ΩK
рейтинг: +16+x
2020
12-е СЕНТЯБРЯ, 14:02

— Э-эм… Мисс Майклс?

— Да?

— Мне кажется, врач хочет, эм, кое-что вам сказать.

Отец Джойс Майклс сидел на больничной койке — сидел впервые за несколько месяцев. Кардиомонитор возле койки издавал долгий ровный писк - датчики были сняты.

— Кто вы? — спросил отец.

Он наконец-то пришел в себя — хотя наверняка не совсем в ясном уме.

— Мы только что отключили аппарат жизнеобеспечения, — скомканно бормотала медсестра, — в 7:02, 14:02 по Гринвичу, и… и ничего не случилось.

Джойс ощутила жжение в груди. Ее сердце будто замедлило ритм. Нет. Это невозможно.


В 7:32, полчаса спустя, Джойс все еще сидела в вестибюле больницы. Врачи попросили ее подождать здесь, пока они не выяснят, что именно случилось.

Светящийся в углу комнаты телевизор показывал срочные новости. Это произошло не только с ее отцом, это произошло по всему миру. За последние полчаса впервые в истории ни одна жизнь не прервалась. Никто не умирал, даже животные.

Сейчас в кадре был какой-то мальчик, прихлопнувший москита. То, что осталось от насекомого, до сих пор шевелилось, пытаясь улететь.

Улыбающаяся ведущая новостей назвала это "чудом". Джойс невольно хмыкнула — все ее мысли были заняты огромными масштабами предстоящей работы, а уж никак не чудесами.

2020
13-е СЕНТЯБРЯ

— Эй, Джойс!

Она быстро допечатала сообщение, нажала "отправить" и обернулась на вошедшего в ее кабинет. Увидев визитера, она не сдержала улыбки: к ней зашел Дэрил Ллойд, исследователь, с которым ей как-то довелось работать.

— Привет, Дэрил. Ну, с чем пришел?

— Хотел попрощаться. Получил назначение на новый проект. Чем это ты занимаешься?

— Уже не занимаюсь. Только что отправила директору Зоны письмо с просьбой о переводе.

— Вот как? Можно взглянуть?

— Сколько угодно.

Кому: Директор Зоны Флетчер

От кого: Д-р. Джойс Майклс

Тема: Запрос на перевод на Омега-K

Привет, Том,

Я официально прошу перевести меня в исследовательскую команду, работающую над Омега-К. Помимо того, что я специалист в этой области, это дело для меня еще и очень личное.

Я работала с аналитиками, исследующими SCP-2679 и SCP-3138, они просили меня выяснить причины смерти аномальных трупов. И хотя я в курсе, что Омега-К не подразумевает наличия хоть каких-то трупов, я считаю, что мой опыт идеально подходит для этого проекта.

Заранее спасибо.

Джойс

— Надо же, ни одной ошибки, - отметил Дэрил; он читал письмо, свесившись над плечом Джойс. — Думаешь, вы достаточно близко знакомы, чтобы говорить ему "привет"? Может, стоило обратиться, ну, слегка более формально?

Джойс отмахнулась:

— Сойдет. Мы с ним разговаривали… ну, как минимум раза три. И я в любом случае уже отправила письмо.

Дэрил наигранно вздохнул.

— И кстати, ты все равно опоздала. Проект уже сцапала Эмили Янг, ему дали номер SCP-3984.

— А раньше ты не мог сказать?

— Эй, я-то причем? Ты отправила письмо до того, как я пришел.

— Логично. И как она так быстро успела?

— Похоже, она направила запрос спустя несколько минут после… всего этого. И не спрашивай, как ей это удалось.

— Оперативно работает, — дернула плечом Джойс. — А ты-то откуда знаешь?

— Ну, я в ее исследовательской команде.

— Да ну! Блин, это нечестно. Может, замолвишь за меня словечко?

Дэрил хмыкнул:

— Вот уж не думаю, что это поможет. Она хотела собрать очень маленькую команду.

— Черт. — Джойс вздохнула. — Слушай, мне пора идти на собрание, так что времени болтать у меня нет.

— Знаешь… - начал было Дэрил, но тут же умолк.

Джойс подняла взгляд. После долгой паузы она спросила:

— Что знаю?

— Смешно, правда? Казалось бы, Восхищение уже здесь, но мои соседи подстригают лужайку так же, как в прошлое воскресенье, и позапрошлое, и всегда.

— Что еще за "Восхищение"? Кто вообще придумал так это назвать?

— А, какие-то хиппи начали проталкивать это название в каждой новости, где засветились. "Повышают осведомленность" или типа того. Они еще и в интернете об этом пишут.

— Угу. Так что ты имел в виду?

— Просто нахожу все это донельзя забавным. На дворе сценарий класса К, а людской быт идет себе своим чередом.

Джойс хихикнула - только чтобы дать понять, что шутка забавная, хотя ей было не особенно смешно. Дэрил улыбнулся, побарабанил пальцами по двери в ее кабинет и вышел, аккуратно притворив за собой дверь.

Она просмотрела почту. Уже пришло два письма - одно на рабочий адрес, второе на личный.

Кому: Д-р. Джойс Майклс

От кого: Директор Зоны Флетчер

Тема: RE: Запрос на перевод на Омега-К

Доктор Майклс,

ΩK - глубоко личное дело для каждого в Фонде. Более того, это глубоко личное дело для всего мира.

Однако я не могу назначить вас на исследование ΩK, поскольку на него уже была подана заявка. Доктор Эмили Янг уже взялась за проект и набрала специалистов в свою исследовательскую команду — и набрала по самому минимуму. Рекомендую вам направить запрос лично ей.

Хочу упомянуть: д-р Янг считает, что исследования ΩK должны быть направлены на установление пределов эффекта, а не на причины, и я склонен с ней согласиться.

Я порекомендовал бы вам потратить ваше время на что-то иное. Например, к этому времени давно должны были расплодиться насекомые — вы могли бы выяснить, почему этого не случилось.

Надеюсь на понимание,

Директор Зоны Томас Флетчер.

Кому: [email protected]

От кого: [email protected]

Тема: Предстоящая выписка

Мисс Джойс,

В силу ограниченного бюджета и большого количества новых пациентов госпиталь "Новое начало" вынужден с сожалением сообщить вам, что ваш родственник, Джордж Майклс, будет выписан из госпиталя 15-го числа этого месяца.

Поскольку мистер Майклс больше не находится при смерти, мы надеемся, что выписка не доставит вам особых неудобств.

Сообщите кому-либо из наших сотрудников, если вам необходима помощь в доставке мистера Майклса домой.

С уважением,

Госпиталь ""Новое начало".

2022
17-е АПРЕЛЯ

Изо рта отца сбегала длинная тонкая нитка слюны. Джойс аккуратно вытерла ее мягким кусочком ткани. Отец уставился в экран телевизора видящим, но ничего не осознающим взглядом.

Телевизор в полной тишине показывал инаугурацию Джонатана Нарсимеса на пост президента Соединенных Штатов. Выборы прошли сумбурно и внезапно, как цунами. Нарсимес не представлял ни либералов, ни консерваторов, он просто сказал людям то, что они очень хотели услышать.

Три коротких стука в дверь заставили Джойс очнуться от невеселых размышлений. Она перевела взгляд с приглушенного телевизора на дверь, встала и прошла к ней. Посмотрев в глазок, она увидела смутно знакомое лицо — кто-то, кого она, может, знала много лет назад и чье имя точно не смогла бы вспомнить.

Открыв дверь, Джойс увидела парня, одетого в зеленую форму дома престарелых под названием "Обеспечим уютную старость", в нескольких часах езды отсюда. Именно там работал Тони — согласно легенде, разработанной для него Фондом для тех, кому не следовало знать больше. Джойс, очевидно, знала правду, но двадцатилетний парень перед ней явно собирался говорить по сценарию.

— Мне так жаль, мисс Майклс, - начал он. — Не хотелось быть тем, кто скажет вам это, но… Энтони мертв. Он мирно скончался…

— Ты в курсе, сколько лет этому сценарию, мальчик? — Джойс устало взглянула на него. — Уже полтора года как в мире никто не умер.

У него явно не было запасного плана. Заикаясь, он подбирал слова:

— Простите, мэм, я уже давно этого не делал…

— Ты же из Фонда, верно?

— Да, мэм.

— А ты знал, что я тоже из Фонда?

— Н-нет, мэм… Теперь знаю.

— В таком случае ты должен знать, что я знаю, что мой брат мертв уже давно.

— Мне очень жаль, мэм, — пробормотал парень. Видимо, он уже выдал все, что мог. — Наверное, это лучше, чем если бы вы узнали сейчас…

Она бросила на него короткий взгляд, и он умолк.

— Нет. Не лучше.

— Простите. Ко… когда он умер, могу я вас спросить?

— За десять дней до того, как началось это дерьмо. Десять. Грёбаных. Дней. Он был бы жив, если бы просто взял отпуск.

— Я… сожалею о вашей потере.

— Знаешь, — Джойс уже не могла остановиться, — мне сказали, что он был хорошим человеком и отличным агентом. Одним из лучших. Мне сказали, что он спас множество жизней, но не сказали, как он их спас.

Джойс отодвинулась от двери, демонстрируя парню гостиную, приглушено бормочущий телевизор и пожилого человека, сидящего напротив него, уставившегося в экран и даже не осознающего, что ничего не слышит.

— Это мой отец, — продолжила она. — Я присматриваю за ним, хотя он должен быть давно мертв. Он пролежал в госпитале несколько месяцев и должен был умереть в тот самый день. Что ж, он не умер, но память его давно ушла.

На глаза навернулись слезы. Джойс сморгнула, радуясь, что вовремя отвернулась и этот парень не увидел, как она плачет. Она повернулась обратно:

— Один выжил, но сошел с ума. Другой умер. Все должно было случиться наоборот, но жизнь никогда не складывается так, как нам хочется, да? Итак, почему мой брат умер именно сейчас?

Парень не был готов к этому - он ожидал быстрого завершения визита. Запинаясь и путаясь в словах, он проговорил:

— Простите, мэм. Наверное, это… это ошибка. Я… ну… знаете, возможно, Фонд мог бы присматривать за вашим отцом. У вас было бы больше времени. Может, вы бы даже вернулись.

— Я подумаю об этом, — сказала Джойс и закрыла дверь. Она прошла обратно и села рядом с отцом.

— Что это за парень? — спросил отец. Джойс не ответила. Когда она закончит говорить, отец забудет, о чем спрашивал.

2025
31-е ДЕКАБРЯ

Джойс сидела за столом и составляла запрошенный отчет. Список аномалий, как содержащихся, так и нет, а также все изменения, которые они претерпели из-за ΩK.

Она смотрела на отчет. Пять записей, составленных за сегодня, бесстрастно смотрели в ответ.

SCP Поведение после ΩK Классификация после ΩK
SCP-1440 SCP-1440 вошел в близлежащий поселок и проживал там, аномальный разрушительный эффект не проявился. Фонд собирается захватить объект для удержания в ближайшей Зоне. Евклид, ожидается реклассификация до Нейтрализованного
SCP-2935 У Фонда более нет доступа к объекту; известный ранее вход на данный момент ведет в неаномальную систему туннелей. Нейтрализован
SCP-2718 Системная ошибка, запрещающая доступ к документу, исчезла. Документ был пуст. Возможно, не связано. Номер переназначен.
Рассекреченная Аномалия A315 A315 более не выказывает аномальных свойств. Нейтрализован
SCP-2339 Численность населения выросла до нескольких миллионов и продолжает расти. Объект способен воспроизводить до 20 симфоний одновременно. Евклид

Джойс дернулась, услышав три резких стука в дверь.

— Войдите! — крикнула она.

Дверь распахнулась, и в кабинет ворвался Дэрил Ллойд. Его прическа была растрепана, щеки покраснели.

— Джойс, — начал он, не переводя дыхания, — Янг попыталась покончить с собой. Ты с ней работала, и я решил, что тебе… тебе нужно это знать.

— Эмили Янг?

— Да, Эмили.

Джойс закрыла документ и небрежно почесалась.

— Вы же работали с 3984 напрямую, да?

— Именно. Казалось бы, она должна понимать последствия лучше остальных. Насколько я могу сказать

— Как она сейчас?

— Я приехал, как только смог. Она уже под опекой медиков. И, насколько я знаю, а знаю я немного… У нее поврежден мозг.

— Насколько?

— Сильно.

Джойс прижала руки к лицу и застонала. Если Дэрил и услышал, он не стал комментировать.

После долгой паузы Дэрил нарушил молчание:

— Прости, Джойс… Вы были близки?

Джойс опустила руки, глубоко вдохнула и выдохнула.

— Не особенно. С ней работал мой брат.

Дэрил, сообразив, кивнул.

— Не сообщишь кому-нибудь, что я возьму 3984 себе?

— Уверена?

— Полностью. Ты же помнишь, что я сразу этого хотела. Не беспокойся, я напишу отчет о происшествии и сделаю все, что нужно. Хотя… сперва я хочу ее увидеть.

Дэрилл покачал головой.

— Конечно. Я отвезу тебя туда.

2030
3-е ОКТЯБРЯ

— Простите, это дом мисс Джойс Майклс?

Волосы женщины, стоящей в дверях, были выкрашены в насыщенный фиолетовый цвет и тщательно завиты. Накрашенные красным губы разошлись в широкой и на вид искренней улыбке.

— Да. Это я.

— Рада знакомству! Я - Эмма Престон, я из Организации учета сограждан и хотела бы задать вам несколько вопросов. У вас есть пятнадцать минут?

— О, я же слышала о вас. Это не ваша программа нашла что-то странное во Флориде?

Женщина пожала плечами, все так же улыбаясь:

— Чего не знаю, того не знаю. Я всего лишь задаю вопросы. Вы не против, если я войду?

Джойс махнула рукой, приглашая ее войти. Престон изобразила реверанс и прошла в гостиную. Женщины уселись на разные концы длинного дивана.

— Ваше имя - Джойс Майклс?

— Верно.

— Могу я узнать ваш возраст и пол?

— Мне пятьдесят один год и я женщина. Но второе, надеюсь, заметно.

— Эй, в этом плане у меня нет предрассудков, - рассмеялась Престон. Еще с минуту она что-то записывала в блокнот, а потом вновь подняла взгляд на Джойс: — Могу я спросить, есть ли у вас живые близкие родственники?

— Да, конечно… — Престон тут же начала что-то записывать, хотя Джойс и слова вымолвить не успела. — Моему отцу, Джорджу, восемьдесят три года, он живет в доме престарелых. Моему брату, Эрику, сорок восемь, но я не знаю, где он живет сейчас.

— Как давно вы навещали своего отца?

— Я… Это личное, не так ли? Но, в любом случае, пожалуй, давно.

Престон опять подняла взгляд:

— Простите. Это все?

— Да.

— Спасибо, Джойс. Могу я спросить, не находитесь ли вы в положении и не знаете ли кого-то, кто находится?

— Не нахожусь и не знаю. Если мне память не изменяет, это сейчас вообще запрещено?

— Не запрещено, - кивнула Престон. - но беременность должна быть зарегистрированной, а заявку подавать следует за несколько недель. И даже тогда её могут прервать.

Естественно.

— Ничего страшного. Это вина Нарсимеса, а не ваша.

— Конечно. Позвольте спросить; как изменился ваш образ жизни после начала Восхищения?

— Восхищение? Вы хотите сказать, Омега-К?

Престон наклонила голову, ее волосы колыхнулись.

— Я имею в виду, после того, как люди перестали умирать.

— Да, я поняла. Ну… я бы не сказала, что он изменился. Что именно вас интересует?

— Все, что вы готовы рассказать, - улыбнулась Престон. — Изменились ли условия жизни в целом?

— Да, изменились. Мне пришлось уволиться с работы, чтобы заботиться об отце - сам он не мог бы, вы понимаете. Правда, потом он переехал в дом престарелых, и я снова вернулась на работу… Знаете, похоже, все-таки ничего не изменилось.

— А где вы работаете?

— Ну, в данный момент занимаюсь в Фонде общими административными вопросами. Раньше у меня была должность, где было побольше практической работы, но я не потянула. Перевелась несколько месяцев назад.

— В Фонде?

— Эм, знаете…

Джойс вдруг поняла, что Эмма Престон, возможно, не подозревала о существовании Фонда, хотя и работала на него. Все это время Джойс разговаривала с гражданским.

— …ну, "Благотворительный фонд "Манна"". Благотворительная организация.

— О, конечно, простите! Как вы считаете, ваша работа сильно изменилась с началом Восхищения?

— Знаете…

Джойс никогда не работала с "Манной" и совершенно не знала, чем они на самом деле занимаются. Она решила импровизировать.

— Знаете, стало намного сложнее. Одна только забота о бездомных отнимает столько сил, а в последние года их стало гораздо больше - многие люди вынуждены жить так. Мы делаем все возможное для всех, для кого можем, но… это тяжело, понимаете? Каждый день, который я провожу на работе, я чувствую тяжесть всех тех, кто зависит от меня, кто зависит от нас. И я понимаю, что это - мое место, именно то, что я должна делать. И я благодарна всем тем, кто до сих пор жертвует нам деньги, всем, кто помогает, как только может.

Престон выслушивала всю эту лажу с выражением сочувствия и одобрения на лице. Джойс вздохнула: придется звонить кое-кому, чтобы эту запись об учете удалили.

— Вы говорили, раньше у вас была более, эм, практическая работа?

— На кухне, да. Я сильно обожглась и больше близко к ней не подхожу.

Престон кивнула и поднялась.

— Что ж, спасибо, что уделили мне время, мисс Майклс. но теперь мне пора - у меня еще много работы, множество людей, которых нужно опросить.

— Ничего страшного. Хорошего вечера, мисс Престон.

— И вам, мисс Майклс. И кстати, не забудьте навестить своего отца, когда сможете.

2033
1-е ЯНВАРЯ

— Привет, пап.

— Привет. Мы знакомы?

Каждый раз, когда Джойс виделась с отцом, все начиналось с одного и того же осточертевшего разговора. И каждый раз это было мучением. Хотя отчасти это было к лучшему — последний раз Джойс навещала отца больше года назад, и она чувствовала себя менее виноватой, зная, что он все равно ее не помнит.

- Я принесла тебе подарок на Новый год.

Она протянула ему маленькую коробочку. В этой коробочке когда-то лежало обручальное кольцо — именно эту коробочку отец подарил матери Джойс много лет назад. Она нашла ее по чистой случайности, в прошлом или позапрошлом месяце. Джойс надеялась, что эта коробочка хоть немного пробудит его память, что отец, почувствовав под рукой мягкий синий бархат, вспомнит хоть что-то. Она надеялась, что он вспомнит, что он прослезится от воспоминаний.

Может, ее папа уже не помнил, что такое "Новый год", но помнил, что такое "подарок". Он протянул дрожащие руки с резко проступающими темными венами, взял коробку и попытался открыть.

Джойс потянулась к нему и открыла коробочку. Крышка поднималась неохотно, но в конце концов пружина щелкнула, и она открылась.

Внутри лежала таблетка.

— Что это? - хрипло спросил он и закашлялся.

— Лекарство, — ответила Джойс. — Оно избавит тебя от боли.

— Я вовсе не чувствую боли.

Зато я чувствую.

— Оно вылечит твою память.

— Моя память в порядке.

— Папа… Ты даже не помнишь, кто я.

— Конечно, я помню, — сказал он и впервые с того, как она зашла, посмотрел ей в глаза.

Джойс уже забыла, каково это. Острый и умный взгляд ее отца был устремлен на нее. Он улыбался - не ртом, а глазами и морщинками вокруг глаз. Все воспоминания, которые она накрепко заперла внутри, вырвались и нахлынули на нее: то, как отец учил ее готовить, их велосипедные прогулки, разговоры, что они вели только вдвоем. Казалось, что отец наконец вернулся — и она на мгновение осмелилась надеяться, что он, наконец, вспомнил свою дочь.

— Ты — моя медсестра, — закончил он.

Конечно. Ее отца давно нет.

Джойс взглянула на таблетку. Чтобы сделать это для отца, она рискнула своей работой.

Возможно, если бы он понимал, что это, понимал, как трудно было ее достать…

— Знаешь, папа, — начала она, — эту таблетку было очень трудно достать. Ее сделала фирма "Маршалл, Картер и Дарк". Они назвали ее "Гипнотралин". Она очень, очень дорогая.

Намного дороже, чем я могу себе позволить.

Под пристальным взглядом отца она подошла еще ближе.

— На самом деле я украла ее. Фонд — организация, в которой я работаю — перехватил целую партию этих таблеток, и мне очень повезло — я смогла украсть одну для тебя.

Она взяла руку отца и осторожно накрыла ей таблетку, стараясь не дотрагиваться до нее своей рукой. На всякий случай.

— Очень важно, чтобы… Папа, я хочу, чтоб ты принял ее. Для твоего же блага.

Она не сказала, что таблетка, насколько мог судить Фонд, сделана в сотрудничестве "МКиД" и "Лабораториями Прометея", и обе эти корпорации обменивались исследованиями, когда это было выгодно. Никто не знал, что от этой сделки получили "Лаборатории", только "МКиД" представили эту самую таблетку.

Возможно, если бы отец знал все это, он бы взял таблетку. Возможно, если бы он знал, что это снотворное, погружающее в сон так глубоко, что уже не проснешься, он бы взял таблетку.

Но он не взял. А Джойс не была монстром.

2044
21-е ФЕВРАЛЯ

Вы стары. Вы больны. Может, вы просто устали.

Устали от жизни. И конца этому не видно.

Но кому нужен конец, когда у нас есть новое начало?

Зачем собой быть, когда можно себя обновить?

Лаборатории Прометея. Изменить все. Сейчас.

Реклама закончилась десять минут назад, но Джойс все еще прокручивала ее в голове. "Лаборатории Прометея" буквально предлагали заменить все тело на другое — и почему-то никто в Фонде не знал об этом до официального объявления. 110-Монтаук не оставляла жертв, но приходилось тратить много ресурсов на уборку.

Джойс поручили написать отчет о "Лабораториях" — о том, что они делали, о том, почему их так и не засекли. Но работать никак не получалось: мало того, что вся имеющаяся информация была получена из той самой рекламы, Джойс еще и нервничала из-за того, что они уже опоздали. Когда у них будет план противостояния кампании "Прометея", люди уже выстроятся в очередь на операцию.

Возможно, скоро в новостях покажут первую успешную операцию, и тогда ситуация окончательно вырвется из-под контроля Фонда.

Джойс обернулась на три коротких стука в дверь кабинета.

— Войдите, — отозвалась она.

Дверь открылась. На пороге кабинета стоял Ардал Роджерс, капитан одной из групп службы безопасности. Джойс не могла вспомнить, какой именно.

— Доктор Майклс, простите, что беспокою, но допрашиваемая просит вашего присутствия.

— Допрашиваемая?

— Да, мэм. Мы обнаружили ее, когда она пыталась получить доступ к секретному документу — точнее, к файлу 3984.

— Я не открывала его уже годы. Никто не открывал! Зачем ей это?

— Мы не знаем, мэм. Возможно, она расскажет больше, если ей позволят поговорить с вами.

— Очень хорошо, — кивнула Джойс, — отведи меня к ней.


"Допрашиваемая" отнюдь не была привязана за руки к стене, и охранники явно ее не били. Она сидела на деревянном стуле, прикованная к кольцу в столе за левое запястье, и выглядела вполне здоровой, не считая шрама на шее и красного пятна на рубашке.

Ее голова была наклонена, но, когда Джойс вошла в комнату для допросов, "допрашиваемая" пристально посмотрела ей в глаза. Джойс села по другую сторону стола. Очень долго они обе молчали.

Допрашиваемая улыбнулась, но глаза ее оставались пустыми:

— Ты выглядишь постаревшей.

— Мне сказали, что вы пытались получить доступ к документации по 3984.

— Верно.

— И вы просили привести меня.

— Верно.

— Зачем?

Женщина наклонилась вперед.

— Ты помнишь меня?

— Нет.

— Это было давно… Шестнадцать лет.

— Вы точно старше шестнадцати. Выглядите на пятьдесят.

— Шестнадцать лет с того дня, как ты пришила мою голову обратно к телу.

Все тут же вернулось. 3984. Каждый сотрудник класса D, к которому приложила свои руки Янг. Они все были живы. И вот одна из них вернулась.

— Она… отрезала тебе голову.

Женщина улыбнулась шире.

— Ты помнишь меня.

— Мне жаль, — выдавила Джойс. Все те слова, которые она хотела сказать уже давно, но говорить их было некому — они вернулись. — Мне жаль, что вам пришлось… пройти через это. Восемь лет в холодильнике… Я… я…

Женщина кивнула - так быстро, что это было похоже на нервный тик.

— Это сильно меняет тебя. Но не убивает.

— D-11424. Это был ваш номер. А ваше настоящее имя?

На лице женщины проступила растерянность, будто она не знала ответа, но уже через мгновение это выражение ушло.

Это неважно.

— Почему вы хотели говорить именно со мной?

— Янг хотела что-то скрыть. Я знала это. Я знаю это. И я нашла доказательства.

Конечно, она пыталась что-то скрыть. Она, пытаясь убить, искалечила два десятка сотрудников класса D, живых людей, которым пришлось перенести ужасные страдания и до сих пор нести на себе их след.

— Если вы читали документ, вы, как и я, знаете, что она…

— Ты знаешь о "Проекте Даммерунг", доктор Майклс?

— Что?

— "Проект Даммерунг". Ничего не напоминает?

Джойс попыталась вспомнить. Что-то эти слова действительно напоминали, но что именно?

— Никак не могу припомнить.

— Оно существует. Я знаю. В документе есть ссылка. Но я не смогла перейти по ней.

— Я была ведущим исследователем 3984 в течение года, я бы точно знала, если бы что-то такое…

— Конечно, ты не знаешь. Он был скрыт, спрятан, похоронен! В самой глубине документа. Только для пятого уровня допуска. Янг, это Янг запихнула его туда.

Она говорила быстро, захлебываясь, изо рта летела слюна. Женщина вытерла ее свободной рукой.

Джойс знала — все это может быть правдой. Если в документе есть такая ссылка, то от нее она точно скрыта.

— Я думаю, мы закончили, — Джойс повернулась к двери.

— Нет! Нет! — крикнула женщина со слезами на глазах, протянув руку к Джойс. — Скажи, доктор Майклс, скажи мне, почему они запретили исследование Омега-Кей!

— Потому что это бессмысленно. — Но эксперименты, которые мы проводили, еще более бессмысленны.

За дверью послышался голос охранника, выкрикивающий какие-то команды.

— Обещай мне, что заглянешь туда!

— Нет. — Да.

Дверь распахнулась, и Джойс оттолкнули в сторону. Один охранник, подбежав к бывшей D-11424, силой усадил ее на место; второй схватил Джойс и аккуратно вывел ее из комнаты. Дверь с металлическим лязгом захлопнулась.

— Мне жаль, что вам пришлось пройти через это, мэм. — Адрал Роджерс положил руку на плечо Джойс. — Забудьте, что она вам наговорила. Теперь она — наша забота.

— Не волнуйтесь, все в порядке, — рассеянно ответила Джойс. Ее мысли блуждали где-то далеко. Возможно, D-11424 права.

Но прежде чем разбираться во всем этом, Джойс должна была закончить отчет о "Лабораториях Прометея".

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License