SCP-004-H - Бордовый код
рейтинг: +0 + x

Багрянцев Антон проснулся от воя сирен. Монотонный роботический голос твердил:

- Угроза. Юг. 200 метров... Угроза. Юг. 200 метров... Угроза. Юг. 200 метров...

Армейские привычки чуть не взяли вверх - Антон хотел побежать к оружейной, чтобы получить автомат, но вовремя вспомнил, что в «Зиме» уже давно никому не нужны оружейные. Автоматы всегда носят с собой. Присоединившись к толпе, Антон проследовал из казармы на улицу, а после к южной стене, где уже половина батальона смотрела вдаль. С Юга приближался густой туман. Южная зона опять расширялась. Наконец, на стену поднялся командир и, поразмыслив секунду, вывел всех из оцепенения.

- Огнемёты расчехляйте, ротозеи хреновы!

Весь форпост пришёл в оживление. Кто-то тащил массивные огненные машины, кто-то открывал амбразуры в стене, чтобы уже через несколько секунд вставить туда эти машины. Много кто не мог стоять в стороне и срочно пытался найти себе занятие, бегал от одного офицера к другому, просился в отряды, но тем самым только увеличивал беспорядочность и абсурдность происходящего. А кто-то, как и Антон, продолжали смотреть на Юг. Туман замедлялся.

[O5-3] Четвёртый раз за месяц. Собственно, я предупреждал. Оно с каждым разом всё ближе. Нужно действовать, пока не дошло до Хоуптауна.
[O5-12] Там ещё километры фронтира. Всего четыре появления, этого мало чтобы понять закономерность.
[O5-3] Закономерность вам нужна? С каждым разом оно всё ближе, и с каждым разом оно приближается сильнее, чем в предыдущие - вот и вся закономерность!
[O5-12] Откуда вы взяли? Там продвижения на 5 км, 10 км, 8 км и 13 км. Да, оно всё ближе, но ваши слова явно преувеличены.
[O5-3] Вы правы. Давайте смотреть, как оно продвигается, давайте смотреть, как оно один за другим пожирает форпосты, а вот когда уже дойдёт до Хоуптауна, вот тогда соберёмся и спокойно обсудим что делать. Так? Я хочу напомнить, южные районы Хоуптауна самые густонаселённые. Я не спорю, что мы сможем всё скрыть в случае чего, но это всё равно жертвы, и жертвы не маленькие. Нужно идти в сто четвёртую.
[O5-12] Да с вашей сто четвёртой уже два года связи нет!
[O5-3] Да у нас уже почти со всеми ЗПН связи нет, и что? Думаете каждую с лица земли стёрло? В сто четвёртой должно было хоть что-то остаться.
[O5-1]  Обсуждение окончено. Начнём голосование.

- Угроза. Юг. 200 метров... Угроза. Юг. 200 метров... Угроза. Юг. 100 метров...

Туман остановился где-то в сотне метров от базы. У каждого в душе затеплилась надежда, что это край, и сейчас южная зона вернётся к своим прежним границам. Но тут из тумана начали прорываться неведомые монстры. Это было что-то очень похожее на людей, прямоходящее, те же конечности. Но как будто вся жизненная энергия была высосана. Живые трупы. Зона использовала для атаки уже переваренный материал.

Южная стена озарилась ярким пламенем. Огнемёты работали на полную. Монстры падали, не проходя и половины пути до форпоста. Однако, когда у бойцов снова появилась надежда, как будто специально, туман вновь начал продвигаться.

- Связи нет! - выкрикнул на бегу командир - Багрянцев, Вилюнёв, Кузьмин, быстро в Хоуптаун, нужно успеть доложить обо всём.

Услышав свою фамилию, Антон встрепенулся. С одной стороны, как-то не по-мужски покидать товарищей в такой момент. С другой стороны, с огнемётами Антон работать не умел, а стрелять в такой кутерьме - патроны тратить. Тем более тут приказ командира, так что нахрен эти моральные вопросы. В Хоуптаун, значит в Хоуптаун.

- Угроза. Юг. 100 метров... Угроза. Юг. 100 метров... Угроза. Юг. Прорыв... Угроза. Юг. Про...

Когда Антон оглянулся, отойдя метров на 300, туман уже поглотил весь форпост. И начал отступать. Отойдя для безопасности ещё на сотню метров, Антон начал осматривать опустевшее поле битвы, чтобы доложить в Хоуптаун и итоги атаки. Несколько минут он пытался найти хотя бы руины форпоста, чтобы по ним сориентироваться. И только потом понял. Форпоста просто не было. Ни руин, ни каких-нибудь обломков, ни трупов солдат. Отступая, туман забирал всё, а оставлял только пустыню и трупы монстров - уже отработанный материал.

ОДОБРЯЕТЕ ЛИ ВЫ УНИЧТОЖЕНИЕ ЮЖНОЙ АНОМАЛЬНОЙ ЗОНЫ?

[O5-1]ЗА
[O5-2]ПРОТИВ
[O5-3]ЗА
[O5-4]ПРОТИВ
[O5-5]ЗА
[O5-6]ЗА
[O5-7]ЗА
[O5-8]ЗА
[O5-9]ЗА
[O5-10]ЗА
[O5-11]ЗА
[O5-12]ЗА
[O5-13]ПРОТИВ
ВЕРДИКТЗА
SCPlogo.png

ФОНД SCP

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
К ОЗНАКОМЛЕНИЮ: АНТОН БАГРЯНЦЕВ
ОПЕРАЦИЯ «СИБИРЬ»

Цель операции: Проникновение в SCP-004-H. Проникновение в Зону 104. Уничтожение Южной аномальной зоны.

Группа «Сибирь-Омега»: Сформирована из 10 бойцов МОГ Альфа-10 для выполнения операции.

Способ переброса группы «Сибирь-Омега»: Группа доставляется военно-транспортным самолётом безопасным путём в обход всех особо опасных аномальных зон и действующих ксау-штормов до SCP-092-H.

Данный документ означает, что вы - кандидат на включение в группу «Сибирь-Омега». Если вы готовы, поставьте свою подпись и проследуйте в командный центр.

Подпись: Антон Багрянцев

Антон был переполнен различными эмоциями. Он только что видел, как беспрепятственно аномальный мир может напрочь стереть из жизни целый форпост элитной МОГ вместе со всеми бойцами. И ему крайне повезло избежать этой участи. И судя по всему, напуган этим был не только Антон. Совет O5 принял резолюцию о ликвидации южной аномальной зоны. Ну или по крайней мере попытке такой ликвидации. И вот теперь Антона, вместе с группой из ещё 9 закалённых бойцов МОГ, отправляют куда-то сквозь этот опасный аномальный мир, куда-то в Сибирь. Конечно, Антон был родом из России, но это никак не облегчало предстоящий путь.

- Вот досье - какой-то явно важный человек передал Антону бумажку с грифом «СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО».

Проработав десяток лет в Фонде, на такие грифы уже не обращаешь внимания. Даже во время апокалипсиса всегда есть что скрывать.

SCPlogo.png
ФОНД SCP

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ТАЙНА
К ОЗНАКОМЛЕНИЮ ГРУППОЙ «СИБИРЬ-ОМЕГА»

Объект №: SCP-004-H

Класс объекта: Таумиэль

Особые условия изоляции: Поддержание нормальности SCP-004-H и поддержание в рабочем состоянии средств связи Хоуптауна с Зоной 104, находящейся в SCP-004-H, является наиболее приоритетной задачей после поддержания нормальности SCP-001-H.

Описание: SCP-004-H - зона повышенной нормальности в Сибири севернее Иркутска, площадь около 3000 км21.

До "Зимы" на территории SCP-004-H располагалось несколько складов МинОбороны РФ с ядерными боеприпасами, а также множество заряженных пусковых установок.

Ближе к Северу SCP-004-H обоснована Зона 104. Предназначение Зоны 104 заключается в централизованном хранении ядерного боезапаса SCP-004-H и оперативном использовании по запросу Хоуптауна. Все ядерные боеприпасы SCP-004-H, приспособленные к транспортировке, на сегодняшний день находятся в Зоне 104.

Список ядерных боеприпасов SCP-004-H:

Тип боеприпасаПусковая установкаКол-во боеприпасовСтатус боеприпасов
Боеголовка «Клин» - 16 хранятся в Зоне 104
готовы к запуску
Боеголовка «Реагент» Стационарная пусковая установка 6 разбросаны по SCP-004-H
готовы к запуску
Боеголовка «Заря» Самоходная пусковая установка «Рубеж» 22 боеприпасы сняты и транспортированы в Зону 104
готовы к запуску
Боеголовка «Заря» Боевой железнодорожный ракетный комплекс 1 боеприпас израсходован

SCP-004-H используется для ликвидации наиболее угрожающих Хоуптауну и человечеству в целом аномальных зон.

Дополнение: 02.11.2028 из Зоны 104 было получено несколько сигналов SOS, после чего связь с SCP-004-H, а также соседними зонами повышенной нормальности SCP-030-H и SCP-092-H была потеряна. Хоуптаун не обладает никакой информацией о текущем состоянии Зоны 104, SCP-004-H, SCP-030-H и SCP-092-H.


02.11.2028


Григорий Лахченко должен был присутствовать при задержании. Быкова уже поддерживало слишком много персонала и арест мог привести если не к бунтам, то к сильному расслоению коллектива, появлению паранойи с обоих сторон и, следовательно, снижению продуктивности. У Григория, как у начальника 104-й Зоны, были как достаточные полномочия, так и достаточная харизма, чтобы ещё при задержании не допустить распространения опасных приукрашенных слухов, а после с официальным заявлением пресечь панические настроения у работников за счёт выставления Быкова опаснейшим террористом. Его заявления, несмотря на уже изначальную радикальность в требованиях объявить SCP-004-H зоной МАКСИМАЛЬНОЙ нормальности (такой статус есть только у Хоуптауна) и в целом главной зоной, угрожая при этом всем несогласным ядерным арсеналом, всё равно находили множество сторонников. Слишком многие считали, что когда до полного уничтожения человечества осталось не более десяти лет, мораль теряет свой смысл и власть должен брать тот, у кого больше боеголовок. Политический курс (если это можно так называть) Быкова нельзя выставлять как главное обвинение. Нужно что-то, что презиралось бы всем персоналом.

Для уверенности, Лахченко ещё раз достал фальшивое письмо с филигранно подделанным подчерком Быкова из нагрудного кармана и перечитал его:

Власть почти захвачена. У меня достаточно сторонников, думаю третьего-четвёртого начнём захват. Главное пробиться до пультов запуска ядерных боеголовок - они не осмелятся сопротивляться, когда у нас все красные кнопки и на мушке Хоуптаун. Подобьём пару зон для устрашения, а когда власть будет у нас, соберём все полезные ресурсы с других зон и уничтожим уже все оставшиеся очаги жизни. Их всё равно бы настиг какой-нибудь ксау-шторм через пару лет, но слишком высока угроза контрнаступления.

«Всё-таки Серёга молодец - такую авантюру провернул и нигде не спалился. Не будь у меня такого секретаря, не было бы и письма. Чем бы я тогда доказывал свою правоту?» - подумал Лахченко, а потом убрал письмо обратно в карман. Патруль уже подходил к жилой зоне.

Мастер ключ провернулся в замочной скважине 125-й комнаты, дверь отворилась и группа сотрудников службы безопасности во главе с директором Зоны проследовала внутрь.

- Дмитрий Быков, вы обвиняетесь в… - начал было Григорий из-за спин охранников, но осёкся, когда увидел комнату. Она была набита людьми.

Полукругом стояли сторонники Быкова и хищно смотрели на вошедшую группу. В центре стоял человек с камерой.

- Отлично, теперь трансляция ведётся по всему комплексу, спасибо нашим верным инженерам - проговорил Дмитрий, встав перед камерой. - И так, Григорий Лахченко. Вы обвиняетесь в предательстве интересов Зоны за практически рабское для нас сотрудничество с Хоуптауном, а также…

Быков молча подошёл вплотную к Григорию, ловко вынул липовое письмо и показал его в камеру - ...А также в фальсификации доказательств для устранения политического оппонента!

«Откуда?» - пронеслось у Григория в голове. Ответ пришёл сам. Окинув взглядом комнату, Григорий заметил парнишку, смущённо стоявшего в углу. Сергей. Лахченко настолько вскружили голову рассказы секретаря о том, как всё схвачено с Быковым, что он сам даже не пытался проверять.

Григорий посмотрел на своего секретаря и бывшего товарища, но тот быстро потупил взгляд. «Ну хотя бы совесть у тебя есть» - слабо утешил себя Лахченко.


- Радиопередача из Хоуптауна! - раздался голос штурмана за спиной пилотов.

- Ну чо там? - отозвался командир судна.

- Связь очень плохая, ничего не пойму, но походу что-то метеорологическое. Щас расшифрую.

Ещё минуту кабина С-130 провела в молчании.

- Тут жёсткий ксау-шторм, подлетим к нему через… - штурман бросил взгляд на карту и оборвался на полуслове - …мы уже в нём.

Как будто в подтверждение слов штурмана ближайшее грозовое облако стало чрезмерно увеличиваться, стреляя молниями во все стороны. Командир резко дёрнул штурвал влево. Крен пошёл чуть ли не под 90 градусов, самолёт чудом не потерял подъёмную силу. Ошеломлённый второй пилот оглянулся на штурмана и выкрикнул - В какой сторону от него уходить то?

Штурман промолчал, даже не стал сверяться с радио распечаткой или картой.

- Где границы шторма то?

Штурман продолжил смотреть куда-то вперёд, полностью игнорируя вопрос. Вдруг второй пилот краем глаза заметил, что командир тоже смотрит на что-то по пути следования воздушного судна, отпустив штурвал. Тогда он решил тоже обернутся. Тут же в мозгу появилась мысль, что скорее всего перед самолётом какой-то мемагент. Но обработать эту мысль мозг уже не успел.


- Кто вообще придумал оставить замки на дверях пилотов? - возмутился один из бойцов.

- Я не знаю, но ещё немного и я пойду за взрывчаткой из наших запасов. - послышалось сбоку.

- Не, не надо взрывчатку, Третий, полсамолёта нам разнесёшь. - имена напарников бойцы так и не знали. Только номерные позывные.

Уже 10 минут «Сибирь-Омега» безуспешно пыталась связаться с пилотами. Самолёт сильно потряхивало, но разобраться что происходит было невозможно - в целях безопасности все иллюминаторы намертво заклеили.

Кто-то догадался притащить пожарный топор и уже замахнулся на дверь, но всё тряхнуло в очередной раз и на этот раз автопилот не справился с турбуленцией. Половина состава попадала на пол, другим удалось удачно опереться об ближайшую стену. Самолёт начал терять высоту.

- Взрывчатку найти уже не успеем - сказал Чётвёртый - прыгать пора, пока высота достаточная.

Молча все поддержали это идею и, двигаясь вдоль стены, останавливаясь во время каждой тряски, группе удалось добраться до парашютов, а после и до задней двери лайнера.

Антон и Шестой дёрнули рычаги по бокам, но дверь только дёрнулась и не стала открываться. В приступе паники Третий ударил прихваченным пожарным топором по застрявшему гидравлическому поршню, и рампа отъехала на пол-метра. Этого оказалось достаточно, чтобы вылезти.


Большими потерями службе безопасности удалось прорваться через коридор около арсенала. Дальше уже будет проще, в следующих комнатах восставшие не будут вооружены до зубов.

За спиной просвистело ещё несколько пуль, и Григорий услышал звук падения тела. Группа свернула в параллельный коридор, заодно бросив наугад гранату назад, чтобы замедлить продвижение восставших.

В следующей комнате пришлось открыть огонь по охране, выбравшей неправильную сторону. К счастью, большая часть службы безопасности осталась за Григория. Однако практически весь персонал поддержал Дмитрия, особенно после того цирка с арестом. Пока что преимущество в обмундировании побеждало преимущество в численности, но долго это продержаться не может, и нужно было покидать комплекс как можно скорее.

И всё-таки кое-что связывало Быкову руки. У Григория был козырь в рукаве. Всё ещё только у него находился один из трёх «Бордовых» кодов, требуемых для запуска любой ядерной ракеты.

- Не успеют - пронеслось в голове у Лахченко. Впереди был лифт и добраться до серверной, чтобы активировать изоляцию, восставшие уже не успеют. Все чёртовы лифты оказались на поверхности - это ещё минута. Cassie до сих пор не объявило о начале процесса изоляции, так что время есть. Но теперь идти некуда - нужно отбиться от превосходящих сил противника, выждать до прибытия лифтов.

К счастью, группа у арсенала была полностью разбита и гранат у восставших не было. Они боялись подходить, но около 5 человек смогли положить. Наконец, двери лифтов открылись и трое оставшихся в живых распределились по одному человеку в кабину. Оглушающий взрыв прогремел справа. Всё-таки они раздобыли где-то гранату и попытались остановить лифт с Лахченко. Не угадали.

Наверху Григорий увидел, что и у левого лифта не отображается этаж. Видимо, восставшие вскрыли двери в шахту и оборвали трос. Однако третий лифт обрушить не решились, так как тогда им самим на поверхность выйти было бы крайне проблематично. Григорий выбрал джип, в котором побольше топлива, рванул на Юго-Запад, к SCP-030-H, и стал вызывать Хоуптаун по рации. Вскоре произошло соединение.

- Говорит Григорий Лахченко, в 104-й восстание, повторяю, в 104-й восстание!

- Это не Хоуптаун, идиот - раздался из рации голос Быкова - твой секретарь водил тебя за нос, делая вид, что мы ничего не делаем. А я готовился, все эти месяцы я готовился. По всей зоне глушилки, когда я по кабелю позвоню в тридцатую и девяносто вторую ЗПН, они включат и у себя. Дальше наших трёх зон тебе не пробиться, сам видел карты, везде слишком нестабильно. Вообще наличие ядерных боеголовок творит чудеса с послушностью соседних зон. Ведь им необязательно знать, что третий код всё ещё у тебя. Кстати, по поводу кода, может вернёшься? Мы всё равно тебя найдём, твои сторонники растерялись ещё по пути к лифтам, так что теперь нам остаётся взять парочку вертолётов и облететь всё с тепловизором.

- Кого ты пытаешься наебать? Думаешь директор не знает, что у нас нет тепловизоров?

- Да я ж образно. Ну так что, вернёшься?

- Пошёл нахер.


- Ну дальше ничего интересного не было. Обосновался здесь и никто за мной так и не пришёл - закончил рассказ Лахченко. Наконец-то Хоуптауну понадобилась 104-я и он отправил сюда МОГ. Увидев вооружённый отряд из окна, Григорий тут же постаивил рядом заранее заготовленный чан с кислотой. Это лучший придуманный им за последние два года способ уничтожения «Бордового» кода. Но вскоре Лахченко заметил нашивки Альфа-10, котороя занимается только Хоуптауном, а когда группа проследовала мимо дома, не пытаясь его окружить или занять удобные снайперские позиции, Лахченко окончательно убедился, что это не за ним, и вышел на контакт.

- А почему вы так и не уничтожили код до сих пор? - поинтересовался Антон - Так было бы гораздо безопаснее.

- Не знаю. Где-то в глубине теплится надежда, что однажды удастся отбить Быкова и вернуть комплекс. А если я уничтожу код, то это не будет иметь смысла, ведь мы больше никогда не сможем использовать наш ядерный арсенал.

- Погодите, вы же директор зоны. Вы знаете какие тут глушилки? - прервал только что установившееся молчание Первый.

- Обычные, по внешнему периметру.

Первый пару секунд выглядел слегка взволнованно, но потом, видимо, проанализировав информацию, уже со спокойным лицом пошёл к машине и прикрикнул на ходу - Тогда они слышали все сигналы, что мы отправляли после крушения. Нужно убираться, сюда скорее всего уже выслана какая-нибудь группа из 104-й.

- Звучит разумно - буркнул Лахченко - у вас карта есть? Я покажу путь к центру командования SCP-030-H. Раньше я боялся идти туда в одиночку, но, теперь думаю, что мы сможем их убедить.


Директор и СБ 30-й ЗПН сияли от счастья, когда Григорий рассказал им про «Бордовый» код и отсутствие у Дмитрия доступа к ядерному оружию. Оказывается, Быков умудрился даже собирать дань с соседних зон. Также Дмитрию удалось шантажом забрать управление всеми глушилками и расставить кучу своих, так что на Хоуптаун надежды не было. Но шансы на возвращение основной зоны всё ещё были. Помимо участия СБ SCP-030-H в операции, удалось убедить администрацию SCP-092-H во внутреннем саботаже 104-й зоны. Они попросили Дмитрия дать им осмотреть электросеть комплекса, так как якобы в 92-й произошла поломка и инженеры не могут найти решение. Однако на самом деле инженеры саботировали автоматические системы безопасности 104-й, а также оставили на таймере пропагандистские сообщения по интеркому. Говорят, что за 2 года бывшие подчинённые Лахченко уже устали от постоянных обещаний вот-вот поймать Григория и заиграть по-настоящему. Обещания Быкова неисполнимы без ядерного оружия, а чем дольше они не исполняются, тем больше недовольных.


Совместные силы «Сибирь-Омега» и службы безопасности 30-й ЗПН окружали 104-ю зону. Никакого караула наверху после побега Лахченко так и не появилось. Действовать нужно было стремительно, сразу после сигнала техников из 92-й о готовности - был шанс налётом взять зону, пока часть повстанцев выехали на проверку отслеженных переговоров Альфа-10 после крушения.

Но всё-таки не успели. Техники подали сигнал так раз в тот момент, когда на горизонте были замечены возвращающиеся броневики. Солнце тоже в этот день решило не помогать нападавшим. Свет отобрал все права на ошибку, любое лишнее шевеление могло в один миг раскрыть засаду.

Антон был одним из немногих, кто остался прикрыт тенью и естественными препятствиями, что давало ему возможность безопасно оценивать ситуацию на парковке около лифтов в комплекс.

- Остановились на парковке. Ближайшему до лифта 30 метров. - пробурчал Багрянцев в рацию.

Атаковать когда все отойдут от броневиков, чтобы не дать им возможности спрятаться за крепким автомобилем? Но тогда кто-то может успеть прошмыгнуть в здание, а если внутри будут знать о нас, то прорваться будет крайне проблематично. Если же начать стрельбу раньше, то она, скорее всего, превратиться в «окопную», когда все засядут в укрытия и будут часами бояться выглянуть. И даже тогда по рации они успеют передать информацию.

Когда Антон уже собирался просто пропустить группу в комплекс, так как не видел подходящего способа напасть на них, впервые за день удача улыбнулась налётчикам. Повстанцы собрались большой кучей и пошли вместе, видимо, решив обсудить неудачную операцию.


Лахченко никак не мог понять, что прикончит его первым, противник или же солнечный удар. Затёкшие конечности отдавались пульсирующей болью, и любое шевеление было желанно, как наркотик.

- Огонь! - спасительно проскрипела рация.

Вдохнув полной грудью, Григорий вышел из полной неподвижности и вместе с остальными наотмашь разрядил весь магазин в сторону броневиков. Если повстанцы и успели что-то заметить, так это было резкое превращение всего рельефа вокруг зоны в буран пулемётов и винтовок.


Двери лифта со скрипом закрылись. Чудом вся штурмовая группа поместилась в три кабины, при этом нагрузив каждую до максимума. Казалось, что под весом боковые кабины просто обвалятся. Они как будто были сделаны из подручных материалов... Хотя так и было. Григорий ведь рассказывал о подрыве этих лифтов.

Внизу налётчиков никто не ждал. На поверхности прямо перед засадой группа повстанцев сообщила о своём возвращении, и никто даже и представить не мог, что произошло после этой радиопередачи. Да и в целом у охраны были другие проблемы. Уже несколько минут система связи непринужденно прокручивала требования восстать и сместить Быкова. Инженеры 104-й зоны не могли ничего поделать, их коллеги с 92-й оказались более квалифицированными.

Если после входа какое-то время ещё приходилось продвигаться с боем, то при приближении к административно-управленческой зоне всё чаще налётчики встречали не обозлённых противников, а пополняющих отряд сотрудников, отозвавшихся на пропаганду системы оповещений. Их не останавливало и то, что техники наконец смогли отправить на перезагрузку всю систему CASSIE, что отключило назойливый поток речи из громкоговорителей, однако оставило обороняющихся без глаз и ушей.


Подойдя к зоне управления ядерным вооружением, нападение разделилось на 3 группы. Каждая отправилась на зачистку комнат запуска. Для использования ядерного боеприпаса требовалось одновременное введение трёх бордовых кодов в 3 различных комнатах. Один код Лахченко чувствовал в кармане. Второй код был у секретаря - Сергея. Очевидно, что теперь Дмитрий владеет им. Последний код также был у Быкова, Григорий доверял ему до проявления анархических настроений. Из-за паранойи Лахченко не занёс в систему возможность отмены бордового кода. После увольнения Быкова из администрации это привело к компрометации одного из бордовых кодов, так как заменить его нельзя, зато благодаря этой системе до сих пор восставшие не могли пользоваться ядерными боеголовками. Однако за 2 года систему можно и подпортить, нужно было немедленно взять под контроль все 3 комнаты запуска, чтобы убедиться, что всё в порядке.

Быкову удалось удалить допуск Лахченко из базы данных, но все закрытые двери открывали дезертиры. Наконец, группа вошла в комнату запуска. Григорий первым делом подошёл к панели и убедился, что та функционирует как и раньше. Он достал рацию, чтобы сообщить об этом, как одна из стен обвалилась и оттуда что-то вылетело.

Когда Григорий очнулся, он увидел сначала качавшуюся на последнем пучке проводов лампу, закопчённую стену, двух сторонников Быкова, которые добивали выживших после взрыва налётчиков. Лахченко, конечно, знал про нишу за стеной, даже когда-то сам думал, что это отличное место для того, чтобы спрятаться в случае чего. Он должен был предупредить группу, должен был дать приказ на проверку этого места. Но был слишком опьянён мыслями о лёгкой победе.

- Он здесь, живой - резюмировал один из приверженцев.

- Отлично - прозвучал голос с другой стороны комнаты. Григорий не расслышал, кто говорит, но и так понятно, что это Быков.

«Что ж, заберут код и пристрелят. В других комнатах запуска таких ниш нет, так что всё равно Быков не сможет запустить боеголовки», - утешил себя Лахченко, зажмурился и смирился с судьбой.


Антон со своей группой без проблем заняли центр управления. Там находился только один человек, заранее вставший с поднятыми руками.

- Наконец-то, я уж думал Быков удержится.

Отряд проверил комнату, а парень продолжил:

- Я сожалею о том, что было, зря я за Быковым пошёл. Так что, вот... - паренёк передал Багрянцеву бордовый код.

- Спасибо - отозвался Антон - а звать то тебя как?

- Сергей


Выстрел. Нет, два выстрела. Три.

Григорий всё ещё был жив. Он осмелился открыть глаза и увидел три свалившихся трупа. Это были сторонники Быкова. Дмитрий подошёл к Григорию и начал его обыскивать. Сил сопротивляться не было.

- Вот! - торжествующе прикрикнул Быков, достав бордовый код - так и знал, что ты не расстанешься с ним.

Быков оттащил Григория к противоположной стене, а после отбросил всё валявшееся на полу оружие в угол, чтобы не было соблазна. Вот только он не заметил одну винтовку, которую мёртвый боец накрыл своим телом в метре от Григория. А для самого Григория она была как на ладони.

- План Б. Я ожидал восстания. У меня недостаточно рычагов влияния на персонал, - начал свой монолог Быков, усевшись на стол. До «Зимы» Григория всегда бесили клише в фильмах, что главный злодей сначала долго и подробно рассказывает о своих планах главному герою. Однако на этот раз он крайне обрадовался этому. Пока Быков говорит, есть шансы что-то исправить - Так что я просто готовился к твоему возвращению, оно должно было произойти рано или поздно. Теперь, когда у меня все три кода, я просто запущу ракеты на Хоуптаун. В остальные две комнаты управления ваши пробиться не успеют и скоро мои люди активируют 2 других кода.

- Но зачем? - с трудом выдавил из себя слова Григорий.

- Хоуптаун слишком заигрался в главную зону. Я лишь хочу дать нормальной жизни другим ЗПН. Без Хоуптауна и паранойи оттуда им будет гораздо спокойнее.

- Ты опять про свой грёбанный Киев? - контузия отходила и говорить становилось проще - ты знаешь, ты прекрасно знаешь, что тот ксау шторм сделал со всеми его жителями.

- Они всё ещё мыслили! Они оставались в сознании, были разумны! - со злостью выкрикнул Быков.

- В этом и вся проблема. Они оставались разумными, но они стали крайне сильными и крайне агрессивными. Они могли ополчиться на Хоуптаун, и они бы ополчились. Это было необходимо.

- Вот именно поэтому я и делаю всё это - уже более спокойно продолжил Дмитрий - Хоуптаун из-за какой-то мнимой угрозы в двух тысячах километров от него отдал приказ уничтожить целую зону нормальности с миллионами выживших. А ты тогда этот приказ беспрекословно исполнил, - Быков выглядел подавленно - а ведь у меня была семья в Киеве.

- Их уже не вернуть.

- Их - нет. А вот следующей жертвы паранойи O5 я ждать не собираюсь.


По рации отозвалась вторая группа. Они заняли свой центр управления и нашли там готовый к применению бордовый код. Григорий не отвечал, но оставалась надежда, что просто рация не ловила. К сожалению, основную цель миссии ему так и не назвали. Даже во время апокалипсиса всегда есть что скрывать.

- Вводим коды и продолжаем пытаться выйти на связь с группой Лахченко - передал в рацию Антон, а сам подошёл к консоли. Ярко-зелёные пиксели складывались в крайне короткую, но крайне важную фразу «Введите код:».

Антон вбил комбинацию букв и цифр и нажал «Ввести». Точно также поступила вторая группа. Хоуптаун будет цел.


За спиной Быкова на панели одна за другой зажглись две зелёные лампочки. Активация Бордовых кодов.

- Вот и поговорили - Дмитрий развернулся к панели управления и стал вводить код Григория.

Сейчас или никогда. Ноги после взрыва слушались плохо, но они не были нужны. Лахченко аккуратно завалился набок. Дмитрий обернулся, но подумал, что Григорий просто обессилел.

- Даже не будешь дожидаться запуска ракет? Жаль.

Быков вернулся к панели, а Григорий ухватился рукой за винтовку и потянул. Та поддавалась плохо. Лахченко устроился поудобнее и второй рукой в противоход начал сдвигать труп, накрывший оружие. Наконец, винтовка оказалась в руках, как тут же загорелась третья лампочка и на весь комплекс раздалась перезагруженная Cassie.

- Запуск ракет через. 60 секунд.

Лахченко прицелился и зажал курок. В магазине оставалось всего 4 патрона, но этого хватило. Быков свалился замертво. Однако процедура запуска уже началась. Для активации ракет требовалось ввести 3 бордовых кода. Однако для отмены их ввод был также необходим. Не было никакого способа остановить процедуру иначе.

Григорий, игнорируя боль, проковылял к приборной панели. Он плохо разбирался в географических координатах, но точно знал, что ракеты нацелены на что-то около на Хоуптауна. Скорее всего, на сам город.

Лампочки, консоль, рычажки, датчики. Глаза Григория бегали из угла в угол, по каждой закорючке. Должен быть способ. Способ обязан быть. Без бордовых кодов запустить ракеты нельзя, но наверняка же есть какой-то чёрный ход, возможно где-то что-то обесточить, возможно что-то отключить.

- Запуск ракет через. 30 секунд.

В двенадцатый раз пробегаясь по панели, глаза Лахченко зацепились за лампочки используемых пусковых установок. Все используемые боеголовки были размещены в шахтах, построенных уже во время «Зимы». Тогда из-за кризиса ресурсов и людей экономили на всём. В таких шахтах не было даже «защиты от дурака» - можно было беспрепятственно выполнять противоречащие друг другу действия.

- Запуск ракет через. 15 секунд.

Облегчённо вздохнув, Григорий уже спокойно переключил в консоли приборную панель на режим управления шахтами, а после дёрнул пару рычажков.

- Запуск ракет через. 10 секунд.

Теперь все пусковые шахты закрыты. Ракеты не смогут вылететь. Конечно, они запустятся. Они взлетят, ударятся о люки.

- Запуск ракет через. 5 секунд.

Часть ракет взорвётся сразу, часть упадёт и взорвётся в шахте. SCP-004-H будет уничтожена. Но Хоуптаун будет цел.

- Запуск ракет через. 0 секунд.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License.