипнотралине и его подпольных аналогах. Очевидно, МКиД идут на руку неудачи их конкурентов, и, хотя это должно было означать, что все большее количество людей могут получить доступ к аналогу вечной жизни и ближайшему эквиваленту смерти, на деле миллионы людей остаются в своих телах страдающими после употребления дефектной таблетки. Это не только лишает большую часть старых и неизлечимо больных людей выздороветь хоть в какой-то форме, но и приводит к еще более тяжелому существованию, чем в жизни.

Д-р Янг просматривает переданные ей бумаги.

Янг: Мать моя… Я этого не знала.

Су-Юн: Ну, я, например, знала. Я также хочу заметить, что до того, как изготовление Гипнотралина было передано под контроль г-ну Цзи-Су Киму, конкурентов, пытающихся изготовить аналоги, не существовало.

Янг: И какой прогноз? Все эти люди могут проснуться?

Су-Юн: Я не могу раскрыть эту информацию.

Месмур: В этих бумагах вы можете прочитать подробности относительно того, какими способами упомянутые конкуренты мучают своих клиентов. Самый известный дефект — непроходящий приступ сонного апноэ, однако есть и другие, например, ходьба во сне, что, как вы понимаете, крайне опасно при отсутствии возможности проснуться, а также введение в перманентное вегетативное, а не коматозное состояние.

Месмур: Хотя дефектные препараты - не редкость в фармакологической промышленности, частота и сила этих дефектов наносит ущерб как клиентам, употребляющим данные препараты, так и обществу в целом из-за необходимости привыкнуть к новому состоянию "клиентов", так как их семье становится намного труднее о них заботиться.

Янг: Это… омерзительно.

Су-Юн: Это экономика.

Янг: Г-жа Су-Юн, вы упомянули о том, что до передачи права собственности конкурентов не было. Эти события связаны?

Су-Юн: Этот разговор записывается. Я не могу разглашать маркетинговые стратегии в то время, как здесь находится активный конкурент, на совести которого может быть необходимость перестановок в нашем руководстве.

Янг: По-моему, этот вопрос уже не стоит.

Грин: Если пхеньянская девчушка так хочет, я могу заткнуть уши.

Майклс: Видите? Я же говорил, дипломатический средний палец.

Янг: Не могу сказать, кто из них действительно палец…

Су-Юн: Это не подделка и не предварительно записанное сообщение. Любые действия, влияющие на конкурентоспособность "Лабораторий Прометея", повлияют на Гипнотралин. Продукт крайне уязвим для любых внешних изменений.

Д-р Месмур скрепляет еще несколько листов бумаги, чтобы раздать присутствующим.

Месмур: Несмотря на вышесказанное, г-жа Су-Юн, ваша компания, возможно, предлагает более моральное решение, каковы бы ни были действия, которые вы совершаете для увеличения продаж.

Д-р Месмур раздает новые пачки листов, в которых подробно описываются действия, совершаемые "Лабораториями Прометея" для успеха направления трансплантации тела.

Месмур: Я хотела бы особо обратить ваше внимание на похищение и подготовку субъектов, удаление мозгов и распространение ложных сведений о происхождении тел клиентам. Полагаю, остальная часть документа сама по себе достаточно красноречива.

Грин: Это ни разу не похищение.

С минуту все в полной тишине читают документ.

Майклс: (под нос) Все еще не могу поверить, что Джойс пошла на… такое.

Янг: Со всем уважением, капитан Майклс, вы — единственный из присутствующих, имеющий… "улучшения", благодаря которым можете избежать этого. Я родилась в 1989, а сейчас — 2130, не так ли? Прошу присутствующих, не перенесших операцию, поднять руку.

Капитан Майклс поднимает руку в полном одиночестве.

Майклс: Совершенно не удивлен. По-прежнему разочарован.

Янг: Если бы не пересадка, большинство из нас были бы мертвы. Нет, хуже, чем мертвы. Или, по крайней мере, спали.

Месмур: Мне самой стыдно за то, что мне пришлось сделать, но я могу с гордостью заявить — я перенесла лишь одну пересадку.

Грин: Ой, да ну? А в следующий раз мы осудим индустрию бутилированной воды?

Д-р Месмур бросает взгляд на Грин и поворачивается к ней.

Месмур: Вы сравниваете бутилированную воду с человеческими жизнями?

Грин: Нет, я сравниваю бутилированную воду с одноразовыми жизнями. Что, по-вашему, происходят с людьми, чьи тела мы используем для процедуры? Ровным счетом ни-че-го. Каждый месяц тысячи людей покидают планету, еще тысячи разбирают на органы, кого-то берут в рабство и все такое. Им от рождения ничего не светило, и будущее им тоже никакое не светит. Будет ли справедливо позволить зря пропасть такому материалу, когда те из нас, кто хочет жить, превращаются в гниющих заживо мумий?

Майклс: Иногда у них просто нет выбора. Конечно, это трудно понять, если ты вырос с серебряной ложкой во рту.

Грин: Слушай, как тебя там… Янг? Позволь мне посмотреть твое дело, и я точно скажу, откуда взялось твое нынешнее… облачение. Дашь мне минутку?

Янг: И это говорит мне взрослый мужик в теле восемнадцатилетней девочки.

Грин: La vida loca.

Янг: Я, во всяком случае, сменила тело не только потому, что мне надоели собственные гениталии.

Грин: Ага, нашла. Янг, тебя подобрали на улицах, в Литве. Это тело выросло в театре, душ оно принимало в крохотных кабинках. Оно танцевало, щелкая каблуками и размахивая шляпой. Родители тела… хм, как неожиданно… пропали. Теперь это тело выполняет важную работу для великого Фонда. Здоровое, энергичное и бла, бла, бла. Если бы оно не досталось нам, оно стало бы таким же гниющим жилищем личинок и червей, как многие другие. Живым удобрением, которое следовало бы соскрести с улицы и бросить в грязь. Не знаю, как вы все, а я считаю нашу отрасль перерабатывающей.

Д-р Янг громко глотает воздух.

Грин: Я могу посмотреть остальные твои файлы, если хочешь.

Месмур: Пожалуйста, хватит. Мы пришли сюда не за этим.

Грин: Совершенно верно! Мы пришли решать проблему. И "Лаборатории" хотят за это решение денег.

Су-Юн: Что?

Майклс: Конечно, хотите, а как иначе.

Месмур: Вы же не ждете, что мы согласимся, так? Если вы не найдете гуманное решение проблемы, Фонд откажет вашей компании в содействии.

Д-р Месмур оборачивается к Су-Юн.

Месмур: Или вашей, если на то пошло. Можете передать начальству.

Су-Юн: Хорошо.

Су-Юн достает телефон и набирает СМС.

Су-Юн: Я сообщу, если они ответят.

Грин: В смысле, я понимаю, что основная проблема, о которой вы говорите - это утилизация. Конечно, мы можем запустить все вытащенные мозги в космос. Мы так и хотели сделать, но это было слишком дорого.

Янг: Ага. Куча живых людей болтается в космосе. Отличное решение!

Майклс: Ты же понимаешь, что… Нет, проблема не будет решена, если ты спрячешь ее на пару сотен тысяч футов выше уровня моря. И к вашим свалкам это тоже относится. Те люди все еще там. И они все еще страдают.

Су-Юн: Маршалл, Картер и Дарк готовы принять меры против некоторых конкурентов в обмен на субсидирование.

Янг: Они прислали тебе это?

Су-Юн: Да. Иначе я высказалась бы более прямо.

Грин: Народ, что за чушь? Да ну, ваш МакДак не пойдёт громить все до единого наркосети в мире чисто за пару котлеток баксов. Между прочим, когда я говорила об утилизации, я не имела в виду "давайте забросим мозги в стратосферу, чтобы вокруг Земли было здоровенное желейное кольцо!". Я предлагаю отправить их подальше. На Солнце.

Янг: Солнце, блядь? Ты всерьез предлагаешь кидать живых людей на Солнце?

Грин: Ну, Марс, например — это тоже огромный кусок бесплатной недвижимости, если Солнце тебе чем-то не нравится.

Майклс: Ты вообще слышала, когда я говорил о том, что они все еще живы?

Янг: Знаешь, как только мне вернули уровень допуска, я сразу же полезла проверять, что д-р Майклс делала с файлом, пока я… отсутствовала.

Д-р Месмур бьет кулаком по столу, ее портфель с грохотом закрывается.

Месмур: Вы будете продолжать свою нелепую болтовню о бредовых идеях или наконец предложите мне идею АДЕКВАТНУЮ?

Янг: Простите, д-р Месмур. Я просто хотела объяснить, почему Грин — идиот… ка.

Месмур вздыхает и жестом призывает Янг продолжать.

Янг: Д-р Майклс пыталась сжечь мозг, чтобы узнать, поможет ли это, и… и ничего. Мозг распадается, его клетки все еще живы, и мы даже не можем узнать, остается ли личность в сознании. Солнце - не выход.

Д-р Месмур оглядывает всех и потирает переносицу.

Месмур: Боже правый, вам всем за сотню лет, а вы ведете себя как дети…

Д-р Месмур роняет руку.

Янг: Извиняюсь.

Грин: Ну, технически…

Майклс: Нет, Грин. Ты не ребенок.

Месмур: Доктор Янг, мне известны ваши выводы относительно уничтожения мозга. На самом деле второй причиной, по которой я пригласила на встречу капитана Майклса, было то, что он является тем решением, что мы ищем.

Д-р Месмур указывает на Эрика Майклса.

Майклс: Я должен все это продемонстрировать, верно?

Д-р Месмур кивает.

Эрик снимает рубашку для демонстрации своих кибернетических улучшений.

Месмур: Протезы капитана Майклса смогли не просто сохранить его здоровье. Они сохранили его здоровье на уровне стандартов, принятых до ΩK, и делают это уже сотню лет. При надлежащем финансировании, а также помощи в исследованиях со стороны как "Лабораторий Прометея", так и "Маршалл, Картер и Дарк", подобные технологии могут быть расширены и улучшены — до создания сложных органов, частей тела или даже отключаемых по желанию кибернетических андроидов-"экзоскелетов", в которых может быть размещен мозг. Комбинация обоих ваших решений, если хотите.

Су-Юн встает с места, проходит в угол комнаты и звонит по телефону.

Янг: Капитан Майклс, каковы, эм-м, долгосрочные перспективы вашего состояния?

Янг: И под "долгосрочными" я имею в виду действительно долгосрочные.

Майклс: Ну, в общем, эти части портятся со временем, но их легко заменить. Я в этом не разбираюсь, просто делаю то, что написано в инструкциях.

Грин: И о каком типе андроидов мы говорим? Об очень разумных роботах? Или о мясных, неотличимых от обычных людей?

Месмур: В зависимости от финансирования. Минимум, которого необходимо достичь — панцирь, для работы которого не требуется кислород. Это на время решило бы проблему перенаселения, поскольку люди смогли бы жить в ранее незаселенных районах — например, в океане.

Янг: У нас на планете хватит металла, чтобы обеспечить такими штуками всех? У нас не хватает даже еды и воды.

Су-Юн Лин возвращается и кладет телефон на стол дисплеем вверх.

Су-Юн: Г-н Цзи-Су слушает, пожалуйста, продолжайте.

Майклс: О, похоже, теперь мы стоим его внимания.

Месмур: (на ломаном корейском) Приветствую, г-н Цзи-Су. Мы рады, что вы смогли присоединиться.

Цзи-Су: (на английском) Продолжайте разговор, Фонд.

Месмур: Мне сказали, что вы не смогли прибыть из-за незнания языка.

Д-р Месмур брезгливо смотрит на г-жу Су-Юн.

Месмур: В любом случае, наше предложение сочетает в себе решение "Лабораторий Прометея" и ваше. Мы предлагаем создать андроидов в количестве, достаточном, чтобы можно было поместить в них мозги всего населения планеты. Основная прибыль пойдёт не столько с самого продукта, сколько с обновлениями и деталями на замену старых по мере износа. Как… как телефон, пожалуй. Я знаю, что вы весьма бережно относитесь к вопросу рынка, и считаю, что это решение может устроить все стороны. А чтобы решить вашу проблему, д-р Янг…

Д-р Месмур достает телефон и принимается жать на кнопки.

Месмур: Я отправлю на вашу электронную почту письмо, содержащее все предварительные ресурсные расчеты, если этот план вступит в реализацию. Пока что я отправлю это только в Фонд — до тех пор, пока нам не предоставят финансирование иные источники.

Янг: Ясно.

Грин: Не буду говорить за наших корейских друзей, но лично я, если честно, ни разу не сосредоточена на рынке. Я сосредоточена на качестве получаемых переживаний. Если вы убедите меня, что ваш маленький андроидный проект предполагает полную настраиваемость и достоверность, я впишусь.

Янг: Достоверность — ключевое слово, да, Касси?

Грин: "Настраиваемость" вполне равнозначна.

Майклс: (обращаясь к Янг) Не могу поверить, что сотню лет спустя его все еще волнует возможность ебли.

Янг: (в ответ) Простые идеи для простых умов.

Грин: Хочу добавить, что постоянные клиенты пользуются нашими услугами чаще, чем клиенты одноразовые. На случай, если кто-то считает мою ситуацию исключением, а не правилом.

Месмур: На данный момент возможность гибкой настройки первостепенна. Возможность выглядеть "по-человечески" стоит на втором месте, на первом — способность к совершению определенных действий: ходить, есть и тому подобное. Конечно, многие из этих действий не являются необходимыми, но, учитывая, что людям до сих пор нравится вкусно поесть, даже когда у них гниют языки и вздувается живот, внесение этих функций в качестве дополнительных представляется мне целесообразным.

Д-р Янг берет паузу, смотрит на Грин и вздыхает, прежде чем продолжить.

Месмур: Однако… Мы можем заняться в том числе и "аккуратностью", если кто-то существенно профинансирует нас сверх имеющихся прогнозов.

Янг: Даже я должна признать: чтобы этот продукт был востребован, он должен выглядеть хоть сколько-то человечным.

Грин: "Хоть сколько-то"? Нет, увольте, я не хочу видеть трахающихся Терминаторов — да, теперь это засело у меня в голове, спасибо, придурки. Я соглашусь на это, я, черт возьми, поддержу этот проект, если вы позволите "Лабораториям Прометея" возглавить разработку эстетической стороны вопроса.

Янг: И что, по-твоему, значит "эстетическая сторона"?

Грин: Кожа, волосы, глаза, язык, ногти, вот это все.

Янг: Лишь бы ногти не драли из жителей Восточной Европы.

Грин: Уржаться можно. Ты сказала это на литовском или на гуманитарном?

Янг: Отъе…

Грин: …нет, они были бы синтетическими, но… реалистичными. В идеале.

Месмур: По вашим оценкам, в какую сумму это обойдётся? Большая часть средств уйдет на сбор ресурсов, конструирование и тестирование гораздо менее затратны.

Грин: Погодите, не все сразу. Сперва я хочу услышать, что скажут наши корейские друзья, дружно молчащие на два голоса.

Су-Юн: (на корейском, в телефон) Это вопрос к вам, не ко мне.

Цзи-Су: (на корейском) Не хочу. (кладет трубку)

Су-Юн: Он сказал "да".

Месмур: Вы понимаете, что я буквально только что разговаривала на корейском? Вам не пришло в голову, что я в состоянии понять простые фразы вроде "я не хочу"?

Су-Юн: Ким отвечает только за Гипнотралин, поскольку это очень легкий и прибыльный рынок. Я умнее, квалифицированнее и гораздо более надежна. Я прорекламирую вашу идею тем, кто выше его компетенции — так же, как он сделал со мной. Мы свяжемся с вами по этому вопросу.

Майклс: Вау. Вот уж не думал, что средний палец развернется в обратную сторону и укажет прямо на своего босса.

Месмур: Что ж, это как минимум приятный сюрприз. Г-жа Су-Юн, вы уверены, что у вас достаточно полномочий, чтоб обещать это?

Су-Юн: Мне не нравится г-н Цзи-Су. Мне не нравится то, что он сделал с… восемью миллионами человек, если уже не больше. Я буду рада продемонстрировать вышестоящим лицам ваше коммерческое предложение.

Су-Юн: Мне не нужны полномочия. У меня есть надежный продукт, способности к сокращению расходов и навыки powerpoint.

Грин медленно аплодирует.

Месмур: Д-р Янг, Капитан Майклс, вы хотите высказаться? Или вы согласны?

Майклс: Я готов позволить девочке помочь нам с этим проектом, но ей понадобится некоторый… контроль. Наш контроль.

Янг: Единственное из предложенных здесь решений, не вызывающее отвращения. Будем голосовать?

Месмур: У кого-нибудь есть еще предложение, которое, по его мнению, может понравиться остальным?

Янг: Как я поняла, либо роботы, либо Солнце.

Грин: Я уже говорила, что мне более или менее пофиг. Наша жизнь - приятная штука, знаете ли. Давайте позаботимся, чтобы она такой и оставалась.

Су-Юн: Это не должен быть длительный проект. Надеюсь, когда мы все завершим, не произойдет ничего критичного.

Месмур: Если вопросов больше нет — будем голосовать?

Янг: Я за.

Месмур: Я тоже голосую "за". Капитан Майклс? Су-Юн? Касси?

Майклс: За.

Су-Юн: Мне нельзя действовать от имени "Маршалл, Картер и Дарк", пока я здесь. Я отправлю вам письмо, как только сяду за руль.

Грин: Сегодня был учебный день, и я уже валюсь с ног. "За". И помните, кому следует отдать разработку дизайна, когда вам придут денежки.

Майклс: Звучит так, что я уже об этом жалею.

Месмур: Отлично! Встреча закончилась раньше, чем предполагалось, что, несомненно, удачно для тех, у кого были планы на ночь. Мы можем разойтись или кто-то еще хочет высказаться?

Янг: Грин, ты же на самом деле… не ходишь в школу, да?

Грин: Эй, la vida loca.

Майклс: Давайте пока приводить la vida в порядок.

<Конец записи>

Все пятеро вышли из конференц-зала в тишине. Ли и Касси, улыбаясь друг другу, зашли в первый лифт. Одна из них выглядела более наглой и самодовольной, чем другая, но все подростки не сахар. Все остальные поехали в вестибюль на втором лифте. Эрик и Эмили, попрощавшись с Вайолет на парковке, направились к своей машине.

— Обратно в аэропорт, а? — спросил Эрик, устраиваясь на водительском кресле.

— Не сразу. Сперва проедем немного на запад.

— Почему вдруг? Наш рейс всего через несколько часов.

— Я знаю. У нас есть время, можешь не волноваться. Я обещала показать кое-что твоей сестре, и сейчас подумала, что ты, наверное, тоже захочешь видеть. Может, я и нарушу этим несколько правил, но это место все равно уже давно заброшено.

— Погоди. Джойс прилетела сюда?

Янг медленно кивнула:

— Вопрос важный, стоит денег на билет.

— Тогда, я думаю, у нас найдется время.

— Отлично, — Эмили начала набирать адрес. Эрик выехал с парковки и свернул на улицу с односторонним движением.

— И все-таки, куда мы едем?

— Повидаться с твоим братом.

Эрик растерянно взглянул на Эмили, тормозя перед красным сигналом светофора:

— Ты же в курсе, что его могила в двух штатах отсюда?

— Я говорю не о могиле, Эрик. Я говорю о теле.

Эрик замер. Несколько мгновений он пытался переварить услышанное. Затем пришли вопросы: почему тело здесь? Что он увидит? Что случилось с Тони?

Он подумал, что, возможно, не хочет этого знать. Но Янг не оставляла ему выбора.

— Между прочим, уже зеленый.

— И вправду.

Эрик вдавил педаль газа в пол, и автомобиль рванул в сторону Зоны 2718.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License