Наедине с древами сакуры

Данная статья является переводом.


рейтинг: 4.2
голосов: 2

Та, кто ожидает в одиночестве посреди древ сакуры

Объект №: 6152
Допуск2
Класс содержания:
евклид
Вторичный класс:
Класс нарушения:
влам
Класс риска:
остережение

ВАЖНО: Согласно приказу руководителя проекта SCP-6152, одобренному Директором Зоны 33 Иахамой, данный файл был подвержен реструктуризации. Следующий текст является обязательным для прочтения перед получением доступа к основному файлу.

Приложение 1 - Текст SCP-6152-2

Страница 1.
Я истекала кровью под древом сакуры. Другая лиса напала на меня из-за моей белой шерсти, и всё, что я могла ей противопоставить - расстояние, на которое меня могли унести мои юные лапы. Тогда я не умела говорить, не умела мыслить. Я не понимала доброты, благодарности или любви. Всё, что я осознавала в тот момент - это страх, когда я, задыхаясь, прижималась к краснеющей древесине древа сакуры. Тогда, чьи-то скривлённые руки приложили тканый шёлк к моей ране.

Она подарила мне нечто большее, чем моя жизнь или моё имя. Её хромающая фигура научила меня чему-то, чему меня не мог научить никто другой:
Рукотворному чувству человеческой любви.

Страница 2.
Я помнила её яркую улыбку. Особый подарок только для меня. Подарок, который могла понять только я.

Лес принадлежал только нам. Её деревянное логово было зажато между великих древ за чертами города. И мой вырытый дом, прямо под ним. Древа образовывали зелёное покрывало, настолько плотное, что мы могли под ним спрятаться от самого неба. Даже я могла охотиться в их тени. Это был мой дом, в этом было неосознаваемое мной счастье.

Она позвала меня, чтобы подарить эту улыбку. Я не замечала больших мужчин с большими топорами, не замечала их вздохов и криков. В этот миг, существовало только одно - моё желание того, что и я смогу сделать её счастливой.

Страница 3.
Она умерла именно так, как я желала для неё, под древом сакуры. Её исхудалые руки продолжали гладить вдоль моей белой шерсти, каждое движение становилось всё медленнее. Её голова поникла, полная жизни, которая была проведена без сожалений. Её обвисшая улыбка навсегда отпечаталась в даже такой короткой памяти, как у лисы.

Но её смерть - это не то, чего я желала. Я чувствовала, как её тепло угасает и, даже будучи животным, я осознавала, что она больше не вернётся. Её рука прекратила движение, это ощущение оставило меня. С появлением второго хвоста, мне открылось горькая правда. Её поникшее тело стало для меня осознанием того, что я перестала быть простой лисой. Я стала равной ей и могла по-настоящему чувствовать.

Я взглянула на тело женщины, которую я любила, и, проклиная жестоких богов, я осознала, что наши пути никогда истинно не пересекались. В конце концов,
Я даже не знала её имени.

Страница 4.
Среди рядов сакур я встретила услужливого человека. Его звали Асай .

Древа были сложены в аккуратные ряды. Всё, что оставили люди - это сакуру. Мне кажется, что они хотели осветить этот мёртвый тротуар, который продолжал расти вглубь моего леса. Лихорадка Мэйдзи стоила мне того маленького деревянного святилища, которое когда-то принадлежало ей. Оно было разрушено, чтобы дать место большему числу этих дурацких квадратных камней.

В нём я почувствовала руки, державшие тканый шёлк. Он показал мне человеческий дар, который был настолько прекрасен, что он стоил даже миллиарда камней этого тротуара. Он научил меня тому, как можно победить время, как можно не забыть свои чувства. Я - лиса, и в моей голове ничто не может находиться вечно.

Он сел рядом со мной и научил меня закреплять воспоминания на тонких пластинах из древесины сакуры.

Страница 5.
Мир людей такой странный - мне кажется, что я начинаю понимать, зачем ему нужны древа сакуры. Он рассказывал мне об унылых улицах места под названием Маньчжоу-Го, о делах и хозяйстве, которые у него там были. Похоже, что мир полон людей с большими носами и малыми культурами, которые нас не любят. Я не против этого, мне больше нравится игра.

Он играет её со мной часто - он садится рядом со мной, приближаясь каждый раз. Он пытается неожиданно поймать меня, но я всегда оказываюсь быстрее него. Я убегаю, ведь я - лиса. Его раздражает, что он не может обыграть меня - а я смеюсь.

Вот зачем они нужны людям. Когда всё заменяется на мёртвый булыжник, даже солнце не греет, если только его тепло не разбивается листвой древа сакуры.

Страница 6.
Он - идиот. Дурак, посмевший появиться под моими древами сакуры, будучи опьянённым!

Его ступни были тяжёлыми, от его дыхания несло вонью. Я не помнила, чтобы он когда-нибудь был таким глупым, таким уязвимым, покрытым лишь тёплой летней ночью. Он бормотал о неудачах в войне, о потерянных деньгах. Он бормотал обо мне.

“Почему ты никогда ничего не отдаёшь?”, спросил он меня, в его дыхании чувствовался запах саке. Я спросила, что он имел в виду.
“Я всё делаю ради тебя!”, воскликнул он. “Тебе нужно сделать что-то большее, чем просто брать!”

Я почувствовала его горячие ладони - он схватил меня за лицо и подтянул к себе, чтобы я его поцеловала.

Я ударила его. Я побежала.

Я была разозлена на него, но я боялась за него, потому что больше я его не видела.

Страница 7.
Я пишу это, будучи в пепле моих древ сакуры. Так много древ было сломлено, разорвано, сожжено, что я не думала, что решусь сохранить это в моей памяти. И всё же, я использую их прах, чтобы написать это, потому что меня настигло ещё большее несчастье.

Он бежал, чтобы предупредить меня. Огонь, говорил он. Вначале, я увидела его униформу - он никогда бы не позволил ей так испачкаться. Мне было страшно.

С ним, пришли и бомбы.

Я показала ему свои хвосты, я покрыла его своим самым большим телом, я спрятала его за своей шерстью и поклялась отомстить огню. Но я горела вместе с деревьями. Когда их древесина бы сгорела, сгорела бы и я.

Но я жива, а он - нет. Его убил дым, я надеюсь. Прижав к своему сердцу, он держал в руках мои деревянные воспоминания. Единственные щепки древа сакуры, которые не сгорели в огне.

Только благодаря нему я была жива.
С горьким осознанием того, что даже после своей глупости, он отдал свою жизнь за меня, вырос мой третий хвост. Я не смогла бы пожелать ему, чтобы и он это осознал.

Страница 8.
Мне было страшно.

У него был ходячий зуб из острого металла. Его повозка кричала. Его лицо было суровым. Он был слишком большим для человека. Он схватил меня своими грубыми руками, и в его усмешке, я почувствовала голод.

Мне было так страшно.

Американцы едят детей. Они насилуют женщин. Они убивают мужчин. Они не знают пощады. Они - обезьяны. Для них, мы - не люди. Что ещё я могла подумать, когда они стёрли моего услужливого человека с лица земли, словно они решали математическую задачу. Они не позволили ему умереть с честью, не позволили даже обнажить свой клинок.

Если бы у меня была сила, чтобы превратиться в женщину, я бы этого не сделала. Мне было слишком страшно. Его называли Гриром; что же со мной могло со мной сделать существо с таким диким именем.

Он схватил мои воспоминания, запечатлённые на древесине, и понёс с собой. Он кормил меня едой, в которой я не нуждалась, он смеялся над моими попытками убежать. Я была жалкой. И он увёз меня на другую сторону моря.

Страница 9.
Он держал меня в качестве питомца.

Я не могла говорить, не могла сопротивляться. Я была слишком маленькой, чтобы разорвать его своими зубами и когтями. Меня заставили просто существовать. На каминной полке. Под воркование его американской жены. В то время, как он держал мои воспоминания при себе. Я кусала его много раз, но он не бил меня. Он просто смеялся, хотя его кровь была сладкой.

Однажды, он прочитал мои воспоминания.

У него была знакомая японка. Она перевела их. Я никогда не прощу его за то, что он сделал в ту ночь.

Когда мы были наедине, он увидел, как я смотрела в книгу. Я не могу забыть этого. Того, как он подошёл ко мне. Того, как крепко он сжал свои кулаки-

Того, как он заплакал.

Я ненавижу его за то, что он американец. Он жалел о том, что он совершил.

Страница 10.
Он вырастил для меня древа сакуры, он выучил мой язык ради меня. Если все американцы так богаты, то почему его жена выглядит так угрюмо?

Когда первые лепестки расцвели, я также расцвела в своей истинной форме. В моём рту всё ещё были клыки, и я общалась с ним своими когтями. Когда мои зубы были близки к его хрупкой шее, он сказал на нарисованном японском:
"Прости меня - ты была всего лишь лисой. Пусть смерть станет мне прощением."
"Я всё ещё лиса", ответила я и попыталась вонзить свои зубы в добычу. Посреди деревьев, которые он посадил ради меня. Предложить свою жизнь в качестве платы было так по-японски. Я увидела в нём услужливого человека. Он позволяет мне это написать, а я никогда не позволю ему это прочитать.

Я всё ещё заперта. Посреди деревьев, которые не способны идти. Посреди американцев, которые не говорят по-японски.

Страница 11.

Как быстро я привыкла к женатому мужчине, который увёз меня на другую сторону океана. Который выставил мою душу на показ на своей каминной полке.

В его спорах с ней, я слышала услужливого человека. В его руках, покрытых грязью, когда он садил мой лес, цветущий по весне, я чувствовала услужливого человека. В его заверениях о том, что он не покинет меня в чужой стране, даже если его мир разрушится, я знала услужливого человека.

Ей потребовалось меньше года произносимого шёпотом за кулисами японского языка и его душевного труда по посадке древ сакуры, чтобы уйти.

Он не последовал за ней, и в стоящем на том месте человеке я увидела услужливого человека. Я обернула его в свой хвост и прикусила его губу своими безобидными человеческими зубами. Я держала его близко к себе. Я хотела почувствовать моего услужливого человека.

Но мой услужливый человек задохнулся в дыму американской войны.

Я отпустила американца.

Мой услужливый человек был мёртв.

Страница 12

Лепестки моей сакуры стали красными.

Его кровь просочилась в них. Его тело было разбито у древа. Это ужасно, что американцы не знают утончённости. Взрывающиеся палки и взрывающиеся головы, так громко, что трудно не обращать внимания. Я ненавижу американцев. Я убила сотню птиц. Так почему же, когда я вижу начертанную на белых лепестках смерть, я не могу прекратить дрожать.

"Прости меня.

Может быть теперь я найду твоё прощение."

Благодаря какой-то уловке Америки, он сделал меня свободной. Он подарил мне это новое место. Почему он написал мне, словно я была его женой, когда для него я не могла быть кем-то большим, чем любовницей? Почему коридоры этого места ощущаются такими пустыми? Почему сотня птиц, убитая на воле, не имеет никакого вкуса?

Я узнала от него свой самый ужасный урок. Когда я услышала хлопок в саду, появился мой четвёртый хвост. Я осознала цену жизни в одиночестве посреди воспоминаний, нанесённых на древесину сакуры.

Как я могла быть так глупа.

Мои лепестки никогда не станут белыми снова.

Подтвердите свой ID для получения доступа к основному файлу

Модуль 'MailForm' не существует

  1. name
    • title: ID
    • default: ID
    • type: text
    • rules:
      • required: true
      • maxLength:10
      • minLength: 100

[[/module]]

Модуль 'MailForm' не существует

  1. affiliation
    • title: ПАРОЛЬ
    • default: ・・・・・・・・・
    • rules:
      • required: true
      • maxLength:10
      • minLength: 100

[[/module]]

[[collapsible show="Войти" hide="Выйти"]]

Доступ разрешён

Объект №: 6152
Допуск2
Класс содержания:
евклид
Вторичный класс:
Класс нарушения:
влам
Класс риска:
остережение

Объект №: SCP-6152

Класс объекта: Евклид

Особые условия содержания:
Все сотрудники, назначенные на SCP-6152, должны обязательно полностью прочесть Приложение 1 перед началом какого-либо взаимодействия с SCP-6152. Несоблюдение данного правила приведёт к снижению заработной платы.

Т.н. "поместье Пенни-Вэлли" считается вторичной зоной Фонда, официально не имеющей владельца. На территории дома в Пенни-Вэлли должно находиться не менее двух сотрудников. Данные сотрудники должны иметь знания и всё необходимое для ухода за деревьями вида "Prunus Serrulata", а также иметь профессиональные знания в эксплуатации теплиц.

SCP-6152 содержится в небольшой пристройке к теплице. Данное помещение оборудовано всем необходимым для здорового образа жизни. Теплица имеет длину в 72 метра, ширину в 21 метр и высоту в 11 метров. Все внешние панели должны быть пуленепробиваемыми. За двумя рядами взрослых экземпляров SCP-6152-1, находящимися внутри теплицы, необходим ежедневный уход и проверка на повреждения. Ни при каких условиях недопустимо удаление какого-либо образца SCP-6152-1 из теплицы.

SCP-6152 разрешается бродить по территории поместья беспрепятственно. В случае, если объекту необходимо территорию теплицы, следует обязательно проводить досмотр.

Недопустимо, чтобы у SCP-6152 имелись какие-либо предметы, изготовленные из древесины сакуры.

Описание:
SCP-6152 представляет собой аномалию, имеющую способность к изменению своего внешнего вида. У объекта имеется две формы: первая, лисица-альбинос Хоккайдо с четырьмя хвостами, в теории является "кицунэ" из традиционной японской мифологии; вторую, двадцатипятилетнюю женщину японского происхождения, можно определить по волосам белого цвета естественного происхождения.

Всё, что известно об аномальных свойствах SCP-6152, было почерпнуто из текста SCP-6152-2 и японской мифологии. Подозревается, что, согласно большому числу мифов, SCP-6152-2 также имеет способности к пирокинезу. SCP-6152 имеет способность к изменению размеров своей формы лисы, как минимум, до высоты в 8 метров и длины в 14.8 метров.

SCP-6152 нуждается в присутствии деревьев Prunus Serrulata, также известных как Вишня мелкопильчатая, для того, чтобы выжить. Такие деревья становятся экземплярами SCP-6152-1. Экземпляры SCP-6152-1 можно идентифицировать по цветкам с белыми лепестками. Единственным исключением является четвёртое дерево во втором ряду, некоторые из лепестков которого приобрели постоянный кроваво-красный оттенок. Жизненные силы SCP-6152 прямо пропорциональны его расстоянию до древесины дерева сакуры, вне зависимости от того, живого или мёртвого. Объект не имеет нужды в дыхании и пропитании для поддержания своей жизни.

В момент помещения на содержание, у SCP-6152 имелся небольшой буклет, в дальнейшем обозначаемый как SCP-6152-2. SCP-6152-2 состоит из двенадцати пластин, сделанных из древесины дерева сакуры, на которых нанесены символы традиционной японской каллиграфии. Похоже, что данные надписи сделаны самим SCP-6152. В них описываются важные воспоминания SCP-6152, акцент которых ставится на передаче эмоции, которая испытывалась в момент написания. Углеродное датирование показывает, что SCP-6152-2 около 80 лет.

Приложения


Приложение 1: Полный текст SCP-6152-2

См. полный текст выше.

Приложение 2: Документы о постановлении на содержание
Приложение 3: Меморандум Директора Иахамы

рейтинг: 4.2
голосов: 2
версия страницы: 5, Последняя правка: 29 Июнь 2022, 10:54 (157 дней назад)
zz
Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License.