Проявление скрытого
рейтинг: 3.4
22/82%

becomevisible.png

О5-5 выхватил пистолет из-под пиджака, прицелился и выстрелил. Бегущий разведчик пригнулся, одной рукой сжимая конверт, а другой доставая сканер — маленького чёрного робота, похожего на робот-пылесос — из кармана брюк. Робот пискнул, ухватился за конверт и заползал по бумаге, просвечивая её и считывая текст.

— Быстрее, быстрее, быстрее… — бормотал шпион, уворачиваясь от очередной пули, зыкнувшей над ухом.

— Ты захватил конверт? — заговорил скрытый наушник.

— Захватил, захватил, подожди секунду.

Смотритель распахнул двери, в спешке закрытые разведчиком, и быстрым шагом последовал за ним. Вот откуда эта зараза взялась? Что за документ? И где там шляется охрана? О5-5 ещё раз вытянул руку и разрядил пистолет, не прицеливаясь. Разведчик дёрнулся к стене. Быстрее, быстрее, быстрее…

Сканер мягко пискнул и скатился разведчику в руку по бумаге.

— Получил. — отозвался наушник. — Спасибо за службу, Карминский. Удачи.

— Вытащите меня!

Передатчик выключился и зашипел. Разведчик, вполголоса ругнувшись, обернулся на ровным шагом идущего за ним О5-5, из последних сил рванул вперёд и поднял глаза только затем, чтобы посмотреть в чёрный зрачок дула. Раздался сухой треск, и тело по инерции мешком повалилось на бойца "Багряной десницы". Тот охнул.

— Ну и тяжесть. Сэр. — поправился МОГовец, поймав на себе взгляд смотрителя.

O5-5 указал на вскрытый конверт рукоятью пистолета.

– Что он переслал?

МОГовец расцепил судорожно сжатые пальцы безголового тела и повертел бумаги в руках.

– Это сверхсекретная документация по 1160. – сообщил он.

– Гигантской птице? – вспомнил О5-5, убирая ствол в кобуру под пиджаком.

– Нет. – солдат поднял голову. – Русского филиала.

О5-5 сглотнул.

– Дай сюда. – он выхватил конверт из рук в чёрных перчатках. – Готовьте "Удар Молота", пусть соберутся, пока мы уточняем координаты комплекса. И сами готовьтесь. Пусть поднимут весь свободный транспорт. Быстро.

*

Скорнкоул глубоко вдохнул через нос и выдохнул ртом. Затем достал из кармана пистолет, осмотрел, зарядил его и снял с предохранителя. Убрав первый пистолет, он достал из скрытой кобуры второй и проделал ту же операцию. Последовательно зарядив и сняв с предохранителя все шесть пистолетов, спрятанных в невозможных местах, Скорнкоул открыл пластиковую бутылку и отпил, посматривая на МКиДовца, стоявшего рядом.

Тот стоял, заложив руку за спину и держа сигарету в другой. Сигарета не была зажжена. Оральная фиксация, не без удовольствия отметил про себя Скорнкоул и отвёл глаза. Несмотря на то, что уровень секретности организации, на которую он работал, не позволял ему даже знать её названия, Скорнкоул как-то по особенному пытался держать её честь.

С тех пор, как "Маршалл, Картер и Дарк" вступили в этот эклектичный союз, их агенты присутствовали на всех операциях. Как ни парадоксально, именно те, кто делает всё ради денег, меньше всего скупятся на средства. Даже с учётом того, что на захват не скупился никто.

Вокруг Скорнкоула в напряжённом молчании стояли солдаты. Экипировка у "кавалерии" была серьёзной. Баллистические шлемы кренились вперёд под тяжестью приборов ночного видения и тепловизоров. Вся конструкция как будто была нацеплена спереди на VR-очки. Трутни. Боялись смертельных мемагентов. Не зря. Бронежилеты с аномальной прокачкой, кажется, выдержали бы взрыв гранаты на расстоянии вытянутой руки. За солдатами с штурмовыми винтовками стояло двое с миниганами. На заднем плане угрожающе возвышалась группа в боевых экзоскелетах.

МКиДовец сунул сигарету в карман и повернул к солдатам усатое лицо.

— Авиаудар по внешнему периметру будет нанесён через три минуты. — сообщил он. — Я дам сигнал. Сразу после этого все входим в портал. И быстрее, пока наши тауматурги удерживают ход на том конце от якорей Скрэнтона.

Все молча кивнули.

— Сколько отрядов будет кроме нашего? — вполголоса спросил Скорнкоул. Создавалось отчётливое впечатление, что на захват отправляют целую армию.

— Я не могу этого сказать, руковожу общей организацией не я. Единственное, что я знаю — их число двухзначное. – агент оглянулся на бойцов. – В любом случае, наш отряд – головной, остальные только прикрывают и стоят в запасе.

Скорнкоул кивнул и машинально коснулся рукой тяжёлого нагрудного источника, от которого подпитывалось навороченное аномальное защитное поле. Кроме поля, его и МКиДовца должны были защитить ещё и бронекостюмы, но оба знали — если поле не спасёт их, вольфрамовую броню можно считать просто майкой. Эти поля стоили столько, что на те же деньги можно было купить весь оставшийся отряд. Но на обнаружение комплекса всё равно ушло больше.

Задача Скорнкоула, МКиДовца и нескольких людей в такой же защите, сейчас стоявших у них за спиной, сейчас состояла в том, чтобы посреди разворачивающейся всеобщей бойни непосредственно захватить объект и под прикрытием вытащить его обратно. У Фонда нет надёжной защиты от аномальных способов перемещения. Группе из сотни тауматургов было вполне по силам, игнорируя якоря Скрэнтона, открыть и удерживать портал где-то с минуту. Где-то в бункерах в комплексе, в котором сейчас находился отряд Скорнкоула, таких групп было две. Впускающие и выпускающие. Между этими минутами их работы и предстояло выполнить поставленную задачу.

Скорнкоул досадовал на то, что нельзя просто забросить в портал ядерную бомбу и забрать объект невредимым. В этом случае забирающие агенты оказались бы для всех необнаружимых орбитальных орудий Фонда как на ладони. Приходилось вести кучу отрядов в передовом вооружении на съедение к "Удару Молота" и "Багряной Деснице", караулящим добычу.

МКиДовец посмотрел на передатчик на руке и сделал знак. Наушники Скорнкоула с тихим звонком включились.

– Заходим.

В следующую секунду в воздухе перед отрядом раскрылись бесплотные ворота шириной со вход в гараж. Солдаты ссыпались внутрь, как песок, за считанные мгновения, на ходу наотмашь выпуская в портал короткие очереди. Следующим, что увидел Скорнкоул, был свет.

Тяжёлый противотанковый снаряд угодил в одного из бойцов в экзоскелетах и разнёс его в труху. Солдаты мгновенно сгруппировались, и на концах штурмовых винтовок загорелись рыжие звёзды. Стрельбы не было слышно сквозь наушники с шумоизоляцией, полностью съедающие все звуки снаружи.

Скорнкоул жестами показал командиру маршрут, и отряд двинулся по коридору, быстро водя вокруг себя стволами. По стенам бегали красные точки от лазерных прицелов.

Снова свет. Снаряд попал точно по МКиДовцу. Тот даже не пошатнулся: защита поглотила весь импульс. Солдаты устанавливали под дверь мину. Свет. Падающие гильзы. Взрывы и пролетающие пули без импульсов и звуков казались чем-то вроде голографических проекций. В ушах шумела кровь. В одном наушнике раздался смешанный с помехами голос.

— Дланевцы вошли в комплекс в пятидесяти метрах от вас. Слейтесь с группой и двигайтесь к объекту.

В воздухе висели плотные облака нервно-паралитического газа, нагнетаемого в помещения. Коридоры комплекса были изрыты крупными обгоревшими воронками и царапинами глубиной в ладонь. Перед тем, как пустить солдат, Повстанцы забросили сюда звено боевых расходников с направленными минами, надетыми вместо бронежилетов. Развороченные, сейчас они валялись по углам вперемешку с телами в униформе МОГ Ню-7. Навстречу группе из-за угла вышло несколько бойцов с крупными опознавательными знаками Длани. Командиры поприветствовали друг друга быстрыми жестами и синхронно направили солдат в сторону.

Скорнкоул плохо запомнил перестрелку. В развернувшейся вокруг него мешанине из беззвучных взрывов, очередей из миниганов, пролетающих мимо размытых предметов разного размера, мелькающих лазеров, уцелевших расходников, поливающих всё вокруг из калашниковых, как из шлангов, снова взрывов, разбрасывающих по стенам своих и чужих без разбору, бесчисленных ярких вспышек света неясного происхождения, снова взрывов, постоянно бормочущего в левое ухо голоса "угроза, шесть часов, тринадцать метров… угроза, три часа, двадцать метров…", тел, взлетающих рядом с Скорнкоулом в воздух, огней пожара, на фоне которых бойцы превращались в чёрные силуэты, снова очередей из крупнокалиберных пулемётов мужчина замечал только шум крови в ушах, звук собственного пульса и размеренный стук собственных шагов, механических, тупых, равномерных, как метроном.

Открылись последние двери толщиной в метр. Ну как открылись — под огнём тяжёлых расщепителей в них вдруг бесшумно пропал полукруг шириной в три метра. Скорнкоул вместе со своей группой подбежал к цельнометаллическому кубу у дальней стены, игнорируя бессильные против их защиты автоматические турели, подвешенные под потолком. Лазер срезал верхнюю грань куба, как масло. Внутри лежал тридцатисантиметровый железный шар.

Цель всей операции. Ядро всего. Чтобы вырвать этот предмет из лап самой грозной организации в истории, требовалась небольшая армия, сейчас по всему комплексу быстро гибнущая от огня, стали и аномальных воздействий.

Группа спешно упаковала шар в контейнер в руках Скорнкоула и слаженно двинулась на выход. Наушник снова заговорил.

— Поторапливайтесь, ядерный заряд взорвётся через пять минут.

Под потолком мигали огни, на секунды окрашивая бойцов в однотонный красный. Под ними появлялись и исчезали чёрные, как смоль, тени. Звучала сирена, которую мужчина не слышал. Вдруг из-за угла показалось несколько солдат с угрожающего вида ружьями с трезубыми вилками вместо стволов. Грянул залп. Половина людей в защите рухнула на пол, как подкошенные. Скорнкоул под беззвучным огнём рванул к ближайшей стене и врезался в неё всем телом. Пара солдат с маркировкой МКиД на бронежилетах выползла из укрытия с тяжёлыми орудиями. Отряд с расчервителями пропал за тремя яркими беззвучными вспышками. Группа Скорнкоула преодолела расстояние до двери быстрее, чем тела фондовцев упали на пол.

"Угроза, двенадцать часов, тридцать метров…"

Солдат в униформе с опознавательными знаками МОГ Альфа-1 пролетел, как кукла для краш-тестов, выброшенная из автомобиля, в паре сантиметров от затылка Скорнкоула. Слева из-за спины мужчины выбежал вперёд дланевец, чтобы прикрыть группу, наотмашь разрядил куда-то весь магазин и тут же послужил одноразовым прикрытием от очереди, вырвавшейся откуда-то из угла. Кто стрелял, Скорнкоул рассмотреть не успел: на том месте полыхнула вспышка, которую тут же подменило облако чёрного дыма.

Скорнкоул аккуратно перешагнул через чьё-то тело и встал в метре от места, в котором с минуты на минуту мог открыться портал.

Вспышка света.

Скорнкоул обнаружил себя отброшенным к дальней стене. Поднявшись на чистом адреналине, он побежал к порталу со всех ног, едва уворачиваясь от разлетающихся кусков металла и подхватив на бегу контейнер с объектом.

— Подрыв ядерного заряда через минуту, где вы?! — заорал наушник.

Скорнкоул ничего не ответил. До закрытия портала всё равно оставалось меньше. С мужчиной столкнулся кто-то, на чьи опознавательные знаки Скорнкоул внимания не обратил.

До портала три метра.

До его закрытия три секунды.

Споткнувшись о чей-то бронежилет, Скорнкоул влетел в портал головой вперёд. С земли его тут же подняли две мощные руки. Скорнкоул мотнул головой, одной рукой отключил щит и поставил ноги на пол. Когда зрение сфокусировалось, мужчина обнаружил, что перед ним стояла группа людей в боевой экипировке и с оружием. На заднем плане электронно гудел ещё один широкий портал.

– Быстро, входим, пока фондовцы нас не отследили. – поторопил командир. Перед тем, как шагнуть в портал, Дашков скосил глаза на опознавательные знаки на плече. Повстанцы.

В новом месте с него сорвали и сожгли броню и вообще всю одежду прежде, чем он сумел сориентироваться. Без жилета с полем, давящего на плечи, мужчина ощутил колоссальное облегчение. Обернувшись, Скорнкоул увидел, что сопровождающая его группа солдат подверглась той же процедуре. Всех тут же накрыло рыжее облако обеззараживающей взвеси. На всех застегнулись новые комбинезоны. Солдаты взяли новое оружие, быстро зарядили его и сняли с предохранителей. Блестящий манипулятор вернул Скорнкоулу контейнер с объектом.

Пластмассово взвизгнули белые двери. Мужчина вместе с сопроводительной группой вошли в белое круглое помещение с широким столом посередине. Над геометрическим центром под потолком висел мощный манипулятор с ЭНАРИ-резаком, походившим на орбительный лазер в миниатюре, но кончавшийся не острым дулом, а белой сферой с красной точкой посередине. Носившиеся вокруг стола люди в белых халатах с эмблемами всех свор стянулись к Дашкову.

– Открывайте и ставьте в выемку. – торопливо сказал ближайший из них.

– Я проходил инструктаж. – осадил его Скорнкоул, извлёк гладкий шар и поставил в полусферическую ямку под резаком, нависающим в полуметре над ней. После этого он закрыл пустой контейнер и передал кому-то из халатов. Динамики под потолком с резким писком включились.

– Начало вскрытия объекта через минуту. Всем задействованным сотрудникам занять посты.

Халаты быстро и слаженно рассредоточились вокруг стола. Двое заняли места за пультом управления с двойной авторизацией и синхронно повернули ключи запуска. Красная точка на резаке моргнула.

– Внимание, начало вскрытия. – объявили динамики.

Дальние ворота с таким же пластиковым взвизгом, как и первые, распахнулись. К столу подкатили в кресле с чёрными ремнями, плотно фиксирующими ноги и торс, белоснежного, безротого, безухого, безволосого человека с худыми длинными руками. На лбу существа была вытатуирована римская цифра. Один из халатов приложил к плечу гуманоида шприц с фиолетовой жидкостью и вдавил поршень. Безротый открыл сплошные чёрные глаза без белков и эпилептически дёрнулся. Халат молча указал ему на железную сферу в центре стола. Двое солдат в форме синхронно ударили безротого шокерами. Гуманоид, болезненно содрогнувшись, оторвал руки от подлокотников и приставил длинные, паукообразные указательные пальцы к вискам. Поверхность сферы едва заметно деформировалась, как будто по ней пробежала волна. Халат рядом вытер рукавом стекающую из носа струйку крови и сделал жест учёным на пульте. Резак ЭНАРИ начал медленно опускаться. По мере его приближения металл сферы неохотно расступался, как расплавленный сыр.

– Двадцать пять сантиметров от геометрического центра. – шепнул ближайший к Скорнкоулу халат.

К ним подбежал халат из "Цирка".

– Он слишком быстро теряет силы. – быстро сообщил он. – Нужно торопиться.

– Повысить напряжение на резаке. – приказал второй.

Красная точка на белом шаре расширилась. Гуманоид в кресле начинал крупно дрожать, как от озноба.

– Двадцать два сантиметра.

– Быстрее.

Безротому вкололи что-то из непрозрачного шприца. Тот странно изогнул шею вбок и назад, как от судороги, не отрывая пальцев от висков. Железо с тающей сферы, как ртуть, растекалось по белому столу.

– Девятнадцать сантиметров.

Гуманоид вдруг обмяк. Руки упали от висков и обвисли. Где-то за креслом ровно запищал прибор жизнеобеспечения.

– Мы потеряли его! – крикнул халат из "Цирка".

– Режьте быстрее, пока металл не затвердел! – заорал ближайший к Скорнкоулу.

– Двенадцать сантиметров.

– Повысьте выше ватерлинии!

– Нельзя, резак просто расплавится!

– Если продолжать такими темпами, мы вскроем сферу быстрее, чем это случится! – выкрикнул Скорнкоул. – Время есть! Поднимайте!

Точка на белом шаре загорелась фиолетовым. Сфера всё туже плавилась, железо уже не стекало, а обвисало, как парафин на свече.

– Восемь сантиметров.

Из железа поднялся и лопнул пузырик ртутного цвета.

– Полость!

Скорнкоул облизнул губы. Все халаты, кроме двоих на пульте управления резаком, замерли вокруг стола. Их взгляды сверлили половинку шарика в центре комнаты, к которой с тихим жужжанием опускался белый шар.

Снайпер тоже облизнул губы. Он аккуратно перевёл ствол винтовки с головы Скорнкоула на кончик резака. Через оптический прицел люди в халатах казались ужасно картонными. Сейчас он нажмёт курок, пластиковый шар разлетится, как голова снеговика, и все эти люди забегают туда-сюда, толпясь у выходов. С другой стороны, шар вот-вот будет вскрыт. Это явно не повлечёт за собой конец света, участие МКиД в проекте гарантирует, что он продиктован не фанатизмом перед каким-то божеством. Может, разрешить им открыть шар?

Края дырки в середине быстро расступились, как лопнувший пузырь. В центре сферы чернела дыра радиусом в сантиметр, приоткрывающая ход в полость.

– Объект вскрыт! – объявил халат, ближайший к Скорнкоулу.

Остальные учёные оживились и заговорили. К уху мужчины наклонился МКиДовец.

– Помните о доле клуба. – шепнул он.

Тот кивнул. Резак погас. С него вниз снопами посыпались искры. Никто этого не заметил. Халат из "Цирка" выкатил труп безротого гуманоида в ворота у дальней стены. Скорнкоул осмотрел комнату и облизнул губы. Все взгляды один за другим остановились на нём. Ну понятно, подумал мужчина. Я тут, значит, главный расходник. Глубоко вдохнув, Скорнкоул натянул резиновую перчатку и подошёл к сфере, не заметив, как МКиДовец упал на пол.

*

– Тазик, брудер, kooda eto ты твистанул? – спросил крошечный светловолосый мужчина в чёрной кожаной куртке, с трудом вылезая из дырки.

– Кипа, не weed-ишь? – отозвался второй, высунув русую голову наружу. – Тут вокруг нас стоят MOOZHEEKI W FORME и CHALATACH.

– Какой FORME, Тазик? – человечек окончательно вылез, обнажив голые ноги в розовых тапочках, и быстро отряхнулся. – FORME – это русский рок.

– Нет, FORME – это плесень и липовый мёд. – второй тоже полностью показался из отверстия. Он был одет в фиолетовый комбинезон с дыркой на животе. – А плесень и липовый мёд – это MAZA.

– Сам ты плесень и липовый мёд!

– Уймись, Кипа. – комбинезон поднял голову и встретился взглядами со Скорнкоулом. – Ой.

– Ты govorish "oi", Тазик? — переспросила куртка.

– Да, oi. – протянул комбинезон. – Похоже, мы снова в out.

– Мне опять придётся save us?

– Shut up, Кипа. – осадил его комбинезон. – То, что ты zakrysil немного twist, не отменяет того, что ты твистел в out. Я не zlopamyatniy, но я бы на твоём place сидел бы teeshe trawee.

– Teeshe trawee – это русский рок.

– Где Ядро? – упавшим голосом спросил Скорнкоул.

Оба человечка одновременно подняли на него глаза. Фиолетовый комбинезон с виноватым видом отвёл взгляд. Халаты вокруг стола бегали из стороны в сторону в какой-то тревожной суете. Среди них мелькали солдаты в тактической экипировке, быстро переговаривавшиеся торопливыми жестами. Человечек в кожаной куртке и жёлтых трусах сунул руки в карманы.

– Нет его. Фьють. – человечек присвистнул.

– Как это – нет? – Скорнкоул обернулся только затем, чтобы увидеть спину уходящего МКиДовца.

– Ну твист такой. – развёл руками комбинезон. – Netoo – и wsjo tut.

– Ну не может не быть! – мужчина ударил кулаком по столу. – Да вся наша свора столько денег… и людей… в это вбухала… Там точно ничего нет?

– Mozhet, и было, но оно OOTWISTEELO. – сказал комбинезон.

– Куда – "утвистело"? – просипел Скорнкоул.

– В VAGINA. – сказала куртка.

– Куда?

– VAGINA CYBER-NAVALNY. – сокрушённо ответил комбинезон.

Заорала сирена, отбрасывая от Скорнкоула на человечков на столе чёрную тяжёлую тень. Мимо стола с грохотом пробежало несколько солдат в чёрной экипировке. Зазвучали краткие неразборчивые рявкающие приказы. Скорнкоул разобрал названия нескольких военных опергрупп Фонда. Мужчина опустил глаза обратно на человечков. Те шарили по карманам в поисках чего-то.

– Что у вас там?

Комбинезон поднял голову с короткими русыми волосами.

– Твист. – пояснил он. – Можем preeenjat, если chotschesch.

– И что тогда будет? Так же, как с шаром?

– Твист. – повторил комбинезон.

Поток солдат оборвался. Эшелон скрылся за поворотом. Скорнкоул остался в пустой комнате наедине с двумя лилипутами и сиреной.

– Ладно, давайте. — торопливо согласился мужчина. — Только быстро.

Человечки отсалютовали Скорнкоулу и одновременно бросили в рот что-то совсем маленькое. Вдалеке раздалась стрельба. Скорнкоул кратко махнул человечкам рукой, схватил пистолет и побежал за солдатами.

Пламя поглотило его.

Статья проверена модерацией
Структурные: рассказ
Филиал: ru
Связанная Организация или Лицо: длань_змея мкид мясной_цирк повстанцы_хаоса
версия страницы: 19, Последняя правка: 13 Март 2023, 16:04 (458 дней назад)
Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License.